• РЕГИСТРАЦИЯ

Адекватность по-умолчанию

Роман Дудин
Радикальный анархист
12 мая 16:46 2 2106

С чего начинается адекватность? Лично для меня с чего-то простого, ясного, и само собой разумеющегося настолько, чтобы об этом не нужно было говорить, что и как должно быть. И относительно чего всегда должно определяться, чего ждать и чего не ждать от тех, с кем приходится иметь дело, потому, что настройки на определённую норму поведения должны быть у всех выставлены по умолчанию. Однако, с некоторыми людьми иногда случается попадать в такие ситуации, когда они совершенно неожиданно делают вещи, оказывающиеся абсолютно непонятными и неприемлемыми, и делают с таким видом, как будто это абсолютно нормально. При этом из соображений той же адекватности нормальные отношения с окружающими требуют как раз такого подхода к делу, при котором именно от этих случаев застраховаться как раз и не получается.

В жизни дело приходится иметь с людьми разными: хорошо знакомыми, плохо знакомыми, людьми, которых вообще первый раз в жизни приходится видеть, а иметь с ними дело требует ситуация. И если всегда рассчитывать на то, что все они будут вести себя именно так, как считаешь нормальным, то рано или поздно неизбежны сюрпризы с теми, у кого понимание нормальности иное. Чтобы количество таких ситуаций сократить, можно, конечно, заранее с людьми выяснять, чего от них ждать и чего не ждать в каждой ситуации. Однако есть мотивации этого не делать: зачем тратить время и силы на то, что не должно их отнимать? Зачем заставлять себя ощущать каждый раз в условиях, когда ни в ком рядом не чувствуешь человека, который тебя понимал бы так, как должен понимать нормальный человек? Зачем вставать в разряд людей, опустившегося до круга общения с теми, кому надо всё разжёвывать там, где нормальным людям разжёвывать не надо? Зачем, не разбираясь, записывать другого человека, в человека такого круга? Зачем ронять высоту отношений с теми, кому всего этого тоже, возможно, не хочется?

Возникает вопрос: на чём самортизировать проблему? Если полагаться на авось, то рано или поздно попадёшь в ситуацию, когда в отношении тебя неожиданно сделают непонятное и неприемлемое. А тому, кто это будет делать, может оказаться непонятным, в чём суть претензии, и что вообще есть какая-то претензия. И когда малознакомый человек совершает какую-то небольшую, но неприятную некорректность, не всегда бывает понятно, досадная ли это для него случайность, или вполне привычная закономерность. И если предполагать его нормальным человеком, которого не хочется обижать лишними замечаниями там, где он и без них всё понимает, то от него просто остаётся этого ждать, что он сам всё исправит. Но если исправления не происходит, то ему придётся намекнуть, что, странно вместо показательного стремления всё исправить и предпринять усиленные меры во избежание повторения прецедента, наблюдать полное попустительство, ведущее к повторению проступка. Если он и этого не поймёт, тогда уже потребуется ему прямыми словами объяснять, что к чему, и спрашивать, почему ему это непонятно. Но только вот до этого как раз иногда уже и не доходит, и потому, что в определённой ситуации актуальнее будет просто сразу послать его куда подальше и найти себе более соответствующую компанию. И вот это как раз и является тем случаем, когда человеку ничего не объясняют, а просто перестают с ним иметь дело и отворачиваются от него (ну или, как вариант, долго смотрят на него молча и ничего не говорят, а потом так же молча бьют по физиономии, и снова смотрят).

Пара абстрактных примеров в качестве пищи для размышления. Представьте (образно или реально), что люди едут в трамвае, и стоят, держась за поручни. Салон дёргается, и тот, кто стоит неустойчиво, поступается и наступает на ногу стоящему рядом. Тот досадно цыкает языком, и на этом снова инцидент исчерпывается. Этот снова встаёт в ту же самую позу, и когда салон снова дёргается, снова наступает ему на ногу. Тот говорит очень недовольным тоном что-то вроде «Ну ё-ма-ё!» и снова больше никак не реагирует. Но когда в третий раз происходит то же самое, этот вдруг получает по мордам.

Со стороны пострадавшего на ногу всё выглядит так: «Ну наступил ты случайно, всякое бывает. Ну неопытный ты, ладно, все на ошибках учатся. Но ведь любому соображающему человеку понятно, что после такой ошибки надо исправиться, так почему же ты этого не сделал? И если после повторения такой ошибки любой нормальный человек исправится, то что же ты не предупредил, что ты не нормальный? Зачем ты меня динамил своей неадекватностью, почему сразу не дал знать, с кем имею дело? Не хочешь сам соображать – ну так вот тебе стимул научиться с чужой помощью!».

С позиции пострадавшего на голову всё выглядит совсем иначе: «Ну накосячил я, да, со всяким бывает, но я ж не виноват! Ну повторилось снова, ну так я же не знал, что салон снова дёрнется! А если тебе это так не нравится, что же ты не сказал, чтобы я предпринял меры? Если ты молчишь, как будто тебя всё устраивает, то зачем мне об этом думать? Почему ты не предупредил, что ты такой злой, и бьёшь без предупреждения!?», и т.п.. Так разница в понимании дела становится причиной для конфликта.

Другой пример. Допустим, спорите вы с кем-то по какому-то вопросу. Он вам предъявляет (образно): «Ты не прав, потому, что дважды два – пять!». Вы ему отвечаете: «Пять, говоришь? А ну-ка смотри сюда. Сколько у нас два? Столько? Вот бери это два раза и считай, сколько получается. Ну, что получилось? И где же твои пять? Вот то-то и оно…». Но оппонент не сдаётся: «Ну и что! Ты всё равно не прав! (почему?) Потому, что у тебя всё равно всё не сходится! (Где? В чём?) А вот тут, например, с тем, что трижды три – десять!». «Иди сюда. Снова считаем. Что получается? Во-о-от…» – «А всё равно я с тобой не согласен! (и в чём на этот раз?)» – «Ну ты прицепился к мелким несоответствиям у меня, но в целом всё равно не прав ты! (почему?) Потому, что четырежды четыре – двадцать!». Вот таких оппонентов я называю «плюй в глаза – божья роса».

Когда человеку первый раз доказывают, что он ошибается, то для более-менее адекватного человека это означает, что надо подумать, как же так получилось, и сделать выводы, что надо лучше думать. А также это означает для всех адекватных людей, что он себя определённым образом дискредитировал, и это следует принимать в учёт, когда он толкает свои новые заявления.

Когда неадекватному оппоненту второй раз доказывают, что он снова неправ, то для адекватного человека это означает, что ему делают одолжение – вместо того, чтобы бить лежачего прямым выводом «Ну ты и дурак!», ему дают второй шанс исправить то, что он упустил в первый. Но когда оппонент в третий раз направляется туда же с такой же беспардонностью, он показывает этим, что дурак тот, кто пытался давать ему лишний шанс, и проявлять какое-то уважение в расчёте на то, что это принесёт плоды, вместо того, чтобы сразу ткнуть его носом в его лажу самым доходчивым для него способом, значит, метать бисер перед свиньёй.

У неадекватного оппонента в голове видение вопроса совсем другое: Ему доказали его неправоту в каком-то моменте – это он пропустил гол в свои ворота. Но ничего, матч только начался; сейчас он назабивает ответных голов к концу его выйдет с победоносным счётом. А тайм должен идти столько, сколько он сам решит, и ни у кого спрашивать он это не собирается. И вот сколько надо, чтобы он отыгрался, столько и будет идти. А если оппонент не захочет его столько вести – его проблемы. Запишет ему техническое поражение и останется с принципиальным убеждением в своей победе. И с таким фанатизмом он прёт вперёд бороться за победу своей позиции.

Когда неадекватный оппонент в конце выпаливает «…потому, что четырежды четыре – двадцать!», к нему возникает естественный вопрос: «Так какого ты сразу не предупредил, что ты такой неадекватный? Я бы не тратил на тебя время!». А у него свой подход к делу: «А с чего-то я тебя должен предупреждать, я не такой, как ты хочешь? Если ты там понапридумывал себе правил, с которыми я не согласен, то это твои проблемы – я их угадывать не обязан…», и вообще «…если ты не разделяешь моих убеждений, то пусть все вытекающие из этого проблемы для тебя будут как можно больнее, чтобы был у тебя стимул сменить позицию!». Так появляются проблемы, которые могут проблемами одной из сторон, а могут быть и обоюдными.

Со стороны неадекватного оппонента его проблемы выглядят по-своему: в отношении него, вдруг, ни с того, ни с сего, ведут себя совершенно непонятно, и неприемлемо. И для него неадекватным выглядит именно его оппонент. Так вот разница между адекватным и неадекватным человеком в том, что у адекватного человека есть такт общения, в котором своим поведением он показывает своё понимание вещей, а в поведении других читает их понимание, и своим поведением показывает, как он понимает сказанное поведением других людей, а в их поведении ищет подтверждение тому, что его поведение поняли, и поняли правильно. И если он видит ожидаемую реакцию, он делает вывод, что всё нормально, и что можно продолжать действовать в рамках намеченного сценария, а если он не находит этому подтверждения, он будет что-то предпринимать для того, чтобы этот порядок восстановить. И если более-менее адекватному человеку случится подвести кого-то, то ему ничего не нужно объяснять: он сам всё поймёт и предпримет соответствующие меры, чтоб этого больше не повторилось. Потому, что он понимает, что дважды подвести на одном и том же нельзя без того, чтобы не показать этим своё неуважение. И он демонстративно покажет свои усилия по предотвращению этого, чтобы не заставлять людей лишний раз волноваться по поводу того, с кем имеют дело. У неадекватного человека этот такт не работает. Неадекватный человек абсолютно слеп и глух к тому, что ему хотят сказать. Ему хотят показать своим видом, что он не к месту что-то говорит – он не видит. Ему хотят сказать своими действиями, что если он такой глухой, то с ним не хотят общаться – он не слышит. Он сидит у себя в танке, и ему глубоко плевать, что у него в слепой зоне. Поэтому, он не может прокрутить в голове дальнейшую причинно-следственную цепочку последующих событий синхронно с оппонентом. И он продолжает гнуть свою линию, рассчитывая на взаимодействие по своему плану, не понимая, что стрелки уже разведены и что он едет не по тому пути. И когда в итоге его ожидания разойдутся с действительностью, это происходит закономерно для его оппонента, но для него самого результат оказывается полной неожиданностью.

В отношении такого такта я почему-то с детства я имел обыкновение думать, что он есть у всех, потому, что включать его для человека так же естественно, как просыпаясь и вставая утром с постели, открывать глаза. Но, как потом выяснилось, многие считают, что он не нужен (а некоторые ещё, что и принципиально не нужен), потому, что им так проще: пусть они где-то получат (может быть) какие-то проблемы, но зато в остальном всё будет так, как им удобно. А проблемы окружающих их не волнуют – так, мол, им и надо, что не хотят подстраиваться под их стандарты.

Возникает вопрос: а что делать, если у каждого свой уровень развития, и свои соображения о стандартах поведения, подогнанные под его личное удобство? И одним нужна высокая дипломатичность, и чем утончённее, тем интересней, а другим подавай попроще в рамках «…ты это, не грузи, ты конкретно объясни, чё те надо, и я чисто просеку, чё ты хошь…». И в противостоянии интересов на этом фронте каждый контингент пытается навязать всем удобный себе уровень. Так какие же стандарты были бы справедливыми для всех, если то, что удобно одним, неудобно другим? И если утончённость отношений может идти до бесконечности, и то, что для одного покажется усложнённым до непонятности, другому покажется упрощённым до неприемлемости? Вот и получается, что без объяснений словами всё же не обойтись, так что, выходит, без объяснений всё же не обойтись? 

Радикальный анархист

Россия с нуля строит новый город на 60 000 жителей на границе с Европой

И, главное, как-то тихо это все происходит. Такое ощущение, что СМИ специально отвлекают народ различным информационным мусором, а вот то, что на северо-западных рубежах нашей страны происходит настоя...

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина и премьера Медведева за отставку красного губернатора Левченко Иркутские коммунисты, опечаленные отставкой своего кумира Сергея Левченко, ...

Россия, когда Путин еще ничего не украл (старые фотки)

Время, когда про Путина практически никто не слышал. Ни о нём, ни о кооперативе "Озеро", ни о золотых виолончелях, ни о шубохранилищах его друзей.Нигде ни слова не было слышно про 40 и даже 200 миллиа...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Откуда берётся дерьмо

    /доработанная версия/ Вступление А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего оно станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки...
    692

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    145

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    364

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    287

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    428

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    446

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    405

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    442

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    445

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    463

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    445

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    1030

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2178

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    2008

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2285

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2364

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2243

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2680

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2419

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2936
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика