"Партизан". Женская боевая фантастика. Мимо Бога. Серия – 47-мь

34 757


"..Октябрьская революция в России погибла, когда она отвергла Христа и Церковь, и запретила свободную любовь! Товарищи! Мы не будем повторять ошибок русских большевиков! Путь к полной победе Революции у нас свой! Проверенный кровавыми боями с врагами и буржуазией. Да здравствует Свобода, Братство, Любовь и Всеобщее процветание!".

Партизан загнул уголок 117-й страницы "Философских тетрадей", 19-го тома Полного Собрания сочинений Эрнеста Че Гевары и захлопнул книгу, собираясь раскурить трубку и не спеша обдумать прочитанное. Они с женой недавно позавтракали, и та ушла к себе в кабинет, делать ревизию продовольственных и хозяйственных запасов на корабле.

Но полет его мыслей был внезапно прерван еще на рулежной дорожке - из-за появления в кают-компании Хуаниты. Находясь в степени крайнего возбуждения, она стремительно прошла в середину зала и выстрелила в него градом вопросов:

- Ты чем думаешь сегодня заниматься? Почему ты сидишь, как пень, небритый и с крошками, в давно нечесаной бороде?! Сегодня хоть можешь не подмешивать ром в кофе и привести себя в приличный вид? И перестать бесконечно дымить, наконец?! Ты знаешь, какой сегодня день?!

На ней было:

Длинное, почти до щиколоток, скромное темное платье.

Волосы. Которые не лежали, как обычно, волнующим беспорядком на плечах, а были переплетены посередине двумя косичками и аккуратно уложены в темную же сеточку.

Коричневые туфельки, почти без каблуков, с большими прямоугольными бантами на носках.

На ней не было:

Маникюра.

Макияжа.

Удлинителей ресниц.

Обычной приветливой улыбки.

- Ты почему сегодня в траурной форме? Умер кто-то из корабельных роботов? - с улыбкой заполнил дымом усы Партизан.

- Педро! Я сейчас не слышу твоих шуток! Хорошо я вовремя вспомнила, что сегодня мы будем пролетать мимо места, где проводит свой отпуск Бог! Ты должен сделать остановку, и мы нанесем ему визит.

- Тормознем. Ладно. Но я не пойду. Ты меня перед вылетом водила в церковь, и я считаю, этого достаточно на весь рейс.

- Ты идиот или притворяешься им? Это же не церковь, это место, где обитает Он. Как можно так говорить? Неужели тебе не хочется увидеть его лично? Выслушать его мудрые мысли? Да просто, поздороваться с Ним?!

- Ну, хорошо. Сходим. Вместе, - он не хотел спорить со своей благочестивой женушкой. Да еще сегодня. Ведь такое событие, он понимал это, не относилось к заурядным.

- Только приведи себя в порядок. Одень тот черный костюм в мелкую синюю полосочку. И не одевай свои ордена и медали. Не на встречу ветеранов идем. Трубку дома оставь. Он недавно бросил курить, его будет раздражать табачная атрибутика.

- Хорошо, дорогая. Сделаю все, как ты говоришь. Все будет в лучшем виде.

- В лучшем виде? - Хуанита с подозрением посмотрела Педро в глаза. - Ты, я помню, уже говорил такие слова. Перед Балом-маскарадом в Адмиралтействе два года назад. Не в-з-д-у-м-а-й! Никаких сюрпризов. Это будет ..даже не обида... Я пойду даже на ...

- Ну что ты?! Как ты могла вообще такое предположить даже?! Как могла подумать такое?.. - глаза Партизана были очень серьезными и даже сильно испуганными. - Я все понимаю, дорогая моя жена!

...События двухгодичной давности отпечатались в памяти Хуаниты, как в сердце ребенка запечатлевается улыбка матери, когда он впервые произносит "мама".

..Как отпечатывается в девичьем сердце первая измена...

Они с Педро впервые были приглашены на Новогодний Бал-маскарад в Адмиралтейство Флота Объединенных Миров. Где собирались только высшие чины флота и чиновники из Главного Штаба. Произошло это так благодаря тому, что Начальник Главного Штаба был давним другом Партизана, командиром отряда, в котором они вместе сражались в годы Сопротивления, и имел виды на Педро, собираясь вскоре предложить кандидатуру того на одну из почетных и выгодных должностей - зам. Начальника по вооружениям.

..Женщины блистали дорогими и сверкающими нарядами. Прикрывая лица узкими масками. 

Чтобы быть легкоузнаваемыми.

Мужчины дали волю своей фантазии и нарядились в рукотворные костюмы, изображавшие исторических персонажей из разных эпох.

Дал и Партизан.

Волю...

Целую неделю перед балом он возился в мастерской, собирая из вышедших из строя высоковольтных предохранителей и круглого активатора от старой стиральной машинки жены какую-то конструкцию. Хуанита, заглядывая к нему, спрашивала: "Что это будет, дорогой? Какого персонажа ты будешь представлять?". На что Педро с гордым видом неизменно отвечал: "Это сюрприз, милая. Но одно могу сказать, это не персонаж, а предмет. Символ полета мысли. Легко узнаваемый всеми. И имеющий огромное значение. Для всех людей. И не людей. Всех миров". Потом он покрасил сделанное в серебристо-черный цвет, и торжественно представил изделие на обозрение жены и андроида-официанта в кают-компании, надев его на себя.

- Это что, ракета? - спросил официант.

- Угадал. Молодец! - глаза Партизана светились от радости. - По низу корпуса, крупные - тяговые сопла. По верху, поменьше - маневровые...

- А почему конструкция не закончена и только от колен и до шеи? - задала вопрос жена. - Или вместо боеголовки - твоя голова?

- Да, родная. Я нарочно не стал делать ее похожей на боевую ракету. Моя голова прекрасно будет всем показывать, что ракета мирная и предназначена только для освоения космоса.

- Да уж. Твоя голова мирная. И не только она...

- Но-но! Попрошу без намеков! - засмеялся Педро. - И при посторонних!

..Охранники на ступеньках Адмиралтейства профессионально распознали в деталях костюма электрические детали.

А гости в зале - не распознали. Точнее, женская часть и половина мужской. ..Интенданты, тыловики и прочие... не имеющие отношения к оружию. 

Увидевшие в партизанском костюме легко узнаваемый пояс шахида.

Когда через двадцать минут приехал спецназ для обезвреживания террориста-смертника, успевшего в наполовину опустошенном зале  изрядно поднабраться спиртного, половина гостей на площади перед Дворцом Адмиралтейства получила легкие и средние обморожения конечностей. И некоторые даже подхватили простуду.

И было два воспаления легких.

И были забыты "виды".

На продвижение Партизана по служебной лестнице.

- Быть тебе вечным рейнджером, Санчо, (партийная кличка Педро), - сказал Начальник Главного Штаба, похмеляя себя и Партизана в своем кабинете на следующий день, - Планида у тебя, видать, такая - быть всегда на передовой.

...

Корабль медленно поддрейфтовывал к месту обитания Бога...


Чась - втарая:

Осторожно ведя челнок среди хаотичного нагромождения сгустков межзвездной пыли и обломков планет, Партизан в который уже раз вспомнил библейское "Вот пройдет Он предо мною, и не увижу Его, пронесется мимо, и не примечу Его..."

"..Где же ты есть, мой надмиренный бог? Мой бог, не привязанный к какому-либо конкретному месту обитания... Я не обладаю какой-то особенной сверхчуткостью, чтобы ощутить твое присутствие. ..Я не чувствую твоего прикосновения! Где ты?!"

"Однажды... один, очень всебеуверенный человек... Сократ, ты слышал о нем, заявил: "Цель жизни человека – познать самого себя". Я тогда посчитал его слова нелепыми. И не отражающими мысли всех людей. Отчасти я был прав. Но, только отчасти... Он, ведь, ничего не сказал... о свободе выбора..."

- Мы уже... общаемся? - Педро невольно распрямился в кресле пилота, и приосанился, чтобы привести свое тело в соответствие с торжественностью момента.

- "Общаемся"... - какое же это, оторванное от жизни слово из современного вашего лексикона. И ничего не выражающее. Мы не общаемся... Я дал вам слова "семья", "род", "кровь", "очаг"... Помнишь их? Мы, или чувствуем друг друга, или не чувствуем. "Общество"… - кто придумал это слово? Вам интересно жить? Хотели бы вы продлить свою жизнь до двухсот или скажем, до трехсот лет? Или до тысячи? И чем бы вы заполнили эти годы?

- Мы... Я... Я помню о тебе. Всегда.

- Всегда... Да знаю я, это ваше "всегда"... Подожди, на связи твоя жена. Останови свой челн. Вы приехали. Отвечу ей... Ты не принес табак? Так охота сделать хотя бы затяжку!..

..Хуанита, сойдя по трапу челнока на мягкое и ласково обнимающее её ноги облако, сняла свои туфли, чтобы ощутить эту небесную твердь, услышала Его голос: "Ты переместила своих "бессмертных" богов и богинь, в которых ты верила раньше, и прожигающих свои жизни на вершине Олимпа, в тишину прохладных кабинетов парламентов, дворцов и залов конгрессов и при этом, декларируя на словах веру в единого меня, которого ты называешь Богом, продолжаешь поклоняться им..."

- Я люблю тебя, мой Бог! Мне никого не надо, кроме тебя! - Хуанита не была готова к такой встрече и была обескуражена прямолинейностью Бога, беспардонно выхватившему из глубин ее подсознания квинтэссенцию ее мыслей о нем, и ломающему сейчас, может быть не нарочно, её, заточенные под себя все представления о Нем и его возможностях...

- Вы явились ко мне. Зачем? Просить? Или подкорректировать свои представления о жизни? Хуанита, тебе мало того ощущения, когда ты чувствуешь нарождающуюся в тебе жизнь? Которая смотрит на тебя пока незрячими глазками и, не видя тебя зримо, видит тебя, говорит тебе "спасибо, мама"! Зачем тебе еще какой-то Бог?.. Ты сама не в силах защитить свою крошку от жизненных невзгод? Или тебе надо подстраховаться?

- Я не… Откуда ты знаешь?.. Ах, да, ты же… - Хуанита покрылась румянцем и опустила глаза долу. - Но я еще... не знаю...

- Узнаешь. Не сейчас. Но скоро. И понесешь ты не от мужа.

Хуанита испуганно оглянулась, подумав, что ее Педро рядом и все слышит.

- Не слышит. Не бойся. Я могу с тремя миллионами людей говорить одновременно. С каждым в отдельности. Способность... у меня такая. С рож... ну, в общем всегда.

- А тебе, Педро... Ладно, когда выпьешь, я приду к тебе. Мы с тобой давно ведем беседы. Только ты думаешь, что сам с собой говоришь...

...

Аудиенция у Бога закончилась через...

Никто не засекал то время. Как-то неловко, при Нем, смотреть на часы.

Хуанита и Партизан вернулись на корабль.

- Расстегни, - Хуанита подошла к креслу, в котором сидел Партизан, и повернулась к нему спиной. - Что-то так тяжело на душе. У тебя есть такое чувство?

- Не знаю, родная моя... Не предисловий... ни заключительной мысли... У меня появилась уверенность, что с Ним надо общаться только после смерти. Когда уже ничего тебе не будет нужно - все придет само собой. И тогда беседы станут легкими и приятными... - ВВП!

- Чо? - откликнулся Главный Компьютер корабля.

- Запрягай лошадей! Ложимся на прежний курс!

... … ...


Мы не знаем, зачем нам Бог. Хотя думаем, что знаем.

Но верим в него. Полагаясь на его помощь.

Не зная о том, что Он сам… нуждается. В нашей помощи…

А может быть, не нуждается?



Пришло время России

Старый мир рушится на глазах. Теряют власть некогда всесильные общественные организации и институты, каждый старается сам отхватить себе часть гегемонии, возникают новые союзы. Думаю, что все это буде...

Бессердечные русские: итальянец рассказал о самой большой своей ошибке в России.

Итальянец Лука Гуала часто ездил в Россию, но не переставал удивляться тому, какие же здесь живут бессердечные русские. Он откровенно рассказал о самой большой своей ошибке в нашей стра...

Даже кофе расплескал ...

- В октябре российская сторона не согласовала 94% от запрошенного количества угольного груза — клиенты хотели получить в порты Латвии более 4 800 вагонов с углем, но было согласовано то...

Обсудить
  • :blush: :clap: :clap: :clap: Мирная ракета, которая заправляется ромом и дымит табаком... :smile:
  • Написано и с юмором, и философски глубоко. Вызывает двойственные чувства ... Очень интересное , замечательное произведение, спасибо, Сергей :thumbsup: :clap: :clap: :clap: :revolving_hearts:
  • Это же не церковь, это место, где обитает Он. Как можно так говорить? Неужели тебе не хочется увидеть его лично? Выслушать его мудрые мысли? Да просто, поздороваться с Ним?! :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :boom:
  • Но верим в него. Полагаясь на его помощь. Не зная о том что Он сам… нуждается. В нашей помощи… :exclamation: :boom:
  • :thumbsup: