Военная операция на Украине. Главное

Си — Байдену: «Не на того напали!»

5 1811

Вашингтон устроил ядерную гонку с Пекином — и рискует разориться в прах

Ядерное оружие Китая представляет реальную угрозу для Соединенных Штатов и других стран. Раскрытие летом 2021 года информации о строительстве Китаем нескольких сотен ракетных шахт и недавнем испытании гиперскоростного летательного аппарата вызвало десятки панических статей и комментариев. Многие повторили вопрос, который один студент задал президенту Джо Байдену в конце октября, когда канал CNN транслировал «встречу в ратуше»: «Что вы будете делать, чтобы не отставать от (Китая, — ред.) в военном отношении?»

Однако это Китай догоняет Соединенные Штаты, а не наоборот. Соединенные Штаты превосходят Китай почти по всем военным средствам. Они тратят на свои вооруженные силы в три раза больше, чем Китай (778 миллиардов долларов в 2020 году по сравнению с 252 миллиардами долларов Китая). Если добавить азиатских союзников США и соперников Китая (Индию, Японию, Южную Корею, Австралию и Тайвань), то общая сумма почти в четыре раза превысит бюджет Китая, или 993 миллиарда долларов. Оборонительный периметр США простирается на 6000 миль от Калифорнии до границ Китая. На ядерном фронте Китай располагает примерно 185 ядерными боеголовками примерно на 110 ракетах большой дальности, которые могут достичь континентальной части Соединенных Штатов. У Соединенных Штатов примерно в десять раз больше, или 1800 единиц этого оружия на ракетах, подводных лодках и бомбардировщиках, которые могут стереть Китай в порошок.

Оба арсенала чрезмерны. Один город, разрушенный всего одним боеприпасом, представлял бы собой уровень разрушений, невиданный со времен Второй мировой войны. Десять боеприпасов, сжегших десять городов, стали бы катастрофой, беспрецедентной в истории человечества. Сотня единиц боеприпасов уничтожит не только нацию-цель, но, скорее всего, вызовет ядерную зиму, которая может уничтожить всю человеческую цивилизацию.

С тех пор как Китай провел первое испытание своего ядерного оружия в 1964 году (примерно через двадцать лет после испытаний США и СССР), он неуклонно создавал небольшие, но мощные силы, которые были бы в состоянии пережить первый удар и угрожать ответным вторым ударом. Лидеры Китая считали, что им для сдерживания нападения не нужно иметь тысячи единиц ядерных боеприпасов, как у Соединенных Штатов и России.

Американские военные лидеры часто «зеркально отражали» стратегию Китая, полагая, что Китай стремится к ядерному паритету с этими гораздо более крупными силами. Разведывательное управление министерства обороны (РУМО), например, постоянно предсказывало значительное увеличение арсенала Китая. В 1984 году РУМО заявило, что Китай увеличит в четыре раза свои тогдашние запасы оружия от 150−360 единиц до более чем 800 единиц к 1994 году. Когда этот рост не осуществился, в 1999 году не понесшее ответственности за свой прежний прогноз РУМО предсказало, что запасы Китая вырастут почти до 500 к 2020 году. И это тоже оказалось неверным.

Сегодня РУМО считает, что оперативный ядерный арсенал Китая «находится на низком уровне», но (Пекин — С.Д.) «по крайней мере, удвоит размер своих ядерных запасов» к концу этого десятилетия. На этот раз РУМО может быть ближе к цели. Однако цель этого арсенала будет заключаться не в том, чтобы достичь способности «первого удара», как утверждают некоторые, а в том, чтобы помешать Соединенным Штатам получить этот потенциал.

Раш Доши, директор Совета национальной безопасности по Китаю, в своей новой книге «Долгая игра» (The Long Game) утверждает, что Китай следует шаблону растущей нации, пытающейся вытеснить признанного гегемона. Китай, утверждает он, пытался ослабить мощь и влияние США; создать альтернативы американским институтам; и теперь, когда он становится сильнее, расширяет свою мощь во всем мире, включая возможности проецирования военной мощи. В этом свете ядерные достижения Китая можно рассматривать как один из инструментов глобального доминирования. С таким же успехом это можно было бы рассматривать как логичный ответ на усилия США по сдерживанию Китая, угрозам ему и даже доминированию над ним.

За последние двадцать лет Китай наблюдал, как Соединенные Штаты систематически демонтировали многие соглашения о контроле над вооружениями, которые регулировали и сдерживали наращивание ядерных потенциалов. В то же время Соединенные Штаты приступили к реализации масштабного плана стоимостью в 1,7 триллиона долларов по перевооружению каждой ракеты, бомбардировщика и подводной лодки новыми боеприпасами и потратили сотни миллиардов долларов на создание «щита» противоракетной обороны, который теоретически мог бы перехватывать наступательные ракеты Китая. Совокупно эти меры могли бы лишить Китай возможности сдерживать военное нападение США.

Многие из нынешних программ Китая (как и некоторые российские ядерные вооружения, которые сейчас находятся на стадии развертывания) восходят к решению администрации президента Джорджа Буша-сына отменить Договор о противоракетной обороне (ПРО). Президент Ричард Никсон и советник по национальной безопасности Генри Киссинджер разработали это соглашение, поскольку в 1972 году они признали, что ограничение оборонительных вооружений необходимо для предотвращения того, чтобы любая нация просто развертывала больше новых наступательных вооружений с целью подавить оборону, развернутую противником.

Когда Буш разорвал эту связь в 2002 году, и Россия, и Китай начали новые программы по преодолению любой будущей американской оборонительной системы. В то время я предостерегал: «Китай уже занимается стратегической модернизацией. Независимо от того, каковы будут отношения с Соединенными Штатами в течение следующих десяти лет, Пекину придется учитывать американскую оборонительную систему. Это означает, что он, скорее всего, увеличит темпы модернизации, разместит по нескольку боеголовок на каждой из своих ракет и, вероятно, развернет контрмеры наряду с этими ракетами».

Это именно то, что и делает сегодня Китай. Китай опасается, что Соединенные Штаты могут ошибочно полагать, что они обладают «ядерным превосходством», то есть подавляющей силой, которая может позволить США нанести первый удар, который уничтожит большую часть китайского ядерного оружия большой дальности и перехватить любые оставшиеся ракеты — с помощью глобальной многоуровневой системы ракет-перехватчиков на море, на суше и в космосе. В результате Китай (и Россия) запустили программы, направленные на то, чтобы их ракеты могли подавлять, уклоняться и обманывать любую будущую систему обороны. Это, по их мнению, сохранит сдерживание.

Китай мог бы полагаться, как он это и делал десятилетиями, на контрмеры — такие как ложные цели, помехи и дипольные отражатели, которые помешали бы любым известным датчикам противоракетной обороны идентифицировать реальные боеголовки в полете. Вместо этого он выбирает две дополнительные меры.

Первая состоит из сотен новых шахт, которые за счет увеличения числа потенциальных целей для ядерных боеголовок могли бы усложнить любые планы США по нанесению первого удара. Китай мог бы перемещать меньший набор ракет между шахтами, что сделало бы невозможным для Соединенных Штатов знать, какие шахты поражать, или просто разместить в каждой шахте новые ракеты. Это похоже на план США по перемещению ракет MX между несколькими объектами, который отстаивал, и от которого затем отказался президент Рональд Рейган.

Вторая мера состоит в том, чтобы разработать маневрирующие спускаемые аппараты. В своем недавнем испытании китайцы использовали старую советскую схему, называемую системой дробной орбитальной бомбардировки (или частично-орбитального бомбометания). Китайская ракета на короткое время вышла на орбиту вокруг Земли, а не полетела по предсказуемой баллистической траектории, что сделало невозможным вычисление точки ее удара. Кроме того, вместо простой конусообразной формы китайская боеголовка имеет конструкцию планера, похожую на миниатюрный космический челнок. Это позволяет ему при входе в атмосферу изменять направление и скорость. Любая из этих мер сведет на нет возможности любого перехватчика, поскольку современные системы с трудом поражают даже простые баллистические цели.

Китай, похоже, разрабатывает дополнительные меры, включая лазеры, которые могут ослепить американские спутники наблюдения и слежения. Все это складывается в очень агрессивную оборонительную стратегию. Китайское руководство, похоже, пришло к выводу, что «Китай сталкивается с новой геополитической реальностью, в которой западные страны намеренно создают проблемы и придумывают оправдания для демонизации и сдерживания Китая», — отмечает Тун Чжао из Фонда Карнеги. Некоторые китайские лидеры считают, что «больший арсенал заставил бы соперников страны уважать Китай и проявлять больше сдержанности в отношениях с Пекином».

Это является непреднамеренным последствием ядерной модернизации. Каждое государство, обладающее ядерным оружием, рассматривает свои программы как оборонительные. Однако их противники рассматривают их как наступательные программы, цель которых военное преимущество. Каждое движение порождает встречное движение; каждая нация считает, что она отвечает другой. Каковы бы ни были движущие силы этого процесса, кое-кто в Соединенных Штатах считает, что Вашингтон может выиграть любое соревнование в области вооружений благодаря превосходным технологиям, ресурсам и политической воле.

Однако это не гонка вооружений времен вашего дедушки. Китай — это не Советский Союз. Его нельзя разорить военными расходами или запугать тысячами новых видов оружия. Как отмечает Доши, «за более чем столетие ни один противник США или коалиция противников никогда не достигали шестидесяти процентов ВВП США». Китай преодолел этот порог и, вероятно, обгонит Соединенные Штаты по валовому внутреннему продукту к 2030 году. С ростом богатства и глобального влияния Китая, даже если Соединенные Штаты значительно расширили бы свой ядерный арсенал, добавив все новые и новые виды оружия, как утверждают некоторые, они не могут превзойти, перехитрить или обогнать Китай в технологиях. Они никогда не смогут достичь ядерного превосходства.

Как учила нас холодная война и предупреждали ученые в начале ядерной эры, численное превосходство в ядерном оружии не обеспечивает безопасности. «Китай реагирует на гораздо большие ядерные арсеналы России и Соединенных Штатов, а также на растущее число американских ракет-перехватчиков, которые подрывают уверенность Китая в его способности нанести ответный удар», — предупреждают бывший министр обороны Уильям Перри и директор по политике фонда Ploughshares Том Коллина. Они добавляют, что «такая напряженность требует больше дипломатии и больше контроля над вооружениями, а не меньше».

Возможно, для такой дипломатии имеется небольшое окно. Президент Джо Байден мог бы «проконтролировать» обещания, данные президентом Си Цзиньпину на их недавнем виртуальном саммите, чтобы поддержать переговоры о стратегической стабильности между двумя странами. Советник по национальной безопасности Джейк Салливэн изложил стратегию, которая могла бы постепенно укреплять доверие между странами, призвав к дипломатии «на нескольких уровнях», чтобы гарантировать, что «вокруг этого соревнования есть ограждения, чтобы оно не переросло в конфликт».

Салливэн прав. Для Соединенных Штатов наилучший шанс перехватить китайские ядерные ракеты — до того, как они будут построены. Если бы в ближайшее время начались переговоры, учитывающие озабоченность каждой из сторон, они могли бы привести к мерам, которые позволили бы каждой стране свернуть свои ядерные программы. Китай может замедлить или даже заморозить развертывание новых вооружений; Соединенные Штаты могут замедлить или заморозить новые виды оружия, «предназначенные» для Китая, включая крылатые ракеты с ядерным вооружением морского базирования и боеголовки малой мощности на подводных лодках с баллистическими ракетами.

Эти обсуждения займут годы и неизбежно будут связаны с другими аспектами конкуренции между США и Китаем, что сделает эти шаги политически трудными для обеих сторон. Однако, если судить по истории, переговоры дают гораздо больше шансов на повышение безопасности, чем альтернатива новой, неограниченной гонки ядерных вооружений.

Джо Сиринсионе — Joseph Cirincione

Бандитское «единство» Запада: мифы и реальность

Знаете почему могучий (без преувеличения даже сейчас ещё могучий, не говоря уже о 2014, 2008 или тем более 2004 годах) Запад ничего не может сделать России? Почему Москва не боится объед...

США снимают ограничения, а Россия их вводит
  • vem
  • Вчера 10:16
  • В топе

США вывели российские удобрения из под санкций - дефицит, однако, (  https://www.gazeta.ru/business/2022/03/31/14684869.shtml) а Россия напротив - продлила сроки их квотированияРос...

Мы сделали невероятное!

Друзья, всего за сутки сбор средств для оборудования госпиталей Донецка был завершен. Мы все (не только я и не только на Конте, особенное спасибо Юлии Витязевой) смогли собрать намного больше, чем тре...

Обсудить
  • :thumbsup:
  • Еще несколько лет назад у китайцев всё было плохо с мобильными МБР. Теперь есть вполне работоспособные. Не знаю только, коков уровень - Тополь или Тополь-М.
  • :thumbsup:
  • :thumbsup:
  • Интересная статья с точки зрения подачи материала: Имеем противостояние двух государств. Если при описании китайских мероприятий фигурируют конкретные разработки, программы применения, тактика, то американцы противопоставляют этому только офигительные миллионы долларов, которые они куда-то там вложили или собираются вложить. Почему так? Или в США все-все засекречено, или до реальности все эти вложения так и не дошли?