Американцев таскали по СССР долгие 14 месяцев: Приказ Сталина

0 315

Американских военных, которые приземлились на аэродром ВМФ СССР Унаши, НКВД таскали по стране долгие 14 месяцев. Есть текст, есть видео - кому как удобней.

Смотреть:

Капитан Йорк волновался не зря. Сбросив бомбы на фабрику, электростанцию и железнодорожный узел, он сразу посмотрел на указатель топлива. Обнаружив, что самолет израсходовал 98 галлонов бензина (вместо расчетных 75), он понял, что до Китая им уже не долететь - точка возврата пройдена. Теперь курс «Митчелла» лежал в Россию, и это было для них, как оказалось, путешествие в один конец.

Но Йорк, видимо, рассчитывал дозаправиться на аэродроме союзников и продолжить путь на Хучжоу. На девятом часу полета, около 17 часов вечера, пилоты заметили береговую черту. Самолет снизился до высоты тысячи метров, и появился в районе бухты Валентина между мысами Зеленый и Овсеенко.

Уже через 12 минут он был обнаружен постом воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) № 7516 19-го отдельного полка ПВО Тихоокеанского флота в районе мыса Сысоева. Однако особого беспокойства это не вызвало, поскольку в условиях облачности его приняли за двухмоторный самолет Як-4 или бомбардировщик Пе-2, оперативному дежурному не доложили, и зенитчики 5-го ЗАП и летчики 39-го ОИАП, соответственно, должным образом не среагировали. Самолет еще дважды обнаруживался постами ВНОС, но боевая тревога в частях не объявлялась. Прозевали его и зенитчики 140-й батареи 63-го зенитно-артиллерийского дивизиона, хотя он в течение двух минут был в зоне действия их орудий.

В противном случае судьба экипажа была бы печальной.

Тем временем «Митчелл» в 17.22 , пролетев на бреющем полете между двумя сопками появился в долине реки Сучан на подходах к аэродрому Унаши, где был, наконец, замечен парой истребителей И-15 лейтенанта Лугового и сержанта Зиновьева, совершавших тренировочный полет. Лейтенант Луговой начав преследование, занял положение для атаки в ожидании дальнейших действий нарушителя.

Капитан Йорк, видя, что истребители огня не открывают, принял это за разрешение сесть и пошел на посадку. В 17.25 «Митчелл», после девятичасового полета, буквально на последних каплях бензина, сел на ВПП аэродрома Унаши, где базировался 39-й ОИАП.

Самолет зарулил на дальнюю стоянку, стрелок, на радостях, дал из верхней турели длинную пулеметную очередь из «браунингов» по деревянным пристрелочным щитам - импровизированный салют по случаю благополучного прибытия.

Сбежавшиеся офицеры и краснофлотцы увидели, как из окрашенного в непривычный оливковый цвет самолета с большими белыми звездами вылезают смертельно уставшие летчики в неизвестной форме.

Так капитан Эдвард Йорк, второй пилот 1-й лейтенант Роберт Эмменс, штурман 2-й лейтенант Нолан Херндон, бортмеханик штаб-сержант Теодор Лебэн и стрелок капрал Дэвид Пол ступили на советскую землю, отсюда начался их долгий, полный приключений, путь домой.

Никто из наших не говорил по-английски, американцы не говорили по–русски, но летчики всего мира всегда могут найти общий язык. А когда выяснилось, что они участвовали в налете на Японию, то их зауважали еще больше.

Американцев пригласили в летную столовую, накрыли столы и отметили благополучный прилет к союзникам как положено. Наутро у американцев с непривычки болели головы.

Днем их опросила комиссия штаба ВВС ТОФ, которая выяснила, что американцы целенаправленно сели (как они считали) под Владивостоком и, после дозаправки, рассчитывали продолжить полет в Чанчунь.

А у командования ВВС ТОФ и Дальневосточного округа началась другая головная боль. Американцы, конечно, союзники в войне с Гитлером, но у нас с Японией договор о нейтралитете. Миллионная Квантунская армия стоит у границ СССР, готовая ударить в спину сражающейся стране при первой возможности. А тут такой прецедент. Если японцы узнают, что американский бомбардировщик, к тому же участвовавший в нашумевшем налете на Токио, приземлился в СССР и не был интернирован - не миновать дипломатического скандала с далеко идущими последствиями. Спокойствие на Дальнем Востоке позволяло Сталину в начальный период войны снимать оттуда сибирские и дальневосточные дивизии и направлять их на фронт.

Поэтому вечером за американцами прилетели сотрудники НКВД и вывезли их в Хабаровск, где начальник штаба ДВО их допросил и принял решение об интернировании. Самолет остался в Унашах, личные вещи американцам привезли в Хабаровск. Там их разместили в доме, находящемся в 5 км от города, где они находились несколько дней под охраной. Затем американцев посадили в поезд и в сопровождении трех офицеров отправили в центральную Россию-город Пензу.

Отсюда и начались их скитания по городам и весям в обстановке особой секретности, длившиеся долгих 14 месяцев.

23 апреля 1942г. американский военный атташе адмирал В. Стэндли был на приеме у Сталина для выяснения судьбы экипажа, где ему и была разъяснена ситуация с интернированием и высказано неудовольствие в связи с несанкционированной посадкой. Адмирал навестил в лагере под Пензой членов экипажа Б-25,оставшись вполне довольным их содержанием. Страдали они только от невозможности продолжать боевые действия.

Подержав некоторое время под Пензой, 15 августа 1942г. летчиков перевезли в затерянный в лесах городок Оханск Пермской (тогда Молотовской) области.

Там они провели целых 7 месяцев. Но Америка о них не забыла- 11 сентября в Оханск прибыла целая делегация, в которой вместе с послом было 3 американских генерала (в том числе и генерал – майор Ф.Брэдли, занимавшийся вопросами перегона боевых самолетов с Аляски по трассе «Алсиб») и немалое количество советских генералов и офицеров. Пилотам привезли письма от родных и подарки с родины. Йорку привезли знаки различия майора.

Но пилотов угнетало их вынужденное бездействие, в то время, когда их товарищи воевали на всех фронтах от Алеутских островов до Африки.

Йорк 7 января 1943 года даже написал письмо начальнику генерального штаба РККА генерал-полковнику А.Василевскому, в котором он, в частности, написал « Чем дольше мы сидим здесь, бездеятельно следя за борьбой, тем больше в каждом из нас, пяти интернированных здесь, растет чувство бесполезности в нашей общей борьбе…

Я обращаюсь к вашему чувству реальности. Не думаете ли вы, что при подобных обстоятельствах японцы за бомбежку советской территории держали бы под стражей германский экипаж, сделавший посадку в Японии?».

На входящем документе зам. начальника Генштаба РККА генерал – майор Боков наложил визу: « К сведению. Боков».

Сейчас неизвестно, попало ли это письмо на стол Верховного (на что рассчитывал Йорк), однако вскоре, по личной просьбе президента Рузвельта Сталиным было отдано распоряжение начать «репатриацию». Разумеется в обстановке секретности, чтобы не узнала японская разведка. Это была целая спецоперация нашей контрразведки.

На снимке-экипаж Б-25 на палубе "Хорнета"перед вылетом.Первый ряд : капитан Эдвард Йорк,первый лейтенант Роберт Эмменс.Второй ряд ,слева направо: второй лейтенант ,штурман Нолан Херндон,бортмеханик штаб-сержант Теодор Лебэн,стрелок капрал Дэвид Пол.

В начале марта 1943 года американский посол добился от наркома иностранных дел СССР В.Молотова разрешения на посещение Оханска врачом посольства США, чтобы освидетельствовать состояние здоровья летчиков. Экипаж, удрученный вынужденным бездействием, уже собрался было с наступлением ледохода бежать вниз по Каме по направлению к южной границе СССР, откуда (из Ирана) уже велись поставки боевой техники по ленд-лизу и имелся британский военный персонал.

Но отчаявшихся было летчиков, ждало приятное известие, которое им доставили два офицера, прибывших из Москвы. В ответ на письмо Йорка Василевскому, последовало распоряжение о переводе экипажа в район с теплым климатом с предоставлением работы по специальности.

Американцев, переодетых для пущей конспирации в красноармейскую форму, перевезли в Молотов, затем самолетом доставили в Чкалов (Оренбург), оттуда поездом в Ташкент.

Дальше в дело включилась контрразведка. Майор В.Боярский, начальник отделения центрального аппарата НКВД получил задание провести секретную операцию по доставке экипажа в Иран, имитировав побег. Таково было личное указание Сталина.

По легенде, Боярский являлся «майором Александром Якименко», возвращавшимся после госпиталя в свою часть в Ашхабаде. Он ехал в поезде, в двухместном купе, куда был «случайно» подсажен майор Йорк. Он, к тому времени, уже бегло говорил по-русски, что существенно облегчало общение в придачу к двум бутылкам водки, имевшимся у Боярского. Так что время в пути экипаж и контрразведчик проводили с пользой.

7 апреля 1943г. поезд прибыл в Ашхабад, где американцев разместили в особняке в центре города и предоставили работу в местном аэропорту.

А Боярский занялся подготовкой в переходу границы. При этом все должно было быть обставлено так, чтобы американцы поверили в то, что побег через границу они организовали сами.

Для этого в 20км на юго-востоке от Ашхабада пограничниками была оборудована ложная контрольно-следовая полоса. К американцам подослали «контрабандиста», который за 250 долларов согласился перебросить их на грузовике под тентом через границу. И вот в ночь на 11 мая 1943 года «побег» состоялся.

Боярский после вспоминал: «Надо было видеть, как при лунном свете, озираясь и припадая на колени, пролезть под проволочными заграждениями русских, американцы удирали на свободу».

Дальше на «попутной « машине американцы добрались в Мешхед, где обратились в британское консульство. Вице-консул Хэдоу доставил их в британскую зону оккупации, откуда они добрались до пакистанского города Кветта. Там американский военный самолет доставил их в Карачи, а далее экипаж кружным путем, в обстановке полной секретности, через Ближний Восток, Северную Африку и Южную Атлантику доставили в Майами. После короткого отдыха экипаж перевезли в Вашингтон, где они были приняты президентом Рузвельтом. Так закончился их героический полет, длиной в 14 месяцев.

Однако вернемся к началу повествования, к тому моменту, когда капитан Йорк, убедившись, что топлива до Китая недостаточно, взял курс на Владивосток.

И точно вышел на аэродром ВМФ Унаши, а отнюдь не на первую попавшуюся ровную площадку, (как часто поступали летчики в критической ситуации на незнакомой местности), где вполне благополучно приземлился.

Сразу возникают несколько вопросов:

-почему у Йорка расход горючего превысил расчетный уровень - ведь самолет был технически исправен и двигатели перед полетом тщательно проверялись, машины были новые, специально подготовленные для длительного перелета.Двигатели Райт «Циклон» - серийные, надежные, достаточно отработанные в эксплуатации. Из 24 «Митчеллов» были отобраны 16 лучших, в техническом состоянии машин, с лучшими пилотами.

- при бомбардировке Токио и последующем полете над Японией в самолет не было попаданий, а, следовательно, и повреждений двигателей и приборного оборудования, могущих повлиять на расход горючего.

- метеоусловия были неблагоприятными - над морем и побережьем стояла сильная облачность и визуально, не имея карт местности, точно выйти на аэродром очень сложно. Оставались радиомаяки, частоты которых еще нужно было знать.

- пилоты перед рейдом были предупреждены командованием о нежелании советской стороны принимать у себя на аэродромах поврежденные американские боевые самолеты, в условиях действия Пакта о нейтралитете с Японией, заключенного 13 апреля 1941г. Была еще и реальная опасность быть сбитым советской зенитной артиллерией или атакой истребителей при нахождении над территорией Приморья.

Да и сама посадка «Митчелла» на советский аэродром после бомбардировки Токио ставила под угрозу состояние зыбкого нейтралитета и могла привести к непредсказуемым последствиям - Япония могла признать это поводом для начала конфликта на Дальнем Востоке и, тем самым, поставить под угрозу ход войны в Европе.

Тем более, что 1942 год был для Красной Армии годом поражений и громадных потерь, а переломная Сталинградская битва, после которой Япония и Турция отказались от своего участия в войне, еще не состоялась.

Тем не менее, самолет никто не сбил, и он благополучно приземлился на территории СССР. И с самолетом и летчиками обошлись в соответствии с нормами международного права. Прецедент был создан…

Все стороны этого прецедента неоднократно изучались историками России и Америки.

Российский историк А.Х.Паперно, посвятившая немало времени архивным поискам и детальным описаниям инцидентов с американскими самолетами и ленд-лизовским поставкам через Дальний Восток, приводит цитату из письма американского историка Стефена Л.Леа Велла от 7.12.1994 г.: «В результате анализа материалов наших архивов я открыл, что капитан Йорк мог иметь приказ военных стратегов США сесть в Приморском крае, и заявить о нехватке горючего для достижения намеченного места назначения в Китае.

Это могло быть секретное поручение, известное только ему и никому другому из членов экипажа. Целью такого поручения могла быть оценка пригодности советских военных аэродромов для возможных операций американских тяжелых четырехмоторных бомбардировщиков против Японии. Американские власти запрашивали такую информацию через советское посольство в Вашингтоне в течение 1941 и начала 1942 года, но Сталин каждый раз отказывал».

Настойчивость американцев Леа Велл объясняет тем, что они готовились к совместным с СССР, военным действиям против Японии.

Разумеется, пойти на такой шаг и открыть второй фронт на Дальнем Востоке Советский Союз в то тяжелое время не мог - это явилось бы самоубийством для страны.

Подтверждением этой версии явилось и признание Нолана Херндона, бывшего штурманом экипажа, сделанное им в 2007 году. Он уверен, что это была секретная миссия -прощупать русских как союзников, столкнуть их с японцами и получить базы у Владивостока.

В подтверждение этой версии он приводит факты, свидетельствующие о том, что карбюраторы моторов «Митчелла» были специально отрегулированы так, чтобы расход горючего был больше чем у других самолетов примерно на 15 галлонов в час, что и послужило причиной ухода в Россию - туда было ближе, чем в Китай.

Их самолет был добавлен в отряд буквально в последнюю минуту по личному указанию Д. Дулиттла, а командир экипажа Эдвард Йорк и второй пилот Ричард Эмменс тренировались отдельно от остальных пилотов отряда.

И Йорк и Эмменс (как считает Херндон) имели сверхсекретное задание, подробностей которого они никогда не разглашали и тайну эту унесли с собой в могилу. Тем более, что впоследствии они продолжали службу в разведке. Жена Йорка входила в близкое окружение президента Рузвельта.

Херндон считал, что задание было дано лично Рузвельтом и его целью было проверить возможность посадки американских самолетов в Приморье и, что немаловажно, реакцию русских и японцев на это событие.

И эта цель была успешно достигнута - самолет не сбили, с экипажем обошлись хорошо и японцы на Россию напасть не рискнули.

В результате этого подбитые американцы на протяжении войны садились на Дальнем Востоке и 250 человек получили возможность спасти свои жизни.

Судьбы пилотов экипажа Йорка и участников рейда Дулиттла после войны сложились вполне благополучно. Их чествовали как национальных героев, рейду на Токио было посвящено в США множество книг, все события были выяснены буквально до минут. Второй пилот Р. Д.Эмменс написал книгу «Гость Кремля», где описал все приключения экипажа. В Интернете есть множество англоязычных сайтов с подробностями рейда.

Из экипажа «Митчелла» № 40-2242 на сегодняшний день жив только самый молодой участник рейда - стрелок Дэвид Пол. Останки их самолета ушли в переплавку в 60-х годах прошлого века.

Они были солдатами второй мировой войны, честно выполняли приказ своего командования, рискуя жизнью, и действовали в интересах своей страны. Вряд ли кто в наше время , осмысливая историю по-новому, без идеологических штампов прошлого, сможет их осудить.

У нас же это факт малоизвестен, и только благодаря историкам-энтузиастам А.Х Паперно, профессору В.Рощупкину, Ю.Уфимцеву, пробивавшим годами броню военных и других государственных архивов, читатель может узнать подробности.

Автор

Лицедей против миллиардера: завершающий аккорд украинской драмы

В марте 2015 года посмайданный Киев стал свидетелем столкновения политики и бизнеса. Президент Порошенко попытался отнять у миллиардера Коломойского контроль над «Укрнафтой». В результа...

Жертвы европейской американофилии

Американцы, разрушая экономические связи ЕС с Востоком, фактически напрямую работают против экономических интересов, экономической и политической стабильности ЕвропыКогда-то давно, в ср...

После Одессы вопрос выбора стороны не стоял

О том, чего стоила поддержка Донбасса и отказ от поддержки евромайдана украинской пианистке Валентине Лисице проживающей в свободных и демократических США. Знаменитая пианистка из США Вален...