• РЕГИСТРАЦИЯ

Альтернативный подход к вопросу о репрессиях

Роман Дудин
Радикальный анархист
21 августа 13:19 13 613

Когда спор идёт о репрессиях какого-то режима, вопросы обычно ставят по порядку: сколько их всего было, правда это или нет, и много это или мало. Проанализировав эту тему, я пришёл к выводу, что вопросы должны быть другие.

Когда идёт спор о каких-то репрессиях, то первый вопрос у меня всегда начинается с того, какое отношение к ним имеет тот, кто их оправдывает. Например, если приходит к власти какой-нибудь нацистский режим, и начинает репрессировать, допустим, евреев, но при этом подымает экономику и военную промышленность, то потом, когда кто-то начинает такую политику защищать, самым интересным вопросом является, кто именно сам защитник? Если это еврей, который говорит: «Да, я понимаю, что меня бы там того, но при этом я считаю это оправданной жертвой, и ради такого дела я готов пострадать…», то ему остаётся ответить «Ну что же, твоё мнение – твоё право, я с ним не согласен, но, если ты готов отвечать за него так, придётся с ним считаться…». Но только такие евреи если и найдутся, то разве что в домах для умалишённых, а вот не евреев, которые готовы оправдывать такой режим, будет куда больше. Поэтому, если не-еврей в такой ситуации выступит со своим «А я считаю, что это правильно…», то мне захочется ему сказать: «Может быть, будучи евреем, ты бы и сказал то же самое, но куда более вероятно, что ты говоришь так только потому, что таких, как ты, это не касалось. А вот если бы вместо других это касалось бы тебя, ты бы начал изворачиваться, и нашёл бы причины выступать против».

Аналогичным образом обстоит дело и в отношении репрессий против инакомыслящих. Инакомыслящие – это люди, которые мыслят иначе, чем большинство других. И если большинство думает правильно, то инакомыслящие получаются те, кто заблуждаются, а вот если большинство только думает, что думает правильно, а на деле ему не хватает иммунитета к той лжи, которую ему скармливают, то инакомыслящие – это единственные, кто могут раскрыть ему глаза. И если в обществе творится какая-то неправда, замалчивать которую выгодно хозяевам положения, а все молчат, потому, что недопонимают её суть, то инакомыслящие – это как раз те, кто молчать не будет. И если за правду начинают преследовать, то преследование грозит только тем, кто не может молчать о том, что понимает. И когда те, кому не дано понимать этого, начинают оправдывать такой режим, они могут искренне верить в том, что поступают правильно. Но только это не выводит их из категории людей, которых их же недопонимание и спасает от преследования. И поэтому, когда такие люди начинают толкать своё мнение, то для меня оно, как мнение тех не-евреев, которые все такие решительные, но только почему-то среди них стабильно не оказывается никого, кому кого судьба заставила бы за свою позицию отвечать. Поэтому и не убеждает меня их мнение, но только как-то обычно стабильно туго получается у защитников таких режимов с пониманием этого отношения. Почему? Да, действительно, с чего бы это вдруг?

Второй вопрос в споре о репрессиях у меня касается того, о репрессиях кого идёт речь. Потому, что по-разному мыслящих людей нельзя измерять одинаковыми цифрами. И если общество сравнить с организмом, то ставить вопрос, сколько процентов клеточек он должен потерять, чтобы это считалось «сильное бо-бо», тупо. Острее поставить вопрос сначала, о потере каких клеточек идёт речь, а потом уже сколько. Потому, что если речь идёт о жировых отложениях, то для иного организма и потеря большей части своей массы может быть допустимой. А вот если о нервных клетках, то гибель даже малой доли одного процента будет катастрофической.

Аналогичным образом обстоит дело и в политике репрессий: уничтожь определённый процент свободомыслящих умов, и общество потеряет иммунитет к манипуляции сознанием. А последствия могут быть какими угодно – и для самого общества, и для других обществ тоже. А процент этот не так велик, потому, что большинство людей по натуре своей конформисты, которые всегда предпочтут думать, как все, и идти, куда всех ведут. А если и не все сразу, то постепенно, и поэтапная обработка общества к этому результату рано или поздно приводит. А если и не хотят, то иммунитета им просто может не хватить к той лжи, которую система скармливает им.

Поэтому в споре о репрессиях упирать на один общий для всех процент, и спорить, много это или мало, может только тот, кто не понимает, как устроена структура причин и следствий. Измерять надо в первую очередь последствиями, а потом переходить от общего к частному. Но чтобы это делать, надо напрягать свой мозг и анализировать. Вот только что делать, если людей не только не учили это делать, но и наоборот, всячески приучали этого не делать? Разве что, включать инакомыслие. Хоть иногда. Но только некоторым умам с сущностью «жировых клеток» этого почему-то иногда так не хочется.

Какой процент общества необходимо уничтожить репрессиями, чтобы случились непоправимые беды? Ну, например, у Гитлера политических репрессий было что-то около 4%. Всего лишь 4% людей для него представляли проблему в отношении того, что он собирался сотворить. Остальные были не проблема – по крайней мере, так он оценил. И он не просчитался. Оставшиеся девяносто шесть оказались марионетками, способными по его указке творить то, что ещё десятилетие назад им бы самим показалось безумием, и при этом не задавать никаких вопросов. И одни резиденты этой системы готовы творить такое, что их после этого и людьми нельзя назвать будет, а все остальные будут сидеть у себя дома, и вести себя, как будто ничего не происходит. И ничего не желать менять, и не желать говорить, и ничего не хотеть слушать. И любые попытки что-либо объяснить типичному представителю этой массы, что они в чём-то виноваты и что-то обязаны, натолкнулись бы на стену неадекватности, от которой все разумные доводы отлетали бы, как горошины.

Как вы думаете, уважаемые читатели: к какой части относитесь вы? К 4% способных представлять проблему для создания такого режима, или к потенциальным 96%, которых куда погонят, туда они и пойдут? Всё просто: если вы сомневаетесь, хватило ли бы вам инакомыслия не попасть в эти потенциальные 96, и постоянно об этом думаете, то, возможно, вы в них не попадаете. А если вы точно уверены, что вы не попали бы, и слушать ничего не хотите, и ваша реакция «да пошёл ты, автор, я точно знаю, что я не такой, потому, что точно знаю!», то вы как раз относитесь к примерно тем девяносто шести процентам, которые примерно так и думают (или не думают вообще). Потому, что все самые серьёзные ошибки делаются самым серьёзным выражением лица, и тот, кто ошибается жёстче всех, чаще всего принципиальнее всего уверен в обратном. И именно такими людьми и легче всего управлять – теми, которые, чем меньше думают, тем больше во всё уверены.

Кто-то спросит: так как же такое может получиться, что, уничтожив какие-то 4%, всех остальных можно превратить в невменяемую массу, которая будет с полной уверенностью в своей нормальности творить то, что ни один нормальный человек нормальным не назовёт? А дело в том, что все люди разные. Одни сильные. Другие умные. Третьи смелые и решительные. И одни и умные, сильные и смелые сразу, а другие только чем-то одним выделяются. Ещё есть совестливые и бессовестные, добрые и злые, и есть такие, в которых ничего хорошего нет, зато есть другое: трусость, подлость и наглость, и прочие качества из этой категории, у кого-то по отдельности, у кого-то в всё сразу.

Люди, которые одновременно сочетают в себе сразу несколько позитивных качеств, встречаются реже, чем те, кто отличается чем-то одним. А кто всем блещет сразу, вообще реже всего. А теперь давайте подумаем: что будет, если взять ведро молока, ведро сливок, ведро сметаны, и ведро помоев, и смешать это всё в общую массу: четыре ведра молока, четыре ведра сливок, четыре ведра сметаны, или четыре ведра помоев? Аналогичным образом бывает с человеческим обществом, если взять умных и много знающих, но не решительных людей, и сильных со смелыми, но не очень умных, и добрых с честными, но не сильных и не умных и не смелых, и трусов с подлецами, то всё общество вдруг может начать себя вести, как сборище трусов и подлецов, не способных ни на одно порядочное действие.

Может быть, конечно, и наоборот, и общество поведёт себя, как сбор умных, сильных, смелых и порядочных людей, но это только в случае, если каждый займёт то место, на котором потребуются именно его качества. А если всё расставить в обратном порядке, то и результат будет противоположный. Всё дело в том, как структурировать общество. Так вот, если всё расставить так, чтобы умные и совестливые боялись говорить, потому, что знали, что их никто не защитит и не поддержит, а сильные и смелые не понимали, против чего надо выступать, потому, что самим не сообразить, а те, кто знают, молчат, а все остальные, как бараны, шли туда, куда направляет общее движение, то всё общество может делать сколь угодно аморальные вещи, и никаких возражений ни от кого ни по какому поводу чего не прозвучит. И в рамках этого можно потихоньку менять общество, и заставлять умного и порядочного постепенно превращаться в хитрого и подлого. Сильного и доброго в сильного и злого. А не умного и не сильного, но относительно порядочного в силу воспитания человека в ничтожного и непорядочного. Главное, убрать тех, кто мог бы быть и умным и сильным и смелым сразу, и убрать первым делом. А вот для этого и нужны политические репрессии. И у Гитлера они были. И они были системны. Они шли волнами. Поэтапно, убирая из общества на каждой стадии процесса то, что мешает готовить новую стадию, с выставлением на соответствующие места нужных для этого элементов. Сколько они забрали всего от общества? 4%.

Прежде, чем переходить к третьему вопросу, сделаю небольшое отступление, разберу одно сопутствующее явление, без которого в таких процессах не обходится. Есть такой элемент в обществе, который этот процесс всегда готов активно поддержать. Сами они себя называют «патриоты», но я лично зову их фашисто-патриотами. Почему – да потому, что обычный патриот для меня, это человек, который любит свою землю, свою природу, свою культуру, свой язык, достижения своего народа, и который готов при необходимости идти в бой, чтобы это всё отстоять, но который относится с определённым уважением к аналогичным чувствам живущих на других землях людей. Фашисто-патриот устроен иначе. Для него патриотические ценности священные и великие, но только свои, а чужие – дерьмо, которое обязательно надо растоптать. Без этого он просто не может, как быдло-гопота не может без того, чтобы не докопаться на улице до какого-то прохожего, которого им надо развести и отпинать. Только обычно фашистопатриот не может об этом говорить в открытую до поры до времени – пока общество не дошло до нужно кондиции, у него кишка тонка. Поэтому он прикрывается личиной простого патриотизма, и кричит о том, какая его родина великая и как её надо защищать. Этим «защищать» у него называется наращивание военной мощи, которая потом будет использована для нападения.

Отличить фашисто-патриота не так уж трудно: он никогда не спрашивает, что ты сделал для человечества; он всегда спрашивает только, что ты сделал для своей страны. И из множества политических вопросов, которыми он постоянно каждый день трезвонит, вы не найдёте ни одного разбирательства, в котором он бы волновался о проблемах жителей других стран (если он только не планирует иметь их временными союзниками). Он всегда волнуется только о своём народе так, как будто других народов просто нет. Думать о других он принципиально не может, как та гопота не станет думать о благополучии того прохожего. И вот это принципиальное игнорирование всего остального и есть форма проявления его изначальной агрессии, которую он прячет под личной «обычного» патриотизма, и ждёт, когда настанет момент, чтобы стало можно, наконец, сорвать с себя эту жмущую его сознание маску, и явить всем свою истинную сущность. Короче, птицу видно по помёту.

Первый признак фашисто-патриота – это патриотизм, который прёт чуть ли не из ушей. Ведь когда такие, как Гитлер рвутся к власти, кто за них первыми бегут голосовать: либералы? Нет, за таких идут голосовать самые ярые патриоты? Вот такие всегда кричат «Родина! Родина!», и всё время повторяют, какая она великая. Причём великая она у них потом оказывается настолько, все остальные страны что в сравнении с ней – просто дерьмо, которое коптит небо и мешает дышать их «Родине». Такие патриоты имеют тенденцию в каждом действии соперников своей «Родины» вопиющую неправоту и сплошную подлость, а в каждом действие своей страны несомненную правоту, какое бы паскудство она не сотворила, и готовы перевернуть всё с ног на голову, доказывая оправданность её действий. И именно из таких потом получаются самые лучшие солдаты, готовых во славу «Родины» топтать чужие жизни и свободы на чужих землях. Но это потом, а перед этим есть ещё один момент.

Второй признак фашисто-патриота – любовь к сильной власти. Потому, что ту позицию, которую они занимают, доказать правдой невозможно в принципе; её можно доказать только силой. Но поскольку в их сознании чаще всего понимание дела оказывается перевёрнутым наоборот, то правдой у них оказывается их собственная позиция, а противопоставляемая ей неправдой. А поскольку бороться с такой «неправдой» оказывается возможным только репрессиями несогласных, то им и нужна такая власть, которая сможет это осуществить максимально быстро и эффективно. На их языке это называется «Нам нужна сильная власть, которая наведёт порядок!»

Третий признак потенциального фашиста – это нетерпение к инакомыслию. Если кто-то хочет иметь своё (отличное от их) мнение, и иметь право его высказывать, то в отношении этого они сразу занимают позицию, что это надо решительно пресекать. Потому, что если они этого не будут делать, то может рухнуть всё то, что они доказывают, и этот момент они понимают достаточно чётко. На их языке это называется «Послужить своей стране», и «защищать Родину», и т.п.. И как только в их руках оказывается власть (а точнее их руки оказываются развязанными фашистской властью), они сразу начинают творить своё «наведение порядка».

Такие элементы есть в каждой нации, и их гораздо больше, чем четыре процента. И количество их возрастает соразмерно наглости самого режима, а наглость соразмерно его военной мощи. И им только дай власть и рупор, и их более активная часть тут же индуцирует и подтянет под свои знамёна еще и целую рать более пассивных особей. И вот эта сила и готова способствовать репрессиям против тех, кто им мешает творить то, ради чего они живут. А теперь возвращаемся к основной теме и выводим третий вопрос: что можно считать последствиями их репрессий?

Последствиями гитлеровских политических репрессий можно считать войну, в которой их страна потеряла десять процентов своих жителей, и которая была бы в таких масштабах невозможна, если бы общество оставалось в более адекватном состоянии. Поражение со всей вытекающей из этого разрухой, и наказание за это всё, в котором страна оказалась разорванной на половины, каждая из которых оказалась под пятой одного из бывших противников. И разлучение близких людей разделением на десятилетия стеной, при попытке пересечь которую убивали на месте. И в меру того, насколько это всё было бы невозможно, если бы страна не была перед этим доведена до столь неадекватного состояния, всё это можно записывать на счёт тех самых политических репрессий.

К сожалению, вся загвоздка в том, что для адекватной оценки последствий политических репрессий нужно подключать мозги и анализировать. Но только люди с сущностью «жировых клеток» это не всегда хотят делать. И если цифра в 4% для соображающего может означать очень много, то для не желающего соображать она может не означать ничего. Что такое четыре процента – всего лишь каждый двадцать пятый, один человек на коллектив размером со школьный класс, и желающие оправдать такую потерю политической необходимостью всегда найдутся. И таким никакая пища для размышление не нужна, им нужны цифры. Готовые и окончательные, чтобы посмотреть на них и составить своё мнение о том, стоит им придавать значение тому, что за ними стоит, или нет. И цифру в 4% они не поймут – она им ни о чём не скажет. Но если взять вес всех стоящих за ней последствий, и попытаться пересчитать его по какому-то условному курсу, и всеми правдами-неправдами дотянуть эту цифру до 40 (ну или хотя бы 30)%, то тогда эта цифра заставит их соображать. Потому, что только так они и понимают. Другого они не любят. Только формально это будет неправдой. Потому, что это совокупность репрессий с тем, что засчитывается их последствиями, а у каждого своё право на своё мнение о причинах последствий. И рано или поздно об этом заговорят. И кому-то придётся признавать несоответствия. И кому-то с неохотой, кому-то с равнодушием, а кто-то это будет делать с большой радостью. Но громче всех кричать будут фашисто-патриоты. И когда ведущие начнут солировать «Хватит лить ложь и грязь на нашу историю!», ведомые будут подпевать: «Я простил Гитлеру репрессии моих предков!».

Радикальный анархист

Россия - "ржавая бензоколонка"? Развеиваем, как дым, миф оппозиции.

Оппозиционные пропагандисты называют нашу страну "ржавой бензоколонкой", потому что Россия якобы полностью зависит от нефти и газа, так как эти товары составляют основную часть экспорта...

В пятницу подъезжаю к гипермаркету...

В пятницу подъезжаю к гипермаркету, затариться пивком да креветками. Смотрю - свободное место есть, рядом с офигенным харлеем.Паркуюсь, выхожу из машины, начинаю рассматривать его, так как люблю мотоц...

Siemens "провалилась", России турбины больше не нужны
  • sam88
  • Вчера 03:08
  • В топе

Здравствуйте! Сейчас наверное все и забыли про скандал 2014 года связанный с немецкими турбинами. А сколько было сказано слов о российском промышленном секторе, сколько желчи полилось из уст "эксперто...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Что такое законный порядок?

    В рамках юридической логики положения закона должны работать на том основании, что они считаются правомерными. Правомерными в цивилизованным обществе они считаются на том основании, что если в них что-то не так, то они могут быть соответствующим образом обжалованы. А обжалованы они может быть только в рамках тех условий, которые установила власть. Эт...
    133

    Что такое преступление

    Когда кто-то совершает непозволительное деяние, требующее пресечения и наказания, это называют словом преступление. Понятие преступления означает, что если преступник сопротивляется применяемым в отношении него мерам, то во всех последствиях виноват сам. Если кто-то кого-то грабит-убивает-насилует, это называется бытовое преступление. Если хакер взла...
    156

    Самодур и чужедур

    Слово самодур в русском языке придумано для обозначения того, кто злоупотребляет властью навязывать кому-то свою волю, плевав и на его мнение по этому вопросу, на общепринятое понимание приемлемого, и на чьи-то доказательства того, что это неправильно. Навязываемые самодуром положения для его жертв являются неправыми и вредными, и искреннее согласие с н...
    225

    Деление на ноль

    Почему на нуль делить нельзя? Как так получается, что такая чёткая наука, как математика, где всё так гармонично, и вдруг такой грубый диссонанс – исключение из правила? Причём, скорее всего не сразу её правилами оговорённый, а потом как бы задним числом в качестве поправки добавленный. Когда сначала придумали правила, простые и красивые, а потом наткну...
    296

    Что такое порядок

    §1. Понятие порядка Что есть порядок? Это такое положение вещей, которое позволяет наиболее удобным способом управляться с их контентом. А противоположное состояние, затрудняющее этот процесс, называют беспорядком. Он же хаос, неразбериха и бардак. Что лучше: порядок или беспорядок? Ну давайте подумаем: допустим, группа туристов спасается после ...
    246

    Кто такие простые люди?

    /Дополненная версия, слишком простым к прочтению не рекомендуется - зря потратите время/ В прошлые времена в обществе было чёткое расслоение: была аристократия и были простые люди (простолюдины, плебеи, холопы, смерды, чернь – модификации/названия разные, смысл примерно одинаковый: низший класс, который составлял основную массу населения). Аристократия б...
    226

    Что такое закон

    Есть два основных жизненных принципа, по которым стремятся жить люди. Один называется «Не делай другому того, чего не хочешь себе». Другой называется «Делай с другими то, что в отношении себя не позволяй». Основных способов, посредством которых можно делать в отношении кого-то последнее, три: они называются насилие, обман и закон. Законы в последнем ...
    309

    Доказательства в системе обмана и насилия

    Система насилия и обмана отличается от системы просто насилия или просто системы обмана тем, что в сочетании эти вещи дают возможность достичь таких результатов, которых в отдельности достичь не могут. Например, допустим (абстрактно), требуется системе официально держать позицию «мы за аскетизм и всяческое воздержание от греха» а на деле утопать в роско...
    251

    Куча оснований на пустом месте

    /Продолжение темы, начатой тут/ Если вам кто-то скажет, что Земля стоит на трёх слонах, не захотите ли Вы спросить, на чём стоят слоны? Если он ответит, что они стоят на черепахе, то не захотите ли вы спросить, на чём стоит черепаха? И если он ответит, что так можно продолжать до бесконечности, а до бесконечности он не собирается, и что потому остано...
    189

    Понятие власти

    Спроси у типичного обывателя: зачем нужна власть – он с искренней уверенностью ответит: «Чтобы удержать порядок. Без власти общество погрузится в хаос!». Но спроси его: «Хорошо ли, когда ради этого люди не имеют возможности сами за себя решать, что им можно?» – он может ответить что-то вроде: «Ну а почему нет – разве у родителей не должна быть власть во...
    207

    О великих и не очень полководцах

    Сторонники культа личности часто любят называть Сталина великим полководцем. Причём, не гражданской, а именно Второй Мировой. Но лично мне слово «полководец» в применении к таким людям режет слух – они понимают вообще, что такое полководец? Ведь слово «полководец» происходит от слов вести полки. Не посылать (как посылку), не отправлять, не гнать (как г...
    268

    Симптомы мракобесия

    Поскольку данная серия работ по отдельности не так эргономична, как вместе, публикую одним рулоном. Получилась не статья, а миникнига (прочтение займёт более часа), впрочем, рисковать тратить столько времени всем совершенно не обязательно - с первой же минуты должно стать ясно, актуальна вам тема или нет. Данный материал включает в себя многолетний опыт противостояния...
    351

    Заговор власти

    /Продолжение работы, начатой тут, рассчитано на чтение сначала/ Что есть сговор? Это явление, когда определённый круг лиц втайне от кого-то сговаривается целенаправленно, осознанно и согласованно сделать что-то против кого-то или чего-то, на что права за ними не подразумевается. Давайте уточним: если какие-то злоумышленники понимают друг друга с п...
    504

    Маленькая теория большого заговора

    /продолжение темы, начатой тут/ §1. Масштаб заговора Есть две области знаний: там, где заблуждения общества о природе вещей не выгодны никому, и там, где кое-кому всё же могут быть выгодны. Например, не знание медицины о группах крови вряд ли кому-то может быть выгодно – никто не хочет умереть от того, что после несчастного случая ему не смогли грамот...
    815

    Динамоэкономика

    Технический прогресс движет общество всё вперёд и вперёд, а работать большинству людей приходится по-прежнему столько же много. И как только появляется какая-то технология, позволяющая кому-то сократить работу, тут же находится, кому платить за эту технологию, и за всё, что с ней связано. А потом появляется ещё что-то, за что тоже надо платить, и в коне...
    259

    Что такое новояз

    §1. Исключение понятий Язык, на котором мы общаемся – это не набор понятий, посредством которого можно выразить любую мысль в абсолютно понятной людям форме. В понятной форме можно выразить только те мысли, для которой данный язык адаптирован, а со всеми остальными может получиться совсем по-разному. Потому, что на языке слов люди не только общаются,...
    589

    Принудительная шизофренизация

    Существуют два вида рабства. В первом случае порабощённый должен делать всё то, что захочется его хозяину. Во втором случае он может делать всё, что захочется ему самому, но хотеть он будет лишь то, что позволит хозяин. В первом случае человека заковывают в кандалы, бьют плетьми, заставляют выполнять тяжёлую работу, и любыми способами добиваются того, ч...
    395

    Что такое шиза

    Данную работу я посвящаю тем, кому приходится сталкиваться с проблемами, создаваемыми душевно больными людьми. Это не научная диссертация, не профессиональное исследование для узкого круга специалистов, не краткий курс психиатрии, это просто один из примеров того, что собой могут представлять такие явления, как шизофрения и паранойя. Этот пример рассчит...
    1898

    Язык обмана

    §1. Ложь и оппортунизм Обман бывает двух видов: прямая ложь и оппортунизм. Первое есть заведомое утверждение того, чего нет. А второе есть создание такой иллюзии посредством запутывания, недоговорок, игры на двусмысленностях и однобокого изложения правды. Призвать к ответу обычного лжеца проще: достаточно предъявить ему факт конкретного несоответ...
    392

    Анатомия лжи

    Чем меньше человек знает, тем увереннее заявляет то, что думает. Чем хуже человек соображает, тем легче им манипулировать. А когда кто-то не знает, что им манипулируют, он выступает уверенно. Поэтому именно за теми, кто увереннее всего от этого зарекаются, чаще всего и стоят кукловоды, о которых они не знают. Если вы видите ложь, котор...
    863
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика