• РЕГИСТРАЦИЯ

Понятие налогов

Роман Дудин
Радикальный анархист
27 сентября 09:13 2 1075

Экономика для государства есть система управления хозяйством, а для человека это система правовых отношений, выраженных языком денег. А деньги есть средство этой системы для распределения экономических прав, регулируемое законом.

Экономические права можно выразить так: есть определённое количество усилий, которое каждый может потратить на своё собственное обеспечение. Или на обеспечение других, получив взамен этого какой-то разумный эквивалент усилий, потраченных ими на его обеспечение. Вот для этого случая и используются деньги, чтобы определять соотношения прав и обязанностей. Такую систему и предлагает государство, но с одним условием: оно её контролирует, а его никто не контролирует.

Если систему контролируют не все, а только хозяева, то при помощи законодательно-экономических рычагов можно спекулировать правами и возможностями всех остальных. Можно повышать налоги, и уменьшать количество денег у каждого, урезая его экономические права. Можно напечатать больше денег, обесценив их достоинство, и уменьшить количество прав, имеющихся у каждого в виде заработанных накоплений. Можно повысить цены с тем же результатом. А можно заставить платить каждого за то, что ему не нужно, и у него останется меньше денег на то, что ему нужно. Способы разные, суть одна – перераспределить количество в соответствии с выгодой перераспределяющего. И когда чьи-то права на какие-то вещи уменьшаются, чьи-то возможности распределить между собой освободившееся увеличиваются. Так распределяется необходимость работать на хозяев положения тех, кому в связи с их манипуляциями требуются новые деньги, чтобы покрыть образованную недостачу.

Когда пользователи не контролируют ситуацию, система может делать с их правами всё, что захочет. Единственное условие стабильности системы в том, что такие вещи должны выглядеть «правомерными». Чем выше иллюзия правомерности, тем большие можно спекулировать естественными правами людей беспрепятственно. Например, взять такую вещь, как инфляция. Инфляция – второй налог. Суть её примерно в том, что цены растут каждый день, а зарплату вы получаете, раз в месяц. И даже если последняя будет индексирована под новые цены на день получения, то, чтобы не дать себя обокрасть, ему нужно её потратить всю в день получки. Всё последующее время при покупках вы будете переплачивать какой-то процент, и в конечном итоге к концу месяца вам не хватит на покупку того же объёма товаров, на который она была «рассчитана». Вам останется потуже затягивать пояс, либо пойти подработать ещё, чтобы восполнить нехватку. В итоге вы или чего-то недополучите, что, возможно, заберёт себе кто-то другой, или просто потратите лишние усилия, производя дополнительные продукты труда, которые кто-то между собой распределит.

Давайте подумаем: какие причины могут стоять за инфляцией? Может быть, стихийное бедствие уничтожило урожай – начался дефицит продуктов, и цены на них взлетели. Может быть, власть просто решила построить новый оборонный комплекс, для чего повысила налоги на производителей, а те стали компенсировать это ростом цен, и в итоге всё подорожало. И, может быть, этот комплекс был действительно жизненно необходим для защиты государства, а может, и не совсем для этого, а истинное его назначение в целях, не несущих никакой выгоды никому, кроме самой власти. А ещё может быть, что инфляция возникла вследствие того, что какие-то чины просто слишком большие суммы украли из госбюджета, и его пришлось восполнять налогами, в результате которых цены и поднялись. Если последний вариант, то вас реально обокрали, только вы не можете обвинять кого-то, пока не узнаете, откуда в каких случаях берётся инфляция. А узнать вам не дадут, если система этого не захочет. Да и интересоваться этим большинство, в принципе, не приучено. И потому вам останется возмущаться по поводу «инфляции», только толку от этого будет мало, ибо обвинительного смысла в адрес системы это слово не предусматривает. А другого слова в новоязе нет, чтобы выразить явление пропажи экономических прав, подразумевающее ваше право вести расследование, и требовать всех необходимых для этого отчётов.

Идём дальше: если вас на законных основаниях обложили повышенными налогами, это считается кражей? Власть оставляет за собой право устанавливать размер налогов, и при этом решать, на что эти налоги должны быть потрачены. Среди исполнителей госзаказов проводится тендер, где победителем выбирается тот, кто гарантирует самый большой откат. Накладность отката он компенсирует завышенной стоимостью заказа, а последняя покрывается завышенными налогами. Реальных средств контроля за адекватностью налога налогоплательщикам не оставляется. Законно изъятые у них экономические права распределяются между верхушкой иерархии обмана. А состава воровства по закону может и не быть: налоги изъяты законно, и все выделенные на тендер деньги оказались полностью потраченными на его проведение. Опять не получается вразумительно сформулировать состав «преступления». А оно и не всегда нужно – зачем человека обкрадывать в нарушение закона, когда сам закон для этого может быть и использован? Незаконным видам грабежа можно отдельно в меру попустить, чтобы потом бороться с ними – для отвлечения внимания, отмывания доверия, ну и как дополнительный вид заработка.

Идём дальше: вас обкрадывают в пределах налогообложения, но можете ли вы хотя бы обозначить предел, выше которого системе у вас что-то изымать не получится? Все, наверно, знают процент налога, который с них взимается в их стране, но все ли знают процент налога, который удерживают с производителей товаров? Впрочем, зачем обывателю этим интересоваться – это же уже их проблемы, не его. Действительно, им же, наверно, не придёт в голову отыграться за это на повышении цен, которые они будут брать с него за покупки, да? А если кто-то из них начнёт ломить высокую цену, то обыватель, наверно, думает, что станет тогда покупать у других – он же в праве выбирать, у кого покупать. Только что он будет делать, если цены равномерно повысятся у всех? А вот на этот вопрос у обывателя уже есть традиционный ответ «Ну зачем об этом думать? Давай лучше о чём-нибудь другом…». Потому, что чтобы об этом думать, надо напрягать мозги, и признаваться себе, что ты лох, а это не всем по нраву. Толи дело умничать и спорить: «Не хочешь – не покупай, никто не заставляет, ты же живёшь в свободной стране» – вот это уже ближе к сознанию типичного обывателя.

Итак, закон оставляет право предпринимателям, реализующим себя на потребительском рынке, устанавливать свои цены, а потребителям, выбирать, у кого покупать. Право устанавливать условия деятельности предпринимателей система оставляет за собой. И в виде налогов, откатов, откупов и прочих способов изымает столько, сколько захочет/сможет/сочтёт нужным. Они отыгрываются на цене, и если аналогичное происходит и со всеми их конкурентами, то смысл для потребителя кого-то из них выбирать теряет первоначальное значение. Вы покупаете товары за ту цену, которую вам назначат хозяева системы, а вся разница между ней и той, какая она должна быть, осела в карманах у них. Возникает вопрос: какой процент экономических прав у вас изъяли в виде налога?

Большинство затрудняется точно ответить, сколько именно у них украли экономических прав посредством многоуровневой системы налогообложения. Но налоги не единственное средство вас обкрадывать. Выпускаются товары, которые, вместо того, чтобы решать проблемы, решают одну проблему, создавая другую. Например, лекарства, которые лечат одно, но калечат другое. Это вынуждает потребителя потом покупать другое лекарство, которое лечит то, что искалечило первое. Производители выигрывают, собиратели налогов/откатов/откупов тоже. В итоге (не учитывая отнятого здоровья), сколько получается отнятых экономических прав? Но эти деньги не принято считать у обывателей, с ходу выпаливающих «Не хочешь – не покупай»; они считают только то, что они заработали, сколько у них забрали официальными налогами, и сколько им предоставили «по своей воле» использовать.

Возникает вопрос: а если человека можно обирать и без помощи налогов, то почему тогда о них все только разговоры и идут? Может, потому и идут, чтобы все думали, что налог – это тот предел, дальше которого у них система ничего не отнимает? Заработали какую-то сумму, отстегнули налоги, и всё, что осталось, потратили на свои нужды по своему усмотрению – какое ещё нужно подтверждение типичному обывателю для убеждения, что он полноправный хозяин своих экономических прав?

Такова многослойная система обирания вас на различных уровнях, в результате которой на каждом уровне у вас отнимается какая-то часть экономических прав, а на следующем ещё часть от оставшегося. И в итоге у вас остаётся столько, что, если бы вам воочию были видны конкретные пропорции, вы бы расхотели проявлять лояльность к законам такого общества. Но зачем обывателю озадачиваться такими вопросами? Ведь они же заставляют напрягать мозги на уроне, к которому он не приучен. А есть куча других вопросов, которые не заставляют напрягать мозги, или заставляют на подходящем ему уровне, и рассуждая на нём, он прекрасно себя чувствует. Например, кто-то не платит официальные налоги, а вы платите – возмущаемся, какая несправедливость. В супермаркете специально разложили товары так, чтобы сбить вас с толку и заставить купить ненужное – возмущаемся, какое надувательство. На деньги налогоплательщиков затевается какое-то мероприятие, которое вы не очень жалуете – возмущаемся, какое неуважение к вашим демократическим правам. И за деревьями не видим леса, и рассеиваем свои эмоции мимо тазика.

Возникает вопрос: если люди возмущаются только там, где это безопасно для хозяев системы, а там, где их возмущение могло бы вести к разоблачению обмана, они оказываются слепы, то это случайно так совпадает, или системой так проработано, чтобы они видели лишь то, что им полагается?

Чтобы не быть экономическими рабами государства, пользователю нужно контролировать систему. Если система следит за тем, чтобы он получал не сколько угодно, а столько, сколько заслуживает, то он должен следить, чтобы она имела не какие угодно возможности, а только такие, которые необходимы лишь для этого. Экономические права человека не могут контролироваться только одной стороной, так же, как вертолёт не может нормально лететь при помощи одного только винта – нужна противодействующая тяга, которая не даст закрутить его в обратную сторону. И если в экономическо-правовой системе ты не хочешь крутиться беспомощно вместе с тем, за что держишься, нужно держать самому что-то равноценное, что можешь крутить в обратную сторону. Но разбор вопроса на таком уровне обывателю не интересен, и система делает всё, чтобы именно так и было.

Возникает вопрос: какое слово вы знаете для обозначения грабежа, который происходит в виде вышеописанных и им подобных примеров? А такого слова обыватель не знает, он знает только слово налоги. Но словом налог не выразишь того объёма вычета, который паразитическая система может выкачивать из его экономических прав. Оно не запустит соответствующих мыслительных процессов, и оппонент выпалит: «Да налог у нас всего-то не выше такого-то процента, и кто тебе мешает тратить всё остальное?». А чтобы иметь основания для запуска соображений в этом направлении, нужно иметь для начала понятие самих экономических прав, из которых делается этот вычет. Так какое слово вы знаете для обозначения своих экономических прав, борьба за которые должна начинаться с понятия о том, за что борешься? А такого понятия обыватель тоже не имеет; он имеет только понятие деньги. Причём в таком объёме, что места в его голове ни для чего другого уже видимо просто не остаётся: деньги, бабки, капуста, лавэ, филки, мани, башли, и ещё очень много эпитетов для выражения своего внимания к столь ценному ресурсу, официального названия которого всем, видимо, оказывается столь недостаточно. Знаете ли вы хоть одно слово для обозначения своих экономических прав, которые надо учиться считать? «Отстань, не мешай думать о деньгах!».

Радикальный анархист

Мара Багдасарян требует закона и справедливости!

Та самая Мара Багдасарян, которая российскими законами из года в год вытирает ж*пу, причем делает это на публику, с улыбкой. Мара любит рассекать на авто без прав, Мара любит предоставл...

Картинки выходного дня // Виолетта Крымская

Не буду нарушать традицию, порадую вас своими новыми воскресными картинками. Улыбайтесь чаще: ...

Двойной день рождения Марии Бутиной, роковое стечение обстоятельств и неожиданное задержание в аэропорту США

✔ Эта история началась в Америке, в конце семидесятых годов прошлого века. Относительно молодой человек по имени Стив Джонсон, работавший простым нью-йоркским программистом, после расст...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    64

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    275

    Глава 12. Как в обществе крепла мораль

    Поскольку официальная его идеология общества Равенства и Справедливости провозглашала честность и доброту, все его участники должны были быть ярким примером этих качеств. И таковыми они и были, независимо от того, оставались ли они простыми барамуками, или становились кем-то повыше. Мораль в каждой участнице общества была столь сильна, что она готова бы...
    238

    Глава 11. Как в обществе росло правосознание

    Поскольку Закон общества Справедливости и Равенства был так устроен, что одна его трактовка приводила к одному результату, а другая – к другому, то все его участники научились понимать, что правды в этой жизни бывает две: выгодная и невыгодная. И даже если чужая правда ничуть не менее логичная и последовательная, это был ещё не повод её признавать. Ибо,...
    394

    Глава 10. Как в обществе установилось взаимопонимание

    Однажды между тремя образованными барамуками состоялся очень серьёзный кухонный разговор. Речь шла, как всегда, о политике. Ибо политика – самая серьёзная тема в обществе, а образованные барамуки всегда разговаривают на серьёзные темы, и признаком хорошего тона у них считается вести разговоры именно на кухнях. У каждой была своя точка зрения, ибо настоя...
    570

    Глава 9. Как в обществе завершилось обучение

    После завершения продолженного обучения его можно было продолжить ещё раз и поступить на курсы, где учили считать до ста. Называлось оно законченное обучение. На законченном обучении готовились по несколько иной программе, чем та, которая была на предыдущих. По этой программе им доводилось решать задачи по распределению долек на практике. Т.е., работать...
    793

    Глава 8. Как в обществе продолжилось обучение

    После завершения обязательного обучения его можно было добровольно продолжить, поступив на курс дополнительного обучения, где учили считать до тридцати. А после этого на следующий курс, где уже учили считать и дальше. И на каждом курсе шло ещё более углублённое изучение пониматики. Называлось это обучение продолженным.Поступить на курс продолженного обу...
    1163

    Глава 7. Как в обществе появилось обучение

    Однажды Верховной надоело, что Умеющая Считать до Бесконечности постоянно попрекает участников общества, что они не грамотные, и она решила с этим покончить. Теперь члены настоящего демократического правового Общества должны быть не только полноправными и свободными, но и грамотными. Так была учреждена система обязательного обучения.Поскольку по Закону ...
    1340

    Глава 6. Как в обществе сформировался демократический язык

    Когда в правовом Обществе окончательно устоялось разделение на классы, имеющее разное отношение к распределению апельсинов, в нём как-то сами собой появились слова, эти классы обозначающие. Умеющие считать до трёх обезьяны назывались барамуками, до тридцати – разделюками, а Умеющая считать до Ста называлась просто: Верховная. Верховная получи...
    2945

    Глава 5. Как в обществе появилась оппозиция

    Однажды, одна из уполномоченных разделять десяток заявила: «Сначала мне мои пятьдесят апельсинов на мой десяток, а потом, делите, как хотите!» Красноречиво изложив эту программу своему десятку, она быстро заручилась его полной поддержкой. Так же ещё с ней, в принципе, была согласна её коллега из соседнего десятка, но только с одной небольшой оговоркой: ...
    3129

    Глава 4. Как в обществе состоялась революция

    Однажды вдруг выяснилось, что участников общества обманывают, и что терпеть это дальше нельзя. И, как оказалось, они всегда об этом знали, просто никак не находилось того, кто бы наконец сказал вслух то, о чём все думают. И вот наконец такая обезьяна нашлась, и все сразу поняли, что надо делать. А дело было так. С того самого момента, как Общество Сп...
    3174

    Особенности классической охоты на ведьм

    Продолжение темы, начатой тут, рассчитано на прочтение сначала. Что есть охота на ведьм? Для кого-то это борьба со злом, мешающим жить всему честному и праведному, которое обязательно надо искоренить. А для кого-то это что-то ненаучное, недоказанное, придуманное, и не имеющее актуальности ни для кого, кроме самых упёртых апофеников. Но навязываемое и...
    3403

    Глава 3. Как общество стало правовым.

    Однажды обезьянам снова потребовалось разделить апельсины. Всё было почти так же, как и в прошлый раз, только состав общества был чуть-чуть другой, только состав общества был чуть-чуть другой, и на этот раз в него попала Умеющая Считать до Бесконечности. Потребовалось снова провести голосование, и по этому случаю Умеющая Считать до Ста переработ...
    3387

    Глава 2. Как общество развивалось

    Однажды обезьянам потребовалось делить апельсины опять. Только на сей раз апельсинов было не десять, а сто, и обезьян было ровно столько же. И умеющей считать до ста была только одна, и ещё девять могли кое-как тридцати, а оставшиеся девяносто всё так же умели считать только до трёх, как и в прошлой истории. Умеющая Считать до Ста достала лист с законо...
    3485

    Глава 1. Как возникло демократическое общество

    Однажды десять обезьян делили десять апельсинов. С арифметикой у них было по-разному, поэтому в решении задачи возникли разногласия. Трое предлагали каждому по одному, ещё трое по два, и ещё трое по три, а одна сидела и молчала. Больше трёх никто не предлагал, ибо других чисел не знали, но некоторые заявляли, что если выдавать только по три, то лишн...
    3974

    Культ действия

    1. Исходные вопросы Бывают задачи, в которых единственно правильный ответ условиями задан уже изначально, а есть такие, в которых возможных ответов может быть сколько угодно. Например, в задаче икс плюс один равно два понятно, что икс может быть равен только одному; а вот в задаче икс плюс игрек равно десять он может быть равен чему угодно. Ещё бы...
    3921

    Между адом и раем

    В дежурном значении понятие «ад» означает место, в которое ни в коем случае не рекомендуется попадать. И если в качестве примера потребовалось бы указать реальную среду, то я привёл бы поверхность Венеры, пребывание на которой не совместимо с условиями нашего существования. Атмосферное давление почти в сто раз выше земного, температура, способная пл...
    4389

    Что такое не дурак?

    Что такое не дурак? Вариантов очень много. Образно основные можно разложить так. Представьте, что вы изобрели круглое колесо там, где все до этого ездят на квадратных. И где в телегу приходится запрягать лишнюю лошадь, потому, что такие телеги очень трудно возить. И где у телег очень мощные рессоры, потому, что от таких колёс тряска получается слишк...
    5108

    Запах эгоизма

    Есть два вида людей. Одни пытаются в меру ума и совести беспристрастно анализировать занимаемые позиции. Другие идут по жизни с кредо «Я прав, и точка!». Рассуждать «Здесь могут быть только мнения – моё и неправильное!» удобно: где последнее слово будет за тобой, там всегда выгодное решение будет в пользу себя любимого. Допустим, есть один стул на д...
    4342

    Основной вопрос философии

    1. Введение Есть такая тема – основной вопрос философии. Она изучает отношение бытия к сознанию. Кратко говоря, речь идёт о следующем: бытиё – это существование всего того, что существует, а сознание – это осознавание этого всего. В отношении основного вопроса философии есть три позиции: одна исходит из того, что сознание первично, материя вторич...
    4556
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика