Португальская субмарина «Арпао» нырнула под арктические льды, угрожая атомным подлодкам нашего Северного флота

5 1237


В НАТО подвели итоги недавно завершившейся в Балтийском море, Северной Атлантике и Арктике многонациональной операции «Блестящий шит». Похоже, главным эпизодом этих маневров с возможными серьезными последствиями для Стратегических ядерных сил России способны стать первые в истории длительные учебные погружения подводной лодки с обычным двигателем под паковые льды.

В районах пролива Дэвиса и залива Баффина их выполнила многоцелевая ПЛ «Арпао» ВМС Португалии, уже возвратившаяся на свою базу в Алфейте, Лиссабон. Действия экипажа в Северном Ледовитом океане обеспечивал датский патрульный корабль «Эйнар Миккельсен».

По итогам похода начальник штаба португальского флота адмирал Гувейя э Мело заявил: «Португалия становится первой страной, которая может использовать неатомную подводную лодку для плавания в ледовых условиях, присоединившись к ограниченной группе стран, которые уже действуют подо льдом: США, Великобритания и Россия. Но у них атомные подводные лодки».

«Мы успешно достигли наших целей по наблюдению и патрулированию в Северной Атлантике, продемонстрировав возможности этого типа обычных подводных лодок в арктических условиях», — добавил командир «Арпао» Тавейра Пинту.

А американское интернет-издание The War Zone миссию «Арпао» в северных широтах назвало ни много, ни мало — «исторической». Процитировав при этом заявление верховного командования НАТО, в котором сказано, что подо льдами «португальская подводная лодка успешно использовалась для слежки и мониторинга российских надводных кораблей и подводных лодок».

И далее Брюссель констатировал: этим походом Североатлантический альянс продемонстрировал, что готов вот-вот «значительно усилить свое стратегическое и тактическое преимущество перед русским Военно-Морским флотом в арктических районах».

С чего вдруг такой глобальный оптимизм по результатам рядовой, казалось бы, 70-суточной боевой службы далеко не самой мощной и ничем особо не примечательной субмарины?

Все дело в том, что уже много десятилетий мощный ледовый арктический панцирь служит надежным укрытием для наших немногочисленных атомных ракетных подводных крейсеров стратегического назначения (РПК СН) Северного флота с межконтинентальными баллистическими ракетами «Булава», «Синева» и «Лайнер» на борту. «Достать» их в этих сумеречных глубинах по понятным причинам не в силах ни противолодочная авиация Североатлантического альянса, ни его надводные боевые корабли.

Единственную реальную угрозу российским РПК СН в подледных районах Арктики представляют «ныряющие» за ними туда же, под лед, вражеские многоцелевые атомные подводные лодки. Прежде всего — ВМС США и Великобритании.

Их задача — обнаруживать наши атомоходы. И за каждым устанавливать скрытное и как можно более продолжительное слежение. С тем, чтобы в случае получения из собственной столицы радиосигнала о начале большой войны, первым нанести внезапный удар по российскому кораблю. И желательно раньше, чем экипаж РПКСН сумеет отыскать или проделать взрывами собственного торпедного оружия достаточно большую полынью для всплытия. И уже в ней откроет люки своих ракетных шахт для всесокрушающего ядерного залпа. Означающего, скорее всего, конец света для человечества.

Соответственно, задача отечественных «стратегов» ни на день, ни на час, ни на минуту по возможности ничем не выдавать своего присутствия на маршруте боевого патрулирования. На всякий случай с той же целью периодически осуществляя резкие циркуляции чтобы осмотреться на кормовых курсовых углах, в акустической тени собственных винтов. И убедиться, что погони нет. А если она обнаружена — немедленно начинать сложные маневры для отрыва от преследования.

Вся эта рискованная и чреватая столкновениями участвующих в ней огромных атомоходов подледная «карусель» уже много десятилетий ни на миг не прекращается в арктических районах. Когда и сколько субмарин с ядерными реакторами с обеих сторон участвует в ней? Эту тайну флоты всего мира берегут пуще глаза. Но понятно, что в численном отношении в этом противостоянии силы обычно примерно равны.

Но что особенно важно понять в этом случае: никаких иных субмарин, кроме как с ядерными двигателями, в рискованных подводных «ралли» до сих пор не участвовали. Однако что теперь, после только что завершившегося похода под лед португальской «Арпао», грозит перемениться? Чтобы попытаться понять это, прежде следует разобраться: что за лодка такая, эта самая «Арпао»?

Она построена в Германии на верфи Howaldtswerke-Deutsche Werft. Представляет собой модернизированный вариант подлодок класса 212, которые составляют основу подводного флота ВМС ФРГ. В боевой состав ВМС Португалии вошла в 2011 году.

Водоизмещение «Арпао» сравнительно небольшое, всего 2020 тонн. Вооружение — восемь 533-мм торпедных аппаратов.

Но главное достоинство этого подводного корабля — его воздухонезависимая (анаэробная) энергетическая установка (ВНЭУ). Она не требует регулярного всплытия в походе для подзарядки аккумуляторов с помощью топливных элементов на основе жидкого кислорода и водорода.

Скажем сразу: такая ВНЭУ предмет «черной» зависти наших кораблестроителей и конструкторов. Которые уже много лет бьются над созданием для ВМФ России хоть чего-то подобного. Потратили на это немыслимые финансовые средства. Но пока все напрасно.

Схожие по назначению с германскими проектами 212 и 214 наши дизель-электрические «Варшавянки» и «Лады», которые в конвейерном режиме прямо сейчас пытаются «клепать» санкт-петербургские «Адмиралтейские верфи», в отношении своих двигательных установок не слишком далеко ушли от подобных субмарин времен Второй мировой войны.

ЦКБ «Рубин» уже лет десять сулит российским адмиралам тоже начать вооружать отечественные подлодками «нашенскими» ВНЭУ. Только доселе все без толку.

Спроектированные под ВНЭУ едва ли не при царе Горохе российские подлодки типа «Лада» от безысходности так и уходят пока с верфей на флотскую службу (уже списанный в утиль «Санкт-Петербург», «Кронштадт», «Великие Луки») в почти старинном дизель-электрическом варианте.

Эта практически необъяснимая неспособность российских корабелов решить сложную научно-техническую проблему, которую, тем не менее, уже под орех «расщелкали» очень и очень многие в других странах, заставила нас в начале 2023 года предложить Индии подключиться к той же, из рук вон худо получающейся у России работе. Но что-то не слышно из Дели особого ликования по этому поводу.

В итоге наши современные «дизелюхи», поступающие на флот, всем хороши. Кроме единственного, но гибельного для них в определенных боевых обстоятельствах. В походе они вынуждены регулярно, максимум раз в 2−3 суток, подниматься на поверхность ради подзарядки аккумуляторных батарей собственными дизель-генераторами.

С той же периодичностью подставляясь под станции дальнего радиолокационного обнаружения вражеской патрульной авиации и кораблей. Которые вынужденно всплывшую на поверхность лодку своими РЛС легко обнаруживают за сотни километров.

А вот для западных аналогов «Варшавянок» и «Лад» подобная угроза куда меньше. Они если и «выныривают» для подзарядки, то раз в пять-шесть реже наших (с периодичностью в 15−20 суток). Что просто неисчислимо повышает возможности скрытного плавания для противника.

Для полноты картины отметим, что субмарины с ВНЭУ давно стоят на вооружении не только флотов Германии и Португалии. Ими располагают еще и Швеция, Франция, Япония, Турция, Испания, Китай, Южная Корея. И даже Пакистан. Только мы отчего-то — ни с места.

Впрочем, это ни для кого из специалистов не новость. Но после достаточно продолжительного похода «Арпао» под арктические льды для России наметилась невиданная доселе, как представляется, опасность. Которая, похоже, и привела НАТО в настоящее ликование в предчувствии предстоящих у Москвы проблем стратегического характера.

Дело в том, что португальский экипаж на практике доказал: даже неатомные подводные лодки Североатлантического альянса в высоких широтах тоже в случае чего способны подключаться к вытеснению из-под ледового панциря наших новейших «Бореев», находящихся на маршрутах боевого патрулирования.

Хотя бы на не слишком продолжительное время. И хотя бы лишь у кромки льдов многократно увеличивая число «охотников» за нашими подводными «стратегами».

При этом учтем, что, по воспоминаниям контр-адмирала Александра Берзина, в прошлом первого заместителя командующего 1-й флотилией атомоходов Северного флота, именно у кромки льдов едва ли не половину года в силу климатических условий осуществляют боевое патрулирование почти все российские «стратеги». Потому что почти полгода в тех широтах длится полярная ночь.

Подводный ас Берзин, за плечами которого семь боевых служб на атомоходах в Арктике и более полусотни всплытий в полыньях с проламыванием льда, признается:

— В целях безопасности БС заходы глубоко под лед выполнялись только в период полярного дня. А в полярную мы ночь плавали в районах кромки льдов. Это исходило из-за невозможности использования в темное время основного средства ледовой разведки — телевизионного комплекса, который позволял визуально оценивать структуру и подвижки льда. То есть — давал подводнику информацию для безопасного всплытия. Да и то — при благоприятном стечении обстоятельств".

К тому же и сам процесс всплытия во льдах — сложный, опасный и долгий. По словам того же Берзина, «процесс подготовки к всплытию без хода в зависимости от условий может затянуться до шести часов. Необходимо обследовать полынью или участок ровного тонкого льда, определить его снос, течение, выбрать курс. Удифферентовать ПЛ без хода. И начать мучительно долгое всплытие со скоростью 20 см/мин.

Трудно вообразить 150-метровый исполин, всплывающий в пучине со скоростью на порядок меньше черепашьей. И все это делается для того, чтобы не разбить корабль об лед.

Из личного опыта говорю, что на каждом втором-третьем всплытии приходилось принимать решение о прекращении маневра по различным причинам: то изменилась плотность воды, то какая-то часть лодки оказывается под торосом, чаще всего из-за неправильного учета течения и взаимного сноса…

Не берусь даже подсчитать количество столкновений наших кораблей с айсбергами на глубинах даже более 200 метров, развороченных легких корпусов, смятых рубок, погнутых выдвижных устройств, оторванных буксируемых антенн" (конец цитаты).

На мой взгляд, все сказанное заслуженным адмиралом исчерпывающе ясно объясняет: почему перед применением ракетного оружия российский атомный подводный крейсер со стратегическими ракетами критически уязвим для любого натовского «охотника» за ним? В том числе — и для любой куда менее скоростной, чем он, обычной субмарины. Но с ВНЭУ.

А теперь представим, что в какой-то особый момент страны НАТО в помощь своим многоцелевым атомным субмаринам станут во множестве посылать в Арктику и такие. Там же от них просто деваться станет некуда!



https://svpressa.ru/war21/arti...

Оксанка на приёмке в Шереметьево и те самые кружевные панталошки

Здравствуй, дорогая Русская Цивилизация. Ниже ситуация, которая вполне могла случиться в Шереметьево. Ну или ещё случится. История "Оксанки", которая началась с того самого плаката, а з...

Война или капитуляция

Третий президент, многолетний премьер, а ныне заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Анатольевич Медведев описал в социальных сетях своё видение процесса капитуляци...

F-16 УЖЕ В ОДЕССЕ: БУДУТ РАБОТАТЬ ПО КРЫМУ. НА ОСЕНЬ ЗАПЛАНИРОВАНА ДЕМОБИЛИЗАЦИЯ, О КОТОРОЙ МОЛЧАТ СВОДКИ

В Волчанске идёт наступление волнами – прибыли резервы для "мясных штурмов", украинская армия цепляется за городские кварталы. В Киеве происходит "тихий путч", власть всё больше разочаровывается в Зап...

Обсудить
  • Все ПЛ с ВНЭУ имеют существенный недостаток - малая мощность и малая скорость
  • сумбурина банановой республики госпадиисусе :anguished:
  • Сев. Кореи на них нет :sunglasses:
  • мы все умрём?
  • Даже три недели без всплытия маловато для охоты за атомными подводными лодками.