Конфликт Армении и Азербайджана

Набитость заученными заблуждениями

18 1209

Есть два вида людей: одним иногда приходит в голову проверить то, чему их учат, другие будут всю жизнь ходить с тем, что им вложили в голову, и им не разу не придёт в голову это проверить. Каково иногда бывает соотношение тех и других, будет понятно из следующего примера.

В своё время Аристотель сформулировал положение, согласно которому в десять раз более тяжёлое тело падает с в десять раз большей скоростью. Положение это считалось несомненной истиной и не проверялось до тех пор, пока Галилей не сбросил с Пизанской башни ядро и пулю, наглядно показав, что скорость падения одинакова. Давайте подумаем: доводилось ли лично вам что-либо подбрасывать и наблюдать за падением? Как вы думаете, если бы одни из падающих предметов приземлялись два раза быстрее, неужели бы вы этого бы не заметили? Если бы даже вы могли бы оказаться столь невнимательными, чтобы не заменить двойную разницу, то тройную уж заметили бы наверняка? Про пятерную и говорить нечего. Тогда какую же невнимательность должен проявлять человек, чтобы не замечать, что в десятеро более тяжёлый предмет (железный, например) не падает в десять раз быстрее более лёгкого деревянного? Получается, есть вещи, в отношении которых люди могут не замечать очевидного.

Может быть, страх перед авторитетностью учения имеет какую-то особую силу воздействия на каждого. Может, оглядка на остальных заставляет каждого делать как все, а всех как первый, кто начал неправильно. А может, просто не желание анализировать там, где анализировать не заставляют, и стремление идти по пути наименьшего сопротивления. И под влиянием таких факторов неправильное учение может преподаваться на высшем уровне в университетах веками, и никому не придёт в голову его оспорить.

Возникает вопрос: ну, допустим, мешает человеку что-то замечать определённые вещи, но прислушаться к тому, кто на это указывает, не мешает же? Ну вот, обращается к нему кто-то, кто показывает и говорит: «Обрати внимание: вот у меня в руках два предмета; один в десять раз тяжелее другого, и вот я их отпускаю, и они приземляются практически одинаково». Ну, наглядно же видно – не разницы в десять раз. Вот тебе математический расчет, вот наглядный пример. Какие ещё доказательства нужны? Нет, как оказывается, это мало. Ты залезь на башню, собери народ, проведи эксперимент у всех на глазах. Пусть наглядно увидят результат, переглянутся. Убедятся, что можно согласиться, не вызывая всеобщие насмешки, и официально признают. А так ты на пальцах никому ничего не докажешь. «Ну и что, что ты последовательно обосновал все расчеты, ну и что, что ты наглядно что-то показал, а вот в книге написано по-другому. И все, знаешь ли, считают, как в книге, а не так, как ты утверждаешь. Или ты решил, что ты умнее всех? А я вот что-то в этом сомневаюсь. Так что ты можешь думать там себе что хочешь, только значительность всех твоих доводов находится только у тебя в голове, а в реальности бытует масштабность общепризнанных!».

Нежелающему прислушаться оппоненту скажешь: «Да подожди ты. Перестань ты сравнивать масштабность доводов, когда на мои только краем глаза на горизонте ночью смотришь, а свои среди дня в упор к носу подносишь. Ты подойди поближе к моим доводам, посмотри на них в нормальном свете, сопоставь сначала реальный их масштаб, потом сравнивай!» – «Нет, уж извини, мне виднее, как надо на что смотреть!» – «Ну тогда перестань хотя бы идти кривым путём, иди прямым. Я тебе привёл расчеты, которые ты не можешь опровергнуть, значит, самое время сделать вывод, что ты мыслил неправильно, и пересмотреть свою концепцию» – «Нет, это не прямой путь; это ты приплёл какие-то хитрости, чтобы меня сбить с толку, но это у тебя не получится. В книгах написано всё правильно, ты идёшь против, значит, ты заблуждаешься – вот прямой путь!». И далее по накатанной: «Я не могу обоснованно указать несостоятельность твоих расчетов, но я уверен, что где-то в них есть подвох. И я не могу объяснить, почему так получается, но я точно знаю, что на деле всё не так, как кажется. И не спрашивай, откуда я это знаю – вот просто знаю, и всё!».

Получается, есть и такие причины, которые могут заставлять человека не видеть то, что ему показывают, и когда такие причины работают, его не проймёшь ни безукоризненностью доказательств, ни наглядным примером. Возникает вопрос. Со времени Аристотеля до Галилея прошло почти две тысячи лет, и за это время неправильное учение много веков преподавалось людьми, имеющими высшую учёную степень, и никому не приходило в голову поставить его под сомнение. Срок в две тысячи лет называется эрой, поэтому в вопросе свободного падения время от Аристотеля до Галилея можно почти без преувеличения назвать эрой умопомрачения. Тогда как могло получиться, что на протяжении всего этого срока стабильное и тотальное проявление этого фактора было не с какими-то отдельными людьми, а со всем человеческим обществом?

Может быть, имела место манипуляция массовым сознанием? Но кто бы за этим мог стоять – столько эпох прошло, и столько диаспор сменилось? И кому было выгодно неадекватное положение в физике? Это не нужно ни циркачу, ни часовщику, ни осадному инженеру. Значит, есть факторы, которые могут заставить пребывать общество в таком состоянии и без прямой манипуляции со стороны – одних только собственных предрассудков может оказаться достаточно, чтобы никогда не пересматривать заметные воочию ошибки.

Может быть, были какие-то люди, которые думали иначе, но боялись говорить. Может быть, были те, кто пытались говорить, но их не слушали. Может быть, кому-то в чём-то даже удавалось кого-то убедить, но последние никуда не шли и дальше ничего не распространяли, и очень скоро всё снова благополучно возвращалось на круги своя. А в целом доминировала система, в которой забитые заблуждениями учёные головы утверждали свои убеждения с такой принципиальной уверенностью, с какой выступают только те, кто меньше всего имеет опыта. И вокруг была масса людей, которые вообще ничего не учили и ничем не интересовались, и единственная их позиция по этому вопросу сводилась к оглядке на этих учёные головы, которые «всё знают», и которых нужно слушать, и которые, если что-то говорят, значит, так оно и есть. И все они вместе, со всеми промежуточными градациями, представляли собой систему научной стагнации по данному вопросу. Это один из примеров, наглядно показывающий, как человеческое общество может стабильно и сколь угодно долго пребывать в состоянии, когда не может в упор видеть очевидные вещи – просто бери и пользуйся этим (если знаешь, как).

Аналогичным образом вопрос обстоит дело и современным миром (люди же не меняются?). Например, в области права (положенные которого построены не на доказательствах, а на постулатах). Людям можно объяснять, что их знания в области права – это целенаправленная систематическая ложь, которой институты власти систематически забивают им голову. И относительно которой единицы только знают одно, но говорят другое, а остальные слепо повторяют за ними. И в отношении чего можно объяснять, что общество построено не так, как должно быть устроено общество, построенное не на подменах, и как должно быть устроено другое общество, которое вполне жизнеспособно, если убрать ложь, которая мешает ему возникнуть. Понимать не захотят, и будут повторять что это невозможно, потому, что их так учили, что это невозможно. Ты пойди захвати кусок мира, ты переделай его в новый порядок, более лучший, ты ткни их носом в факт, что он возможен, вот тогда с оглядкой друг на друга, они что-то начнут признавать. А без этого будут утверждать своё с таким чванством, как будто их убеждения просто истина в последней инстанции. Вот только вопрос возникает: задумывались ли они для начала, к какой категории они относятся: к той малой доли процента, который способен видеть то, что остальные проморгали, или ко всем остальным, которым можно скормить что угодно, и они примут это, ни разу не усомнившись в истинности принимаемых положений? Ставлю на то, что нет.

Пора начинать рисовать карты раздела Америки

Я внимательно смотрю на эти ваши телевизионные ток-шоу, посвящённые политике. Какого гостя-эксперта не возьми, в кого ни плюнь – попадёшь в профессора, завкафедрой, главу института (иногда инс...

"На самом деле вы покупаете себе билет в ад": Иностранцы рассказали о курьёзах с изучением русского.

Иностранцы рассказали о курьёзных ситуациях, которые произошли с ними при изучении русского. Примеры показательны, ведь язык, на котором говорят в России, - один из самых сложных в мире...

Ньютон - сумрачный гений// Виолетта Крымская & Dimwish

В международной системе измерения единиц Ньютон это единица измерения силы. Справедливо. Один из величайших ученых - математик, физик, алхимик, историк и астроном Исаак Ньютон это действительно сила. ...

Обсудить
  • издалека зашел. Хочешь обосновать, что радикальная анархия оставила после себя хоть что-то, кроме вот таких текстов?