«Поливакцина НИИСИ»: как медики боролись с эпидемиями во время Великой Отечественной войны в армии

4 1054

Различные респираторные вирусные заболевания, ангины и грипп, сыпной тиф и холера… Это лишь часть списка тех заболеваний, который теоретически мог увеличить и без того большие потери личного состава Красной армии в годы Великой Отечественной войны.

Среди среднестатистического обывателя несомненно бытует мнение, что на фронте красноармейцы практически не болели. Мол, вследствие стрессов, связанных с боевыми действиями у людей наблюдалось некое сопротивление самому разному спектру вирусов. И даже постоянное нахождение в сырых окопах, порой многочасовые сидения в холодной воде и лежание в снегу, якобы не вызывали простудных заболеваний. Но это в корне неверно. И подтверждением этому является масса документов, сохранившихся со времен Великой Отечественной.

Как известно, осенне-весенний период всегда являлся пиковым для заболеваний острыми респираторными инфекциями, гриппами и другими видами простуд. И советские люди, а красноармейцы были таковыми, как и люди любой другой национальности также были подвержены всем этим болезням. И никакие на войне от болезни не спасали никакие стрессоустойчивости и другие «мифические защитные функции». И это только простудные заболевания, а еще ведь имеются и различные кишечные инфекции и болезни. А это и дизентерия, и малярия, и столбняк, и сыпной тиф. Для полного понимания, достаточно назвать несколько цифр. В годы Первой мировой войны от тифа умерло несколько миллионов человек, столбняком болело более одного процента раненных. Поняло ли все это верховное командование Красной армии? Исходя из принимаемых в частях и подразделениях мерах, судя по всему, понимали прекрасно. Чуть ли не с первых дней войны стали предприниматься меры по контролю заболеваемости. К примеру, уже на восьмой день войны, 30 июня 1941 года было принято «Положение о медико-санитарном обслуживании населения, эвакуируемого из угрожаемых районов». Согласно этого документа, подписанного Народными комиссарами здравоохранения и путей сообщения, выходило, что в одних эшелонах со здоровыми запрещалось перевозить больных. В каждом эшелоне предполагалось устройство изоляторов, предусматривались банные помещения, обустраивались помещения для термической дезинфекции. Эти помещения рассчитывались в среднем из расчета на 250 человек. На всем пути следования таких эвакуационных эшелонов на вокзалах обустраивались санитарно-эпидемиологические пункты. К концу войны таких пунктов было открыто 435. Понятное дело, что когда к концу осени поток беженцев катастрофически увеличился, то пройти санитарную обработку могли далеко не все, попросту не хватало ни мощностей, ни обученного персонала, а порой банально не хватало для этого времени.

Наблюдалась в военные годы острая нехватка квалифицированного медицинского персонала. Историк Юлия Мелехова, которую цитирует издание «Военное обозрение», привела такие цифры: «В городе Барнауле имелось два хирурга, один отоларинголог, три психиатра, в других городах и районах края узкие специалисты отсутствовали».

Это ситуация с гражданским населением, и, кстати несмотря на проблемы советским медикам удавалось в те годы выходить из тупиковых ситуаций, но все-таки давайте вернемся к армии. Командование советских войск ОРВИ, гриппы и другие простудные заболевания считало серьезной угрозой. Что, собственно и не удивительно. Больные солдаты много не навоюют. Поэтому профилактические меры предпринимались и в местах размещения войск. В качестве защиты красноармейцев от сырости и холода строились блиндажи оборудованные печками. В этих блиндажах личный состав Красной армии мог не только обогреться, но и отдохнуть в относительно теплых условиях на соломенных матах. Помимо этого, у солдат была возможность в специально оборудованных землянках просушить вымокшие вещи. Для личного состава строились бани, красноармейцев обеспечивали горячей пищей и кипятком в неограниченном количестве.

И все-таки, главной угрозой для личного состава советских войск были не простуды различных штаммов, а инфекционные болезни, такие как дизентерия, сыпной тиф, холера. Эти болезни, как прекрасно понимало командование с помощью кипятка и горячей пищи победить не получится. По этой причине предусматривался комплекс санитарных мер. Очищались территории занятые войсками, боролись с мухами и крысами, являвшихся разносчиками болезней, обеззараживалась питьевая вода, приготовление еды, как и хранение продуктов питания, максимально производилось в чистых условиях. Помимо этого различными мерами старались повысить сознательность и непосредственно у красноармейцев: Солдат призывали чаще мыть руки, не пить воду из болот и рек, не употреблять воду из загрязненных колодцев на маршах. Ну и конечно не последнюю роль уделялась профилактическим прививкам среди личного состава. Здесь нужно обратить внимание, что солдат Красной армии от брюшного тифа, паратифа А и В, столбняка прививали еще перед войной, а против холеры на протяжении месяца военным делали три уколы. Что касается дизентерии, то солдатам против нее приходилось пить таблетки на протяжении трех дней. Нужно ли объяснять что такие меры медико-санитарного противодействия в боевых условиях был труднодоступным, если не сказать, не осуществимым? Армейское командование понимало, что проведение троекратных прививок необходимо заменять на более быстрые методы. Выход из создавшейся ситуации был найден к весне 1943 года, после начала поступления в армию «поливакцины НИИСИ».

Работы над разработкой вакцины для иммунизации личного состава советских войск против вышеперечисленных болезней научными сотрудниками НИИСИ начались еще в 1941 году. Главной целью ученных было создание такой вакцины, при помощи которой можно было бы одним уколом выработать иммунитет от брюшного тифа, паратифом А и В, дизентерии, холеры и столбняка. Итогом кропотливой работы ученых Нины Гефен и Николая Александрова стала «Поливакцина НИИСИ».

После получения желаемого результата ученые начали тесты на животных. На протяжении 1941 года велись опыты над морскими свинками и белыми мышами. Проведенные испытания однозначно показывали: привитые животные могли перенести даже несколько смертельных доз микробов, в то время как не привитые животные погибали. Этот успех позволил перейти к следующему этапу: вакцинированние уже людей. Вскоре выяснилось, что поставакцинальные реакции и осложнения не отличались от «старых» вакцин, а вот эффективность «поливакцины НИИСИ» была много выше. Главным ее преимуществом перед «старыми вакцинами» являлось то, что с помощью одного лишь укола можно было добиться иммунитета от семи болезней.

В итоге к середине весны 1942 года количество привитых этим препаратом людей достигло десяти тысяч человек. Вскоре институту имени Мечникова была поставлена задача: начать массовое производство «поливакцины НИИСИ» из расчета выпуска нескольких миллионов доз в год.

Как следствие, 14 февраля уже 1943 года «свет увидел» приказ НКО под номером 169. В этом документе начальник тыла Красной армии генерал Хрулев дал распоряжение на проведение новой вакциной всего личного состава войск. Предполагалось провакцинировать красноармейцев в период с 1 апреля по 15 мая 1943 года.

Ясное дело, что весь процесс вакцинации проходил под присмотром специалистов, которые наблюдали как за эффективностью проводимых мер, так и за возможным появлением побочных эффектов. В архивах имеются записи от 22 февраля 1944 года главного эпидемиолога 2 Прибалтийского фронта полковника Холодовского, касающиеся проведению вакцинации «поливакциной НИИСИ»:

«Люди, привитые этой вакциной путем однократной инъекции под кожу в дозе 2 см3, через 45 дней после первичной вакцинации становятся невосприимчивыми к холере, брюшному тифу, паратифам, несколько меньше к дизентерии и столбняку».

Он, к слову выяснил, что для получения стойкого иммунитета необходимо людей прививать два раза в год, то есть, раз в полгода. Привитым красноармейцам, кстати делали записи в книжки и офицерские удостоверения личности, а санитарные службы велись четкий списочный учет вакцинированных.

Конечно у новой «поливакцины НИИСИ» имелись и противопоказания. Ее нальзя было колоть при заболеваниях почек, людям с пороком сердца, диабетикам, при открытых формах туберкулеза. Нельзя было прививать и женщин на поздних стадиях беременности, а также кормящих матерей.

Вопреки всем имеющимся недостаткам «поливакцина НИИСИ» себя оправдала. В суровых условиях войны, когда войскам приходилось быть маневренными и подвижными, возможность проведения однократного укола, причем с возможностью сразу после проведения прививки военному приступать к своим обязанностям, было много выигрышным перед старыми препаратами.

За годы Великой Отечественной войны в плановом порядке и в качестве противоэпидемиологических мер «поливакциной НИИСИ» провакцинировали более 30 миллиона человек. Учитывая количество и различных прививок и от других болезней, счет которых шел также на десятки миллионов, то можно увидеть колоссальный труд ученых Советского Союза. Победа над болезнями, как, собственно и победа в войне в целом, была достигнута в том числе благодаря кропотливой работе ученых и специалистов военного и гражданского здравоохранения.

Опубликовано: От латника до ратника

Афганистан 2,0 или окончательный закат Вашингтона

Никто из советских людей в начале 1991-го года и подумать не мог, что буквально через год окажется совсем в иной реальности - перестанет быть жителем СССР, став гражданином отдельной ("...

Китай обещает защитить Калининград

Если вы следили за китайской прессой или хотя бы почитывали её время от времени, то должны были заметить крайне интересный момент. Года полтора-два назад она резко поменяла свою тональн...

Удастся ли проскочить без войны?

Пока политологи рассуждают, что означают те или иные жесты и слова Нуланд, Блинкена, Бернса, Байдена или Столтенберга и у кого из них "дрожание левой икры есть великий признак" (имея в ...

Обсудить
    • Ыгр
    • 4 октября 2021 г. 10:19
    Вы не понимаете, это другое