Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Время — вечный лекарь. Часть 2. Глава 6.

28 3286

ГЛАВА 6.

1979 год. В окрестностях Волгограда

Желтый автомобиль с шашечками на боку лихо развернулся на перекрестке и со скрипом в тормозах остановился возле лейтенанта Лысенко.

— Здравствуйте! — сказал молодой, круглолицый и слегка полноватый водитель, опустив стекло с пассажирской стороны. — Это вы лейтенант Лысенко?!

— Да. А вы Иванов?!

— Садитесь, товарищ лейтенант.

Лысенко сел на переднее сиденье автомобиля «Волга» и протянул руку для рукопожатия.

— Будем знакомы. Я — лейтенант госбезопасности Лысенко Сергей Петрович.

— Очень приятно,— ответил таксист с улыбкой. — А у меня всё очень просто — Иванов Иван Иванович!

— Действительно просто. А в нашей семье имена тоже повторяются. Дед мой — Сергей Петрович. Отец был Петром Сергеевичем. А я опять Сергей Петрович. Ладно, это было, так сказать, лирическое отступление. А нам надо, Иван Иванович, серьёзное дело решить.

— Да, меня директор таксопарка предупредил, что надо найти давешних пассажиров. Вам которых надо? У меня было два вызова на улицу Володарского. Одного пассажира в три ночи отвёз на вокзал. Такой угрюмый, небритый, в шляпе и с маленьким чемоданчиком. Наверняка его ищете?!

— Нет, Иван Иванович! — возразил Лысенко. — Мне нужны другие. У вас был вызов вот в этот дом рано утром. Сели в машину мужчина и женщина…

— Да, да! — перебил Сергея Иванов. — Были такие пассажиры. Мужчина такой чернявый, а женщина так и липла к нему. Всю дорогу ехала, не отрывая взгляда от его лица.

— Где вы их оставили?

— Дык, я их за город отвёз. В Дубовку.

— Это далеко? — спросил Сергей. — По какому адресу высадили?

— Километров пятьдесят будет. Адреса не помню — не говорили. Но показать могу.

— Ну что, Иван Иванович, тогда поехали?!

— Чёрт, отдохнул называется после ночной смены, — вздохнул с притворным возмущением Иванов. — Директор сказал, мол, на полчаса съезди-ка на Володарского.

— Ничего, Иван Иванович! Поспишь в Дубовке, пока я по делам буду ходить.

— Тогда вы меня отвлекайте разговорами по дороге! — попросил таксист, зевнув. — А то я так усну за рулём.

— Таксисты — народ бывалый! — засмеялся Сергей. — Вот ты, Иван Иванович, и рассказывай. Я-то в большей степени молчу — слушаю…

— А что рассказывать? — спросил таксист, трогаясь сразу со второй передачи.

— Ну, хотя про город, в который мы едем. Про Дубовку.

— Во-первых, не ДУбовка, а ДубОвка. Во-вторых, название связано с соседством с дубовой рощей. В третьих, там жители выращивают изумительного вкуса дыни — «дубовки». Как разрежешь, м-ммм... такой аромат... Вот доедем до города, обязательно покажу, где купить.

Таксист замолчал. Наверное, представлял «дубовку» с её отличительным вкусом и ароматом. Действительно, жители города были известны своими дынями и культивированием олеандра(35), а потому город всегда привлекал садоводов. Ещё дубовчане издавна славились коврами ручной работы. Кстати говоря, ещё одна версия происхождения названия города гласит, что здесь изготавливали особого вида лодки «дубовки».

— Ну, что ты ещё знаешь про город, Иван Иванович? — спросил Сергей таксиста.

— Да, знаю, что в городе сохранился дуб — ровесник Волгограда. Почти четыреста лет ему. Ещё знаю, что Дубовку посещал Емельян Пугачёв. Здесь же поймали знаменитого разбойника Кулагу.(36)

— Интересно…

Так за рассказом о городе, куда направлялось такси, преодолели почти половину пути. Стало понятно, что лейтенант слушал рассказ вполуха, погружённый в свои мысли, потому что неожиданно задал вопрос:

— Скажите, Иван Иванович, о чём они разговаривали по пути?

— А? Что? Кто? Разбойники?!

— Нет, не разбойники, а ваши пассажиры! Они о чём-нибудь говорили между собой?

— Да я особо не прислушивался… Говорила, в основном, девушка. Всё какие-то планы строила на будущее. А мужик отмалчивался. Может, кивал, но я не видел. В зеркале заднего вида мелькало только лицо девушки.

— А может быть, она говорила о том, к кому они в Дубовке ехали?

— Я так понял, что к подруге, которая уехала в Крым отдыхать. А ключи от дома ей оставила получается…

— Так вы их в частный сектор отвезли? И знаете, какой дом?

— Нет, они вышли раньше. Видимо, не хотели, чтобы я знал… Но я заметил, в какую калитку они вошли, когда разворачивался.

— Молодец, Иван Иванович! — похвалил Сергей таксиста. — Вы, оказывается, наблюдательный!

— А то! — сказал баском Иванов, приосанившись за рулём. — В нашем деле без этого никак…

Осталась позади Ерзовка, проехали по мосту через реку Пичугу и через некоторое время въехали в пригород Дубовки. Лейтенант особо не приглядывался к городскому пейзажу за окном, хотя пришлось проехать почти весь город насквозь. Вот проехали по улице Гоголя, завернули на улицу Гагарина и, оставив справа лесной массив, церковь, повернули на какой-то безымянный переулок. Здесь таксист остановился — он заранее был предупрежден лейтенантом, чтобы не подъезжал к указанному дому.

— Там, за поворотом, — сказал шофер. — Стоит дом с наличниками, окрашенными в жёлтый цвет. Калитка невысокая, закрывается ремнём таким клиновым от вентилятора автомобиля. Сразу обратите внимание. Ну, так что? Мне ждать?

— Да, посиди немного, Иван Иванович! — ответил Сергей, выходя из машины. — Можешь поспать…

Лейтенант скрылся за углом, а Иван Иванович, заблокировав двери машины, чуть приспустил боковое окно, откинул спинку сиденья назад и уже через несколько минут можно было слышать здоровый храп, доносящийся из салона машины. Заморосил дождь, застучал по крыше автомобиля, но это не помешало беззаботному сну таксиста.

Накинув на ходу капюшон ветровки, Лысенко подошёл к калитке с ремнём. Вот и он — небольшой дом с жёлтыми наличниками. Калитка открыта. «Нерадивые гости», — подумал Сергей, заходя во двор. Когда лейтенант взялся за ручку двери, беспричинно появилось ощущение опасности, пробежал холодок по спине. Дверь в дом тоже не была заперта. Сергей вытащил пистолет из наплечной кобуры, снял с предохранителя и осторожно толкнул дверь. Она открылась с неприятным скрипом, нарушив тишину дома. В темноте чулана что-то блеснуло — лейтенант вскинул руку с оружием. Тем самым спугнул кошку. Она фыркнула и снова блеснула глазами.

— Ну что ты?! — сказал лейтенант шепотом. — Меня пугаешь и сама боишься…

— Есть кто дома? — теперь уже громко спросил Лысенко.

В ответ тишина, лишь только снова пугливо фыркнула кошка. Лейтенант шагнул к двери, ведущей непосредственно в жилую комнату. Сладковатый запах крови ударил в нос Сергея, заставив сморщиться. Вот отчего кошка пуглива, оказывается. Лысенко постоял у открытой двери, рассматривая развернувшуюся перед ним жуткую картину: разбросанные вещи, опрокинутый стол, битая посуда на полу и... у самого порога, некрасиво раскинув ноги и поджав под себя руки, лежал труп молодой женщины с перерезанным горлом. Сергей не стал заходить в комнату, а вышел во двор, окинул взглядом телеграфные столбы — понял, что в доме нет телефона, но заметил, что телефонный провод идёт к соседнему дому. Впрочем, если бы даже был в этом доме, то не стал бы заходить, чтобы не наследить и не испортить картину криминалистам.

— Здравствуйте! — сказал Сергей, развернув удостоверение. — Я лейтенант госбезопасности Лысенко. Позвоните, пожалуйста, в милицию — пусть выезжают по этому адресу. Вы только не пугайтесь, но здесь совершено убийство.

— Ой! — воскликнула женщина в домашнем халате, вышедшая на зов лейтенанта. — Неужели Лида?! Вроде она только вчера уехала в отпуск…

— Нет, не она, а её подруга Галина. Вы, кстати, ничего подозрительного не заметили?

— Ой, батюшки! Галина?! Я её тоже хорошо знаю. Часто гостит у Лиды. Они обе одинокие, незамужние. Не знала, что она приехала...

— Ну, хорошо! — перебил разговорчивую соседку лейтенант. — Вы звоните в милицию, а я пойду расспрошу других соседей. Может, кто что видел.

Сначала приехал участковый на мотоцикле с коляской. Быстро заглянул в дом и встал у калитки. Милицейская машина с мигалкой приехала через пятнадцать минут. Ещё через пять — санитарный автомобиль с врачом и санитарами.

К тому времени Лысенко успел опросить соседей и уяснить для себя приблизительную картину происшедшего. Сегодня около половины девятого утра в дом Лидии Афанасьевой приехала пара. В одном из приезжих узнали Галину Вишнёву — подругу Лидии. Вишнёву сопровождал мужчина восточной наружности, но одетый дорого, по-столичному: синий джинсовый костюм, поверх него коричневый кожаный плащ, на голове — кожаная шляпа под цвет плаща, а в руках — модный чемоданчик. Когда зашли в дом, зазвучала громкая музыка, которая тут же заглохла, но зато были слышны крики — похоже на то, что милые бранились. Через минут пятнадцать всё смолкло. Соседка напротив заметила, что через час к дому подъехала автомашина такси. Таксист был местный.

— Я и номера записала, — сказала соседка и протянула бумажку. — Вот. Хотя я и так знаю, что таксист — это Федя с соседней улицы. Федор Коваленок. Вам адрес сказать?!

— Благодарю вас! Вы мне очень ценные сведения дали.

Лейтенант поделился информацией с местной милицией, сообщив при этом, что предполагаемый убийца находится в разработке чекистов столицы. Затем он пошёл будить Иван Ивановича. «Бедная Галина! — подумал Сергей, усаживаясь в машину. — Думала, что нашла любовь и счастье, а нашла смерть. Коварный и жестокий убийца лишь воспользовался ею. Ему нужно было схорониться на время в тихом месте, а влюблённой женщине хотелось на весь мир кричать о внезапно найденном счастье. Похоже, на этой почве возник конфликт и убийца хладнокровно расправился с девушкой, ставшей ему обузой».

— Ну что, Сергей Петрович? — спросил, позевывая, таксист. — Нашли моих утренних пассажиров?

— Да, одного нашёл. А второго ещё придётся поискать. Поехали вот по этому адресу. Тут недалеко — параллельная улица.

Иван Иванович посмотрел на адрес и повернул замок зажигания. Автомобиль медленно покатил вперёд, покачиваясь на уличных ямах и кочках. Навстречу попадались редкие машины и прохожие, спешащие по своим обыденным делам, не подозревая, что в их родном городе совершено жестокое убийство молодой женщины. Таксист остановил машину возле добротного ухоженного дома с железной крышей. По всей вероятности, хозяина дома не было, но Сергей пошёл поговорить с домочадцами. Дома оказалась только плохо слышащая пожилая женщина. Лейтенант представился и объяснил причину своего прихода. Правда, не стал пугать старую женщину информацией об убийстве на соседней улице — сама узнает. В таких маленьких тихих городках новости разлетаются быстро.

— Так куда Федя уехал, бабуля?

— Да хто-ж яго знает?! Мине не докладает, сынок. Ты спытай у яго жонки!

— А где мне её найти, бабуля?

— Ась?

— Я говорю: где ваша невестка?

— Дык она у школе працуе...(37)

Школа тоже была рядом — доехали за пять минут. Найти Яну Ковалёнок было делом быстрым, потому что она как раз находилась в учительской. Она тоже не знала, где её муж.

— Наверное по городу катается. Обычно он сообщает, если уезжает за город. А что случилось? Почему ищете Фёдора?

— Совершено преступление и вполне вероятно, что ваш муж принял заказ убийцы.

— Ужас! — воскликнула учительница. — Как страшно. Что же делать?

— Вам пока ничего не нужно делать. Главное, не волнуйтесь. Если Фёдор появится или позвонит вам, пусть срочно звонит в милицию. Там будут ждать от него вестей.

Оставив потрясенную известием женщину, Лысенко направился к выходу. Ничего не оставалось делать, как ехать в горотдел милиции в ожидании вестей от Федора Коваленок. Но там уже знали, где пропавший таксист. В милицию поступил звонок, что на трассе Волгоград — Саратов возле лесополосы недалеко от города Камышин найден труп молодого человека. Выехавший наряд милиции установил по документам, что погибший — житель Дубовки Фёдор Коваленок. Автомобиля такси рядом не оказалось.

35. Олеандр (лат. Nérium) — монотипный род цветковых растений семейства Кутровые (Apocynaceae).Это распространенный интересный декоративный кустарник высотой до 5 метров, который сочетает в себе великолепный внешний вид и красивое, овеянное романтикой название, что редкость в цветочном виде. При упоминании этого названия, сразу видятся прекрасные цветки, и ощущается приятный, непередаваемый аромат.

36. Кулага — разбойничий атаман, беглый крепостной и дезертир, организовавший речную пиратскую шайку, действующую по водным маршрутам Оки, Волги и Каспия в 1774—1775 гг. Случайно пойман в Дубовке и повешен в 1775 году в Царицыне.

37. Так она в школе работает (смесь русского и белорусского).

Крик о помощи из Берлина!
  • erney.tv
  • 15 сентября 07:57
  • Промо

Добрый вечер. Это Николай Эрней, из Кёльна, Германия. Помните материал про Максима, Софию?ВЕСТИ-24: Российский программист сбежал из Европы ради безопасности сына и дочери - Россия 24 ...

НОВАТОРЫ МОСКВЫ. КТО ЭТО И ЧЕМ ОНИ ЗАНИМАЮТСЯ

«Будущее нельзя предвидеть — но его можно изобрести»… Пафосно? Слабо вяжется с российской действительностью? Думаете, это какая-нибудь цитатка из мотивационной речи Илона Маска? Вы удиви...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :star2:
  • :star: :star: :star: :star: :star: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • О... убийца не оставляет свидетелей. Хладнокровный и крайне неосторожный. Что это с ним? Отличная глава, жду продолжение! :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: