Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Время — вечный лекарь. Часть 2. Иду по следу. Глава 4.

31 3560


Предыдущая глава

1979 год. Начало зимы. Районный центр в Башкирии

На полупустынной улице перед школой сильный ветер гонял редкие сухие и колючие снежинки, то образуя поземки, то обнажая землю. Ударили трескучие морозы. Таких аномальных морозов не было давно в этих краях. Во всяком случае, за свою жизнь, пока ещё недолгую, Артур такого не помнил. Прошлой весной всё было в потопе — реки вышли из берегов, вода текла по улицам села. А вот зима пришла морозная, не успев покрыть снежным покрывалом землю. От этого ещё более тягостно было смотреть в окошко, тем более, что шёл урок нелюбимой химии. Строго говоря, Артур раньше любил химию, но переходы из одной школы в другую испортили мальчика. Родители, поняв, что в той школе знания толком не дают, снова вернули его сюда. Но время было потеряно и Артур стал отставать, особенно по химии. Вот поэтому иной раз приходилось глазеть в окно в поисках интересного, вместо того, чтобы учить урок.

В дверь класса постучали и тут же в приоткрытую дверь засунул голову дежурный по школе и тихонечко позвал учительницу.

— Надежда Владимировна! Можно вас…

Учительница пошепталась с дежурным некоторое время за дверью и вернулась в класс. Затем она подошла к Артуру, посмотрела в его тетрадь с пустыми решениями химических задач и сказала вполголоса:

— Артур, возьми свои вещи и иди в кабинет директора.

— За что, Надежда Владимировна? — вскинулся ученик.

— Иди, иди! Тебя там по делу ждут…

Артур быстро собрал вещи и вышел в коридор. Там, с нетерпением переминаясь с ноги на ногу, стоял дежурный.

— Ну ты чё так долго? Там менты пришли за тобой! Давай быстрее. Директор сказал, чтоб одна нога здесь, другая — там…

— Погоди… Что за менты?

— Ты чё, тупой?! Менты — это милиция! Побежали!

— Я те дам тупой! А если в лоб?!

Дежурный ученик махнул рукой и побежал вперёд на первый этаж, перепрыгивая несколько ступенек. Артур пошёл ускоренным шагом за ним, думая о предстоящей встрече.

— Рази Хамзиевич, можно?!

— А, Артур! Заходи давай, не стесняйся.

— Здравствуйте!

— Здравствуй, Артур! Вот познакомься, товарищи из милиции пришли с тобой поговорить.

— Да я знаком с ними! Здрасьте! — сказал Артур, повернувшись к милиционерам.

— Верно! — подтвердил один из милиционеров. — Рази Хамзиевич, если разрешите, мы Артуром проедем в отдел?! Там поговорим.

— Да, конечно, товарищи! Пожалуйста.

В милицейском УАЗике было холодно и пахло бензином. Но до отдела милиции домчали за десять минут так, что не успели замерзнуть.

— Посиди пока здесь, — сказал милиционер, заведя Артура в один из кабинетов. — Скоро тебя пригласят.

— А что случилось-то?

Вопрос Артура повис в воздухе. Милиционер вышел, но через несколько минут в кабинет зашёл незнакомый юноше сотрудник.

— Здравствуйте! — сказал он Артуру вежливо. — У вас паспорт есть?

— Да, есть! Ещё в прошлом году получил.

— Очень хорошо. Формальности потом, а сейчас мы с вами пройдём в соседнюю комнату. Там будут сидеть на стульях три человека. Вам необходимо будет опознать среди них того, кто вас насильно удерживал в землянке.

От того, что сотрудник разговаривал вежливо и на «вы», у юноши чуть не лопнула грудь от важности, и он с готовностью вскочил со своего места. Милиционер улыбнулся и сказал:

— Не так быстро, Артур. Предлагаю сначала успокоиться. Потому что вы должны осознать: от того, что скажете, будет решаться судьба человека. Поэтому прошу подойти к процедуре опознания ответственно. Договорились?!

— Договорились!

— Ну, тогда пройдёмте со мной. Ничего не бойтесь, мы будем рядом с вами.

В небольшой комнате для опознания сидели трое бородатых мужчин, не считая милиционера у двери. Артур сразу мысленно отмел двоих ещё до начала опознания. Но тяжело было узнать в третьем бородаче соседа Михея. Вернее, Михаила Солодова. Это был уже настолько опустившийся тип, что потерял нормальный человеческий облик. Длинные лохматые свалявшиеся волосы и борода, опухшее красное лицо с воспалёнными глазами, давно немытые отёкшие руки с грязными нестриженными ногтями, засаленная одежда и запах давно немытого тела выдавали в нём бродягу. Юноша смотрел на него во все глаза с определённой долей жалости, а Михей же не узнавал Артура, или делал вид, что не узнает — смотрел в одну точку, словно сомнамбула.

— Свидетель, прошу вас внимательно посмотреть на этих людей. Узнаёте ли вы кого-либо? Если да, то при каких обстоятельствах познакомились?

Артур проходил по этому делу в качестве свидетеля потому, что по настоянию отца не стал писать заявление в милицию.

— Да, узнаю! — заявил юноша и показал пальцем. — Это мой сосед дядя Михей. То есть Михаил Солодов.

— Это он удерживал вас в землянке?

— Нет, не он, а другой. Фиргат его звали. Дядь Михей просто боялся его, слушался...

— Никого я не боялся! — вдруг сказал Солодов надтреснутым голосом. — Не надо меня выгораживать, Артур. Устал я бегать. Может оно и к лучшему, что меня расстреляют.

— Так, товарищи, вы можете быть свободны, — сказал милицейский начальник, обращаясь к остальным участникам опознания. Затем повернулся к Михаилу и продолжил:

— А вы, Солодов, задержаны по подозрению в незаконном удержании и лишении свободы человека, а также в соучастии в подготовке террористического акта в отношении глав международных организаций и членов правительства СССР.

— Ничего себе! — присвистнул Артур удивленно.

— Вы, свидетель, тоже свободны. Спасибо. Пройдите в соседний кабинет, чтобы поставить подпись под актом опознания. Вас отвезут обратно в школу.

На этот раз УАЗик был прогрет, меньше пахло бензином и даже было включено радио. По «Маяку» передавали песню группы «Самоцветы»:

В небе колышется дождь молодой,
Ветры летят по равнинам бессонным,
Знать бы, что меня ждёт
За далёкой чертой,
Там, за горизонтом, там, за горизонтом,
Там, там-тарам, там-тарам.

Шёл я к высокому небу не зря,
Спал, укрываясь большими снегами,
Но зато я узнал, что такое заря
Там, за облаками, там, за облаками,
Там, там-тарам, там-тарам.

Верю, что все неудачи стерпя,
Жизнь отдавая друзьям и дорогам,
Я узнаю любовь, повстречаю тебя
Там, за поворотом, там, за поворотом,
Там, там-тарам, там-тарам.

Если со мною случится беда,
Грустную землю не меряй шагами,
Знай, что сердце моё ты отыщешь всегда
Там, за облаками, там, за облаками,
Там, там-тарам, там-тарам.
(28)

Под мелодичную романтическую песню доехали до школы. Артур даже позволил себе посидеть в машине, пока не закончилась песня, тем более, что водитель-сержант нисколько не возражал. Артур с улыбкой вспомнил, как после просмотра фильма про летчиков-испытателей «За облаками — небо», он тоже захотел стать летчиком. Даже во время призывной комиссии изъявил желание поступить в военное авиационное училище в Перми. Но как раз в этом году приехал, отслужив срочную службу, сосед Асаф, который отговорил его от этой затеи.

— Артур! — сказал умудренный опытом солдат. — Отслужи сначала срочную. Посмотри, какая она — военная служба. Если понравится, то уже через год сможешь поступить в любое военное училище. Тем более, что есть привилегии для поступающих из войск.

В общем, послушался Артур бывалого солдата, тем более отец все уши прожужжал про сельскохозяйственный институт. Говорят, что отцы видят в своих детях осуществление своих нереализованных целей. Вот спит и видит, что сын отучится и приедет в родной колхоз агрономом. А там, глядишь, и председателем колхоза станет… Чем чёрт не шутит?!

— Там, там-тарам, там-тарам, — напевал Артур под нос. — Там, там-тарам, там-тарам…

— Что такой весёлый? — окликнул его учитель физкультуры. — Давай бегом в спортзал, певец! Твои уже в раздевалке.

В раздевалке мальчишки стали живо интересоваться по поводу того, зачем вызывали Артура к директору. Были вынуждены даже опоздать на построение — так был интересен рассказ одноклассника.

— Жалко мужика... — сказал Айрат.

— Поделом ему! — возразил Радик.

— Да ладно! — усомнился Нил. — Неужели его на самом деле расстреляют?!

— Не расстреляют, так посадят лет на пятнадцать, точно! — ответил Ильдар.

— Мне кажется, что он даже был рад, что его поймали, — сказал печально Артур.

— Конечно! Столько месяцев по лесам бегал от ментов… Я бы не смог.

В зале послышался свисток «физкультурника», ребята сорвались со своих мест, а Артур остался в раздевалке ещё на некоторое время. Ему всё казалось, что поступил неправильно в отношении Михея. С другой стороны, он сам выбрал себе такую судьбу. Ведь был же момент, когда под влиянием Волотовского Михей бросил пить, стал прилично выглядеть, нашёл работу в Москве. Видимо, гибель Александра Сергеевича подкосила Михаила и он опять пошёл по наклонной. Только в своих юношеских раздумьях Артур не догадывался, что именно Волотовский сыграл зловещую роль в судьбе Солодова.

28. «Там, за облаками» Муз. Марк Фрадкин, сл. Роберт Рождественский. Песня впервые прозвучала в 1973 году в фильме «За облаками - небо».

Рамзан Саматов © 

Бонус:


Еврофашизм на марше

Давайте называть вещи своими именами. В Европе и на Западе более глобально под разговоры о «свободе и демократии» построен самый настоящий фашизм. Причём это не «фашизм в стади...

Веселые истории о нас № 197

СегоДня, - три сборника "Веселые истории о нас №197 - 198 - 199"А в понедельник 21 сентября 2020 года, нас УЖЕ ждет встреча с юбилейным сборником «Веселые истории о нас № 200», который ...

Веселые истории о нас № 199

СегоДня, - три сборника "Веселые истории о нас №197 - 198 - 199" ...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :star: :star2: :star:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :sparkles: :sparkles: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :clap: :clap:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: