Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Время — вечный лекарь. Часть 2. Иду по следу. Глава 1

40 4990

1979 год. Башкирия. В один из солнечных дней поздней осени в деревне Артура.

В верхнеберезовой роще, что совсем недалеко от артуровой деревни, как не парадоксально, шумели массивными кронами кряжистые дубы, пытаясь сбросить последние листочки. Говорят, что здесь раньше была берёзовая роща, но сотни лет назад сюда занесло сильным ветром или птицей дубовый жёлудь, который, дав первый росток, в итоге превратил небольшой участок холма в дубовую рощу. Но название так и осталось «тубәкаенлык». Кроме того, левый угол рощи многие годы использовался как место захоронения павших животных. Может, поэтому там так бурно растут деревья. Как бы там ни было, эта роща всегда привлекала мальчишек своей таинственностью.

В один из свободных от школьных занятий дней Артур направился в эту рощу. Что его туда потянуло, одному богу известно. Сам себе он это объяснил:«От нечего делать». Под ногами шуршит толстый слой жёлто-коричневых листьев, на безоблачном небе греет солнце, заставляя щуриться, лёгкий ветерок раскачивает тонкие ветки деревьев с остатками листочков. Рощу пересекает пополам просёлочная дорога. Левую половину обычно никто не посещает — там захоронения животных. А правая половина «чистая», если не считать два могильных холмика. Там очень давно были погребены два пришлых человека — женщина и её дочь. К этому месту наложено табу — никто туда не приходит, не топчет, впрочем, и не ухаживает. Хотя до сих пор два одинаковых холмика сохраняют первоначальный вид, заросший лишь травой, несмотря на отсутствие ограды.

Молодой человек углубился в чащу, пиная ногами упавшие жёлуди и листья. Вдруг его насторожил странный отзвук, не присущий лесным звукам. Будто что-то хлопнуло или звякнуло. Вдалеке, на поле, работал с раннего утра трактор — пахал паровую землю. Но он, во-первых, стоял, видимо, ремонтировал что-то, во-вторых, он был слишком далеко. А звук раздался совсем рядом. Артур, представляя себя разведчиком, переходя от одного ствола дерева к другому, стал подкрадываться в сторону странного звука. Но как бы не старался, не видел ничего примечательного. Школьник встал и снова стал прислушиваться к лесным звукам. Неожиданно в двух шагах от него откинулся пласт дёрна и появилось чьё-то незнакомое лицо. Тот сначала испугался, увидев юношу, но затем, проворно выскочив из ямы, схватил его за руку — Артур находился в ступоре, словно это происходило не с ним, а в кино. Мужчина, больно стискивая плечо молодого человека, словно железными тисками, спросил:

— Ты кто такой? Откуда здесь появился? Отвечай! Ну!

— Я — Артур, из этой деревни… — Артур неопределённо махнул рукой.

— Что ты здесь делаешь? — спросил мужчина, затравленно оглядываясь по сторонам. — Ты один?

— Фиргат, что там? — послышался до боли знакомый голос из ямы.

— Не выходи! — прикрикнул тот, кого назвали Фиргатом.

— Ну, что такое, бл…?

Фиргат подвёл Артура к люку и приказал спускаться вниз. Несмелая попытка сопротивления ни к чему не привела. Фиргат, несмотря на некрупное телосложение, был жилистым и сильным. Его пальцы всё также стискивали плечо молодого человека, не давая шевельнуться. Просторная землянка, вырытая на небольшом склоне между деревьев, была обустроена с претензией на уют. Учитывая, что со стороны деревни она наглухо закрыта массивом рощи, а с другой стороны — непаханым полем, оставленным под пар, а сверху — закрытая двойным люком, землянку можно было обнаружить только случайно. «Что-то в последнее время у меня много случайностей», — подумал Артур, разглядывая второго жителя землянки. Это был Михей. Тот самый Михей, но с обросшей бородой и сильно нетрезвый.

— О-оо! У на-аас го-ости! — воскликнул он протяжно, привстав с топчана. — Погоди, дай-ка рассмотрю? Да это ж мой друг Артур! Фиргат! И-ик! Это мой друг! Он ни-ни…

Михей неуклюже помахал пальцем перед носом Фиргата. Тот его слегка толкнул и пьяница снова упал на топчан.

— Лежи уж! Друг нашелся … Твой друг сейчас побежит в деревню и приведёт людей или милицию!

— Да никуда он пойдёт. И-ик! Ну, в смысле, не побежит… Он не стукач!

— Да, дядя Фиргат! — сказал жалостливым голосом школьник. Отпустите меня, пожалуйста! Я никому не скажу!

— Сядь! — прикрикнул мужчина. — Никуда не пойдешь! А ты, Михей, прекрати пить! В последний раз предупреждаю!

— Дядя Фиргат! — снова подал голос юноша. — Если я не приду домой, мама с ума сойдет. Вся деревня поднимется на поиски.

— И то верно, Фиргат! — сказал Михей в поддержку Артура.

— Никто его здесь не найдёт! Я сказал, что никуда не пойдёшь, значит, будешь сидеть с нами здесь. А сейчас заткнитесь оба, я думать буду.

Артур, воспользовавшись паузой в разговоре, стал рассматривать интерьер землянки. Когда это сумели построить? Со всех сторон землянка была обложена дубовыми брёвнами. Даже на полу был постелен бревенчатый настил. Было немного неудобно, но зато сухо. В углу стояла «буржуйка» без дымохода — видимо, его устанавливают в ночное время, чтобы протопить помещение. Грамотно была обустроена система вентиляции. Она проходила сквозь ствол подгнившего изнутри дерева, которое росло непосредственно над землянкой. Кроме топчана, на котором сидели Артур с Михеем, был ещё один, должно быть, для Фиргата. Посреди землянки стоял, закреплённый ножками к полу, небольшой столик с двумя скамейками по сторонам. На столе — зажжённая керосиновая лампа. Завершали интерьер несколько настенных импровизированных полок для продуктов.

Пауза пошла Артуру на пользу — он успокоился. Испуг прошёл и, несмотря на первоначальное малодушие, стал размышлять — школьник был думающим молодым человеком. Артур сообразил, что Михей с Фиргатом прячутся здесь не зря. Иначе бы Михей привёл своего товарища в свой пустующий дом в деревне. Значит, они натворили что-то противозаконное. А может, это связано с гибелью Волотовского?! Но додумать не успел — Фиргат подал голос:

— В общем, так. Никуда ты, мальчик, не пойдешь, останешься здесь, пока не отпущу. Не ссы! Убивать тебя не стану, если будешь сидеть смирно. Правила просты: в туалет, готовить пищу и прогулка — только ночью, под присмотром. Всё остальное время будешь находиться здесь. Голос громко не подавать, не петь и не кричать.

— Бли-ииин! — сказал Артур. — Вот будет скандал дома. Я за себя не волнуюсь, мне маму жалко. Но люди сюда обязательно придут — в первую очередь будут искать здесь, ведь ребята знают, что я часто бываю в этой роще. Вид красивый отсюда на деревню.

— Вот и узнаем, насколько надёжно наше пристанище! — ответил Фиргат. — А теперь спать! Ночью будем бодрствовать.

Михей, будто только ждал этой команды, откинулся на бок и тут же захрапел. Фиргат разлёгся на своем топчане, подложив руки под голову. Со своего места он контролировал и вход, и находящихся в помещении людей. Артуру, конечно, не спалось. Какой сон среди дня? Но, чтобы не раздражать Фиргата, прикрыл глаза и сделал вид, что засыпает. Через минут десять дыхание Фиргата стало ровным — тоже, кажется, заснул. Артур подождал ещё несколько минут, встал со своего места и, стараясь не шуметь обувью об деревянный настил, стал приближаться к лесенке. Поставил ногу на первую ступеньку. «Лишь бы не заскрипела». Вроде нет, не скрипит — крепко сколочена. Лестница была из семи ступенек. На третьей он уже достал люк головой, попытался толкнуть — крышка не поддавалась. Артур поднялся ещё на одну ступеньку, вздохнул глубоко и упёрся надплечьем.

— Что? Не получается?

Артур выдохнул. На него смотрел со своего топчана Фиргат совершенно не сонными глазами.

— Не получается, — сказал обречённо Артур.

— Даже не думай! Ложись на место! Иначе вынудишь меня связать тебя. Понял, пацан?!

— Понял…

После неудавшейся попытки сбежать Артур, незаметно для себя, тоже уснул рядом с Михеем. Видимо, у люка был секретный запор. А то Фиргат не стал бы так спокойно реагировать на действия молодого человека.

Ночь прошла в тревожном ожидании. Наверняка родители Артура, не дождавшись его, подняли людей на ноги. Каждого в землянке посещали в этот момент разные мысли. Естественно, Артур надеялся, что его найдут, а преступники, наоборот, сидели «тише воды, ниже травы» — лишь бы не обнаружили. В какой-то момент были слышны приглушенные слоём земли и наката людские крики, топот ног. Но они со временем сошли на нет.

— Вот так-то! — сказал обрадованно Фиргат. — Не ссы, пацан! Завтра днём съезжу до станции. Потом, возможно, отпущу…

— Что? Опять целый день под землёй сидеть?! У меня уроки не сделаны. В понедельник рано утром надо в райцентр ехать. Я же там учусь.

— Потом нагонишь! — хохотнул Фиргат. — Если жив останешься!

— Хватит пугать ребёнка, Фиргат! — воскликнул протрезвевший после сна Михаил.

— Какой он ребёнок? Школу заканчиваешь нынче, наверное, да, пацан?

— Да, я в последнем классе учусь…

— Ну, вот видишь! — воскликнул Фиргат. Он был возбуждён от того, что их укрытие не обнаружили.

Утром он ушёл, да так, что Артур даже не заметил, когда это произошло. Зато обнаружил, что его рука была пристёгнута наручниками к цепи. А та, в свою очередь, закреплена к ножке топчана. Смешно, но при желании Артур мог бы с лёгкостью освободиться. Но все его действия контролировал Михей. Сегодня он был трезв, а потому — строг и зол. Ни на какие уговоры не поддавался. Даже не разрешил выйти помочиться на улицу. Показал молча на ведро, стоящее в углу. Да уж, хуже нет, когда человек мучается с похмелья. «Надо что-то придумать, пока Фиргат не вернулся»,— подумал Артур.

— Дядь Михей, а дядь Михей!

— Чего тебе? Не отпущу! Даже не думай!

— Нет, я о другом, дядь Михей. Вот я читал в журнале «Здоровье», что если человек вовремя не опохмелится, то может умереть от инфаркта.

— Чё ты мелишь! — недоверчиво сказал Михаил. — Напишут тебе такое в журнале… Держи карман шире!

— Честное комсомольское, дядь Михей, там у одного профессора интервью брали. Пишет, мол, самая лучшая профилактика инфаркта — это вовремя опохмелиться.

Михаил потёр отёкшие кисти друг об друга, затем погладил грудь в области сердца и сказал:

— Чёт, на самом деле, с утра за грудиной колет…

— Вот я и говорю! Может у вас уже инфаркт, дядь Михей?! Вам надо в больницу!

— Типун тебе на язык! У меня тут своя аптечка есть!

Михаил подмигнул Артуру, стал шарить руками под топчаном и вытащил непочатую «чекушку». Зубами оторвал «бескозырку» и, слегка раскрутив бутылочку, опрокинул в рот. Отпив таким образом половину жидкости, Михей отставил бутылку. Затем молча посидел в ожидании действия алкоголя, живительная влага стала разливаться по телу, возвращая точность движений, смелость и пофигизм. Артур, увидев, что глаза Михея повеселели, решил снова вызвать того на разговор:

— Дядь Михей! А кто эту землянку построил?

— Дык, я и построил! — сказал. приосанившись, Михаил.

— Хорошая землянка, добротная! Для чего она вам? Когда успели построить? Вы же уезжали в Москву на заработки?!

— Э-ээ, паря! — воскликнул Михей, откинувшись на топчан. — Я её ещё летом выкопал, пока погода была не дождливой. Волотовский, царствие ему небесное, приказал. Вот умный был мужик, всё предусмотрел. Жаль, рано помер...

— А вы знаете, что вас милиция искала в связи со смертью Александра Сергеевича? — спросил Артур.

— Ха, ищи ветра в поле! — сказал неопределенно Михей.

— Дядь, Михей, пожалуйста, отпустите меня!

— Нет! — сказал Михаил, вскочив с топчана. — Вернётся Фиргат, тогда и решим.

— А скоро этот… Фиргат... вернётся?

— А зачем он тебе? — спросил Михей, сделав ещё глоток из бутылки. — Лежи, друг, отдыхай!

— Вот я и говорю, — стал рассуждать Артур. — Десять кэмэ туда, десять обратно. Когда он ещё вернётся?! Тут можно задохнуться. Дядь Михей, давайте выйдем наружу, подышим свежим воздухом?!

— Дык у Фиргата велик припрятан в соседнем лесочке за речкой. Он быстро вернётся…

— Не вернётся он, дядь Михей! — Артур стал дразнить мужчину, желая сподвигнуть на действия и посеять зёрна сомнения. — Я думаю, он бросил вас!

— Что-оо? Да ни в жисть! Мы с ним вместе. Мы с ним ...это…

Вдруг, будто что вспомнив, Михаил дёрнулся к топчану Фиргата и, упав на живот, стал вытаскивать оттуда вещи и лихорадочно перебирать их. Вот он обрадованно вытащил на свет небольшой туристический рюкзак с клапанами, раздвинул его зев, засунул руку. Надо было видеть при свете лампы разочарованное лицо Михея, когда он вытащил вместо предполагаемых денег стопку журналов.

— Ах ты гад! Ах ты сволочь! Решил меня кинуть! Вот гад, вот козёл! Да я тебя… Бл… Да я тебя своими руками...

Артур долго смотрел, как Михаил метался в тесной землянке, не находя себе места и ругаясь последними словами. Тот снова приложился к бутылке. Артур решил, что пора его добить, и сказал:

— Я так предполагаю, что он вас решил подставить! Наверняка уже в милицию сообщил, где вас найти!

— Молчи! — Михей навис над школьником, сверля того белками. — Заткнись! Это из-за тебя так произошло! Мы уже завтра планировали уехать отсюда далеко. Вот появился ты и всё пошло наперекосяк!

— Ну, я-то причём, дядь Михей? — спросил Артур, сделав невинное лицо. — Это Фиргат вас обманул. Просто представился удобный случай. Он уже, наверное, давно ту-ту… Сидит в поезде и попивает чаек!

— Заткнись, я сказал! Он вернётся — я уверен! Фиргат не бросит меня!

Артур замолчал. «Надо сделать паузу», — подумал он. А Михей всё метался, бормоча себе под нос проклятия в адрес подельника. Время от времени он прикладывался к заветной бутылке. Наступил момент, когда он стал говорить совсем бессвязные слова — опорожненная «чекушка» без закуски легла на старые «дрожжи» и окончательно добила пьяницу. Он перестал ходить, сел на топчан Фиргата, посидел некотрое время и стал подрёмывать, пуская слюни. Но периодически просыпался, смотрел на Артура мутными глазами и снова ронял голову.

— Дядь Михей! — окликнул Артур его тихонько.

— А? Что? — пьяно вскинулся Михаил.

— Я говорю: прилягте, а я посторожу…

Михей послушно лёг на бок, бормоча свои проклятья:

— Гад.. сволочь… да я ему покажу… бл… чёрт узбекский… я зн-аааю, куда ты подался… знаю, гад… ммм… э-ээх

Через некоторое время пьяница затих и Артур решил, что пора действовать. Он приподнял угол топчана и вытащил обмотанную вокруг ножки цепь. Взял её на руки, чтобы не звенела, и полез по лесенке. Он уже приметил, где щеколда, запирающая люк изнутри. Просунув пальцы между брёвен, потянул железную скобу — та бесшумно отодвинулась и люк слегка приподнялся. Собрав все силы, откинул крышку с уложенным на ней дёрном и выскочил наружу. Вздохнул полной грудью свежий осенний воздух и, намотав на руку тяжёлую цепь, побежал, что есть силы, в сторону деревни. Бежал, не жалея себя, задыхаясь, запинаясь, падая. Снова вскакивал на ноги, снова бежал. Обретённая головокружительная свобода давала многократные силы. И только одна мысль в голове колотила: «Как там мама с больным сердцем?»

Возле дома Артура стояло человек десять. Среди них маячила и милицейская фуражка. Вот кто-то заметил бегущего юношу и крикнул:

— Да вот же он! Пропащий! Вон бежит Артур!

Все обернулись, из дома выскочила простоволосая мама Артура, хотела бежать на встречу, но ноги подкосились и она села на крыльцо. Вышел отец с суровым лицом. Видно было, как они переживали «потерю» сына. Артур прибежал к дому без остановки, запыхавшийся, и с ходу сел к матери.

— Всё хорошо, мама! Всё хорошо! Я жив! Я — вот он. Не плачь!

На плечо юноши легла тяжёлая отцовская рука. Он прижался к ней щекой.

— Где ты был, сынок? Что за собачья цепь у тебя в руке?

— Там, в роще… В землянке… Держали меня…

— Кто? — грозно спросил отец и, зайдя в дом, вышел с ружьём в руке.

В это время к ним, наконец, подошёл милиционер. Он посмотрел сначала на ружье в руке мужчины — ничего не сказал ему, а обратился к Артуру:

— Ну, Артур, давай, рассказывай всё по порядку: где был, что делал, почему сбежал из дома?

— Да не убегал я! — сказал ровным голосом Артур. Он уже отдышался после длительной пробежки из рощи до деревни.

— Там, в роще, преступники! — продолжил школьник. — Один из них уехал утром на велосипеде в райцентр. А второй, пьяный, остался в землянке. Я сбежал от него, воспользовавшись тем, что он уснул… Это дядь Михей... то есть, Солодов. Надо идти туда.

— Пошли в машину! — сказал милиционер. — Покажешь на месте! Только цепь снимем. Надо же, наручники милицейские… Щас отстегнём.

Желто-синяя милицейская машина, не включая сирены, мчалась по просёлочной дороге. На заднем сидении, подпрыгивая на кочках, сидел виновник события в деревне. Ещё долго будут селяне обсуждать происшествие. Конечно, это обрастёт новыми, неизвестными даже Артуру, подробностями. И с каждым рассказом, переходя от одного рассказчика к другому, история станет все меньше и меньше походить на реально происшедшее событие.

Милиционеры оставили машину на дороге и пошли пешком к тому месту, что указал Артур. Он держался немного сзади, а впереди шёл сотрудник, выставив табельное оружие вперёд.

— Здесь! — сказал юноша, показав рукой в сторону ему только приметного квадрата дёрна, чуть отличающегося от окружающей растительности.

Сотрудники завертели головами, пока не видя отличия. Тогда Артур наступил ногой на дёрн над люком и показал, как он необычно пружинит. Милиционер отодвинул юношу в сторону, наклонился и, просунув пальцы в щель, откинул крышку землянки.

— Милиция! Всем выйти с поднятыми руками! Живо!

Но никто на приказ не откликнулся. Сотрудник милиции встал на колени перед люком и, светя фонариком, осторожно заглянул внутрь. В землянке никого не было.

Рамзан Саматов © 

ВИДЕООБОРЗЕНИЕ: приветствие невидимок от Байдена, досадный ляп председателя Европарламента и рукоприкладство президента Гвинеи

✔Добрый день, дорогие друзья! Сегодня вашему вниманию представляем три коротких, но весьма занимательных видео, которые попали в Сеть на этой неделе. Итак, поехали! Выступая на сессии Е...

МИД РФ о Тихановской

Лавров обозначил позицию МИД РФ по Хуаните Тихановской. Как не трудно догадаться, с Тихановской никто разговаривать не будет, так как она однозначная расценивается как западная марионетка. &la...

Еврофашизм на марше

Давайте называть вещи своими именами. В Европе и на Западе более глобально под разговоры о «свободе и демократии» построен самый настоящий фашизм. Причём это не «фашизм в стади...

Обсудить
  • Очень интересно написано! :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup:
  • Увлекательно написано! :thumbsup: Спасибо, Рамзан! :maple_leaf:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: