Военная операция на Украине. Главное

Боротьба даёт плоды

13 1927


Если посмотреть на нынешнюю карту пока ещё действующего проекта Ukraina, то можно увидеть, что территорию, под него отведённую, разделяет надвое река Днепр. Последней евроукры очень гордятся и считают своей, несмотря на то, что издеваются над оной как хотят. И при всём при этом она имеет наглость брать своё начало в Смоленской области Российской Федерации. Ну да ладно.

Так вот, некоторые непосвящённые граждане, глядя на карту, ничтоже сумняшеся называют правую часть Украины ― правобережной, а левую ― левобережной. Это популярная ошибка, ибо Днепр течёт с севера на юг, то есть сверху вниз и, следуя этой логике, стороны на самом деле меняются местами. Левобережная часть ― это как раз таки восток с Донецком, Луганском и Харьковом, а правобережная ― западная, с Ивано-Франковском, Луцком и, прости господи, Львовом. Для чего нужен был этот географический экскурс? Для того чтобы те, кто не в теме, не путались, ибо в нашем сегодняшнем материале стороны Днепра будут упоминаться частенько.

Кто в сверхлюди крайний?

Так уж получилось, что деление на Левобережную и Правобережную образовалось не на пустом месте. Это вам не Украинская ССР, которую большевики слепили, аки монстра Франкенштейна, нарезав для создания оной совершенно не подходящие друг к другу по своим нравственным ориентирам ломти. Это сейчас в том же Донбассе и других восточных регионах Украины ненавидят правобережные Бандерштаты лютой ненавистью, потому что тамошнее население вынудило это сделать. Оно долго старалось и всё-таки добилось своего. Им наконец-то стали отвечать взаимностью. Но так было не всегда.

Русских, живущих в Малороссии, никогда не учили кого-то ненавидеть. Просто потому, что этому невозможно научить, если у человека нет к этому хронической предрасположенности. Даже немцев уважали по-своему за дисциплину и суровость. Ненавидеть западэнцев у восточных регионов попросту не было причин. Ну, жили там бандеровцы-коллаборационисты, часть которых посадили, часть поубивали, часть загнали в подполье. На этом всё. Как-то особенно отмечать свою нелюбовь к тому региону на Донбассе было не принято. В то же время в ещё советской Галиции, как мне рассказывали люди, там побывавшие, в семейных кругах пили за смерть москалей, коммуняк и прочих ворогов. Причём, это были не застенчивые и совестливые кухонные посиделки либералов-шестидесятников, а стандартные такие семейные застолья со всей роднёй по самым разным поводам. Откуда родились корни этой ненависти? Кто их подпитывал?

Прежде всего подпитка шла изнутри самой галичанской нации, позже заразившей большую часть остальной Украины. Будучи поклонниками германского нацизма, эти ребята оказались заложниками теории расового превосходства, естественно, поставив себя на роль ариев, как и положено обладателям усохшего интеллекта и разбухшего самомнения. А тех, кто не разделяет их идеи, определили в недочеловеки.

Прекрасно разобравшись в ситуации, влезшие на Украину американцы сразу после обретения ею как бы независимости сходу принялись педалировать именно в данном направлении, создав особенный социальный лифт, который завозил на ключевые должности, начиная от директоров школ и заканчивая министром культуры, совершенно особенных людей, если вы понимаете, о чём речь.

Русофобия постепенно становилась билетом в карьеру. Союзников же у пророссийской Украины попросту не было. Россия в те времена погрязла в чеченских войнах, борясь за сохранение собственного суверенитета, и заниматься воспитанием своей южной окраины на тот момент было недосуг. В итоге теперь дошло до того, что украинский министр культуры, а есть там и такое министерство, Евгений Нищук в эфире ICTV рассуждал о генетической неполноценности Запорожья и Донбасса, куда генетику, по его мнению, «завезли». Депутат Галина Янченко от партии «Слуга народа» в эфире NewsOne рассказывала о «немытых и нечесаных» детях Донбасса. Пан Порошенко, будучи президентом, обещал, что «их дети будут сидеть в подвалах» и т. д.

Перечислять подобные примеры можно ещё очень долго, но самое главное в том, что весьма обидно получается, когда статус людей высшего сорта был самостоятельно прибран к рукам ребятами, которые в основной своей массе недавно только научились умываться и которым те самые «арии» из Германии во времена оные не доверили бы и ноги мыть. Ладно бы действительно какая-то раса интеллектуалов и могучих государственных мужей, так нет же. Но какая страна, такие и лидеры общественного мнения. Из затхлых подвалов на белый свет принялись извлекать идеологов украинского неонацизма, включая даже самых заштатных и бесталанных типа Николая Михновского, автора тезиса «Украина для украинцев», или Дмитрия Донцова, автора манифеста радикального украинского национализма. Это были очень удобные ребята для заокеанских хозяев Украины, с трудами которых и собирались формировать новый образ тогда ещё целого государства.

Из Галиции с любовью

Как-то однажды мне ещё в домайданные времена попалась в руки детская книжечка на мове, рассказывающая об украинской географии и людях, населяющих разные части этого края. Каждому региону там уделялось отдельное внимание и описывались его особенности. Сразу же перелистав на Донбасс, я узнал, что там живут шахтёры, металлурги, всяко-разные сталевары и прочий пролетариат. На удивление честно, не так ли? А вот когда пришлось долистать до Западной Украины, оказалось, что там живут люди, которые… играют на трембитах и сопилках. И всё. Больше ничего созидательного и полезного у автора не нашлось.

Я уж не помню, где и кто издавал ту книженцию, но её автор подошёл к вопросу как-то не по-украински откровенно. То ли просто честный, то ли непосредственный и наивный человек. И действительно, что можно ещё придумать о ребятах, живущих на Западной Украине, что можно было бы поместить в детскую книжку? Ну, не напишешь же, что они там через одного «францюватые» ― имеющие предков-сифилитиков, попавших под известную эпидемию в конце XIX ― начале XX века. Или ещё что-нибудь правдивое, но неприятное для тамошних обитателей. Нет смысла отпираться ― в Донбассе недолюбливали Западную Украину, но при этом тамошнюю фауну не хотели ни воспитывать, ни огораживать колючей проволокой, ни выгонять, ни истреблять. А вот там, в Галиции с окрестностями, бытовали совсем другие нравы и имелось другое мнение, воспитываемое десятилетиями по отношению к Левобережной украинской части.

Впервые столкнуться с западэнцами мне пришлось ещё в отрочестве, когда при мне на рынке один мой знакомый пытался купить веник. Обычный такой веник из проса. Дело в том, что, как я выяснил уже потом, эти самые веники к нам в Донецк на базар привозили бабки из самой что ни на есть западэнщины. Но этого никак нельзя было понять, пока они не раскрывали рот. Когда они начинали разговаривать, сразу всё вставало на свои места. Так вот, при приобретении столь необходимого в быту инструмента произошёл спор, перешедший в небольшой скандал. Спор возник по поводу названия предмета торговли. Покупатель хотел купить «веник», а бабка не соглашалась, объявляя ему, что это «винык». Далее было как в том анекдоте, когда слово за слово и ёжик получил по роже. Тут, правда, никто не получил, но разъярённая бабка в итоге начала орать про москалей, коммуняк, бандитов и ворогов, тыча пальцем в окружающих, коих уже поднабралось изрядно. Тогда я, ещё мало что понимавший в жизни, узнал, что где-то недалеко живут какие-то сограждане, которые нас согражданами не считают и при этом очень даже ненавидят. Ненавидят так, что готовы поубивать просто ни за что. Это было удивительно, и позже, спустя многие годы, я неоднократно вспоминал ту историю, которая каждый раз играла всё новыми и новыми красками.

Вы, возможно, можете удивиться, с какой феноменальной скоростью Украина создаёт для себя врагов. Но у вас, быть может, есть знакомые из числа стервозных женщин с тяжёлым характером, но падких на лесть, которых достаточно единственный раз погладить против шерсти, чтобы стать пожизненным врагом. С таким человеком невозможно дружить на равных, с ними невозможно общаться по душам и невозможно сохранять достоинство. Единственная возможная формула сосуществования с оным состоит в ежедневном самоунижении. Иного попросту не дано. Но ладно было бы из-за чего. Женщина может быть красива или богата, и тогда охотники найдутся. А тут же у них нищая потасканная страна-помойка с уродливым рылом, чьи руководители ведут себя именно так ― требуют беспрекословной лести и стремительно обижаются на всех и вся. Поэтому у начальства этой страны и есть маниакальная тяга к назначению новых ворогив.

Когда-то на рубеже нулевых мне приходилось плотно заниматься спортивной украинской журналистикой, и я неплохо знал, что и как делалось на разных стадионах. Так вот, особенно меня умилял почивший нынче в бозе футбольный клуб «Карпаты», который в моём кругу называли не иначе как ФК «Нахтигаль». Несмотря на показную любовь к футболу на Западной Украине и желание научить нас, москалей, правильно болеть за незалэжный футбол, на домашние матчи «Карпат» ходили плохо. Стадионы были полупустые. Активно приходили лишь на киевское «Динамо», а также донецкие «Шахтёр» с «Металлургом» и немного на «Металлург» мариупольский, ставший позже «Ильичёвцем». Так вот, игра с «Динамо» для них, местных болельщиков, была чем-то типа большого экзамена для своей команды, тогда как на игры с клубами из «Донбасса» смотрели как на некую форму локальных боевых действий. Тогда ещё не было такого явления, как майдан, но, вспоминая, что творилось на львовском стадионе «Украина», я теперь прекрасно понимаю, что те перформансы были самыми настоящими репетициями.

В дни, когда с «Карпатами» собирался играть кто-то из Донбасса, как правило, если погода была благосклонна, стадион наполнялся изрядно. Причём заполнялся деятелями, которым на самом деле тот футбол был по барабану. Как на игры сборной Италии или итальянских футбольных клубов на стадионы толпами валят длинноногие модельные дамочки, так на «Шахтёр» валили западэнские нацики всех сортов, чтобы поскакать там, покидаться оторванными сиденьями, потрепыхать оскорбительными баннерами, поорать про Бандеру и пообзывать шахтёровских африканцев, а позже и бразильцев, москалями.

Если бы ко мне обратился иностранный специалист, которого заслали на Украину для подготовки государственного переворота и которому нужно было бы изучить нравы и повадки наиболее маргинальной части местного населения, я бы, не раздумывая, отправил его на тот самый львовский стадион ― концентрацию местечкового бахвальства, пещерной злобы и скудоумия. А гости из Донбасса для них были, как выяснилось, мощным раздражителем, потому что их там заочно определили в москали, чему я долго удивлялся. К счастью, Донбасс, как обычно, порожняк не гнал, и те самые «Карпаты» были в Донецке постоянно и позорно биты, как, впрочем, и во Львове. Причём не только на футбольном поле.

Но не только на стадионах свидомых учили ненавидеть своих левобережных соседей. Это учение более глубокое и довольно старое. Например, на Западной Украине ещё с советских времён твёрдо уверены в том, что Донбасс ― дотационный регион и что он является грузом для всей УССР. Следовательно, далее свидомая мысль развивалась таким образом: эти пришлые москали тянут Украину на дно и если бы их не было, то все громадяне давно жили бы как в Швейцарии.

Поразительно, но тезисы о дотационности мне доводилось слышать и от самих коренных дончан. Правда, этому находилось объяснение: утверждающий был либо просто крайне туп, либо у него в родне были те самые западэнцы, неплохо так вымуштровавшие своих отпрысков, которым тупость и русофобия, похоже, передавались генетически. Истории же, когда донецких шахтёров заставляли отрабатывать смену бесплатно во имя материальной помощи Галиции, на которой в очередной раз происходили наводнения и оползни, ― рядовая штука для местного края, и любой бывалый шахтёр или металлург расскажет вам таких немало. Но одно дело ― шахтёрские истории, а совсем другое ― голубой экран телевизора, по которому рассказывали о дотационной сути Востока Украины, хотя достаточно было просто посмотреть отчисления в бюджет, чтобы расставить все точки над Ё.

Боротьба даёт плоды

Ещё кое-как пережив 90-е, с приходом нулевых стало понятно, что из русскоязычного населения Восточной Украины собираются делать неполноценных людей. Это хорошо было видно по Укро-ТВ. О жителях Донбасса с окрестностями отзывались снисходительно, в духе аристократов, с осознанием превосходства улыбающихся друг другу по поводу поведения какого-то незадачливого холопа из прислуги, который, как та Химка из дома Сирков, вместо спичек принесла Голохвостому углей из печи.

Где-то наверху была дана команда на перевоспитание русскоязычных еретиков. И тогда на Восток отправилась украинская, так сказать, культура. Её экспорт можно было ощутить в виде мовных учебников, таких же мовных музыкальных исполнителей и мовных театральных постановок. Свой мовный вклад несли даже голливудские актёры, забалакавшие на мове при «пророссийском» Януковиче. Наш донецкий балет, наши оперные певцы и прочие деятели высокого искусства не интересовали Западную Украину. При этом мои знакомые из числа наблюдателей от Партии регионов в последние домайдановские выборы, когда победил Янукович, рассказывали, что лично были в деревнях Галиции, где местные не умели расписываться и где в хатах были глиняные полы. Так что могу вас заверить, наш балет и наша опера им не подходили не потому, что там все сплошь пресыщенные аристократы, а потому что в высоком кабинете взяли курс на тотальное охуторянивание, на основе чего жителей крупных промышленных городов Левобережной Украины приказано было считать недалёкими дурачками, не имеющими ничего ни в голове, ни в сердце, а только и желающих, что работать за три копейки на своих убыточных заводах.

Отдельно свидомую западэнщину учили ненавидеть Крым. Тот факт, что там годами стоял российский флот, был для евроукров серпом по известному месту. Тогда ещё в открытую стеснялись заявлять о том, что всех, кто не хочет украинизироваться, то есть превратиться в хуторских дурачков, нужно попросту если не убить, то посадить в резервации. По причине такой застенчивости украинские власти сначала занимались перевоспитанием, но потом в итоге всё равно сбились на привычный геноцид.

Последний, к слову, им удался совсем не так, как задумывалось. Донбасс действительно оказался особенным, показав всем свою неукраинскую суть, после чего на Запад потянулись вереницы чёрных мешков, в которых лежали вчерашние сверхлюди, решившие, что в Донбассе будет так же легко и интересно, как на майдане. Но как ты ни верти, придётся признать, что постепенно свидомые добиваются своего. Глубоко дотационный и насквозь пророссийский Крым отчалил в родную гавань. Навсегда откололась часть такого же дотационного Донбасса. Евроукры сбросили огромную тяжесть со своих могучих экономических плеч, и уже скоро Украина, конечно же, превратится во вторую Францию или хотя бы Польшу. Процесс превращения обязательно ускорится, когда от проекта Ukraina отпадут другие регионы, чего, как я полагаю, слишком долго ждать не придётся.

Сергей Донецкий - http://alternatio.org/articles...

В ожидании катастрофы. Россия устроила Западу котел

Начнем с любопытного. С очень любопытного, если не сказать больше:Американские власти рассматривают возможность снятия ограничительных мер, введенных против калийных удобрений белорусск...

Процесс пошёл? «Это другое» дало первые трещины

Первые результаты публичного показа пленения неонацистов из "Азова" показали: на Западе пошёл робкий процесс осмысления увиденного. Здесь надо понимать: сам факт пленения псевдогер...

Суды и трибуналы

Давайте соберём в кучу несколько новостей и подведём промежуточные итоги. 1. Все пленные националисты с «Азовстали» находятся в ДНР. Их будет судить трибунал на территории республики. О...

Обсудить
  • И мозги у них тоже францюватые!
  • Не осилил.
  • Автор своим «веником» спровоцировал у меня личные воспоминания.)))) В 1967 году в августе перед школой я со своим отцом и дедом-фронтовиком (он воевал в отечественную , был ранен, а второй дед погиб под Мелитополем в 1943-м при наступлении) приехали в гости в Днепропетровск к моей родной тетке- сестре отца. Сами мы всегда жили и живем в ЦФО в провинции. А тетка с мужем после института отрабатывали там в Днепропетровске институтское распределение. Взрослые сидели-выпивали, мне дали пятнадцать копеек и послали за мороженым в ларёк рядом с домом. Я увидел рядом с ларьком, как продают арбузы на улице, цена была какая-то смешная. Подошёл, попросил, мне тетка-продавщица не продала и прогнала. Я купил мороженое и вернулся в квартиру, рассказал. Муж тетки (тоже мой земляк), пояснил, что кацапам здешние колхозники не продают, пока не поругаешься. Попросил мою двоюродную сестру, та наловчилась по-деревенски говорить, сбегала и купила. Помню, я пошёл гулять с младшим двоюродным братом, арбуз не ел. Эту ситуацию помню всегда. И дед мой говорил - не связывайся с хохлами, предатели они все. Я так и делаю, теперь уже и внукам своим это говорю.
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :clap:
  • :thumbsup: