Как может измениться позиция США по Сирии при Байдене?

1 475

С приходом к власти новой администрации США складываются довольно высокие ожидания относительно изменения американской ближневосточной политики в целом и в отношении Сирии в частности. Одни считают, что действия США на Ближнем Востоке будут в некоторой степени соответствовать политическому курсу Трампа в этом регионе; другие полагают, что команда Байдена попытается отменить многие принятые ранее внешнеполитические решения. По мнению остальных, стоит ожидать ближневосточную политику в стиле Обамы с упором на дипломатическое взаимодействие, а не на военное участие, а также с более пристальным вниманием к проблемам прав человека. Истина, как обычно, лежит где-то посередине.

Новая администрация США, безусловно, попытается отменить ряд решений Трампа: выход из ядерной сделки с Ираном, включение хуситов в список террористов, приостановление помощи палестинцам и т. д. Однако такие действия потребуют значительных усилий от нового главы Белого дома.

Во-первых, новая администрация будет уделять гораздо больше времени решению внутренних проблем, унаследованных от Трампа: поляризация во внутренней политике, экономические проблемы, последствия пандемии COVID-19 и меры борьбы с ней и т.д. Администрации Байдена придется посвятить всем этим вопросам значительную часть своего времени, поэтому можно с уверенностью сказать, что Ближний Восток не будет приоритетом внешней политики США.

Во-вторых, во внешнеполитической сфере отношения с Европой, Китаем и Россией имеют для Вашингтона гораздо большее значение, чем со странами Ближнего Востока, являющимися второстепенными во внешней политике США. Странам региона по большей части уделяется внимание только в свете таких стратегических угроз, как борьба с терроризмом (совместные усилия по борьбе с ИГИЛ — террористическая организация, запрещенная на территории РФ), ядерное нераспространение (возрождение СВПД) и взаимодействие с акторами, вовлеченными в решение этих вопросов.

В-третьих, Байдену придется иметь дело с домашней оппозицией по некоторым вопросам ближневосточной политики, таким как иранская ядерная сделка, палестино-израильский конфликт, а также по субъектам, подпадающим под санкции и т.д.

Наконец, придерживаясь различных взглядов и имея разные подходы и мотивацию, союзники США в регионе (Саудовская Аравия, ОАЭ, Турция и Израиль) вполне могут помешать осуществлению некоторых планов новой администрации.

Поэтому, как не следует ожидать того, что Ближний Восток будет занимать особое место во внешнеполитической повестке США, так не стоит и недооценивать данное направление. Существует вероятность, что США совершит прорыв по ряду вопросов — иранская ядерная сделка, проблема сирийских курдов, примирение с Турцией, взаимодействие с Ливией, развитие отношений с Израилем и Палестиной.

Сирия не является приоритетным направлением

Сирия никогда не была приоритетом внешней политики США и, скорее всего, останется второстепенной и для команды Байдена. На самом деле, как показывает анализ внешнеполитического курса Вашингтона на Ближнем Востоке, на протяжении последнего десятилетия США демонстрируют весьма последовательный подход к политике в регионе. Хоть деятельность Б. Обамы на посту президента началась с произнесенной им в 2009 «Каирской речи», призванной стать сигналом поддержки и повышения внимания Вашингтона к региону, реакция его администрации на «арабскую весну» стала весьма осторожной. США не планировали увеличивать свою вовлеченность в региональные конфликты в Ираке, Сирии, Йемене, Ливии. Обама сделал выбор в пользу более сдержанной позиции, продолжая при этом борьбу с терроризмом и отдавая предпочтение дипломатическим средствам решения проблем. Администрация Трампа, по большому счету, придерживалась того же курса, избегая военного вмешательства и перекладывая большую часть ответственности за безопасность и решение региональных проблем на своих союзников в регионе — Израиль, Саудовскую Аравию, ОАЭ и т.д. Хотя Трамп вышел из иранской ядерной сделки и усилил санкционное давление на Тегеран, подобные действия так и не привели к значительному изменению политики США в регионе. Даже в Сирии, которая подверглась нескольким ракетным ударам со стороны Вашингтона, действия предыдущей администрации не привели к резкому изменению ситуации. Более того, на ход конфликта также серьезно не повлияли «предательство» Америкой курдов и частичный вывод ее войск из Сирии. Поэтому на протяжении последнего десятилетия США в своей политике на Ближнем Востоке придерживались приблизительно одинаковой линии на ограниченное участие, борьбу с терроризмом, поддержку своих региональных союзников.

Сегодня в планы администрации Байдена не входит изменение устоявшегося подхода; они касаются лишь ограниченного числа политических вопросов, подвергавшихся жесткой критике при Д. Трампе, например, иранской сделки, расширения поддержки сирийских курдов, приостановки диалога и оказания помощи палестинцам и т. д.

Важно отметить, что новая администрация США не рассматривает сирийский конфликт как отдельную важную проблему. Она скорее считает его второстепенным вопросом, идущем в связке с другими более важными политическими задачами — взаимодействием с Ираном и урегулированием ядерной сделки; отношениями с Россией, которая в последние годы стала проводить более активную политику в Сирии и в регионе в целом; отношениями с Турцией, которая приравнивает поддерживаемые США курдские отряды самообороны (англ. YPG) к террористам; или с обеспечением безопасности союзников США в регионе (Израиль, Саудовская Аравия, ОАЭ, Ирак и т.д.), которые чувствуют угрозу от усилившегося иранского военного присутствия в Сирии. Поэтому сирийское направление преимущественно рассматривается в контексте политики США по отношению к Ирану, России и Турции, а не как отдельная внешнеполитическая проблема.

По словам спецпредставителя президента РФ по Сирии Александра Лаврентьева, интересным является тот факт, что, несмотря на направленное приглашение, новая администрация отказалась направить своего представителя на проходивший 16–17 февраля в Сочи 15-й раунд астанинских переговоров по Сирии. США перестали участвовать в астанинских встречах в середине 2018 г. Также по мнению А. Лаврентьева, новая администрация еще не разработала стратегию по Сирии, хотя находится у власти уже почти два месяца. «Поступают сигналы [из США] об их готовности сотрудничать с нами, но пока никаких значительных предложений сделано не было», — заявил представитель России. До сих пор Вашингтон не выработал свой курс относительно Сирии, а другим акторам, активно присутствующим на Ближнем Востоке, остается лишь гадать о возможной стратегии США и их последующих действиях.

Реклама

Москва обеспокоена политикой США в Сирии

Военное присутствие США в Сирии является одной из главных проблем для России. Американские солдаты размещены в северо-восточных и восточных провинциях Сирии, а также на юге, в районе населенного пункта Эт-Танф, на границе с Иорданией и Ираком. Москва воспринимает американское присутствие в стране как незаконное, считая его одним из основных препятствий на пути к восстановлению территориальной целостности Сирии. Поддержка США Сирийских демократических сил (СДС), в которых доминируют курды, мешает им заключить сделку с Дамаском, необходимую для восстановления территориальной целостности страны и установления контроля над этими районами важными с экономической точки зрения. В них сосредоточено большинство нефтяных месторождений, водных ресурсов (река Евфрат) и около 40% всех сельскохозяйственных угодий. Таким образом, для России одним из самых важных вопросов является решение о сроках выхода США из Сирии.

Краткий ответ — Вашингтон не выведет свои войска из Сирии, по крайней мере в среднесрочной перспективе. Независимо от того, кто возглавляет Белый дом, у США есть определенные интересы и цели в Сирии, и в Вашингтоне вряд ли от них откажутся.

В первую очередь американское военное присутствие в Сирии служит сдерживающим фактором для сирийских правительственных сил и лояльных ополченцев, а также для России, Ирана, проиранских формирований и Турции. Американские войска не дают Сирийской арабской армии (САА) и российским военным установить контроль над нефтяными месторождениями и распространить его на важные в экономическом плане северо-восточные и восточные провинции Сирии, где проживает три миллиона человек. Они также следят за деятельностью Ирана в восточной Сирии, на границе с Ираком (пограничный пункт в Аль-Букамале, где сильное иранское присутствие), и противодействуют дальнейшему укреплению позиций Ирана в стране. Наконец, американские войска удерживают турецкие войска и поддерживаемую Анкарой вооруженную сирийскую оппозицию от наступления на сирийских курдов. Кроме того, американские военные наблюдают за действиями России в регионе. Простое присутствие нескольких сотен или даже тысяч американских солдат в стране не является тяжелым бременем для США и при этом позволяет убить нескольких зайцев одним выстрелом. Поэтому вряд ли можно ожидать, что новое руководство Америки откажется от такой позиции.

Во-вторых, способность США в любой момент и за короткий промежуток времени значительно увеличить свое военное присутствие в Сирии дает им возможность помешать реализации потенциальных планов России, Ирана, правительства Сирии или Турции проявить любую военную или политико-дипломатическую инициативу или заключить соглашение. Кроме того, по последним данным США строят новую военную базу с взлетно-посадочными полосами вблизи нефтяного месторождения аль-Омар в городе Дейр-эз-Зор. Взлетно-посадочные полосы этой базы имеют длину 2,5 км, что позволяет принимать тяжелые военные самолеты (Lockheed C-130 Hercules, Lockheed C-5 Galaxy или В-52). После завершения строительства база позволит США с легкостью отправить за одну ночь несколько тысяч солдат или бойцов частных военных компаний в Сирию, а также быстро нарастить свое военное присутствие и потенциал в этом районе. Подобная ситуация делает Вашингтон незаменимым участником любого процесса по сирийскому урегулированию и вынуждает Москву, Анкару, Тегеран и Дамаск учитывать американские интересы и требования. Вряд ли Вашингтон готов потерять такие рычаги влияния.

В-третьих, будучи лидером антиигиловской коалиции, США сохраняют свое присутствие в регионе, что позволяет им вести борьбу с оставшимися террористическими элементами. Американские власти недавно подчеркнули, что основным направлением деятельности американских военных в Сирии является борьба с Исламским государством, деятельность которого за последние полгода активизировалась, что служит официальным оправданием присутствия США в стране.

Наконец, США хотят сохранить свою способность влиять на политический процесс в Сирии. На данный момент в распоряжении Вашингтона имеется несколько рычагов давления. Односторонние санкции в сочетании с Законом Цезаря привели к возникновению новых серьезных проблем не только в сирийской экономике, но и в социально-экономической, гуманитарной и медицинской областях, что сказалось на жизни миллионов рядовых граждан. Такие санкции имеют политическую подоплеку и направлены на изменение политического курса режима, чего никогда еще не удавалось достичь. На практике это приводит к лишь ухудшению социально-экономических и гуманитарных условий в стране и препятствует любым попыткам восстановления критически важных объектов инфраструктуры. Гуманитарные организации сообщают о серьезных трудностях в доставке гуманитарной помощи в Сирию и в восстановлении страны, причем многие международные НПО просто боятся работать в районах, контролируемых Дамаском, из-за страха попасть под санкции. По словам Специального докладчика ООН профессора Алены Духан, «введение дополнительных санкций и ужесточение односторонних принудительных мер вызывает страх у всех участников процесса и существенно влияет на все группы населения, которые находятся в зоне действия санкций, мешая рядовым гражданам, частному бизнесу, рабочим, ученым и врачам выполнять свою повседневную работу и пользоваться правами человека». В результате американские санкции в отношении Сирии позволяют Вашингтону оказывать серьезное влияние как на экономическое восстановление Сирии, так и на политическое урегулирование конфликта, а также дают возможность США оставаться одним из ключевых акторов в урегулировании конфликта.

Еще одним рычагом влияния США на формирование политического процесса в Сирии является поддержка Сирийских демократических сил. Сегодня, поддерживая сирийских курдов, Вашингтон также препятствует любым серьезным переговорам, направленным на достижение возвращение северо-восточных и восточных провинций Сирии под контроль центрального правительства, между ними и Дамаском. Хотя последний раунд переговоров между Сирийскими демократическими силами (СДС) и Дамаском, инициированный Москвой, завершился достижением важного предварительного соглашения по основным спорным вопросам, это не помешает курдам отказаться от него, как только американцы решат продолжить оказание им поддержки или увеличат ее объемы, а также подтвердить свою готовность помогать СДС. Такие шаги могут существенно повлиять на происходящие внутри Сирии политические процессы и помешать восстановлению территориальной целостности страны. Пока сирийские курды пользуются поддержкой и гарантиями со стороны США, крайне трудно ожидать, что они достигнут какой-либо жизнеспособной сделки с Дамаском.

Также США могут влиять на Турцию и ее политику в Сирии — либо усиливая давление на Анкару, либо пытаясь кооптировать ее, решая проблемы и выступая посредником в турецко-курдских переговорах. Такие шаги потенциально могут изменить ход конфликта, тем самым основательно повлияв на российские позиции в Сирии.

Аналогичные соображения лежат в основе политики США в отношении Ирана и возрождения СВПД. Вашингтон очень хотел бы увязать ядерную сделку с другими проблемными вопросами: иранской программой баллистических ракет и/или его «враждебной деятельностью в регионе», в том числе в Сирии. Целью такого подхода является изменить политику Ирана, в частности, в Сирии в обмен на возобновление ядерной сделки и снятие американских санкций. С точки зрения США, Белый дом имеет преимущество в переговорах с Ираном, которое позволит ему заставить Тегеран следовать по пути, удобному Америке. Это, в свою очередь, может повлиять на настрой Ирана не только в отношении возврата к СВПД, но и относительно его политики в Сирии. Если такой подход не сработает, риски возрастут, так как неудача приведет к контрпродуктивным результатам. Если ядерная сделка не будет возобновлена и санкции останутся в силе, Иран, скорее всего, будет продолжать свою «злонамеренную деятельность» в Сирии и во всем регионе в целом, оставляя за собой возможность предпринимать действия, которые могут привести к эскалации. Даже последние удары США по проиранским формированиям в Сирии были больше связаны с Ираном и его деятельностью в Ираке и Сирии, чем с самим сирийским конфликтом.

Таким образом, политика США в отношении Ирана и возрождение ядерной сделки, проблема сирийских курдов, изменение позиции администрации Байдена по Турции или России в рамках сирийского конфликта — все это окажет серьезное влияние на ситуацию в Сирии. Пока нет никаких признаков того, что Ближний Восток будет одним из приоритетных направлений внешнеполитического курса новой администрации. Однако Сирия останется частью региональной политики США и будет зависеть от отношений США с Ираном, Турцией и Россией. Итоги американо-иранского, американо-турецкого и американо-российского диалога потенциально могут оказать существенное влияние на ситуацию в Сирии. Хотя не следует ожидать, что новая администрация США радикально изменит свой подход к сирийскому конфликту, все же могут появиться новые перспективные направления дипломатии, которые, как мы надеемся, окажут больше положительное, чем отрицательное влияние на ситуацию в регионе больше.

https://russiancouncil.ru/anal...

Начинается передел мира на зоны влияния

Вчера произошло столько всего, что со старта даже трудно определить, с чего начать. А ведь нужно это всё систематизировать и проанализировать. Начнём, пожалуй, с провала попытки госпереворота в Б...

Байден в недоумении. Впервые в новейшей истории президенту США отказали во встрече

Такого в овальном кабинете точно не ожидали. Рупор Белого дома Джен Псаки уже анонсировала встречу Президента России и США, Австрия заявила, что готова принять и привести встречу , и в ...

Что можно сделать с гнилым яблоком?

Две российских армии у украинской границы собраны не для того чтобы просто так вернуться в места постоянной дислокации. К тому же каспийская флотилия срочно переброшенная к Крыму, да ещ...

Обсудить
  • Позиция США по Сирии может меняться уже как хочет! Сирии на это наплевать! Их волнует только позиция России по Сирии! :stuck_out_tongue_winking_eye: