• РЕГИСТРАЦИЯ

О Сталине и Хрущеве. Интервью И.А. Бенедиктова. Часть 4

Беском
Теория становится материальной силой, как только она овладевает массой
31 июля 21:53 3 857

Без сомнения, воспоминания Бенедиктова, проработавшего около 15 лет бок о бок со Сталиным и 5 лет бок о бок с Хрущевым, имеют большую ценность для любителей истории. Еще один неоспоримый факт заключается в том, что Бенедиктов в своих беседах с “либерально” настроенным журналистом Литовым занял просталинскую позицию, хотя беседа велась в самом начале 80-х годов. Просталинская позиция и сталинские методы управления государством и партией отстаивались Бенедиктовым в противовес позиции и методов управления при Хрущеве и Брежневе. Но несмотря на критику текущей экономической ситуации в СССР, бывший сталинский нарком земледелия считал, что все еще можно исправить, потенциал у страны есть, если только возвратиться именно к сталинским методам руководства, но никак не к более либеральным.

Причем в своем интервью Бенедиктов убеждал собеседника и приводил доказательства тому, что сталинские методы управления отнюдь не означали, как принято было считать после XX съезда, расстрелы и репрессии, подчинение всего и вся злой воли демиурга, а наоборот означали всемерное усиление здоровой инициативы на местах, научный подход к делу, пристальное внимание к критике тех или иных проектов и действий самого высшего руководства страны и партии. Безусловно, за большим доверием Сталина, шла и большая ответственность, спрос с руководителей был очень строгий, но ошибки прощались, если дело построения коммунизма двигалось вперед, а не назад.

То, что Советский Союз может двигаться в разных направлениях: не только вперед к светлому коммунистическому будущему, но и назад к темному капиталистическому прошлому, как видно из интервью, Бенедиктов прекрасно представлял. Недаром он критикует рыночные “нововведения” Косыгина и прочих управленцев в социалистическую экономику, подмечая, что положительный эффект от них может быть только кратковременный, а ущерб в долгосрочной перспективе существенным. Возможно, лучше понимать сложившуюся в СССР к 80-м годам экономическую ситуацию Бенедиктову позволил опыт работы в зарубежных странах (послом в Индии и Югославии), где отчетливее проступали капиталистические противоречия? Как бы там ни было, но его оценка ситуации, в отличие от генеральной линии партии тех лет, была более объективной.

Не поэтому ли интервью Бенедиктова было положено под сукно и не видело свет вплоть до конца перестройки, когда развернуть запущенные капиталистические процессы в стране было практически невозможно? Да, и голос Бенедиктова тогда потонул в океане лжи, выплеснутой по велению переродившейся “коммунистической” партии.

Но если Бенедиктов был прав в своих выводах, которые подтвердила история, о последствиях внедрения чужеродных элементов в социалистическую экономику, о последствиях “демонтажа” социалистического управления, сложившегося при Сталине, то объективными являются и его доводы, на базе которых он пришел к своим заключениям.

Конечно, воспоминания или мнение пусть даже сталинского наркома далеко не истина в последней инстанции и подходить к таким беседам любителям истории необходимо критически, но, согласитесь, перед нами один из героев, один из творцов той великой эпохи. А для читателей падких на научные регалии сообщаем, что Бенедиктов - еще и доктор экономических наук. Имейте в виду. Приятного чтения.

= = =

В. Литов, член Союза журналистов СССР, к.э.н.

И.А. Бенедиктов: О Сталине и Хрущёве

(ЧАСТЬ 4)

— Но Вы сказали, что Сталин более критически относился к деятельности Лысенко, чем Хрущёв…

— Да, недостатки ученого он видел довольно отчётливо. При мне Сталин, правда в тактичной форме, не раз отчитывал Трофима Денисовича за стремление подвести «марксистский базис под жакетку», то есть распространить марксистскую идеологию и терминологию на сферы, не имевшие к ним прямого отношения. В таком же духе Сталин сделал критические пометки на одобренном им в целом докладе, с которым Лысенко выступил на известной сессии ВАСХНИЛ в 1948 г.

Небезынтересно отношение Сталина к невыполненным лысенковским обещаниям поднять урожайность пшеницы в 4-5 раз. «Товарищ Лысенко, по-видимому, поставил малореальную задачу, — сказал как-то он. — Но даже если удастся повысить урожайность в полтора-два раза, это будет большой успех. Да и не стоит отбивать у учёных охоту к постановке нереальных, с точки зрения практиков, задач. То, что сегодня кажется нереальным, завтра может стать очевидным фактом. К тому же в нашей науке немало учёных «пескарей», предпочитающих спокойную жизнь, без нереальных задач. Накажем Лысенко — таких «пескарей» станет ещё больше».

Кстати, уже не в связи с Лысенко. Сталин неоднократно поддерживал «внегрупповых» ученых, изобретателей-одиночек, ставивших, по мнению общепризнанных специалистов и государственных институтов, «нереальные» задачи, настаивая на оказании им необходимой поддержки, выделении средств и так далее. Как и другим наркомам, мне тоже часто доставалось «на орехи» за отказ поддержать того или иного чудака с очередным проектом «вечного двигателя». В большинстве случаев, естественно, «вечный двигатель» не заводился, о чем и сообщалось Сталину, хотя бывали и исключения. Многочисленные неудачи «кустарей-одиночек», однако, не обескураживали его, и он снова и снова просил наркомов внимательно разобраться с очередным «новаторским» проектом. Тогда сталинские действия казались мне ошибочными, отвлекавшими от более важных дел, губящими массу времени и нервов. Теперь же я смотрю на вопрос иначе.

Сталин приучал нас, хозяйственных руководителей, с предельным вниманием относиться к проектам и предложениям «аутсайдеров», всемерно поощрять техническое творчество масс и кое-чего добивался. Конечно, изобретателям и рационализаторам, особенно шедшим наперекор официальной линии, было в 30-е и 40-е гг. не очень-то легко — любителей «спокойной жизни» и тогда хватало на всех уровнях. Но, по крайней мере, с консерватизмом, косностью, «групповым эгоизмом» ведомственных и научных учреждений в те годы боролись эффективно и результативно, всей этой мерзости было несравненно меньше. Ситуация же, когда многие важнейшие и ценнейшие открытия и изобретения лежат на полке десятилетиями, а их авторы подвергаются изощренной травле и унижениям со стороны преследующих своекорыстные интересы ведомств и научных институтов, в те годы представляю немыслимой. Волокитчиков ещё на ранних стадиях уличили бы во «вредительской деятельности» — а, по сути, она таковой и является — со всеми вытекающими из этого для них малоприятными последствиями. Честно говоря, когда читаешь сегодняшние газеты, описывающие мытарства современных Кулибиных и Ползуновых, поневоле думаешь, что старый метод в конечном счёте куда полезней и «гуманней» для страны, чем бесконечные увещевания и призывы к «партийной совести» с самых высоких трибун…

— Однако по отношению к генетике Сталиным всё же был допущен явный произвол, да и кибернетику объявили…

— Заладили: генетика и кибернетика, кибернетика и генетика. Всюду только это и слышишь. Поверить иным литераторам и журналистам, так у нас в сталинский период и науки-то не существовало, были лишь гонения на неё да сплошные ошибки…

Да, ошибки делались, просчёты допускались, в любом деле без них не обойтись. Но правда в том, что в 30-е гг. таких ошибок делалось несравненно меньше, чем сегодня, да и сам климат в науке был более здоровым, творческим и, если хотите, нравственным. По крайней мере, тогда погоду делали истинные ученые, сегодня — посредственности и бездари, создавшие такую обстановку, в которой истинные ученые просто задыхаются. Сужу, конечно, по сельскохозяйственной науке, но ситуация примерно везде одинаковая.

Десятки, сотни никому не нужных, работающих «на себя» институтов, миллионы бездельников, целыми днями бьющих баклуши, монопольные кланы «знаменитостей», разделивших науку на сферы влияния и объединяющих усилия только для того, чтобы разделаться с талантливыми «чужаками», — вот вам настоящая, а не сусальная картина сегодняшней науки, которая, разумеется, «свободна» от сталинского «насилия и диктата»! А попытайся честный человек навести здесь хоть какой-то порядок, почистить научные сферы от паразитирующих элементов, всякой швали — сразу же вопли на весь мир: караул, возврат к 1937 гг., порочным и осужденным методам «культа»!

Вместо того чтобы бороться с мерзостями сегодняшнего дня, давно превзошедшими и по масштабу, и по пагубности воздействия всё, что было в прошлом, копошатся в реальных и мнимых ошибках сорокалетней давности, талдычат о генетике и кибернетике, кибернетике и генетике… Впрочем, понятно: пнуть лишний раз мёртвых вождей ничего не стоит, а вот попробуй какого-нибудь нынешнего директора института или даже просто заведующего кафедрой…

«Корни ищем», — объяснил мне как-то знакомый литератор. Скорее всего, братцы мои, просто шумите, от неумения и нежелания работать как надо ударились в столь близкое сердцу просвещенного мещанина смакование «острого» и «пикантного». Если бы искали, то ставили вопрос совсем по-другому: почему то, что было при Сталине единичным явлением, исключением, стало сейчас правилом, превратилось во всеобъемлющую систему, без разрушения которой выход советской науки на самые передовые в мире рубежи просто невозможен?

Скажете, это произошло, потому что репрессированы наиболее талантливые и честные. Но с таким же успехом можно свалить вину за сегодняшние беды на Петра Первого или Ивана Грозного.

Уж сорок лет прошло после репрессий, от «порочных методов» культа личности отмежевалось не одно поколение партийных лидеров, а наши литераторы всё в одну дуду: Сталин, Сталин, Сталин… Да за эти десятилетия при нашем строе, при нашем талантливом народе почище «японских» или «западногерманских» чудес можно было совершить! А у нас не то что на прогресс, на регресс дело пошло…

— Позвольте теперь, Иван Александрович, перейти несколько в другую сферу. Вы были наркомом и министром сельского хозяйства при Сталине и Хрущёве. Нельзя ли сравнить их подход к важнейшей отрасли экономики?

— Хрущёв слыл в Политбюро специалистом по сельскому хозяйству. И это в значительной мере соответствовало действительности. Никита Сергеевич довольно-таки неплохо разбирался в вопросах сельского хозяйства, особенно земледелия, приближаясь по запасу знаний и компетентности к уровню хорошего агронома. Сталин здесь ему явно уступал, чего, впрочем, и не скрывал, обращаясь за советом в тех случаях, когда обсуждались проблемы отрасли.

Однако, как это ни парадоксально, возглавив страну, Хрущёв совершил несравненно больше ошибок и просчетов в области сельского хозяйства. Увлекаясь какой-либо, обычно здравой в своей основе идеей, Никита Сергеевич буквально загорался стремлением как можно быстрее воплотить её в жизнь, спешил, шёл напролом, теряя всякое представление о реальной действительности. В результате некоторые его действия имели губительные, просто катастрофические последствия, чего Сталин никогда бы не допустил…

Думаю, корень всего — в отношении к специалистам: ученым, агрономам, компетентным в области сельского хозяйства людям.

Сталин, ставивший на первое место интересы дела, принимал решения, как правило, выслушав мнения наиболее авторитетных специалистов, включая противоречащие точке зрения, к которой склонялся он сам. Если «диссиденты» выступали аргументирование и убедительно, Сталин обычно либо изменял свою позицию, либо вносил в неё существенные коррективы, хотя, правда, были и случаи, когда с его стороны проявлялось неоправданное упрямство. Хрущёв, действия которого со временем всё больше определялись личными амбициями, относился к специалистам, особенно «инакомыслящим», иначе. В моду стали входить те, кто умел послушно поддакивать, вовремя предугадать и «научно обосновать» уже сложившееся мнение Первого, которое он не менял даже вопреки очевидным фактам. С лёгкой руки Никиты Сергеевича в сельском хозяйстве, да и других отраслях с невиданной быстротой стали размножаться руководящие и научные кадры типа «чего изволите», затирая тех, кто привык думать собственной головой и отстаивать свою точку зрения до конца.

— Ваша оценка противоречит широко распространённому представлению о том, что при всех своих сумасбродствах Хрущёв был демократичней, гуманней и терпимей к чужому мнению, чем Сталин…

— Глубоко ошибочное представление. Видимость часто принимают за сущность — в этом-то и вся закавыка. В случае с Хрущёвым это тем более сложно, что с ним за годы пребывания на посту №1 произошли разительные метаморфозы.

Я хорошо знал Никиту Сергеевича как в довоенные, так и в первые послевоенные годы. Это был сильный, динамичный и чрезвычайно работоспособный руководитель. Большой природный ум с крестьянской хитрецой и сметкой, инициативность, находчивость, врождённые демократизм и простота, умение расположить к себе самых разных людей — все эти качества заслуженно позволили Хрущёву занять высокие посты в партии, войти в Политбюро. В те годы он действительно был демократом, считался с чужим мнением, относился к людям по-настоящему уважительно. Впрочем, таков был общий настрой, определявшийся Сталиным и его окружением, и Никита Сергеевич, как умный человек, старался «идти в ногу».

Сделавшись Первым и укрепив свою власть отстранением «антипартийной» группы, Хрущёв буквально на глазах начал меняться, Природный демократизм стал уступать место авторитарным замашкам, уважение к чужому мнению — гонениям на инакомыслящих, в число которых сразу же попадали те, кто не высказывал должного энтузиазма по поводу «новаторских» идей «выдающегося марксиста-ленинца».

По правде говоря, я не сразу уловил эти изменения и продолжал на Политбюро, ответственных совещаниях унаследованную со сталинских времен привычку говорить то, что думаешь и считаешь правильным, приятно или неприятно это «вождю». Хрущёв вначале реагировал на это спокойно. Постепенно, однако, в его отношении ко мне стала ощущаться какая-то отчужденность, а затем и открытая враждебность. Наиболее ощутимо я почувствовал её, когда выступил против неумного, мягко говоря, предложения Никиты Сергеевича перевести Сельскохозяйственную академию из Москвы в деревенскую местность. Раскручивавшаяся в то время кампания «ближе к производству» приводила к несуразностям, нарушавшим нормальное управление многими отраслями народного хозяйства.

«Послушай, Иван, не лезь ты на рожон, — сказал мне близкий друг, работавший в аппарате Хрущёва. — Не такой он демократ, как кажется на первый взгляд. Убедить всё равно не сможешь, а вот портфель потерять — вполне». Совету этому я не внял и вскоре действительно расстался с руководящими постами в народном хозяйстве, получил назначение послом в Индию…

Впрочем, и на дипломатической должности я не изменил своей привычке «лезть на рожон», иными словами, предпринимать казавшиеся мне нужными шаги, которые, однако, могли вызвать недовольство руководства. Так, действуя на свой страх и риск, я организовал, наверное, впервые в нашей советской истории покупку крупного участка земли за рубежом, в Дели, под территорию посольства СССР. Сегодня стоимость земли в индийской столице возросла в десятки раз, и мы экономим за счёт этого большие валютные средства. Но в то время на подобные операции смотрели косо, под идеологическим прицелом — приобретение земельной собственности, мол, «чуждый социализму метод» и более приличествует «буржуазному рантье», чем коммунисту. С большим скрипом, используя свои давние связи в Госплане и Министерстве финансов, сумел добиться выделения необходимых средств. Вот тогда-то, на собственном примере ощутил возросший на высших этажах бюрократизм и механическое равнение на Первого, стремление уйти от личной ответственности, застраховаться максимальным количеством подписей и виз. «Новый» стиль управления давал себя знать — плохое намного быстрее распространяется, чем хорошее, а склонность к перестраховке, перекладыванию ответственности на чужие плечи в аппарате была всегда.

Возвращаясь к вашему вопросу, хочу ещё раз повторить: именно Хрущёв начал избавляться от людей, способных твёрдо и до конца отстаивать свои взгляды. Многие сталинские наркомы, привыкшие говорить в лицо самую горькую правду, постепенно уходили со своих постов. А те, кто оставался, превращались, за редким исключением, в умных царедворцев, прекрасно сознававших всю пагубность хрущёвских «начинаний», но считавшихся со сложившейся расстановкой сил и тем, кто её в конечном счете определял… Хрущёв был прав, когда в октябре 1964 г., выслушав упреки в «авантюризме» и «прожектёрстве», обвинил своих соратников в том, что они своим соглашательством и молчанием способствовали всему этому. Он, правда, забыл, что сам поощрял подобный стиль поведения, который постепенно стал преобладающим. Ведь именно Никита Сергеевич навсегда убрал из «большой политики» деятелей так называемой «антипартийной группы» во главе с Молотовым, осмелившихся высказывать собственное мнение о деятельности Первого секретаря ЦК, остро критиковавших его недостатки и упущения.

— Допускаю, что Хрущёв был более авторитарен, чем принято полагать, но поверить в то, что Сталин в большей степени считался с чужим мнением, самостоятельностью людей, трудновато…

— И тем не менее это так. Почитайте воспоминания компетентных людей — тех, кто близко знал Сталина, работал с ним, как говорится, бок о бок. Г.К. Жуков, А.М. Василевский, К.К. Рокоссовский, Н.Г. Кузнецов, И.С. Исаков, С.М. Штеменко, другие наши военачальники — все они в один голос признают, что Сталин ценил самостоятельно мыслящих, умеющих отстаивать свое мнение людей. Г.К. Жуков, знавший Сталина лучше, чем кто-либо, прямо пишет, что с ним можно было спорить и что обратное утверждение просто неверно. Или полистайте превосходную, лучшую, на мой взгляд, книгу о нашем времени авиаконструктора А. Яковлева «Цель жизни», где он даёт оценку стилю и методам работы Сталина, его человеческим качествам с позиций честного русского интеллигента, не склоняющегося к тому или иному идеологическому лагерю.

Так уж устроен мир: обычно выделяют и приближают к себе людей, родственных по духу, по отношению к работе, жизни. Человек глубокого аналитического ума, решительный, волевой и целеустремленный, Сталин поощрил такие же качества и у своих подчинённых, испытывая очевидную симпатию к людям твердых и независимых суждений, способным отстаивать свою точку зрения перед кем угодно, и, наоборот, недолюбливал малодушных, угодливых, стремящихся «приспособиться» к заранее известному мнению вождя. И если по отношению к молодым, начинающим работникам допускалось определённое снисхождение, своего рода «скидка» на первоначальную робость и отсутствие опыта, опытным и даже очень заслуженным деятелям подобные «человеческие слабости» никогда не прощались. «Толковый специалист, — сказал как-то об одном из них Сталин. — Но ставить на руководящую работу нельзя. Слишком угодлив. Такой из любви к начальству наделает вреда больше, чем самый лютый враг. И не спросишь за это — мнение-то согласовано с руководством».

Приходилось, правда, довольно редко, возражать Сталину и мне. Спорить с ним было нелегко, и не только из-за давления колоссального авторитета. Сталин обычно глубоко и всесторонне продумывал вопрос и, с другой стороны, обладал тонким чутьем на слабые пункты в позиции оппонента. Мы, хозяйственные руководители, знали твёрдо: за то, что возразишь «самому», наказания не будет, разве лишь его мелкое недовольство, быстро забываемое, а если окажешься прав, выше станет твой авторитет в его глазах. А вот если не скажешь правду, промолчишь ради личного спокойствия, а потом всё это выяснится, тут уж доверие Сталина наверняка потеряешь, и безвозвратно. Потому и приучались говорить правду, невзирая на лица, не щадя начальственного самолюбия.

К сожалению, необходимые строгость и последовательность проявлялись не всегда. В ряде случаев Сталин, может быть, из-за острой нехватки людей, может быть, по каким-то личным соображениям, допускал назначения, и на высокие посты, людей, склонных к угодливости, умеющих ловко пристраиваться к сложившейся конъюнктуре. Так было, на мой взгляд, с выдвижением А.Я. Вышинского, занимавшего некоторое время даже пост министра иностранных дел, — человека редкого ораторского дара, блестящей образованности и глубоких знаний, но приспособленца по своей сути. Обычно же, повторяю, предпочтение отдавалось принципиальным, самостоятельно мыслящим людям. И не случайно в годы Великой Отечественной войны Сталин открыто называл своим преемником Г.К. Жукова, а в первые послевоенные годы — Ч.А. Вознесенского — людей железной воли, с твердым и прямым характером, чаще других возражавших ему при обсуждении военных и государственных вопросов.

Или возьмите выступление Сталина на последнем в его жизни Пленуме ЦК партии, где, сославшись на возраст и здоровье, он официально попросил освобождения хотя бы от некоторых высших постов. Одновременно Сталин подверг резкой критике двух своих ближайших соратников — В.М. Молотова и А.И. Микояна, которых многие прочили в его преемники, именно за то, что они якобы не обладали достаточной твёрдостью и самостоятельностью. Этот упрек, особенно в отношении В.М. Молотова, мне и сейчас кажется несправедливым. Но сталинский подход весьма показателен. И здесь отнюдь не было «скрытой игры», «византийской хитрости», о чем так любят посудачить западные «кремленологи» и «советологи» — с их работами я достаточно познакомился, находясь за рубежом. Дело в том, что Сталин вскоре достойного, с его точки зрения, преемника, по крайней мере, на один из высших постов, подобрал. Я имею в виду Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко, бывшего первого секретаря ЦК Компартии Белоруссии, который во время войны возглавлял штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования. Обладая твёрдым и самостоятельным характером, Пантелеймон Кондратьевич одновременно был коллективистом и демократом до мозга костей, умел располагать к себе, организовывать дружную работу широкого круга людей. Сталин, видимо, учитывал и то, что Пономаренко не входил в его ближайшее окружение, имел собственную позицию и никогда не старался переложить ответственность на чужие плечи.

Документ о назначении П.К. Пономаренко Председателем Совета Министров СССР был завизирован уже несколькими членами Политбюро, и только смерть Сталина помешала выполнению его воли. Став Первым секретарём ЦК, Хрущёв, который, естественно, был в курсе всего, предпринял необходимые шаги с тем, чтобы отодвинуть Пономаренко подальше — сначала в Казахстан, затем, в 1955 г., на дипломатическую работу, послом в Польшу, а потом в Нидерланды. Впрочем, и здесь он работал недолго — опасного «конкурента» быстренько препроводили на пенсию, весьма скромную и без причитавшихся ему льгот за государственную службу. Человек простой, скромный и непритязательный в личной жизни, обременённый заботами о родных и близких, он в буквальном смысле влачил полунищенское существование, когда наконец после отставки Хрущёва друзья, обратившись в ЦК, добились достойного обеспечения его старости.

Я специально остановился на этой истории, чтобы предварить ваши возможные вопросы о «гуманности» и «человеколюбии» Хрущёва на фоне «жестокого» и «деспотичного» Сталина. Да, Сталин бывал крут, подчас неоправданно, иногда жесток. Но при нём люди, совершившие определённые просчеты и пониженные за это в должности, могли снова пойти вверх, как это случилось с Г.К. Жуковым, С.К. Тимошенко, Л.3. Мехлисом, некоторыми наркомами. Да и меня временно понижали в должности, делали замом, затем снова назначали наркомом. При Хрущёве же вышедшие из доверия Первого шли только вниз и никогда уже не поднимались. При его преемниках тоже… Почему? Да потому, что Сталин не хотел ломать людей, давал им шанс исправить ошибки, понимая, что умелых руководителей не так-то просто найти. Хрущёв же думал только об укреплении своей власти, опасался того, что обиженные им люди, вновь оказавшись на высоких постах, могут представить этой власти потенциальную угрозу…

— А как же всё-таки с разоблачением культа личности? Многие считают, что, пойдя на это, Хрущёв проявил и политическую смелость, и гуманность, по крайней мере, по отношению к невинно пострадавшим людям.

— Не вижу особой, тем более политической смелости в том, чтобы воевать с мёртвыми, делать их козлом отпущения за ошибки прошлого и, конечно же, недостатки настоящего. Обычно такой «смелостью» блещут те, кто при «живом начальстве» ел его глазами, вел себя, как говорится, тише воды, ниже травы. Уже потом, когда становится безопасно, они компенсируют своё малодушие и трусость «смелыми» проклятиями в адрес «тирана» и «деспота».

Среди высшего руководства Хрущёв, пожалуй, больше всех заискивал перед Сталиным, боязнь которого принимала у Никиты Сергеевича болезненные, подчас анекдотичные формы, что, естественно, не способствовало повышению его авторитета в глазах Первого, и без того недолюбливавшего, как он говорил в раздражении, «Никиту». Хрущёв, думаю, понимал это: но ничего не мог с собой сделать — есть вещи, неподвластные нашей воле. На заседаниях Политбюро, ответственных совещаниях, где мне довелось присутствовать, Никита Сергеевич в отличие, например, от Болотова или Жданова, возражавших, иногда довольно резко, Сталину, не то что сказать против, пикнуть не смел.

Что касается «гуманности», то она к истинным причинам разоблачения культа личности отношения не имеет, хотя, конечно, выпив и расчувствовавшись, Хрущёв и мог пустить искреннюю слезу по поводу душераздирающего рассказа о страданиях в сталинских лагерях — при всей своей черствости по отношению к людям он был человеком эмоциональным, а кое в чём и сентиментальным. Вообще-то версия о «гуманности» его намерений была на руку Никите Сергеевичу, и он делал всё, чтобы на этот крючок клюнуло как можно больше легковерных, благо проглотить его, а точнее, сделать вид, что поверили, и у нас в стране, и за рубежом их более чем достаточно.

Может быть, вам и неизвестно, но я ещё не забыл, что в 30-е и 40-е гг. Хрущёв водил прочную дружбу с Л.М. Кагановичем, «железным наркомом», занимавшим в Политбюро самые жёсткие, непримиримые позиции по отношению к «врагам народа». В тесном контакте с Кагановичем Хрущёв сначала в Москве в предвоенные годы, а затем на Украине в послевоенные весьма, пожалуй, даже чересчур решительно очищал партийные организации от «переродившихся» и «вредительских элементов». В ходе чисток пострадало немало честных людей, что вызвало недовольство Сталина и послужило одной из причин утраты доверия его к Кагановичу. Хрущёву же удалось реабилитировать себя бесспорными успехами восстановления разрушенных войной сельского хозяйства и промышленности Украины.

Помню, как в это время я позвонил Никите Сергеевичу, бывшему тогда первым секретарём Компартии республики, в Киев, попросил тщательней разобраться с группой ответственных работников сельского хозяйства, исключенных из партии, как я был убежден, необоснованно, — некоторых из них я знал очень хорошо. Хрущёв, внимательно меня выслушав, обещал переговорить с Кагановичем, который был послан Политбюро на Украину, чтобы помочь ему организовать дело. Никита Сергеевич дал понять, что вопрос будет, видимо, решен положительно, и просил меня «не поднимать шума в Центре, что может только осложнить ситуацию». Не знаю, разговаривал ли он с Кагановичем или нет, только людям это не помогло.

Вообще, я обратил внимание на весьма странную вещь. Когда говорят о Сталине, все его действия обычно объясняют борьбой за власть, когда же речь заходит о Хрущёве, его акции приписывают исключительно благородным мотивам — «гуманности», «демократизации», «состраданию» и тому подобному. Не знаю, чего тут больше: наивности или сознательного самообольщения. Хрущёв, как и Сталин, был политиком. И его действия определялись вполне прозаическими, политическими интересами, весьма далёкими от возвышенных морально-нравственных категорий…

Теория становится материальной силой, как только она овладевает массой

Так чем же вам не угодил Путин, товарищи контокоммунисты?

Так чем же вам не угодил Путин, товарищи коммунисты?В последнее время опять активизировались наши "контокоммунисты" яростно критикующие Путина. За что? Да за что угодно, ну не нравится...

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО КОЛЛЕГАМ С ТВ. ХВАТИТ ГОНЯТЬ ЛЫСОГО

Тот булыжник, который Максим Галкин запустил на днях в отечественный «голубой экран», судя по реакции Соловьёва, Шейнина и пр., попал в цель. Не знаю истинной мотивации Галкина, но по ф...

Двойной день рождения Марии Бутиной, роковое стечение обстоятельств и неожиданное задержание в аэропорту США

✔ Эта история началась в Америке, в конце семидесятых годов прошлого века. Относительно молодой человек по имени Стив Джонсон, работавший простым нью-йоркским программистом, после расст...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Беском Сегодня 03:20

    Ленин и Троцкий: мысль против схемы. Часть 2

    В рубрике «Антитроцкизм» мы завершаем публикацию параграфа «Перспективы социалистической революции» монографии В.А. Сахарова. В предыдущем фрагменте Сахаров наглядно показал, как Ленин переосмысливал практику русской революции и изменения международной обстановки. В результате этой работы родилась ленинская теория построения социализма в окружении капиталистических ст...
    200
    Беском Сегодня 03:19

    Калинин о советской власти

    Михаил Иванович Калинин (1875—1946) — российский революционер, коммунист, советский государственный и партийный деятель. НОВЫЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ(Речь на общегородском митинге в г. Раненбурге, Рязанской губернии, 15 июля 1919 г.)Власть в руках рабочих и крестьянТоварищи рабочие, граждане, гражданки города Раненбурга!Товарищи, мы сейчас переживаем события, ко...
    134
    Беском 10 ноября 14:33

    [Правда 1927]: Правительство Керенского готовит отпор

    Ударившая в конце 80-х годов в головы советских историков гласность оставила тяжелую травму, после которой не многие смогли восстановиться. “Открытость” архивов, доступность работ иностранных “исследователей” советского периода сбила научный прицел российским историкам, да к тому же буржуазная конъюнктура не благоволила все эти годы действительно научным изысканиям кл...
    170
    Беском 8 ноября 18:35

    Каталонский вопрос

    Последние несколько недель, если вы не живете в удаленной от цивилизации пещере, вы могли наблюдать беспорядки в Барселоне: борьбу протестующих университетов против полиции, что привело страну к кризису; поддержку (прим. пер.: президента Женералитета Каталонии Кима) Торры демонстрантов, который шагал с ними по улице, а высшая испанская власть, тем не менее, не прекращ...
    87
    Беском 8 ноября 18:34

    Советы и Дума в борьбе за власть [28 февраля 1917]

    Февральская революция 1917 года в России - это не интриги монархистов против Николая Последнего и не происки английского посольства или германского ген.штаба. Это восстание рабочих и солдат, которое завершилось полным разгромом царской власти в столице и пригородах, в Москве, в Кронштадте. Но и этим не ограничивается Февральская революция: рабочие и солдаты своей рево...
    175
    Беском 6 ноября 18:52

    Ленин и Троцкий: мысль против схемы. Часть 1

    В рубрике «Антитроцкизм» мы продолжаем знакомить читателя с книгой В.А. Сахарова «”Политическое завещание” Ленина: реальность истории и мифы политики». На этот раз мы предлагаем параграф с названием «Перспективы социалистической революции». В публикуемом ниже фрагменте, профессор Сахаров разбирает эволюцию теоретических взглядов В.И. Ленина на социалисти...
    151
    Беском 5 ноября 23:08

    Горький о положении русских женщин

    Максим Горький (Алексей Максимович Пешков, 1868—1936) — русский писатель, прозаик, драматург. Один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей. КНИГА РУССКОЙ ЖЕНЩИНЫТри тяжкие доли имела судьба,И первая доля: с рабом повенчаться,Вторая — быть матерью сына раба,А третья — до гроба рабу покоряться,И все эти грозные доли леглиНа ...
    168
    Беском 3 ноября 18:53

    [Правда 1951]: Против формализма в работе

    В публикуемой ниже статье газеты "Правда" за 1951, рассказывается о том, как крепкий передовой паровозоремонтный завод в один год превращается в отстающее, не выполняющее план предприятие. Причина банальна: неритмичная поставка сырья, в которой виновато министерство и его руководители. Для «демократов», «рыночников» и прочих антикоммунистов, это наглядная демонстрация...
    196
    Беском 1 ноября 22:23

    Новые факты в деле о «секретных протоколах»

    Ранее мы рассказывали о выставке «1939 год. Начало Второй мировой войны», в рамках которой демонстрируются (по 10 ноября) оригиналы Договора о ненападении между СССР и Германией и «секретный протокол» к этому договору (см. https://beskomm.livejournal.com/155303.html ). В том материале мы обращали внимание на то, что демонстрируемые так называемые «оригиналы» самого До...
    230
    Беском 31 октября 02:03

    Красные флаги на улицах. Часть 2

    Многие ставят под сомнение впечатляющую цифру в 200 миллионов бастующих рабочих, но на самом деле количество участников было примерно такое. Конечно, сейчас невозможно всё проверить и прийти к окончательной оценке, но сообщения с мест впечатляют. Прежде чем мы обратимся к детальной информации из разных штатов Индии, важно оценить последствия этой забастовки. Она проис...
    497
    Беском 30 октября 01:37

    Ложь Троцкого – в чём её суть и значение?

    В нашей постоянной рубрике “Антитроцкизм” редакция Бескома представляет читателям перевод выступления американского ученого, исследователя сталинского периода СССР, доцента университета Монтклер (США) Гровера Ферра на 7-ом Всемирном социалистическом форуме в Пекине. Форум проходил 21-22 октября 2016 года, в нем приняли участие около 400 человек из 35 стран мира. Основ...
    292
    Беском 30 октября 01:35

    Энгельс о продолжительности рабочего дня

    Фридрих Фридрихович Энгельс (1820-1895) - коммунист, революционер, один из основоположников марксизма, друг и соратник К. Маркса. В предыдущей статье мы видели, что каждый рабочий, нанятый капиталистом, выполняет двоякого рода труд. В течение одной части своего рабочего времени он возмещает выдаваемую ему капиталистом заработную плату, и эту часть труда ...
    277
    Беском 27 октября 17:07

    Красные флаги на улицах. Часть 1

    На протяжении нескольких последних месяцев улицы крупных индийских городов, таких как Нью-Дели и Мумбаи, заполнили стотысячные демонстрации рабочих и крестьян под красными флагами. Правительственные буржуазные средства массовой информации, конечно же, предпочли закрыть на них глаза, но, учитывая силу и регулярность выступлений, они не смогли их долго игнорировать. Бес...
    235
    Беском 25 октября 19:22

    [Правда 1951]: Корейский народ не простит американским интервентам их чудовищных злодеянии

    Это обращение, написанное женщинами-кореянками, свидетельницами американской агрессии, стоит почитать тем россиянам, которые любят поострить относительно "смешной" Северной Кореи. Которые любят высмеять народ КНДР и их социалистический выбор. Которые то ли действительно пугаются "северокорейской угрозы", то ли таким образом продолжают юморить. Таким россиянам обязател...
    223
    Беском 23 октября 18:32

    Мы все обязаны ей!

    В кабинете, где я преподаю, вместо портретов президента и главы республики, уже несколько лет на стене располагается портрет одного мною уважаемого человека. Во время проверок многие учителя, завучи рекомендательно требуют убрать этот портрет, но я этого не делаю. Не делаю этого по одной простой причине: Мы все обязаны ей! Многие мои ученики, заходя впер...
    1799
    Беском 22 октября 21:20

    Идея НЭП: Троцкий против Ленина. Часть 2

    В рубрике «Антитроцкизм» мы завершаем публикацию фрагмента из книги В. А. Сахарова «”Политическое завещание” Ленина: реальность истории и мифы политики», посвящённого противоборству Ленина и Троцкого вокруг новой экономической политики (НЭП). В предыдущей части В. А. Сахаров наглядно показал, что НЭП по Ленину - это классовый манёвр, направленный на использование мног...
    327
    Беском 21 октября 20:12

    [Правда 1951]: Бюрократы глушат ценное начинание

    Для современного наемного работника, наверное, не нужно приводить примеров, когда здравое начинание снизу, пройдя через вышестоящие инстанции, может не только не принести пользу коллективу, фирме, компании, но и обернуться опалой для самого новатора. Ни раз и ни два на работе вопреки декларируемым корпоративным принципам и просто здравому смыслу инициативу подавляли, ...
    286
    Беском 21 октября 20:11

    Киров о фронте классовой борьбы

    Сергей Миронович Киров (1886 — 1934) - советский партийный деятель, коммунист, революционер, член РСДРП(б) с 1904 года. Убит в 1934 году в Ленинграде. Нынешний этап социалистического строительства представляет собою замечательную страницу нашей революционной истории. Именно в данную эпоху все основные элементы двух миров — социалистического и капиталисти...
    277
    Беском 19 октября 22:23

    Победа петроградского восстания [28 февраля 1917]

    К утру 28 февраля 1917 года царская власть разваливалась благодаря усилиям рабочих и солдат. Тем не менее, самодержавие ещё имело несколько активных очагов сопротивления. На Выборгской стороне не присоединился к рабочим и не сложил оружие запасной батальон самокатного полка. Петропавловская крепость, с её гарнизоном и оружейными складами, также не присоединилась к рев...
    282
    Беском 18 октября 00:23

    Теории реставрации капитализма в СССР. Часть 4

    Разглядеть в истории социализма в СССР причину его краха - не такая простая задача, как кажется на первый взгляд. Указывать можно на разные недостатки страны Советов, которые, несомненно, имели место в прошлом, но почему именно они стали камнем преткновения в деле строительства коммунизма, придется доказать по всем правилам науки. Иначе, какой прок коммунистам от недо...
    559
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика