Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Время - вечный лекарь

33 5362

Предыдущая глава

Глава 6

1979 год, Москва, Казанский вокзал

Называется «приехал в Москву развеяться перед началом последнего учебного года» — теперь сиди здесь до скончания века. Так думал Артур, сидя в милицейском кабинете вокзала. Его сюда привел милиционер, когда стали искать свидетелей убийства. Михей сразу же отошел к носильщикам. Артур по глупости подумал, что он хочет договориться перевезти тело в другое место, чтобы не валялось под ногами. Но когда подошел милиционер, Михея и след простыл.

— Мертв! — констатировал врач. — Ножевое. Прямо в сердце. Работал профессионал. Вскрытие покажет, но, скорее всего, шило или заточка.

— Кто свидетель, товарищи? — выкрикнул милиционер, оглядывая лица столпившихся вокруг трупа пассажиров. Все промолчали и стали потихоньку расходиться.

— Я! — так не хотелось Артуру связываться с этим делом, но пришлось отозваться — все-таки земляк, да еще учитель его школы.

— Так, — оживился милиционер и достал блокнот. — Имя, фамилия, год рождения. Откуда прибыли, молодой человек?

Артур обреченно продиктовал, думая об этом чертовом соседе Михее: «Вот куда он запропастился? Ведь из-за него все произошло...». В милицейском кабинете его опросили под протокол. Затем разговаривали без протокола. Но он ничего не знал о тех людях, кроме того, что одного звали Федя, другого — Сеня. Убийство, скорее всего, дело рук Сени. Потому что Артур видел, как он спешно двигался через толпу налегке, без багажа.

— А ты сам видел, как он ударил ножом?

— Да нет же, я вам говорю! — повторял «сотый» раз Артур. — Мы с дядь Михеем были далеко.

— А кто это, «дядь Михей»?

— Да сосед мой.

— Сосед по купе?

— Да нет же! Сосед из одной деревни.

— Так. Его фамилия, имя, отчество, год рождения.

Артур продиктовал, оговорившись, что года рождения не знает.

— Наверное, сорок третий, как у мамы. Они примерно одного возраста.

— Хорошо. А этот Сеня кем тебе приходится?

— Да вообще никем. В первый раз видел. Они были соседями по купе — занимали боковые места. Играли в карты. Потом у них произошел конфликт.

— С кем? С твоим соседом Михаилом?

— Да нет же. Я же писал в протоколе, что конфликт был с Волотовским. Это я виноват.

— В чем виноват?

— Потому что это я его позвал из вагона-ресторана спасти дядь Михея от картежных шулеров.

— А почему ты пошел в вагон-ресторан звать постороннего человека на помощь? Разве нельзя было сказать проводнику или соседям по вагону?!

— Соседи его пытались увещевать, чтобы он не садился играть с ними, но их не слушал. А Волотовский мне не посторонний. Он наш школьный учитель.

— Так, так, так! Все интересней и интересней. Получается, что он и Михея, то есть Михаила, знал?

— Да они ваще были друзья! — сказал Артур и прикусил язык. Кажется, он лишнего наговорил.

Последние слова услышал вошедший без стука мужчина в гражданском костюме с галстуком. Он показал милиционерам красную корочку и сказал вежливо, но строго:

— Позвольте нам побеседовать с молодым человеком! Наедине!

Все милиционеры вышли, но зашли другие два человека, одетые точно так же, как первый, и молча расселись на свободные стулья.

— Итак, молодой человек, вы единственный свидетель совершенного на перроне Казанского вокзала убийства вашего школьного учителя Волотовского Александра Сергеевича? Так?!

— Так! То есть, нет! — сказал Артур, немного робея от строгого голоса. «Прям как завуч наш», — подумал он.

— То есть, как нет?! — повторил за ним сотрудник.

— Я самого убийства не видел, но предполагаю, что это сделал картежник Сеня, которого обидел в поезде Алескандр Сергеевич, — выпалил Артур на одном дыхании. — Отобрал проигранные дядь Михеем деньги.

— Так, Артур. Вас ведь Артур зовут?! Верно? Давай с самого начала.

— А вы кто? Меня же уже допрашивали.

— Меня зовут Александр Анатольевич. Майор госбезопасности Ставцев Александр Анатольевич. А это мои сотрудники. Это раз. Вас не допрашивали, а опросили как свидетеля сотрудники милиции. Это два. Так что, Артур, давай сначала.

Артур начал опять рассказывать, как он собрался в Москву посмотреть в какие учебные заведения можно было бы поступить в следующем году. В этот момент он вспомнил, что сидит здесь уже давно. Родственники, наверное, волнуются. Он же должен был еще с утра приехать.

— Телефон домашний у родственников есть? — спросил майор Ставцев.

— Я не знаю. Это мама с ними общалась. Только адрес знаю. И как доехать. Я их никогда не видел — дальние родственники. Мне надо-то пару ночей переночевать. Но все-равно, вдруг мама им позвонит — если она узнает, что я в милиции, точно инфаркт хватит.

Майор подвинул листочек:

— Напиши адрес! И как зовут.

После того, как Артур написал, передал листочек самому молодому из сотрудников и бросил строго:

— Узнайте и переключите связь на этот телефон. Узнайте у сотрудников, какой здесь номер.

— Есть!

Артур продолжил рассказ о путешествии из Янаула в Москву. Как дядь Михей поменял места в вагоне, как он сел потом играть в карты с шулерами, как Артур случайно встретил Волотовского и привел его в свой вагон, чтобы помочь Михаилу. Как школьный учитель быстро разобрался с шулерами, вернув деньги Михею. А утром на перроне заметил, как шустро пробирался сквозь толпу в направлении Волотовского один из картежников. Затем он увидел лежащего на земле Александра Сергеевича.

Майор Ставцев выслушал внимательно рассказ Артура, не перебивая. А когда тот закончил, спросил:

— Вот вы сказали, Артур, когда я сюда зашел, что они были друзьями. Это о ком шла речь?

— Александр Сергеевич и дядь Михей.

— А вам не показалось странным, что друзья ехали в разных вагонах — один в купейном, а второй в плацкартном? Да еще второй тут же исчезает, как только узнает, что его друг убит.

— Может, испугался?! — спросил Артур.

— Как-то не верится, что шестнадцатилетний школьник не испугался, а тридцатипятилетний мужчина струсил. Может, он сидел? Обычно бывшие зеки избегают таких ситуаций.

— Нет. Он не сидел — я точно знаю. Только пил он много и каждый день. Сколько помню себя, столько видел его только пьяным. А потом — как отрезало! Перестал пить, деньги появились. Стал хорошо одеваться. Вот в Москву приехал. Сказал, что на стройке большой будет работать.

— Интересно. Очень интересно... Что вы думаете, товарищ капитан?

Но капитан не успел ответить — зазвонил телефон. Трубку поднял майор Ставцев.

— Слушаю вас!

— ...

— Хорошо! Соединяйте! — сказал майор и протянул трубку Артуру. — Говорите!

— Алло! Здравствуйте! Это я — Артур из Янаула. Мама вам звонила на счет меня.

— А ты где? — послышался мужской голос в трубке. — Мы тебя потеряли. Ведь договорились же, что сначала к нам — отметиться, а потом в город. И почему звонят из милиции? Может, тебя милиция задержала?

— Извините! — сказал Артур. — Тут небольшая заминка произошла. Я скоро буду!

Артур прикрыл ладонью трубку и спросил у майора: «Я скоро буду?» Майор кивнул.

— Да, да, я скоро буду! Еще раз извините за беспокойство!

Майор дождался, когда молодой человек положит трубку и, сверяясь с записями в блокноте, спросил:

— Так вы не ответили, почему такие разные люди — учитель и деревенский пьяница, стали вдруг друзьями?

— Я не знаю... — сказал Артур, пряча глаза.

Но проницательный сотрудник госбезопасности чувствовал, что молодой человек знает больше, чем говорит. Он несколько смягчил тон, задавая очередной вопрос:

— Артур, я вижу, что ты неглупый молодой человек. Поэтому я тебе признаюсь, что мы очень заинтересованы в этих людях. Это дело, возможно, государственной важности. Расскажи все, что ты знаешь о Волотовском и Солодове!

— О Солодове?!

— Ну да, о Михаиле Солодове — твоем соседе.

— Ах, да. Его фамилия Солодов же... Я привык дядь Михей, дядь Михей...

— Ты сам задерживаешь себя, Артур. Рассказывай!

— Да. Я однажды тоже, как и вы, удивился, встретив их случайно вместе. И немного даже подслушал разговор. Речь там шла о том, чтобы заплатить за какую-то работу. В общем, дядь Михей прямо-таки требовал заплатить.

— Ну мало ли, за что можно требовать деньги, — сказал Ставцев. — Может, он по дому что сделал у Волотовского?! Ты же говоришь, что он строитель.

— Но дело в том, что в то время дядь Михей не просыхал — какой из него строитель?! И разговор был в укромном месте да еще они говорили так, будто опасались, что их кто-то может услышать.

— А о какой работе шла речь? Может, ты и это услышал?

— Да о каком-то грузе, который дядь Михей переносил к телевышке.

Майор с капитаном молча переглянулись при этих словах Артура.

— А когда это было, не подскажешь?

— Ну, я не знаю, когда он это делал.

— Нет. Когда ты... хмм... подслушал их разговор?

— Я точно не помню. Где-то два месяца назад.

Ставцев хлопнул ладонью по столу, чем напугал и так робевшего Артура. Не обращая внимания на реакцию молодого человека, майор повернулся к своим сотрудникам.

— Ройте землю носами, но найдите мне этого Солодова! — приказал он. — Это точно наш объект — нутром чую. Поднимите картотеки на всех рабочих, поступивших на работу с сегодняшнего дня на олимпийские стройки. В первую очередь — Олимпийский комплекс, Центральный стадион. Разошлите фотографии разыскиваемого — возможно, у него документы на имя другого человека.

— Артур, ты можешь быть свободен.— сказал майор, протягивая руку. — Спасибо тебе за помощь! Мы с тобой еще свяжемся!

Когда молодой человек вышел, потирая руку от крепкого рукопожатия, майор Ставцев пошел в кабинет начальника линейного отдела милиции и заявил, что это дело забирает к себе комитет госбезопасности.

— Официальный запрос вы получите сегодня же. А пока меня интересует опись личных вещей убитого.

Среди вещей Волотовского обнаружилась любопытная вещица, явно иностранного производства — довольно-таки массивная настольная зажигалка в виде женской фигурки. Какая есть необходимость возить с собой такую вещь?! Зажигалку отправили сразу к экспертам, а остальные вещи упаковали, опломбировали с тем, чтобы переправить в комитет. У чекистов сегодня был удачный день. Поэтому майор Ставцев направился прямиком к непосредственному начальнику с докладом.

— Все силы бросить на розыск и поимку этого Солодова, — приказал полковник Савельев, выслушав доклад майора Ставцева.

— Уже занимаемся, товарищ полковник!

— Вам сутки на это дело, товарищ майор!

— Есть!

Но не через сутки, и не через двое, и даже не через трое, Михаил Солодов не нашелся. Ни одного человека, ни в какие строительные организации человека, похожего на него, не принимали. Милиция шерстила все гостиницы, вокзалы и притоны, но Солодов как в воду канул. Чекисты чуть не круглосуточно вели наблюдение за английским посольством, а Ричард Бартон ни разу не появился в городе. Организовали слежку за другими сотрудниками посольства, но и это не привело ни к какому результату. Подтверждением того, что они на верном пути, стало экспертное заключение по зажигалке, изъятой у убитого Волотовского. Оно гласило, что это портативный радиопередатчик, работающий на иных, неизвестных в СССР, физических принципах. Некоторые радиодетали изготовлены из неизвестного советской науке материала. Кроме того, все свободное пространство зажигалки заполнено пластичным взрывчатым веществом типа Си-4 (15). По всей вероятности, или для самоподрыва пользователя, или уничтожения передатчика.

В этой связи специалистов нацелили на поиск именно таких взрывчатых веществ. Из-за того, что это был чистый си-четыре, использование собак для поиска было затруднительно. Было решено еще раз привлечь к работе свидетеля убийства Волотовского — школьника по имени Артур. Во время рассказа он упомянул, что Солодов забыл в вагоне свою футболку, в которой спал. Артур ее прихватил, а отдать не успел в связи с происшествием на перроне. Если нельзя найти взрывчатку по запаху, значит, надо искать по запаху человека, который должен пронести ее. Срочно связались с родственниками Артура.

— А он сегодня уезжает домой!— ответили по телефону. Наверное, уже на вокзале.

Звонок в линейный отдел милиции по Казанскому вокзалу ускорил процесс. Дали объявление по громкой связи на вокзале и уже после второго обращения молодой человек появился у стола справок. На счастье сотрудников, Артур футболку не выбросил, а сберег, упаковав в целлофановый пакет.

(15) C-4 (Composition C-4) — распространённая в США разновидность пластичных взрывчатых веществ военного назначения. В русском языке название обычно используется в формах си-четыре и си-фор. С-4 изначально не имеет запаха. Но чтобы собаки могли обнаруживать её, при производстве добавляют специальные химические маркеры. В большинстве случаев С-4 пахнет миндалём.

Рамзан Саматов © 

ВИДЕООБОРЗЕНИЕ: приветствие невидимок от Байдена, досадный ляп председателя Европарламента и рукоприкладство президента Гвинеи

✔Добрый день, дорогие друзья! Сегодня вашему вниманию представляем три коротких, но весьма занимательных видео, которые попали в Сеть на этой неделе. Итак, поехали! Выступая на сессии Е...

МИД РФ о Тихановской

Лавров обозначил позицию МИД РФ по Хуаните Тихановской. Как не трудно догадаться, с Тихановской никто разговаривать не будет, так как она однозначная расценивается как западная марионетка. &la...

Еврофашизм на марше

Давайте называть вещи своими именами. В Европе и на Западе более глобально под разговоры о «свободе и демократии» построен самый настоящий фашизм. Причём это не «фашизм в стади...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup:
  • :collision: :collision: :collision: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: