Шутки кончились: цинично про углеводороды.

12 21614

О «нефтяном проклятье» и его роли в предстоящем масштабном кризисе мировой экономики. 

Человеческая цивилизация, несмотря на невероятные усилия по поиску и внедрению возобновляемых источников энергии, крайне энергозатратна и таковой, по всему, останется и в обозримом будущем. Более того, потребность будет возрастать исключительно в традиционных источниках, одновременно демонстрируя как силу одних игроков, так и слабость других. 

Несмотря на причитания о «нефтяном проклятье», Россия была, есть и долгие годы останется мировой энергодержавой, на базе чего имеет возможность строить своё независимое будущее, где однозначно готовится к бескомпромиссной борьбе за доминирование над растущей очередью покупателей углеводородов.

Собственно, для неангажированных наблюдателей здесь нет никакого секрета: мир стоит на пороге тотального дефицита энергоресурсов, борьба за которые становится всё острее и всё чаще переходит в горячую вооружённую фазу (пока на периферии), непрерывно катализируя рассуждения о третьей мировой войне.

Таким образом, подозрения в политическом наполнении энерго(не)зависимости и не подозрения вовсе, а непреложный фактор мировой политики, как бы ни сопротивлялись те, кто чувствует и хорошо понимает свой статус объекта тотального дефицита. Это такая же политика и даже идеология, как и, так называемые, возобновляемые источники энергии (ВИЭ) с одной лишь (не)существенной разницей: углеводороды — это реальность, ВИЭ — убыточная виртуальность, приводящая, в конечном итоге, только к росту потребления традиционных источников.

Чтобы не быть голословным, достаточно привести в пример Германию и Данию, где цены на электроэнергию в настоящее время в среднем 0,3 и 0,312 евро за кВт/час, соответственно. Именно эти две страны являются самыми передовыми по внедрению ВИЭ, в результате чего во Франции, «отстающей» от немцев и датчан, французы платят 0,179 евро за кВт/час, то есть, на 40% меньше. 

Такое неутешительное соотношение привела на XXIV Всемирном энергетическом конгрессе в Абу-Даби старший исполнительный вице-президент электрогенерирующей и распределительной компании Electricite de France (EDF) Марианн Легно. Также она отметила, что переход на ветряки и солнечные электростанции не привел к сокращению выбросов углекислого газа, ради чего и затевалась крайне дорогостоящая энергетическая реформа, а потребление углеводородов (в том числе угля в Германии) только возросло.

Это касается вообще всех проектов, связанных с переходом на «чистые источники» и не только в области производства электроэнергии и, в частности, замены ДВС электротягой (привет секте Илона Маска), но и в других областях, особенно если они имеют хоть малейшее отношение к углеводородам, пусть даже совсем косвенное. 

К примеру, в этом году было 30-летие вступления в силу «Монреальского протокола», который дал старт одной из самых громких афёр, поставившей на колени целую химическую отрасль всего мира, заставив перейти всех с безопасных галогенированных углеводородов, используемых в качестве хладагентов и якобы истончающих озоновый слой, на опасные для жизни компоненты.

Многие учёные геофизики ждут-недождутся, когда наступит момент разоблачения и афёра получит новый статус: «Монреальский трибунал». Жаль, к тому времени уйдут в мир иной все инициаторы и лоббисты, включая получивших Нобелевскую премию, как ушёл бывший Генсек ООН Кофи Аннан, успевший изречь бессмертное: «возможно, единственным очень успешным международным соглашением можно считать Монреальский протокол», имея ввиду, что данный документ один из немногих, подписанных всеми 100% членами ООН и даже некоторыми непризнанными образованиями.

Так вот, согласно «Монреальскому протоколу», озоновый слой должен восстановиться к 2050 году. То есть, сейчас мы ровно на середине пути: безопасные хладагенты запрещены повсеместно, а озоновая дыра в настоящее время имеет устойчивую динамику к увеличению, невзирая на триллионные затраты и Нобелевские премии.

Как нетрудно заметить, сейчас мы имеем абсолютно идентичную ситуацию и в области «чистых источников энергии»: электромобили бесшумно заполняют улицы, ветряки гудят, солнечные панели наводят на землю тень, всё это хозяйство пожирает государственные дотации, а спрос на углеводороды растёт по всему миру, в том числе и на уголь. 

Недалёк тот час, когда какому-нибудь псевдоучёному, обделённому нобелевкой, придёт в голову превратить «сбалансированное и амбициозное» (Лоран Фабиус, министр иностранных дел Франции) «Парижское соглашение» в документ, вообще запрещающий использование традиционных источников энергии под предлогом пресловутого глобального потепления. Затем пройдёт лет 100, когда уже точно никого из тех, кто задумает затеять подобную афёру, не останется в живых, человечество вдруг начнёт замечать, что потепление никуда не делось, а продолжает свой неумолимый циклический путь, не обращая внимания на суету неразумных.

А пока подобный сценарий, к счастью, не просматривается, вернёмся к углеводородам, потребление которых снижаться даже не думает.

Так вот, «нефтяное проклятье», с одним и тем же знаком «минус», имеет место быть лишь для тех, кто:

а) не способен самостоятельно защитить и эффективно использовать свои избыточные энергоресурсы и развивать на этой базе все остальные отрасли, в том числе и оборону;

б) не имеет своих традиционных энергоисточников.

В результате, первые становятся объектом агрессии вторых, а вторые, пытаясь лихорадочно и тщетно найти замену тому, чем их обделила природа, неизбежно упираются в экономическую нецелесообразность и попадают в зависимость от поставщиков углеводородов. 

В том числе и в зависимость политическую, чему, например, тот же Евросоюз пытается креативно сопротивляться, в том числе (и в прежде всего) политическими ограничениями, маскируя их под пресловутые энергопакеты, которые есть суть недобросовестная конкуренция. На все эти потуги взирают те, кто:

а) экономически не зависят от импорта углеводородов, так как имеют крупнейшие их запасы;

б) имеют все возможности поставить углеводороды на службу своих геополитических стратегий.

Таких игроков в мире всего два: это США и Россия. По известным причинам Саудовская Аравия не входит (или уже не входит) в число игроков, независимо от огромных запасов нефти и перерабатывающих мощностей, которые сейчас поставлены под сомнение неспособностью защитить их от обычных терактов. Иран также не геополитический игрок, способный соперничать с той же СА только на региональном уровне.

Есть ещё два игрока, но действующих на поле глобальных импортёров — это Китай и Евросоюз. Потенциально в этом клубе просматривается Индия, но мы пока оставим её в стороне, поскольку потенциал этот до конца не раскрыт, хотя рынок огромный и уже привлекает к себе внимание.

Что касается Китая, то он безусловно игрок на поле углеводородов в плоскости колоссально растущего импорта, являющегося как раз индикатором тренда на растущий глобальный спрос. Здесь следует подчеркнуть: Китай, в силу своих размеров, способен использовать свой потенциал в геополитической игре именно как потребитель, от которого зависят поставщики. 

Борьба за рынок Китая во многом определяет глобальные потоки углеводородов. В отличии от Евросоюза, также играющего на поле потребителей, Китай открыто не наполняет углеводороды идеологическим противостоянием, заставляющим брать их любой ценой только у одного экспортёра. Китаю важна цена, а всё остальное — разбирайтесь сами. Это позволяет не попасть в явную зависимость от поставщиков.

Возможно, когда Евросоюз станет более централизованной структурой и перестанет быть заокеанской марионеткой, он более здраво посмотрит на рынок углеводородов с точки зрения выгоды, а не идеологии. Пока же считать его полноценным игроком не представляется возможным, хотя и ЕС является примером растущего спроса на углеводороды, несмотря на циклическое смягчение климата и попытки перейти на ВИЭ.

Так вот, возвращаясь к двум игрокам на поле экспорта углеводородов (США и России), следует отметить: у них практически одинаковые цели, но разные стартовые позиции и, в силу этого, разные результаты.

Россия, во всяком случае, тактически пока выигрывает как на рынке ЕС, так и на китайском поле. Если американцам удастся существенно заблокировать «Северные потоки», всё-равно это не будет даже ничьей, ибо планируемые объёмы поставок российского газа (нефть здесь стабильна) всё-равно будут востребованы. Для этого остаются все возможности, в том числе и в плане использования украинской ГТС на аукционной основе, то есть, в отсутствии договора между Украиной и Россией.

Кроме того, попытки подсадить Европу на американский СПГ, в условиях глобального рынка неизбежно перенаправят взоры покупателей (а то и самих американцев в качестве посредников) на «Ямал СПГ», что уже и наблюдалось не единожды. То есть, даже если в Европе сжиженный газ начнёт побеждать «трубу» Газпрома, потенциально может выиграть Новатэк, что означает: Россия останется при своих.

Однако главная разница между США и Россией заключается в другом — это существенное отличие экономических систем.

В России действуют правила формирования бюджета, позволяющие ему быть профицитным многие годы, независимо от цены на углеводороды (в бюджете установлена цена отсечения $40 на 2019 год и $42,5 на 2020 год). 

В результате этого, российская экономика крайне устойчива к колебаниям цен и спроса, не имеет долговой нагрузки даже близко к критическим значениям, формирует резервы, уже превышающие все совокупные внешние долги государства и предприятий, способна реализовывать крупные проекты как внутри, так и на внешнем рынке, а также наращивать потенциал своей обороны. 

То есть, Россия не только способна защитить свои природные богатства, но и использует их крайне эффективно, развивая на этой базе все другие отрасли, реализуя крупные проекты, в том числе инфраструктурные, и вводя в строй ежегодно сотни новых предприятий всего спектра отраслей.

Что касается США, то здесь ситуация во многом прямо противоположная. Дефицит бюджета уже превысил $1 трлн, госдолг, несмотря на заявления и усилия, превысил $22 трлн и не имеет признаков снижения, денег на инфраструктуру, в том числе на постройку внутренних трубопроводов от вновь открывающихся месторождений нефти и газа, катастрофически не хватает, также отсутствует в достаточном количестве танкерный флот для экспорта СПГ, что как раз и перенаправляет взоры покупателей, в частности, на российский Ямал. 

Фиксируемый рост экономики обеспечен, в основном, финансовыми операциями, стабильно надувающими пузыри и занимающими в ВВП объём уже более 80-ти процентов. Доллар, во многом обеспечивающий многолетнее доминирование и контроль мировых финансовых потоков в качестве мировой резервной валюты и средства платежа, неуклонно теряет свои позиции. 

Производства, ранее выведенные за территорию США, как не шли, так и не идут под американскую юрисдикцию, так как простой бизнесрасчёт показывает резкий рост стоимости производимой продукции руками американских работников для американских же потребителей. И вообще, если внимательно проанализировать экономические потуги США, то они концентрируются всего в двух областях:

- в финансовых манипуляциях и

- в углеводородах (как традиционные нефть, газ, так и их сланцевые аналоги), что только в очередной раз подтверждает возрастающую важность поднятой темы для всего мира.

В заключение несколько слов о внутрироссийской ситуации, во многом зависящей от текущих и предстоящих внешних вызовов.

Нет ничего проще, как обвинять российские власти в накоплении денег в государственной кубышке, не пуская их в экономику и, тем более, в падении благосостояния граждан. Однако следует признать очевидный факт: надвигающийся мировой кризис несёт настолько глобальные риски, что пройти его более-менее благополучно смогут лишь те, кто, во-первых, заблаговременно подготовился и, во-вторых, в нужное время будет иметь резервы, способные сгладить падение и поддержать экономику в моменты необходимости такой поддержки. 

Тем более, что по всем прогнозам, готовиться надо к наиболее масштабному кризису во всей новейшей истории. Кризису, который перекроит не только карту экономических потоков с переформатированием всей структуры мировой экономики, но и серьёзно перетасует рисунок государственных границ многих регионов.

Так что, шутки с «запасаемся попкорном» закончились - грядущий кризис коснётся всех. А пока «циничные» углеводороды нам в помощь.

для ИА REX

Александр Дубровский

Свет в конце тоннеля... И Бацьки там не видно.

Произошло ровно так как написано в пьесе "кремлёвских сценаристов" - с большим отрывом побеждает "Прэзедэнт всея Белоруссии". Всеми силами оппозиция пытается протестовать и устроить майдан в Минс...

Новая парадигма – новое понимание мира

В управлении общественным развитием используется самый сложный интеллектуальный ресурс – цивилизационная парадигма. Полноценная парадигма состоит из четырех блоков интеллектуальных прод...

Обсудить
  • основная идея, продавать как можно более углеводородов, а прибыл передавать в кубышку ротенбергам. Они де сохранят "для грядущих поколений" А неблагодарное население не понимает своего счастья. И всё это с многозначительным "геополитическим" видом.
  • Отличная статья, все верно написано. Логика алкаша-забулдыги, которому непременно нужно проесть и пропить заработанное, не должна копироваться громаднейшей страной, которая заботится о своем будущем. И пора бы также сменить концепцию нынешнюю, поощрающую потреблядство и воспивающую раздувание ВВП. Быть счастливыми и благополучными можно потребляя почти абсолютно всего в два-три раза меньше.
  • Автор "забыл" пририсовать к слову "держава" слово "сверх". Не патриотичненько получилось :trollface:
  • Альтернатива углеводородам есть - это термоядерный замкнутый синтез (первый этап) и холодный ядерный синтез (второй этап). Россия идёт этим путём, но в прессе про это пока молчок - засекречено. Хотя про ядерные батарейки пописывают иногда. А бучу на счёт вредности чистой энергетики поднял несколько лет назад "Комиссар Катар", разослав письма с расчетами в "инстанции".
    • Jurij
    • 22 сентября 2019 г. 20:16
    Я перемерил позавчера - озоновая дыра уменьшилась за неделю на 48 метров!