Конфликт Армении и Азербайджана

Что такое новояз

25 1598

§1. Исключение понятий

Язык, на котором мы общаемся – это не набор понятий, посредством которого можно выразить любую мысль в абсолютно понятной людям форме. В понятной форме можно выразить только те мысли, для которой данный язык адаптирован, а со всеми остальными может получиться совсем по-разному. Потому, что на языке слов люди не только общаются, но и думают, проговаривая их про себя. И в зависимости от того, какие слова они будут знать, определяется возможность того, что они смогут подумать. И если они не будут знать каких-то слов, их соображения в нужную сторону могут просто не пойти, потому, что не будет понятий, выстраивающих дорогу в эту сторону.

Например, если человеку знакомы понятия «гравитация» и «невесомость», то ему будет нетрудно воспринять объяснение, что Земля – это шар, потому, что он сразу сообразит, почему шар оптимальная форма, и как в связи с этим должно утрястись всё остальное. Но если он этих слов не знает, то у него сработает вопрос «А почему же тогда люди внизу шара вниз не падают?», и тогда у него могут пойти соображения уже в другом направлении. И если у него вместо понятий «гравитация» и «невесомость», имеются только понятия «верх» и «низ» (причём, в абсолютном смысле, где верх – это то, откуда всё должно падать, а низ – это то, куда падает), то соображения могут быть «Как же ты не понимаешь, что несёшь бред? А зачем мне тебя слушать…», и т.д., в сторону совсем других выводов.

Т. о., исключая из словарного запаса (или не допуская появления) определённых адекватных понятий, можно исключать адекватный ход мыслей в определённых направлениях. Поэтому язык общения не пассивная база данных, которая может быть только такой, какая может быть, и которая никакой другой быть не может. Это программа, которая может быть любой, и в зависимости от того, какой набор понятий в неё заключен, определяется то, как она будет работать.

В зависимости от того, какая в человеке заложена языковая программа, определяется то, как он отреагирует на одни и те же слова. Так же, как от того, какое на компьютере запущено приложение, будет определяться, какие команды он будет выполнять при нажатии одних и тех же кнопок. Потому, что словарный запас может быть разным, каким только может быть нужно создавшему его программисту. И если разрабатывавшими эту программу создателям было нужно, чтобы посредством неё можно было убедительно выразить одни мысли, а другие показались слушателям бердом, то оно так может и получиться. И не понимать этого может только тот, чья программа не рассчитана на то, чтобы это понимать.

Язык, исключением понятий из которого программируется отсталость мышления общества в правовой и политической области, называется новоязом. На новоязе можно заложить людям определённый набор понятий, и запрограммировать ход мыслей только в том направлении, какое от них требуется.

Определив словарный запас человека, можно влиять на его соображения. Определив последовательность изучения одних понятий вслед за другими, можно программировать возможность принятия нужных системе понятий. Контролируя последовательность передачи убеждений от прошедших обучение людей к непрошедшим, можно контролировать менталитет общества. Язык общения – это язык программирования общественного сознания.

Давайте подумаем: как быстро люди способны обзаводиться понятиями, нужность которых становится понятой только по ходу их приобретения? Понятиями «гравитация» и «невесомость», например, далеко не так быстро, как было бы полезно. Из чего следует, что типичный обыватель далеко не всегда в состоянии определять то, что ему нужно. Аналогичным образом будет обстоять дело и в политических понятиях соответствующей сложности. Поэтому обычно он способен только следовать той программе, какую имеет, пребывая в беззаботной уверенности, что имеет всё, что надо. А программу беззаботной уверенности можно тоже контролировать, управляя его недалёкостью. Поэтому часто получается, что выполнять программу «воинствующее невежество» готовы миллионы, а взламывать её – единицы.

§2. Замена понятий

Если бы суть новояза состояла в одном только исключении понятий, он бы далеко не ушёл: пользователи начали бы ощущать нехватку слов и додумывать недостающие понятия сами. Чтобы решить эту проблему, используется другой приём – замена понятий.

Замена понятий заключается в том, что если без какого-то понятия в какой-то области не обойтись, но оно ведёт мысль в однозначно невыгодном для системы направлении, то оно заменяется таким понятием, которое его функцию замещает, но в таком направлении мысль уже не ведёт.

Образно, технология выглядит так: человека бьют кнутом и угощают пряником, и приучают называть это словом «процедура». А таких вещей, как отдельное угощение пряником или битьё кнутом, с ним не проделывают. И словам «кнут» и «пряник» его не учат, а ему, допустим, и не приходит в голову, что эти вещи можно понимать отдельно (так же, как думающему, что Земля плоская, не приходит в голову, что могут быть такие вещи, как невесомость и гравитация). И он приучается считать, что эти вещи могут быть или обе сразу, или никак. И если бы не было слова «процедура», то он, возможно, ощутил бы нехватку слов для выражения своих потребностей в том, что ему нужно, и придумал бы слово «пряник», а когда его бы стали бить кнутом, придумал бы слово «кнут» для выражения того, что ему не нужно. Но когда есть слово «процедура», а ему, допустим, не охота напрягать извилины, тогда он обходится предоставленными ему понятиями: захотел пряника – сказал, что хочет процедуры; не захотел битья – сказал, что не хочет.

Когда обработанного новоязом человека хотят использовать для того, чтобы бить кнутом других, ему говорят, что процедура будет или для всех, или ни для кого, так что, если он хочет процедуры, пусть идёт и требует от остальных участия тоже. И если он к «процедуре» уже приучен, то он идёт к тем, к кому его направляют, и требует «Даёшь участие в процедуре!». И когда ему отвечают «Извини, не даём...», начинает возмущаться: «Почему я из-за вас должен не получать то, что мне нужно?». Ему отвечают: «А почему мы из-за тебя должны получать то, что нам не нужно? Ты пойди потребуй сначала от своих организаторов твоей процедуры отделить то, что тебе нужно, от того, что нам не нужно, а потом требуй уважать твои нужды». Но в его понимании нет понятий того, что нужно отделить, и того, от чего нужно отделить, поэтому он хмурит лоб и спрашивает: «Ну так я не понял: ты за процедуру или против?».

Любителю «процедуры» попытаешься объяснить на его кастрированном наборе слов, что он не вправе за тебя решать, чтобы тебя били кнутом – ему послышится, что ты вправе лишить его пряника. Он начнёт злиться, ничего не захочет слушать, пойдёт на принципы. Вот именно так и бывает в жизни, где государство является системой насилия и принуждения, которая человека бичует и кормит одновременно, вместо того, чтобы кормить без бичевания. А человеку пытаешься объяснить, что такая система несёт неоправданное зло, а он не согласен: «...да, но государство так же кормит и защищает!». Ему попытаешься объяснить, что кормить и защищать можно и без бичевания, а он не согласен. Почему – а всё не так просто, и там применяются уже более сложные приёмы.

§3. Направление мышления

Разбор сложных тем требует развивать мысли в разных направлениях, сравнивать между собой, и выбирать правильное. Т.е., сопоставить вариант, что слово «процедура» придумано, потому, что другие слова тут просто не возможны, и вариант, что, возможны, просто их специально не допускают. А в некоторых случаях определённые мысли на каждом этапе снова развивать в разных направлениях, и снова сравнивать, и выбирая правильное. Но до бесконечности этого делать никто не будет, и, если количество дилемм окажется больше, чем кто-то сочтёт себя обязанным проверять, он просто проработает столько, сколько сочтёт нужным, и ограничится теми выводами, на которые хватит проделанной работы.

Т.о., если проделанной работы не хватит на то, чтобы дойти до правильного решения, человек останется с неправильным выбором. А если эту работу специально усложнить до того, чтобы ему в таком режиме было куда нужно не дойти, то получение им неправильного вывода можно контролировать. И если замену понятий провести не только там, где они используются в начале пути, но и на последующих этапах, и столько, сколько для этого потребуется, то контролировать можно стабильное пребывание в заблуждениях.

Это означает, что если мышление человека будет состоять из понятий типа «процедура», то и соображением у него вместо «Хочу пряник» будет «Даёшь процедуру!», но объяснить ему неправильность этого может не получиться, потому, что как только он услышит, что «процедура» – понятие неправильное, у него на этом этапе уже сработает соображение на основе ещё одного понятия: «Непорядок!».

«Непорядок» – это окажется ещё одно заменённое понятие для мыслящего на новоязе, которое ему заложено для того, чтобы на этом этапе начать отталкиваться уже от него. Непорядок в его понимании – это когда проводят неправильную процедуру (бьют сильно, а пряник дают чёрствый); непорядок, когда кнутом бьют по губам, а пряник засовывают в зад; и когда перечат тем, кто проводит правильную «процедуру» – это тоже называется непорядок (потому, что это чревато тем, что процедура сорвётся и он останется ни с чем). И потому, когда он требует правильной процедуры, а с ним начинают спорить, это и есть для него непорядок, и терпеть его он считает себя не обязанным.

Человеку с заменёнными понятиями скажешь, что его понятие «непорядок» некорректно, а он не захочет слушать: «А зачем тебя слушать? Ведь, это же ясное дело, что тех, кто хочет непорядка, слушать – заниматься самовредительством!».

«Самовредительство» – третье заменённое понятие. Самовредительство для него – это: биться головой о стену, пить яд, и слушать тех, кто требует непорядка. И в том, что заниматься самовредительством нельзя, для него доводы очень весомые – разве яд, например, не вреден для здоровья?

Человеку с заменёнными понятиями скажешь, что у него вся система понятий некорректная, а он не согласен: «Да что не правильного то? Самовредительство – плохо, непорядок – плохо, процедура – хорошо. И когда ты противишься процедуре, получается непорядок. Непорядок меня не устраивает, и потакать тебе в этом самовредительство – всё сходится!». И то, что у него всё сошлось, для него будет доказательством того, что у него всё корректно. Ему же невдомёк, что сходиться может не из-за того, что всё правильно, а потому, что те, кто поставили его мышление на такие рельсы, просто проложили их так, чтобы по ним у него всё сходилось. Потому, что чтобы это понять, ему надо начать рассуждать вне системы. А за рамки системы у него выходить стимула нет: зачем это надо, если ему непонятно, зачем это надо, и если ты несёшь бред, то зачем тебя слушать?

Т.о., если в лексиконе человека предусмотрено новоязовских понятий настолько, насколько у него будет желание вести разбирательство, то объяснить ему ничего не получится, потому, что на каждый вопрос у него будет своё возражение, а перед тем вопросом, на которого у него нет ответа, он просто уйдёт со словами «Ну зачем мне это всё?». И если в мышлении человека можно создать замкнутую систему, которой он будет обходиться, то извне до его понимания достучаться не получится, потому, что в его лексиконе нет понятий, из которых можно вразумительно составить правильный ход мысли. А когда у человека только такие понятия, посредством которых можно составить только неправильный, то вместо того, чтобы внимать объяснениям, он будет требовать внимать себе.

В реальной жизни мышление политическое сознание современного обывателя строится на таких базовых понятиях, как «государство», «власть», «закон», «порядок», «право», «преступление», «экстремизм», «терроризм», «патриотизм», «демократия», «образование», «собственность», «деньги», и многих других. И если не быть настолько недалёким, как герой примера с «процедурой», то можно заметить, что все они построены по принципу «что-то с чем-то», обязательно включая в себя что-то выгодное и невыгодное вкупе. Например: государство не только защищает, но ещё и ограничивает в правах, и далеко не всегда настолько, насколько это надо для защиты. И т.д., из чего получается, что все они могут использоваться по принципу замешённых понятий типа «процедура», внутри которых пользователь должен блуждать, и никогда не выходить за рамки системы. И все они могут позиционироваться, как базовые понятия, отталкиваясь от которых, он должен выстраивать свою мысль. И в проверке её ровняться на них же, и только на основе её выстраивать другие понятия.

Возникает вопрос: а какие тогда гарантии, что все политические понятия не могут использоваться по принципу «процедуры», если использующий этого не сможет ощутить, пока не выйдет за пределы системы, а выходить от него никто не потребует? А вот для этого нужно напрягать мозги, и мыслить нестандартно, а делать это любят далеко не все, поэтому в последующих работах я начну разбирать каждое из них в отдельности, ну а всех, кому это не нужно, я больше не отвлекаю от привычных им процедур.

Рубрика "Пока вы спали"

Доброе утро,КОНТ!) Пишу, а в глазах стоят скупые мужские слезы от смеха. Решил я поинтересоваться тем, что в мире происходит, глянул несколько новостей и понял что в такое время нельзя спать, на ...

Обсудить
    • delio
    • 3 сентября 2019 г. 11:39
    Если российская власть использует эту методику, то на инстинктивном уровне, власть примитивна, ей не понять сути написанного, там всё на уровне "никто не заставлял вас рожать". Но приёмы манипуляций освоены, ещё как, кисели всех мастей владеют ими мастерски. Ещё примитивнее была советская власть. Она тоже пыталась навязать её собственный новояз, но он был настолько глуп и отвратителен, что не прижился. Все эти "социалистические преобразования", "верных ленинцев", "широкие поступи", "закрома Родины" были отторгнуты здоровым чувством русского языка и канули в Лету. Тут товарищи тоскуют за прошлым, но даже они не используют эти языковые конструкции
  • Язык - это душа. Человека. Народа. Государства. Управлять языком- значит управлять государством. Территорией. Богатствами. Язык - мощнейшее из оружия. От него нет спасения.
  • Кто реально управляет течением истории имеют сразу несколько инструкций по применению человеческого ума раскрашивая мир как заблагорассудится но строго в канве проекта спущенного архитектором, те что для себя под грифом конечно же ,причём печать на нём смертная к нарушителю,поэтому до обывателя доходят лишь отголоски полной картины ....на уровне ОБС и прочей конспирулохии.А так--в Книге все ходы уже записаны.