• РЕГИСТРАЦИЯ

Чем генерал от офицера отличается

Роман Дудин
Радикальный анархист
24 августа 16:58 0 502

В разные эпохи у разных народов с воинскими званиями были свои особенности, но общая тенденция была примерно такая: есть солдаты, есть сержанты, есть офицеры и есть генералы. Ещё есть всякие маршалы и генералиссимусы, но первые – это те же генеральские чины, только высшие, а вторые что-то вроде царя и генерала в одном чине.

Разница между офицерами и сержантами примерно следующая. Офицерами в прежняя времена обычно была аристократия, которая в общей своей массе была против конкуренции на этом поприще с простолюдинами, но наиболее активных и толковых солдат надо было чем-то премировать, вроде повышения по службе. Да и матёрый вояка на невысокой руководящей должности в бою может оказаться полезнее пусть образованного, но необстрелянного (и не факт, что решительного), вельможи. Поэтому категории сформировалось две: офицеры и сержанты. Офицерские чины были в основном привилегией аристократии, а сержантами становились дослужившиеся солдаты (понятное дело, в разные времена у разных народов было по-разному, но я даю общий усреднённый расклад). В современных армиях сейчас так: есть высшее образование – можешь быть офицером, нет – дослужишься максимум до прапорщика. А офицерский чин доступен любому желающему: иди, кто хочешь, в военное училище и учись на него. Так что свои позиции аристократия постепенно сдала (ну а куда, в принципе, деваться было – преимущество у тех армий, в которых наиболее толковые офицеры, а таковых не всегда предоставляет аристократическое происхождение), и расслоение приобрело новый смысл, а традиции остались (военные вообще любят традиции).

Что касается разницы между офицерами и генералами, то с ними ситуация была примерно следующая. В древности армия обычно представляла собой войско, основной формой деятельности которого был поход, а во главе войска обычно стоит кто-то один. И если это не сам царь, то это как раз генерал (т.е. тот, кого царь уполномочил командовать битвой). Армия у государства могла быть не одна, и генералов, соответственно, не меньше (а то и больше, чтобы «про запас»), но в каждом войске, ограниченном в возможностях связи со всей остальной системой, должен был оставлять окончательное решение за собой кто-то один. Этим, собственно, он и отличался ото всех остальных, которых могло быть сколько угодно и иерархия из них разной. И вот тут начинается самое интересное.

Во-первых, власть генерала особенна. Иногда она выше царской (если царь не участвует в боевых действиях). Царь может всё решать только до того момента, пока не уполномочит генерала вести войско и действовать по ситуации. А как только это происходит, всё решает генерал. Он решает, какие действия предпринимать, а какие нет, победит его армия или будет разгромлена, и останется ли целой его страна или будет разорённой. Никакой царь не может своим указом остановить наступающего противника и заставить повернуть назад. Это может сделать только генерал. Этот момент психология генералитета знает очень чётко, и всегда включает его понимание своей важности. Поэтому в шахматах, отражающих суть милитаризма, ферзь сильнее короля.

Во-вторых, есть ещё такая вещь – называется политика. Изнутри она совсем не такая, как снаружи (ну а как ещё должно быть с вещью, построенной на лжи?), и суть межгосударственной политики заключается в том, что государства постоянно воют между собой. Воюют ради корыстных интересов власть имущих (которые всегда классические: нужно больше земли, золота, и людей). Ну а народу это обычно преподносится в формате «защищать Родину, веру и т.п.», и люди чаще всего видят это так, как от них требуется. Вот только не могут все всё время только защищать – если все только защищать будут, то от кого же защищать придётся, если нападать никто будет? Вот поэтому институт государственности всегда использует другую систему: когда на нас нападают, тут мы кричим, какие мы правые в своей священной обороне, а как мы сами нападаем, так почему-то каждый раз сразу находим повод не думать о том, что мы настолько же неправые. Ну а где есть желание самообманываться, там и для желающих пообманывать найдётся дело.

Видение ситуации для типичного одержимого властью монарха выглядит так: есть определённое количество подвластных тебе людей и земель, и есть возможность захватить ещё. И если захват сулит больше, чем есть опасность потерять, то вложение «рентабельно». Ну а ценность жизни подданных для него, как ценность скота на ферме для фермера – ценность имеет, но не выше своей цены. Будет ли этим людям хорошо от того, что у их хозяина будет больше земли, на которой им на него работать? Да по большому счёту чаще всё равно – эта земля принадлежит не им, а ему. А они просто расходный материал в его игре, ценность которого отмеряна и посчитана. Это означает, что если такой царь и нарисуется на сцене боевых действий, то стоять он будет в таком месте и в окружении такой охраны, при которой угроза для его жизни минимальна. А если такая компоновка не всегда оптимальна для максимально эффективного расположения войска, то, значит, так тому и быть: будет не оптимальная, значит, а лишние потери оправданы обеспечением его собственной безопасности. Ведь не жизнь верховного нужна для победы, а победа нужна для улучшения жизни верховного, так что сначала его безопасность, а потом смысл всего остального.

Может ли правитель себя вести иначе? Может, конечно, если у него какой-то другой кодекс и другие приоритеты. И те, кто вели себя иначе, тем и запоминались, что выделялись на фоне остальных. Но у кого были самые типичные приоритеты, тем вести себя иначе у него никакого резона не было. А что касается генерала, то перед ним дилемма та же самая: либо лишний риск для твоей жизни, либо для твоих солдат. И если он находится при власти, которая живёт именно по такой схеме, если он видит всю эту кухню изнутри, если он индуцируется соответствующим менталитетом, то всё это работает на то, чтобы он сделал соответствующий этому выбор. Ну а если выбор будет иным, то повышается вероятность того, что его место быстрее станет вакантным для другого, кто снова будет выбирать. В общем, тут естественный отбор получается против альтруизма, да и сама система не заинтересована опытных военачальников терять, а накопление опыта возможно только при условии сохранения жизни накопителя. Всё это оказывает своё влияние на формирования института генералитета.

Что касается остальных командиров, то чем ниже они были званием, тем больше приравнены к простым солдатам были их шансы, впрочем, была одна деталь, которая кое-что меняла. Аристократ мог себе позволить дорогие доспехи, которые делали его если не неуязвимым, то существенно повышали его шансы на выживаемость. И т. о., и на поле боя аристократы тоже выделялись своей «не простотой».

Всё изменилось с появлением огнестрельного оружия, применение которого неожиданно уравняло шансы и поставила в один ряд тех и других. Доспех от пули не спасал, перед смертью стали все равны, а кому-то в бой солдат за собой всё равно надо вести. А кому это делать – не генералу же? И вот с тех пор стали офицеры расходным материалом, которые не решают, жить им на поле боя или нет. Всё решает пуля, которую посылает противник, от настроения которого зависит, полетит она в тебя или в рядом идущего солдата. И вот здесь и проявилось кардинальное отличие обычного офицера от генерала, который в плане самосохранения что-то мог решать.

Конечно, офицер мог дослужиться до генерала, но для этого надо было ещё выжить, а вот удастся ли ему это, решать было не ему. Так что планка различия здесь тоже сохранялась: пока ты офицер, ты не решаешь, быть тебе генералом, или нет. Вот когда станешь, сможешь решать, оставаться им, или нет.

Так уж устроена человеческая психология, что человек ко всему привыкает, ко всему приспосабливается, и какими бы неудобными не были бы условия его существования, он к ним пусть трудно, но привыкает, и приучается с этим как-то уживаться. Но как только появляется возможность вырваться на другой уровень вольготности, он тут же приспосабливается к новому, и с высоты этого ему вдруг сразу начинает казаться нетерпимым то, в чём он мог пребывать раньше.

Привыкание к хорошему очень органично сочетается с фактором «сытый голодному не внемлет». И когда человек избавляется от условий, которые угнетали его раньше, у него происходит смена морали, в рамках которой ему почему-то резко становится не до проблем тех, с кем ещё недавно был в одной лодке, разделяя с ними общее стремления вырваться всей компанией из этих условий.

Например, если вы стоите в очереди в кабинет, который работает только до определённого часа, и есть вероятность, что вы не успеете (а вам очень надо сегодня и отстояли уже для того очень долго), то вы всей очередью готовы объединиться, чтобы требовать/просить/доказывать, или как ещё ходатайствовать о том, чтобы приём в этом кабинете длился подольше. Но как только наступает момент, когда вы успеваете, то актуальность борьбы за продолжение приёма сразу как-то уже почему-то и не такой актуальной становится. Переход к этому состоянию осуществляется так же быстро, как сам момент смены обстановки.

Такая особенность есть у каждого, просто у кого-то больше, у кого-то меньше, и вот в меру неё у офицера, ставшему генералом, происходит соответствующая смена приоритетов, и он с одной стороны быстро привыкает к тому, что уже сразу начинает казаться ему незаменимым, а с другой его почему-то мало волновать начинает то, что другие должны обходиться без этого. А ещё у некоторых может срабатывать и желание «отыграться» за те испытания, через которые жизнь на пути к этому заставила его пройти (как деды в армии отыгрываются на молодых за то, что на них в своё время отыгрывались их деды). Но самая интересная разница намечается в следующем.

Пока ты офицер, у тебя есть выбор: либо полностью понимать аморальность той мясорубки, между лопастями которой тебя заставляют пробегать, либо не хотеть этого понимать. Либо ты понимаешь, как устроена система, что за ней стоит, и какое в связи с этим унижение твоего человеческого достоинства тебе приходится терпеть, и тогда просто живёшь в надежде, что тебе удастся вырваться на тот уровень, где сможешь чувствовать себя более полноценно. Либо принимаешь за чистую монету всё ту патриотическую мораль, которую тебе скармливают сверху, и живёшь в мире соответствующих иллюзий, обезболивая ими страдания от проблем, созданных стоящей за этим системой.

Когда мораль служивого приспосабливается к системе, она придумывает для себя какие-то объяснения, , почему он должен каждый раз рисковать своей жизнью, когда кому-то сверху это потребуется. И он находит тому оправдания, объясняя это тем, что всё это очень нужно, что это всё не просто так, что всё это имеет очень глубокий смысл, что это всё очень необходимо для его страны, что кто-то должен это всё делать, и что делать это всё очень даже почётно (так легче жить, и легче будет умирать, в случае чего). Вот только когда он подымается на то место, где поменьше оказывается тех, кто может распоряжаться его жизнью, и побольше тех, чьей может распоряжаться он, потребность в этом всём оказывается вдруг не такой сильной. И тогда она попадает под влияние фактора быстрых привыканий, который норовит её быстро пустить в расход.

С модернизацией оружия тактика ведения боя изменилась, и общая картина усложнилась. Всё стало не так однозначно, но традиции у военных за так просто не выветриваются, и отношения между высшими и низшими где-то по-прежнему несут на себе отпечатки эпох, когда к низшим чинам относились особо цинично. И одна из традиций военных регулярно орать на своих в режиме сверху вниз (в порядке паталогической потребности), выстраивать нижестоящих и ставить их «на место», постоянно напоминая им о том, кто здесь главный, среди прочих причин имеет тот самый фактор, который проистекает из трещины между генералами и офицерами.

Радикальный анархист

Марш бесов: что стоит за общественной реакцией на дело"невиновного" Павла Устинова? (+ видео РЕАЛЬНОГО сопротивления Устинова при аресте)

Вчера стал невольным свидетелем разговора двух подростков в питерском метро. Один из них продемонстрировал другому видео задержания Павла Устинова, получившее мощный общественный резона...

Русофобская тусовка

Тусовка. Нет ничего более мерзкого и застойного, чем тусовка. Тусовка – это болото, где заводятся толстые жабы, которые не пропускают ни свежего воздуха, ни чистой воды, ни молодых талант...

ФРС запускает инфляционный сценарий

Знаете, у экономических аналитиков иногда своеобразное чувство юмора. Я тут читал свежее коммюнике Федеральной Резервной Системы США – ухахатывался. Сначала долго пишут «в экономике Сое...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Завуалированный терроризм

    Основным принципом любого закона является положение, согласно которому перед законом все равны, и никто не может поставить себя выше закона. Потому, что, если это сделает кто-то один, такое начнёт делать каждый, и единственная возможность избежать того, чтобы этого не сделали все – это не позволять этого делать никому. Согласно юридической логике, если ...
    138

    Что такое объективное право

    Если в одной области вещей какое-то явление называется определённым словом, то в других областях аналогичные явления называют таким же, но никак не противоположным. Если гирю, которую трудно поднять, называют тяжёлой, то и задачу назовут тяжёлой ту, которую трудно решить. Если небо без облаков называют чистым, то и прописи назовут чистыми те, что написа...
    133

    Право умного

    Когда действует принцип «кто сильнее, тот и прав», это называется право сильного. И в цивилизованном обществе подразумевается, что это не есть хорошо, потому, что, когда действует право сильного, любой, кто сильнее тебя, может взять у тебя всё, что хочет. А вот когда существует закон, который готов тебя защитить, не зависимо от твоей собственной способн...
    185

    Право и антиправо

    Если вы находитесь там, где ваши права никак не регламентированы, это с точки зрения юридической логики это называется бесправие. Оно подразумевает, что это очень плохо, потому, что любой может творить в отношении вас, что угодно, и никакой закон его не остановит. А вот когда будет установлено, кто и на что имеет право, это (с юридической точки зрения) ...
    189

    Что такое законный порядок?

    В рамках юридической логики положения закона должны работать на том основании, что они считаются правомерными. Правомерными в цивилизованным обществе они считаются на том основании, что если в них что-то не так, то они могут быть соответствующим образом обжалованы. А обжалованы они может быть только в рамках тех условий, которые установила власть. Эт...
    197

    Что такое преступление

    Когда кто-то совершает непозволительное деяние, требующее пресечения и наказания, это называют словом преступление. Понятие преступления означает, что если преступник сопротивляется применяемым в отношении него мерам, то во всех последствиях виноват сам. Если кто-то кого-то грабит-убивает-насилует, это называется бытовое преступление. Если хакер взла...
    200

    Самодур и чужедур

    Слово самодур в русском языке придумано для обозначения того, кто злоупотребляет властью навязывать кому-то свою волю, плевав и на его мнение по этому вопросу, на общепринятое понимание приемлемого, и на чьи-то доказательства того, что это неправильно. Навязываемые самодуром положения для его жертв являются неправыми и вредными, и искреннее согласие с н...
    279

    Деление на ноль

    Почему на нуль делить нельзя? Как так получается, что такая чёткая наука, как математика, где всё так гармонично, и вдруг такой грубый диссонанс – исключение из правила? Причём, скорее всего не сразу её правилами оговорённый, а потом как бы задним числом в качестве поправки добавленный. Когда сначала придумали правила, простые и красивые, а потом наткну...
    333

    Что такое порядок

    §1. Понятие порядка Что есть порядок? Это такое положение вещей, которое позволяет наиболее удобным способом управляться с их контентом. А противоположное состояние, затрудняющее этот процесс, называют беспорядком. Он же хаос, неразбериха и бардак. Что лучше: порядок или беспорядок? Ну давайте подумаем: допустим, группа туристов спасается после ...
    269

    Кто такие простые люди?

    /Дополненная версия, слишком простым к прочтению не рекомендуется - зря потратите время/ В прошлые времена в обществе было чёткое расслоение: была аристократия и были простые люди (простолюдины, плебеи, холопы, смерды, чернь – модификации/названия разные, смысл примерно одинаковый: низший класс, который составлял основную массу населения). Аристократия б...
    264

    Что такое закон

    Есть два основных жизненных принципа, по которым стремятся жить люди. Один называется «Не делай другому того, чего не хочешь себе». Другой называется «Делай с другими то, что в отношении себя не позволяй». Основных способов, посредством которых можно делать в отношении кого-то последнее, три: они называются насилие, обман и закон. Законы в последнем ...
    339

    Доказательства в системе обмана и насилия

    Система насилия и обмана отличается от системы просто насилия или просто системы обмана тем, что в сочетании эти вещи дают возможность достичь таких результатов, которых в отдельности достичь не могут. Например, допустим (абстрактно), требуется системе официально держать позицию «мы за аскетизм и всяческое воздержание от греха» а на деле утопать в роско...
    287

    Куча оснований на пустом месте

    /Продолжение темы, начатой тут/ Если вам кто-то скажет, что Земля стоит на трёх слонах, не захотите ли Вы спросить, на чём стоят слоны? Если он ответит, что они стоят на черепахе, то не захотите ли вы спросить, на чём стоит черепаха? И если он ответит, что так можно продолжать до бесконечности, а до бесконечности он не собирается, и что потому остано...
    226

    Понятие власти

    Спроси у типичного обывателя: зачем нужна власть – он с искренней уверенностью ответит: «Чтобы удержать порядок. Без власти общество погрузится в хаос!». Но спроси его: «Хорошо ли, когда ради этого люди не имеют возможности сами за себя решать, что им можно?» – он может ответить что-то вроде: «Ну а почему нет – разве у родителей не должна быть власть во...
    257

    О великих и не очень полководцах

    Сторонники культа личности часто любят называть Сталина великим полководцем. Причём, не гражданской, а именно Второй Мировой. Но лично мне слово «полководец» в применении к таким людям режет слух – они понимают вообще, что такое полководец? Ведь слово «полководец» происходит от слов вести полки. Не посылать (как посылку), не отправлять, не гнать (как г...
    304

    Симптомы мракобесия

    Поскольку данная серия работ по отдельности не так эргономична, как вместе, публикую одним рулоном. Получилась не статья, а миникнига (прочтение займёт более часа), впрочем, рисковать тратить столько времени всем совершенно не обязательно - с первой же минуты должно стать ясно, актуальна вам тема или нет. Данный материал включает в себя многолетний опыт противостояния...
    424

    Заговор власти

    /Продолжение работы, начатой тут, рассчитано на чтение сначала/ Что есть сговор? Это явление, когда определённый круг лиц втайне от кого-то сговаривается целенаправленно, осознанно и согласованно сделать что-то против кого-то или чего-то, на что права за ними не подразумевается. Давайте уточним: если какие-то злоумышленники понимают друг друга с п...
    564

    Маленькая теория большого заговора

    /продолжение темы, начатой тут/ §1. Масштаб заговора Есть две области знаний: там, где заблуждения общества о природе вещей не выгодны никому, и там, где кое-кому всё же могут быть выгодны. Например, не знание медицины о группах крови вряд ли кому-то может быть выгодно – никто не хочет умереть от того, что после несчастного случая ему не смогли грамот...
    853

    Динамоэкономика

    Технический прогресс движет общество всё вперёд и вперёд, а работать большинству людей приходится по-прежнему столько же много. И как только появляется какая-то технология, позволяющая кому-то сократить работу, тут же находится, кому платить за эту технологию, и за всё, что с ней связано. А потом появляется ещё что-то, за что тоже надо платить, и в коне...
    307

    Что такое новояз

    §1. Исключение понятий Язык, на котором мы общаемся – это не набор понятий, посредством которого можно выразить любую мысль в абсолютно понятной людям форме. В понятной форме можно выразить только те мысли, для которой данный язык адаптирован, а со всеми остальными может получиться совсем по-разному. Потому, что на языке слов люди не только общаются,...
    647
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика