Солёная вода для товарища Сталина

3 1954

5 июля 1944 года 1-й Прибалтийский фронт генерала армии И.Х. Баграмяна начал Шауляйскую наступательную операцию. Через 25 дней передовой отряд 8-й гвардейской механизированной бригады полковника С.Д. Кремера из состава 3-го гвардейского механизированного корпуса генерал-лейтенанта В.Т. Обухова в районе небольшого латвийского городка Тукумс вышел к побережью Балтики. В послевоенное время этот городок стал конечной остановкой отправлявшихся из Риги электричек на Юрмалу. Но мало кто из многочисленных отдыхающих задумывался, что окружающие дюны и сосны — свидетели ожесточённых боев.

Бригада «Гросс» начинает и проигрывает

По легенде, вскоре после выхода танкистов к морю в Москву вылетел самолёт, который повёз Сталину бутылку с надписью «Вода из Рижского залива». Дело, разумеется, было не в каких-то целебных свойствах балтийской воды: прорыв танкистов Баграмяна отрезал в Прибалтике немецкую группу армий «Север». По итогам же почти месяца ожесточённых боёв бутылка вновь отправилась к Баграмяну с напутствием Верховного:

«Пусть выльет там, где взял!»

Правда это или нет, но значение августовских боёв на побережье Балтики сложно переоценить. Район прорыва представлял собой подобие кулака, широкая часть которого находилась между остававшимися у немцев городами Елгава и Ауце, с вытянутым в район южнее Тукумса указательным пальцем. Вокруг также были немецкие войска. Разумеется, немецкое командование не собиралось смотреть, как группа армий «Север» гибнет в очередном котле, но летом 1944 года резервы немцам нужны были везде, от Нормандии до Белоруссии. Вновь назначенному командующему группой армий «Север» генерал-полковнику Фердинанду Шёрнеру пришлось импровизировать с тем, что имелось «под рукой».

Сражение за Прибалтику, июль-август 1944 года

Во второй половине дня 6 августа командующий войсками группы армий «Центр» фельдмаршал Вальтер Модель посетил командующего 3-й танковой армией генерал-полковника Георга-Ганса Райнхардта на его командном пункте в Шлосберге. Он сообщил, что в обозримом будущем на левом фланге состоится «большое дело». Планы у немецких командиров были масштабные, хуже было с инструментами для их выполнения.

Одной из частей, которые планировалось задействовать, стала танковая бригада (тбр) «Гросс». По сути, это был танковый учебно-запасной полк СС, к которому добавили находившиеся неподалёку два разведывательных учебно-запасных батальона СС и ряд других подразделений. Название бригада получила по имени своего командира оберштурмбаннфюрера СС Мартина Гросса.

Невзирая на наименование «танковая», с танками в бригаде было сложно: первоначально в её танковом батальоне имелось 10–15 штук PzKpfw III и PzKpfw IV ранних модификаций, а также 12 StuG III. Главной ударной силой был единственный учебный «Тигр». Как вспоминал его заряжающий, в башне имелась табличка: «Этот танк не боеспособен и не водонепроницаем». Положение немного выправилось 15 августа, когда бригаде придали роту из семи «Тигров» 103-го тяжёлого танкового батальона СС, а чуть позже — ещё пять «четвёрок».

Первую попытку отбить Тукумс тбр СС «Гросс» предприняла 8 августа, в день окончания своего формирования. С советской стороны за оборону Тукумса и выхода к Балтике отвечал 1-й мотострелковый батальон 8-й гвардейской мехбригады (гв.мбр). За несколько дней до этого советская разведка встретила в районе Тукумса «группу противника (латышей)», которые после нескольких выстрелов бросились бежать. Убежали не все — четверых удалось взять в плен. На допросе неудавшиеся диверсанты сообщили, что их задачей было подрывать танки и уничтожать группу, обороняющую побережье Рижского залива.

Получив от местных жителей дополнительные сведения о подходе немецких танков, полковник Кремер прибыл в город вместе со 2-м батальоном и 10-ю танками 44-го гвардейского танкового полка (гв.тп). Части 346-й стрелковой дивизии (сд) генерал-майора Д.И. Станкевского к началу немецкой атаки уже не успели: высланный вперёд батальон 1164-го стрелкового полка (сп) подполковника М.П. Сыдько попал под огонь танков и артиллерии, сразу потеряв свои пушки. Застава у берега Рижского залива также была окружена и, прорвавшись, начала отходить лесом на Тукумс. Описание дальнейшего хода боя в документах 8-й гв.мбр скорее подошло бы к налёту батьки Махно, чем к атаке оберштурмбаннфюрера СС:

«На станцию Тукумс-2 с хода ворвался своеобразный эшелон, состоящий из 10 платформ, на которых было установлено семь танков, две батареи артиллерии и до роты автоматчиков, и начал прямо с железнодорожной платформы вести огонь по нашим частям. Положение стало крайне тяжёлым».

Впрочем, по мере подхода частей 1164-го сп положение начало восстанавливаться. Кроме того, полковник Кремер ещё в первой половине дня вызвал в город оставшиеся подразделения 8-й гв.мбр: 3-й батальон, дивизион гвардейских миномётов и оставшиеся восемь танков 44-го гв.тп. Выставленный на шоссе Тукумс – Елгава немецкий заслон из двух танков и одного орудия при виде советской бронеколонны решил не испытывать судьбу и скрылся в лесу.

К вечеру немцев выбили из Тукумса. 8-я гв.мбр заявила девять подбитых и сожжённых вражеских танков, а также три батареи орудий, из них две в том самом «бронепоезде». Собственные потери составили один сожжённый и два подбитых «Шермана», раздавленную танками 76-мм артиллерийскую батарею и два подбитых 57-мм орудия.

Более примечательный рапорт составили в 346-й сд. Согласно ему, два полка дивизии 9 августа, «встречая слабое сопротивление отдельных групп противника, вышли на западный берег реки Лиелупе и заняли город Тукумс». При этом было уничтожено 11 танков, бронепоезд, девять платформ, две баржи, речной пароход, а также захвачен склад с толом.

Танкисты 1-го Прибалтийского фронта отдыхают у костра возле своего «Шермана»

Что же касается отбитого немецкого наступления, то в штабе 51-й армии, которой принадлежал 3-й гвардейский мехкорпус (гв.мк), наступавшие на Тукумс немецкие части были оценены в полк пехоты, 40 танков и два бронепоезда. Поскольку немцев удалось отбить, а не разбить, командарм генерал-лейтенант Я.Г. Крейзер решил усилить это направление, выдвинув из своего резерва к Тукумсу 417-ю сд генерал-майора Ф.М. Бобракова. На рассвете 12 августа её подразделения вышли к берегу Балтики и тоже, торжественно набрав в склянку балтийскую воду, передали командованию.

На северном фланге 3-й танковой армии вермахта бригаде СС «Гросс» удалось продвинуться на три километра к Тукумсу, но атака немногочисленными танками на город провалилась. Бригада заняла позицию в виде вытянутого кольца размерами 5×15 километров севернее и западнее города. Оттуда группа армий «Север» могла установить связь силами разведывательных групп.

Две головы — лучше?

Хотя наступление Гросса и провалилось, немцы вовсе не отказались от идеи прорыва вдоль побережья, тем более что на море советские успехи лета 1944 года не распространялись: береговые наблюдатели советских частей могли только разглядывать немецкие караваны и отдельные суда, шныряющие вдоль берега к окруженцам и обратно. Господство на море, помимо возможности высадки тактических десантов, позволяло группе армий «Север» надеяться ещё и на помощь крупных калибров кригсмарине.

Однако моряки могли только поддержать наступление с моря, а основную работу предстояло выполнить кому-то другому. Кроме того, планы командования 3-й танковой армии в тот момент уже были значительно шире простого пробивания коридора к окруженцам:

«На основании предложенного вчера оперативного плана операции «Наводка моста» сегодня через офицера связи в качестве ответа прибывает приказ командования группы армий «Центр». В силу этого приказа 3-я танковая армия атакует сосредоточенными силами прибывающих механизированных соединений на своём северном фланге, входит в соприкосновение с группой армий «Север» в районе Елгава (Митава) и уничтожает силы противника, находящиеся между группами армий «Центр» и «Север».

Прежнее условное наименование операции «Наводка моста» в соответствии с предложением командования 3-й танковой армии меняется на «Доппелькопф» [Doppelkopf, букв. «Двуглавая» — прим. редактора]. Руководство наступлением возлагается на командование 3-й танковой армии. В связи с этим, командный пункт должен быть перемещён в район Таураге. Надлежит сформировать две наступательные группы:

а) Группа «Таураге» (штаб XL танкового корпуса) в составе 14-й танковой дивизии, дивизии «Великая Германия» и одной пехотной дивизии (необходимо предусмотреть подтягивание 7-й танковой дивизии).

б) Группа «Лиепая» (командование XXXIX танкового корпуса) в составе 4-й, 5-й и 12-й танковых дивизий, группы генерал-майора фон Штрахвица с танковой бригадой СС «Гросс», а также 102-й танковой бригады, которая перебрасывается морским транспортом в Лиепаю.

Для развёртывания и сосредоточения на исходных рубежах обеих атакующих групп надлежит подготовить соответствующие районы. Для этого XL танковый корпус к исходу дня 10 августа должен ускоренным порядком высвободить дивизию «Великая Германия» и переместить её в район северо-восточнее Скаудвиле. Прорвавшегося в районе Расейняй противника надлежит атаковать и восстановить положение на этом участке.

XXXIX танковый корпус должен решительным образом преградить продвижение противника в районе Тельшяй – Мажейкяй в западном направлении. Для этой цели необходимо ускоренным порядком перебросить в направлении Тельшяй высвобождающиеся части 5-й танковой дивизии и остатки полковой группы 548-й пехотной дивизии. Разведывательный батальон 4-й танковой дивизии должен быть переброшен в Мажейкяй. Для обеспечения неожиданностей необходимо сосредоточить и держать наготове все прибывающие части 4-й и 5-й танковых дивизий, которые в качестве атакующих резервных групп должны находиться позади боевого охранения боевой группы «Медер» и полковой группы 548-й пехотной дивизии.

Обе наступательные группы начинают свои действия одновременно или с незначительным разрывом во времени. Первой задачей для XL танкового корпуса является овладение Шауляем.XXXIX танковый корпус наносит удар через линию Тельшяй – Мажейкяй – Гобдзыни в направлении Елгава (Митава). Танковая группа фон Штрахвица прикрывает северный фланг, нанося удар на Тукумс».

На основании опыта предшествующих боёв на немецкой стороне пришли к следующим выводам. Во-первых, дивизии должны быть организованы в боевые группы, которые будут действовать по своему усмотрению. В 4-й танковой дивизии (тд) немцы уже испробовали этот новый метод на практике под польским Бельском. Тогда бронированные боевые группы вели подвижные боевые действия в оперативном «окне», тогда как пехотные боевые группы оборонялись на позициях.

Десант спешивается с брони тяжёлого танка ИС-2 и идёт в атаку. Прибалтика, лето 1944 года

Во-вторых, было ясно, что действовать придётся на театре военных действий глубиной в 20 км. На глубоко эшелонированных и приготовленных к круговой обороне оборонительных пунктах наступление противника будет остановлено, по меньшей мере, он будет задержан настолько долго, пока подвижные резервы не перейдут в контрнаступление. Эта выдающаяся идея имела один, но существенный недостаток: нехватку войск для занятия этих опорных пунктов. В качестве ответа на численное превосходство противника в танках и пехоте на руки выдали «Панцерфаусты» и гранатомёты.

В ночь на 9 августа в группу армий «Центр» поступил приказ Верховного командования сухопутных войск на проведение наступательной операции «Доппелькопф». Требовалось, используя курляндский плацдарм западнее дороги Таураге – Митава, нанести короткий удар на Митаву. После установления связи с группой армий «Север» задачей 3-й танковой армии стало нанесение удара на юг, а затем с линии Паневежис – Шедува в направлении на Каунас зайти в тыл противнику, стоящему перед восточным фронтом 3-й танковой армии.

Группа армий «Центр» не согласилась с назначенной Верховным командованием датой начала наступления — 16 августа. По мнению штабистов, это было сопряжено с большим риском, так как силы могут собраться ещё не в полном составе. Кроме того, наступать придётся не по большим дорогам, где продвижение и снабжение заметно легче.

Между тем на фронте уже стала заметна нехватка боеприпасов, немцам приходилось экономить. Корпуса ежедневно получали на ствол: лёгкие полевые гаубицы — 30 выстрелов, тяжёлые полевые гаубицы — 15 выстрелов, 10-см орудия — 12 выстрелов, 21-см мортиры — восемь выстрелов.

Немецкие солдаты проходят мимо подбитого на улице Елгавы (Митавы) тяжёлого танка ИС-2

Командующий 3-й танковой армии генерал-полковник Райнхардт к началу операции «Доппелькопф» опубликовал приказ, в котором среди прочего отметил:

«Перед вами стоит историческая задача… Мощным ударом вам предстоит уничтожить противника перед границами Восточной Пруссии… Я уверен, что контакт с окружёнными дивизиями группы армий «Север» будет восстановлен в кратчайшие сроки».

Танковая бригада СС «Гросс» в наступлении 16 августа участия не принимала, поскольку была слишком слаба: на 19 августа её численность составила 2500 человек. Штаб 1-го Прибалтийского фронта располагал следующими сведениями:

«Противник перед фронтом 2-й гвардейской армии сосредоточил три танковые дивизии (5-я, 7-я и тд СС «Великая Германия»). По данным авиаразведки установлен подход к фронту 2-й гвардейской армии ещё 1-2 танковых дивизий. По показаниям пленных следует ожидать подход тд СС «Мёртвая Голова» и «Адольф Гитлер»».

Разумеется, советское командование не ограничивалось безучастным наблюдением за тем, как немцы собирают ударный кулак. На опасное направление был переброшен 19-й танковый корпус (тк). Также директива от 16 августа предписывала немедленно сосредоточить 3-й гв.мк для отражения наступления противника с шауляйского направления. Приказ этот касался и 8-й гв.мбр — с этого момента за оборону в районе Тукумса отвечали стрелковые дивизии.

На заднем плане явно тот же танк, что и на предыдущем фото, только солдаты в кадре уже советские

17 августа в подчинение 1-го Прибалтийского фронта была передана 5-я гвардейская танковая армия, которую тоже незамедлительно направили в район Шауляя. Принятые меры помогли удержать линию обороны и притормозить немецкий танковый каток — хотя и высокой ценой. Противнику пока удавалось теснить советские части на шауляйско-митавском направлении, но уже становилось понятно, что танки у наступавших закончатся раньше, чем километры, отделяющие их от окруженцев из группы армий «Север».

Однако у противника ещё оставались резервы, одним из которых стала танковая группа, которой командовал человек с великолепным именем — генерал-майор Хиацинт граф фон Штрахвиц фон Гросс-Цаухе унд Камминец.

В состав группы, кроме бригады СС «Гросс», прибыла 101-я тбр полковника Майнрада фон Лаукерта. Она имела в своём составе 2101-й танковый батальон, в котором насчитывалось 36 «Пантер» и четыре 37-мм самоходные зенитные установки FlakPz-IV/37, хотя есть сведения, что «Пантер» на самом деле было 70. Также в соединение фон Штрахвица вошёл 3-й дивизион 19-го артиллерийского полка СС, который имел в своём составе две моторизованные батареи лёгких полевых гаубиц и две батареи тяжёлых полевых гаубиц на конной тяге, а также штаб и батальон связи 337-й пехотной дивизии (пд).

Интересно, что примерно годом ранее, в ходе боёв на Курской дуге, командовавший первым в панцерваффе «пантерным» полком фон Лаукерт уже был подчинённым «танкового графа» фон Штрахвица, но вряд ли сохранил по этому поводу добрые воспоминания.

«Пантеры» 101-й танковой бригады вермахта. Прибалтика, лето 1944 года

Советская разведка 16 августа отметила появление 101-й тбр, но почему-то решила, что она гренадерская. Особых опасений на фоне развернувшихся боёв под Шауляем эти донесения не вызвали. Захваченные пленные показывали, что танки «Гросса» из-за недостатка горючего используются как неподвижные огневые точки, а в наступлении на Тукумс бригада пойдёт лишь при наличии «слабых сил противника».

«Танковый граф» вступает в бой

Первый день операции «Доппелькопф» принёс 3-й танковой армии успехи на севере и тяжёлые кризисы с глубокими прорывами на южном оборонительном фронте, которые потребовали большего, чем ожидалось, напряжения сил. В соответствии с приказом танковая бригада СС «Гросс» должна была нанести удар западнее Путертале.

XXXIX танковый корпус после почти 75-километрового ночного марша должен был атаковать около 08:00 4-й танковой дивизией по линии Векшняй – Лайжува, 5-й танковой дивизией по линии Тришкяй – Векшняй. Полосы наступления были примерно в восемь километров шириной. В распоряжении корпуса было 84/41 PzKpfw IV, 29/37 PzKpfw V, 20/2 StuG и 16 JagdPz (в числителе указаны исправные машины, в знаменателе — находящиеся в краткосрочном ремонте). Также корпусу подчинялась танковая группа «Фон Штрахвиц».

XL танковый корпус в 08:00 из района юго-восточнее Луоке предпринял наступление панцергренадерской дивизией «Великая Германия». Выдвижение дивизии происходило с большим трудом из-за узких плохих дорог. После полудня дивизия вела бой в двух километрах западнее Куршенай. Удалось захватить неповреждённым переезд через реку Вента юго-восточнее Куршеная. В танковых подразделениях корпуса числилось 18/1 PzKpfw IV, 65/33 PzKpfw V, 29/8 PzKpfw VI, 36/4 StuG и 19 JagdPz (в числителе указаны исправные машины, в знаменателе — находящиеся в краткосрочном ремонте).

Карта положения советских частей в районе Тукумса на 17 августа 1944 года

Командование 3-й танковой армии отдало приказ группе «Фон Штрахвиц» 18 августа прорваться из района Фрауэнбург к дороге Митава – Тукумс и занять город Тукумс. Тем самым восстанавливалась связь с окружённой 16-й армией. Та, в свою очередь, должна была наступать навстречу тремя атакующими группами под Слоку и к югу от неё через Лиелупе на Кемери и восточнее Джуксте. Флот 18–19 августа должен был оказать танковой группе Штрахвица огневую поддержку с моря.

Во второй половине дня стало известно о назначении фельдмаршала Вальтера Моделя командующим группой армий «В», а его преемником в качестве командующего группой армий «Центр» стал генерал-полковник Георг-Ганс Райнхардт. Генерал-полковник Эрхард Раус принял 3-ю танковую армию.

18 августа в 00:30 XXXIX танковый корпус доложил командованию армии об отданном танковой группе фон Штрахвица приказе: атаковать основными силами из района Фрауэнбург в сторону дороги Тукумс – Митава, потом взять Тукумс и далее через Кемери попытаться установить связь с корпусной группой «Клеффель» 16-й армии по обе стороны от Слоки. Поддержать танкистов должны были части 52-й охранной дивизии, северному флангу которой поставили задачу «продвинуться в направлении на Тукумс». Командование 16-й армии планировало нанести сильные встречные удары с востока через Лиелупе на Кемери и Джуксте.

В 23:30 штаб XXXIX танкового корпуса доложил, что группа «Фон Штрахвиц» вследствие задержки железнодорожных эшелонов сможет выступить только 19 августа. После сосредоточения в 20 км северо-восточнее Фрауэнбурга она будет наступать через Биксты, Румба, Джуксте и возьмёт Тукумс с юга.

Фронтовой кинооператор Семён Школьников снимает форсирование советскими частями реки Лиелупе в Латвии

19 августа в 10:00 группа «Фон Штрахвиц» примерно с 60 танками приготовилась к наступлению и к вечеру прорвалась через железную дорогу на шесть километров юго-восточнее Яунпилс. Слева и позади неё двигалась латышская боевая группа. Советские части на немецких картах образовали вокруг Тукумса круг с радиусом в три километра. Напротив, в полосе 16-й армии, части 1-го Прибалтийского фронта временно захватили плацдарм и город Бауска.

Вечером начальник штаба группы армий «Центр» заявил начальнику штаба 3-й танковой армии: «Если шансы на успех призрачны, следует сконцентрировать все силы на узком участке фронта, предположительно у Штрахвица, и прорваться к группе армий «Север».

В 21:00 прозвучал переданный по телеграфу приказ группы армий на 20 августа: продолжать наступление силами XXXIX и XL танковых корпусов, а также танковой группы «Фон Штрахвиц». При смыкании внутренних флангов обоих танковых корпусов, избегая невыгодных и хорошо занятых противником местностей, прорываться на Ионишкис. В случае благоприятного развития наступления танковой группы «Фон Штрахвиц» предполагалась возможность введения вслед за ней в бой одной-двух танковых дивизий и их наступления на Митаву для установления связи с группой армий «Север». При растягивании своего фронта IX армейский корпус должен был передать XL танковому корпусу дополнительные силы или же атаковать своим северным флангом. Южнее Мемеля следовало удерживать позиции. Сообщалось, что в районе прорыва северо-восточнее городка Науместис положение восстановлено благодаря 1-й пд, усиленной 103-й и 104-й тбр. Первой целью наступления называлась линия Шакяй – Науместис. Примечательно, насколько командование группы армий «Центр» вторгалось в сферу прерогатив 3-й танковой армии!

Немецкие танки PzKpfw V «Пантера» в Прибалтике

У советской стороны было время подумать и принять решения. К 20 августа, оставив часть территории, 2-я гвардейская и 51-я армии смогли удержать фронт. Вершина выступа удерживалась 1-м гвардейским стрелковым корпусом (гв.ск) генерал-лейтенанта И.И. Миссана в составе 417-й и 346-й сд.

Незадолго до наступления 20 августа командование 3-й танковой армии сформировало танковую группу «Фон Кнобельсдорф», в которую с 12:00 20 августа в подчинение XL танкового корпуса должен был войти XXXIX танковый корпус. Для обороны танковой группе «Фон Кнобельсдорф» придавалась 201-я охранная дивизия. Новые задачи звучали так:

  • силами группы «Фон Штрахвиц» продолжать наступление на Тукумс;
  • силами XXXIX танкового корпуса продолжать наступление на Жагаре, 12-й танковой дивизией севернее Ауце;
  • танковую дивизию «Великая Германия» перегруппировать и нанести удар по Грузджяй, чтобы потом во взаимодействии с XXXIX танковым корпусом разбить противника в районе Жагаре;
  • изгиб фронта западнее Шауляя сократить до более выгодной оборонительной линии, отойдя при необходимости на несколько километров;
  • установить контакт между 14-й и 7-й танковыми дивизиями.

В этих условиях командование советской 51-й армии приняло решение перебросить на решающий, как в тот момент казалось, участок в помощь истекающим кровью 63-му ск и 3-му гв.мк ещё и большую часть сил 417-й сд, оставив у Тукумса один 1372-й сп под командованием Героя Советского Союза подполковника Н.В. Баранова с батареей 1055-го артиллерийского полка. Теперь выход к побережью обороняла только пехота 1-го гв.ск. 20 августа о начале немецкого наступления в штабе корпуса узнали, что называется, из первых рук:

«В 05:30 на КП штаба корпуса (2 км западнее мызы Казупе) появились немецкие танки, которые обстреляли несколько раций, подожгли сарай… В силу сильного тумана танки противника не заметили расположения штаба и прошли в направлении мызы Казупе».

В оперсводке 51-й армии от 20 августа сообщается о тяжёлых боях 1-го гв.ск уже с утра. 15–20 танков прорвались к штабу корпуса, на побережье против 346-й сд был высажен десант. К вечеру 1372-й сп и 346-я сд оказались блокированы, но не прекращали сопротивления.

Солдаты из дивизии «Великая Германия» с гранатомётами «Панцерфауст» в Латвии. На заднем плане — полугусеничный бронетранспортёр Sd.Kfz.251/9 Ausf.D

Со стороны Риги немцы с 04:00 форсировали Лиелупе, создав плацдарм на левом берегу реки. Наступавшие с внешней стороны силы — по донесению штаба 1-го гв.ск, 50–60 танков с «Фердинандами» — в 05:00 вышли на шоссейную и железную дороги Митава – Тукумс, после чего продолжили наступление двумя колоннами. 1372-й сп успел передать, что ведёт бой, подбил один танк и два бронетранспортёра, после чего связь оборвалась.

346-я сд, занимавшая оборону вдоль побережья, оказалась зажата и рассечена на части. Приказ на отход из штаба корпуса запоздал — полки дивизии уже вели бой в полном окружении. Только с наступлением темноты оставшимся в живых удалось выйти из боя и лесами прорваться на юг, к своим. Согласно донесению штаба 346-й сд, потери за бой 20 августа и отход составили 250 человек убитыми… и 1986 не вышедшими из окружения. Дивизия потеряла практически всю артиллерию, обозы и медсанбат.

Немецкая сторона рассказывает об этом дне 20 августа следующим образом. С утра группа «Фон Штрахвиц» атаковала Джуксте, заняла его, несмотря на ожесточённое сопротивление, двинулась дальше на Тукумс, в полдень заняла и этот населённый пункт, а ночью прорвалась к группе армий «Север» на Слоку. Советские части за прорвавшимися танками вновь сомкнулись. Потери танков оказались высокими, большей частью из-за технических трудностей, связанных с эксплуатацией «Пантер». До цели наступления их добралось только девять, остальным требовался краткосрочный ремонт.

Танки фон Штрахвица обошли Тукумс с севера и юга и соединились с 281-й охранной дивизией группы армий «Север». Кригсмарине оказали поддержку наступлению огнём эсминцев и крейсера «Принц Ойген», который выпустил по Тукумсу 265 снарядов калибра 203 мм. Огонь корректировался бортовым самолётом крейсера. Стреляли немцы, похоже, просто по городу — советских артиллерийских батарей, которые надо было подавить, с воздуха не обнаружили. После окончания стрельбы самолёт с крейсера «на закуску» скинул бомбы на городской вокзал. Обстрел с моря вёлся с 07:02 до 07:49.

 

Впрочем, на фоне танковых атак обстрел с моря для советских частей остался практически незамеченным — по крайней мере, в документах 51-й армии отмечена только поддержка высаживаемых десантов «артогнём катеров, курсирующих по побережью Рижского залива». Скорее всего, это были артиллерийские БДБ 13-й флотилии и штурмботы, высаживавшие десанты в районе Рагациемс – Клапкалнциемс.

Интересно, что появилась легенда об уничтоженных в Тукумсе 203-мм снарядами 48 «тридцатьчетвёрках», которая вошла даже в снятый каналом «Дискавери» сериал «Великие танковые сражения». Орды советских танков погибают и в мемуарах наступавших на Тукумс танкистов фон Штрахвица. Непонятно лишь одно — что это были за таинственные танки?

Подвижные резервы 51-й армии — 15-й гв.тп на ИС-2 подполковника В.Н. Кутина, 336-й гвардейский тяжёлый самоходный артполк на ИСУ-152 подполковника А.Ф. Санковского и 1102-й лёгкий самоходный артполк на СУ-76 подполковника М.В. Комко — к утру 20 августа находились южнее Тукумса. Бросать их в контрудар было поздно, да и слишком рискованно. Командование 51-й армии в тот момент было больше озабочено выстраиванием новой линии обороны, чтобы не допустить сворачивания всей обороны фланговым ударом немцев.

Тяжёлая самоходная артиллерийская установка СУ-152. Прибалтика, лето 1944 года

Командир XL танкового корпуса чётко оценивал положение:

«Наступление продвигается, но решительного успеха не ожидается. По моему мнению, мы должны всеми силами продвигаться позади Штрахвица. Там же должна находиться и «Великая Германия».

Начальник штаба 3-й танковой армии отвечал:

«Сделать это не так просто до тех пор, пока между 14-й и 7-й танковыми дивизиями не будет установлена связь. Мы должны подождать, пока XXXIX корпус захватит впереди ещё немного пространства».

В 17:00 XXXIX танковый корпус доложил о движении примерно 60 советских танков и 600 автомашин от Митавы на Тукумс, где не имелось ни одного немецкого танка, а только отдельные бронетранспортёры бригады СС «Гросс». Танки фон Штрахвица уже уехали вперёд, и у командования окружённой группировки были на них свои планы.

Командир XXXIX танкового корпуса генерал Дитрих фон Заукен верно установил, что противник собрал все свои силы перед фронтом обоих танковых корпусов, что позволило группе «Фон Штрахвиц» прорваться без особого сопротивления:

«Мы разбиваем у него одну дивизию за другой, а сейчас он перебрасывает крупные силы на Тукумс. Мы должны продолжить наше нынешнее наступление на Митаву. Направленная на Тукумс танковая дивизия должна быть там в течение 48 часов и должна будет пробиться».

Начальник штаба армии ответил, что решающее значение имеет удержание достигнутой связи с группой армий «Север». Командование армии предполагало: если наступление XXXIX танкового корпуса не приведёт к прорыву, направить оттуда одну танковую дивизию или дивизию «Великая Германия» по пути следования танковой группы «Фон Штрахвиц». Фон Заукен отвечал:

«В таком случае нужно будет немедленно остановить хорошо развивающееся наступление трёх танковых дивизий. После того, как я отдам одну дивизию, мне потребуется ещё одна, которая разместится позади меня. У нас нет столько дивизий, чтобы их ввести в уже занятый мною район».

Генерал Курт фон Типпельскирх писал в своей «Истории Второй мировой войны»:

«20 августа возродило все надежды. В этот день был взят Жагаре, а северная боевая группа вышла к Тукумсу, откуда при поддержке тяжёлого крейсера «Принц Ойген» пробилась к южному побережью Рижского залива и восстановила связь с группой армий «Север». Казалось, сама судьба благоприятствовала принятию «большого решения». И если бы оно было принято, то это наступление, связанное со столь большим риском для остальных фронтов группы армий, принесло бы неоценимую пользу. Гудериан тотчас же вновь поднял вопрос об отводе группы армий «Север», однако натолкнулся на самые резкие возражения со стороны Гитлера, вновь заявившего, что по политическим причинам, равно как и по соображениям морской стратегии, такое решение неприемлемо. Больше того, Гитлер, по приказу которого ещё до начала контрудара в распоряжение командующего группой армий «Север» была переброшена по воздуху пехотная дивизия, несколько дней спустя потребовал, чтобы через пробитую у Тукумса брешь группе армий «Север» немедленно была подброшена ещё одна танковая дивизия. Он предпочёл бы скорее согласиться на новое окружение группы армий «Север», чем отказаться от усиления последней танками. А угроза окружения в последующие дни становилась действительно все отчётливее».

Советское командование имело своё видение ситуации. 51-я армия докладывала — с большим преувеличением — об атаке Тукумса с севера и юга 300 танками. По этой причине 51-й армии для проведения контратаки были подчинены 19-й тк и 60-й ск, до этого бывшие в составе 43-й армии. Однако когда во второй половине дня поступил доклад, что противник произвёл высадку с 35 десантных судов, обе дивизии 1-го гв.ск были выведены из района Тукумса на линию Митава – северо-западнее Добеле – Ауце. Баграмян писал:

«У меня не оставалось сомнения в том, что без немедленной помощи этим дивизиям угрожает гибель. Но помочь мы им пока ничем не могли. Поэтому я дал разрешение на отвод».

Под Жагаре 51-я армия при поддержке 3-го гв.мк отразила все атаки, а 2-я гвардейская армия продолжала укреплять позиции на важнейших подступах к Шауляю. Очевидно, что сильно преувеличенные доклады 51-й армии о положении под Тукумсом привели к поспешному решению очистить плацдарм у Рижского залива и отойти на линию Митава – Ауце.

Танковая группа «Фон Штрахвиц» с двумя гренадерскими батальонами, разведбатом и 60 танками, которые большей частью ещё находились под Ригой, могла быть без особых усилий разгромлена под Тукумсом. Для этого у находившихся в 51-й армии двух вновь приданных корпусов было достаточно сил, несмотря на тяжёлое положение с обороной под Жагаре и Шауляем. Это могло привести к ликвидации всех усилий операции «Доппелькопф» по созданию сухопутного моста. Прорыв группы «Фон Штрахвиц» является примером того, какого оперативного успеха может достичь даже небольшое соединение, оказавшееся в нужное время в нужном месте. Последующий ход боевых действий показал на примере действий советского командования, к каким последствиям в деле принятия оперативных решений могут привести неточная оценка сил противника и ошибочные доклады.

Для немецкой стороны 20 августа стало днём принятия окончательного решения о дальнейших вариантах наступательной операции: перебрасывать подвижные части к Тукумсу и наступать оттуда на юг или продолжать попытки прорыва через Жагаре после усиления находившихся там сил.

Группа армий «Центр» и 3-я танковая армия, согласно сохранившимся документам, отвергли первый вариант — насколько большую роль здесь сыграло мнение Гитлера, установить невозможно. Принесло бы больше преимуществ принятие первого варианта — сказать трудно. Есть мнение, что уже во время первоначального распределения сил для «Доппелькопфа» требовалось создать мощный кулак на северном направлении.

Из всего произошедшего видно, насколько сложно изменить состав сил уже во время самой операции, какими усилиями и сложностями оборачивается перегруппировка, если она ещё возможна и обещает успех.

Фактически прорыв танков фон Штрахвица вдоль побережья стал главным успехом немецкого наступления в августе 1944 года. С одной стороны, это действительно был повод для гордости — группа армий «Север» была деблокирована. С другой, узкая полоска вдоль моря не так много значила для снабжения полумиллионной группировки, особенно с учётом возможности доставки грузов морем в Ригу и другие порты. Не будем забывать, что в итоге план «уничтожения сил противника, находящихся между группами армий «Центр» и «Север»», то есть, фактически основных сил 1-го Прибалтийского фронта, так и остался на бумаге.

https://warspot.ru/13178-solyo...

Картинки 26 ноября 2020 года
  • Rediska
  • Сегодня 10:11
  • В топе

1 2 3 4 5 6 7 Реклама 8 9 10 https://chern-molnija.livejournal.com/4864513.html

Как журналист «Огонька» неожиданно для себя стал популярным актёром - гениальная импровизация Никулина и Гайдая.

"Бриллиантовая рука" (1968)Наверное, все помнят смачного громилу в фильме «Бриллиантовая рука», который попросил огонька у Семена Семеновича Горбункова. Но немногие знают, что этот круп...

Зачем Рига пишет в Москву покаянные письма?

На днях стало известно о том, что заместитель госсекретаря министерства сообщения Латвии Улдис Рейманис попросил помощника министра транспорта РФ Юрия Петрова упростить бюрократическую ...

Обсудить
  • прям ода фашистам, не стоит забывать что наши все это сровняли с землей.
  • надо было истребить 2 поколения мужиков (особенно русских + 900 тысяч эмигрантов первой волны, которые купились на красивый лохотрон об освобождении от жидобольшевиков их родины)отсюда мясники типа жукова в героях; надо было создать Израиль - содержать и финансировать его немцами в будущем; надо было прозрачно загнать гоев в долги - пусть оплачивают свой самоубой (как гениально! при путине только рассчитались за лэнд-лизинг ); надо было создать две послевоенные полярные системы т.н. "холодная война"- единство и борьба противоположностей (закон диалектики) - и тем самым установить полный контроль над миром ...не к одним, так к другим примкнут - будут вынуждены. И еще куча зайцев была убита в развязывании тщательно запланированной ими этой бойни, помимо гешефта и решения возникших задач по покорению и строительству единого мирового еврейского царства, пред дверьми которого мы сейчас находимся. Поэтому я не верю никаким "фактам" и никаким историкам - они либо лохи, либо - в этой сионской банде состоят и делают все, чтобы люди верили в некое противостояние и мочили друг друга, когда настоящие враги возглавляют ( и возглавляли во 2-й мировой) все стороны любого конфликта и есть соратники - братки одного ОПГ. Что т. сралин, что адик гитлер - это все одна банда и одно у них начальство, как и национальность. Остальное - ложь, и ничего кроме нее.