О некоторых итогах приватизации по-итальянски

0 186

По сообщению информационных агентств, 25 декабря правительство России рассмотрит на своем заседании план приватизации на 2020–2022 годы. В связи с этим представляется полезным обратиться к опыту приватизации в других странах, особенно если речь идет о странах старой Европы, которые в отличие от «младоевропейцев» имеют давний опыт рыночной экономики и никак не могут быть заподозрены в наличии атавизмов социализма или каких-либо «детских болезней» переходного периода. Речь пойдет об Италии.

В ноябре в миланской газете «Il Giornale» появилась аналитическая статья Андреа Мураторе «Конец итальянской промышленности». Автор отталкивается от истории с приватизацией государственного сталелитейного гиганта Ilva. В ноябре 2018 года по итогам конкурса он был продан крупнейшей металлургической компании мира Арселор Миттал индийского миллиардера Лакшми Миттала.

Но уже в ноябре 2019 г. Арселор Миттал подала иск о расторжении сделки по покупке Ilva, и перед более чем 10 000 итальянских рабочих возникла угроза потери работы.

В этом контексте автор делает более широкий анализ итогов приватизации.

Вот эта статья.

«Сейчас, когда кризис вокруг компании Ilva все в большей степени оказывает влияние на общее состояние в промышленности и на правительство Конте (премьер-министр Италии – прим.ред.), становится все более очевидным тот политический вакуум, который привел к возникновению ряда подобных проблемных ситуаций, столь трудных для поиска решений. Это настоящие раны на теле общества и национальной экономики, возникшие в результате прогрессирующего опустошения в сфере серьезного осмысления промышленной политики в период после Первой республики.

Промышленность, стратегическое планирование, развитие инфраструктуры. Конец системы управления Первой республики и демонтаж архитектуры смешанной экономики, в центре которой находился Институт промышленной реконструкции (IRI) (государственный консорциум, подобие нашего Ростеха – прим.ред.), привели не к повышению эффективности отраслей, подвергшихся либерализации и приватизации, а к ухудшению качества услуг, хозяйственного планирования, понижению уровня инвестиций. Что привело к негативным последствиям в сфере производства, занятости, охраны окружающей среды и безопасности труда. И очень серьезно осложнило стратегические позиции Италии в Европе и в мире. Даже с учетом новых и все возрастающих ограничений, связанных, главным образом, с прогрессирующей политической сегментацией, экономике смешанного типа, центральное место в которой занимал государственный консорциум IRI, удавалось дополнять возможности государственного сектора за счет частной инициативы.

Ведущие менеджеры, такие как Энрико Маттеи (президент ENI), Оскар Синигалья (IRI) и Адриано Оливетти (компания Olivetti), понимали, что две формы собственности не обязательно должны находиться в конфликте между собой, что они способны активно дополнять друг друга. «Частный сектор экономики основывался на среднем и малом предпринимательстве, тогда как госсектор, поддерживаемый государством, был нацелен на долгосрочные инвестиции и создание концентрации значительно большего объема капитала,» - заявил в интервью ресурсу «Osservatorio Globalizzazione» специалист по истории экономики Джузеппе Берта.

И необходимо отметить, что в течение сорокалетнего периода становления республиканской Италии с этой своей функцией государство успешно справлялось. Выше уже упоминалась фамилия Маттеи. История ENI, как глобальной компании, созданной этим знаменитым менеджером из области Марке, имеет более общее значение, выходящее за рамки только одной компании. Чем иным являлась еще двадцать лет назад Ilva в Таранто, этот самый крупный металлургический комбинат Европы, как не плодом усилий старой металлургической компании Finsider, входившей в консорциум IRI, возглавляемый г-ном Синигалья? Finsider смогла создать производственные мощности, способные обеспечить для всех стран Европы независимость в производстве самого стратегического ресурса современной промышленности. Уход Ilva из государственного сектора стал фатальным для компании, потому что привел к потере координации между производством и общей стратегией промышленной политики страны.

«Переход от семейных фирм, типа Riva, к компаниям типа ArcelorMittal привел к потере доверия к промышленности страны, а теперь еще и создал угрозу потери десятков тысяч рабочих мест».

На наших глазах разворачивалась и история с «римской империей» Stet, «изготовителем кабельной продукции и сетей, которая обеспечивала Италии, - пишет главный редактор газеты Quotidiano del Sud Роберто Наполитано, - мировое лидерство в телекоммуникациях и задел на будущее в новой глобальной индустрии», до тех пор, пока группа Telecom-Tim не была приватизирована. Так же как и в случае с Ilva за компанию телефонного оператора началась геополитическая битва, в которую были вовлечены иностранные государства, заинтересованные в наращивании своего присутствия в итальянской экономике. Франция, через компании Vincent Bolloré и Vivendi, в данном случае вступила в схватку с Соединенными Штатами, которые представлял Фонд Эллиота. Несмотря на все случившееся, компания Telecom, через фирму Sparkle, все еще занимается управлением и строительством стратегически важных сетей морских телекоммуникационных кабелей. Но с утерей государственного контроля этот результат рискует привести к уменьшению позитивных «дивидендов» для страны. Всем показался странным недавний отказ правительства поддержать предложение Фабио Рампелли (ответственный за иностранные инвестиции) о соединении бизнеса компаний Tim и OpenFiber для формирования «золотой акции» государственного контроля за сетями.

Наша хозяйственная и промышленная политика проводится непоследовательно, фрагментарно и путано. И корень зла заключается в том выборе, который был сделан в девяностые годы, когда было решено демонтировать систему государственных участий с центральной ролью консорциума IRI, поддавшись новому ветру глобализации, либерализации и новых европейских правил. Приватизация идеологически оправдывалась необходимостью модернизации страны, получения валюты и ресурсов для приведения экономики в соответствие с европейскими Маастрихтскими нормативами и открытия страны для иностранных инвестиций. Главным застрельщиком демонтажа концерна IRI и системы смешанной экономики после 1992 года был его последний директор и будущий председатель правительства Италии Романо Проди. Концерн IRI, который еще в 1993 году занимал седьмое место в мире по капитализации, достигавшей 67 миллиардов евро, был разрушен в последующее десятилетие, а его наследие пущено по ветру.

Некоторые компании (Fincantieri и Finmeccanica) не потонули, другие (Autostrade) были приватизированы в результате схем, которые дали концессионерам по существу права ренты, а иных ждала тяжелая судьба, как то, что мы описали выше. Глядя на всё с дистанции нескольких десятилетий, можно только сокрушаться о том, что этот потерянный капитал мог вносить свой вклад в развитие страны, и о том, что разрушение экономики смешанного типа привело к обнищанию культуры стратегического планирования в промышленности. Это была рискованная игра, которая велась на костях десятков тысяч человек, оказавшихся в тяжелом положении в результате подобных действий, последним по времени из которых стал пример того, как обошлись с компетенциями компании Ilva и всеми теми, кто был с ней связан, причем свой вклад здесь внесли и крупные итальянские компании, не проявившие в этом вопросе своей заинтересованности.

«Из-за этого разрыва между производством и стратегическим планированием страна уже не раз столкнулась с болезненными проблемами»

На нынешнем историческом этапе, когда обостряется международная экономическая конкуренция, когда стратегическая однородность (гомогенность) государств, как систем, становится жизненно необходимой, Италия плывет без всякого компаса. Она не способна определить какие отрасли промышленности действительно являются стратегическими, оказать политическую поддержку лидерам национальной экономики. Она стала территорией захвата для иностранных завоевателей. В нынешнем положении мы становимся объектом, а не субъектом большой игры за промышленное, финансовое и технологическое развитие, результаты которой повлияют на общий баланс сил уже в недалеком будущем.»

На начало следующего года намечено разбирательство по иску Арселор Миттал. Для спасения компании Ilva государство планирует привлечь средства других национальных консорциумов. Причем все они относятся к государственному сектору экономики. Хорошо, что такие еще есть.

И еще. Газету «Il Giornale» нельзя заподозрить в левых настроениях. По данным той же Wikipedia газета находится под влиянием Сильвио Берлускони и его партии «Вперед, Италия!» и в целом занимает правоцентристские позиции.

Конечно, в статье допускается некоторое упрощение. Как известно, в Италии частный сектор представлен и крупными компаниями, достаточно вспомнить легендарный ФИАТ. Рассуждения автора следует, видимо, рассматривать как попытку выявить какие-то общие тенденции. Но именно поэтому подобный анализ представляет особый интерес, выходящий за рамки чисто итальянского контекста.

«Флоридан» раскрывает карты: «Серна», «Альфа-Провиант», «Артис-Детское питание» - кто ещё травит детей по рецептам Петровой
  • Taissia
  • 13 февраля 14:21
  • Промо

Тысячам родителям в Петербурге ежедневно приходится сталкиваться с проблемой питания в школах и детских садах. Не секрет, что с началом учебного года качество еды в учебных заведениях изрядно ...

Белый быканул на черного?! Самый жесткий бой в UFC намечается? Хабиб позавидует

Намечается очень противоречивый бой двух тяжеловесов. Нганну хочет избить Миочича и забрать у него титул чемпиона. Если Вы хоть немного любите спорт, то советую посмотреть видео. Очень ...

Мошенники стали предлагать петербуржцам «компенсации за COVID»
  • Taissia
  • 22 февраля 08:55
  • Промо

Побеседуйте со своими пожилыми родителями и знакомыми в возрасте. Каждый день обманщики придумывают все новые и новые способы, как нажиться на доверчивых стариках. Теперь вот некую комп...