• РЕГИСТРАЦИЯ

Что такое конкуренция

Роман Дудин
Радикальный анархист
28 сентября 07:06 6 2975

/Продолжение темы, начатой тут/

В прошлые века каждый работающий человек что-то из себя представлял. Даже самый бедный труженик, выполняющий самую чёрную работу, был нужен обществу. Потому, что он делал вещи, которые были востребованы, и, если бы его не было, те, кто наживались на его эксплуатации, были бы чуточку беднее. В современном мире это уже не так. Многие люди занимаются работой, от прекращения которой никто ничего не потеряет. Потому, что каждому найдётся избыточное количество конкурентов, которые подчас могут предложить альтернативу не только не хуже, но и даже лучше, и единственное, что заставляет клиента отдать предпочтение ему, это его усилия в гонке, где он старается любыми путями обогнать очередь, втиснуть себя впереди остальных, убедив клиента в том, что он самый лучший выбор. И когда таким труженикам говорят, что они пустое место и прыщи на теле социума, в этом есть определённая доля правды, потому, что в плане незаменимости они представляют собой действительно меньше, чем чернорабочие прошлого.

В понимании большинства людей конкуренция – это такое явление, когда все вынуждены стараться предоставить лучшее предложение, и тот, кто этого не может, уходит с рынка. Из чего вроде как следует, что конкуренция явление полезное, и употребление этого понятия должно ассоциироваться с развитием общества в позитивную сторону. Однако не все задумываются, что конкуренция – палка о двух концах, и вреда от неё может быть ещё больше, чем пользы.

Представьте себе стоячего таксиста, который ничего не делает, а только целый день курит возле машины. И один раз в день, от силы, отвозит одного клиента куда-нибудь втридорога. А рядом с ним целую компанию таких же, как он, которые тоже стоят, и ждут своих клиентов. И у них целая очередь между собой, кто следующим за кем подвозит следующую жертву. И поскольку их очень много, а клиентов мало, каждому приходится ломить цену такую, чтобы за один раз окупить целый день простоя. Снизить цену он не может, потому, что тогда его работа станет вообще просто не рентабельна. И получается, что каждый клиент платит уже не за подвоз, а за целый день работы. Чем выше цены, тем меньше клиентов, а чем их меньше, тем выше цены. Круг замыкается, и в поисках выхода таксисты вынуждены применять свои приёмы обмана клиентов, чтобы максимально поиметь с каждого новичка по полной. Кто не применяет обман – тому работа становится нерентабельнее других, и он уходит с точки.

Возникает вопрос: кому это выгодно? В принципе, никому. Это пример бессмысленной неорганизованности и несознательности общества. А теперь представьте, что всё государство будет устроено по такому принципу.

Новые технологии поднимут возможности производства на невиданную ранее высоту, и все производства работают на полную мощность. Куча народа занята на производстве – перепроизводство товаров огромное, огромная конкуренция в области их сбыта на рынке, и огромное количество неликвида, который приходится уничтожать. Неликвид появляется от того, что ограниченные в средствах люди просто не могут себе позволить его купить. А не уничтожить нельзя: если его просто раздавать в качестве благотворительности, это снизит покупательскую потребность в дальнейшем отоваривании. Огромные усилия привлекаемых со стороны специалистов, призванных заставить потребителя отдать предпочтение именно данному производителю, и огромная конкуренция среди них. И всё это тоже оплачивается из бюджета предприятия. Все трудятся в поте лица, куча противонаправленных усилий и аннигилирующей работы. И всё стоит очень дорого, потому, что за каждой вещью стоит огромное количество усилий по её реализации на рынке, которые должны быть оплачены. А зарплаты совсем не большие (хотя бы потому, что что рентабельность каждого производства минимальная, и всё посчитано до копейки). Предприятие просто не может себе позволить платить сотрудникам высокую зарплату. И каждому приходится много работать, чтобы заработать на каждую нужную ему вещь, и отсюда невысокая покупательская способность. В итоге каждый тратит огромное количество усилий, чтобы заработать деньги, на которые он сможет купить небольшую часть продуктов труда других, а то, что не купит, пойдёт в утилизацию.

Возникает вопрос: кому это нужно? Возможно, государству. Если власть сможет наладить экономику, при которой люди работают по необходимости, а получают по потребности, она потеряет монополию экономической власти над ними. И она не сможет мотивировать в них нужные ей действия, предлагая взамен более выгодные условия, чем те, что они в данный момент имеют, потому, что они и так будут иметь самые выгодные условия. Поэтому системе это не выгодно. А все попытки энтузиастов что-то рационализировать должны разбиваться о непрошибаемую стену непонятливости и нерадивости представителей системы.

Большое количество лишних рабочих мест. Работа на добыче материалов, производстве, работа в магазинах, на складах, на транспорте, доставляющем рабочих до места работы. В обслуживании оборудования, на производстве обслуживающего оборудования. Работа в охране, на переработке и утилизации, на свалке. Можно работать дизайнером в рекламе, мерчендайзером, бухгалтером. И т.п., куча работы по обеспечению процесса перепроизводства и уничтожения. И своё место обязательно для безработицы. Её нужно ровно столько, чтобы устрашать всех нелояльных к системе, потому, что если у тебя нет работы, то нет денег, а значит, ты не можешь прокормиться. Система диктует политику: прокормиться ты можешь только через работу, но получить ты её можешь только либо у самой системы, либо у того, кто зависим от неё. И чтобы её получить, нужно проявить лояльность к системе.

Если работу будет легко найти, ты будешь думать о том, как неправильно устроена система, и как реализовать свою энергию на борьбу с ней. А там глядишь ещё и сообразишь, как объединиться с себе подобными, чтобы организованную грамотную борьбу против угнетения. А когда поиск работы выматывает все силы, тебе думать уже об этом некогда. Ты думаешь только о том, как найти своё место, вцепиться в него, и плевать на проблемы всех тех, кто такого не имеет. И ещё кучу сил на грызню с теми, с кем приходится конкурировать, чтобы не дать отнять у себя кусок хлеба. Грызня тоже очень полезна для системы – когда вся ненависть, которую только способна генерировать психика человека, направлена на окружающих, то на того, кто дирижирует этим, её уже не хватает. И когда ты достигнешь своей мечты, предусмотренной для тебя системой – переберёшься в этом курятнике на жёрдочку повыше (если переберёшься), ты будешь думать только о том, как гадить на тех, кто находится внизу, вымещая на них те трудности, с которыми тебе это далось.

Система перепроизводства куда стабильнее, чем кажется на первый взгляд. Например, возникнет в связи с войной или стихийным бедствием необходимость лишних трат из бюджета, можно сократить расходы на утилизацию неликвида, и на перепроизводство товара, а часть неликвида вернуть на прилавки. Неликвид – это стратегический запас динамоэкономики. Всё просто и логично, и даже можно обойтись без инфляции. Впрочем, тогда могут возникнуть лишние вопросы, и народ может начать соображать, что к чему. Так что, определённую инфляцию создать всё придётся, ну и заодно и заработать на ней тем, кто педалирует этим рычагом.

Давайте подумаем: сколько нужно людям работать в такой системе, чтобы взять от жизни всё, что им нужно? Вопрос, в принципе, бессмысленный, потому, что правила системы так устроены, чтобы всем всегда на всё не хватало. И если чего-то хватит одному, то другому должно не хватить. И как только люди будут достигать какого-то уровня, хозяева системы будут отодвигать эту планку дальше. А если человек не сможет идти вперёд, то будет оставаться на месте, но сидеть ему не позволят – его нужно заставить крутиться, чтобы не откатываться назад. Только понимание этого всего людям не нужно; им нужна примерно такая модель мышления: «Чтобы были деньги, нужно работать столько, сколько для этого требуется в тех условиях, в которых ты находишься. А кто не хочет – тот слабак и так ему и надо…». Остальное в учёт приниматься не должно. Это пример, когда у людей можно отнять всё, и при том заставить думать, что им всё дали. И они будут чтить своих поработителей, и считать их кормильцами, и молиться на своих хозяев, как на спасителей. «Куда же мы без своих работодателей, обеспечивающих нас работой? Куда же мы без нашей правовой системы, охраняющей наше право на труд? Куда же мы без нашего государства, силовыми структурами охраняющего наши таким трудом заработанные крохи?» На этом держится смысл их базовых понятий «честный труженик» и «тунеядец». Объяснять им что-то иное им должно быть бесполезно, ибо всем объяснениям не за что зацепиться мышлении, построенном на новоязе.

Решите задачу: если, вместо того, чтобы работать по необходимости, а брать от жизни по потребности, молодой мужчина трудится с утра до вечера, и, так и не получая необходимого, идёт контрактником в горячую точку, где получает ранение, и возвращается калекой просить милостыню – сколько у него отнимается системой экономических прав? Такие задачи по задумке системы народ должен не любить. Он должен любить другие. Например, «...я извернулся, я выхитрил, приобрёл себе вещь лучше, чем у соседа – я взял от жизни то, чего хотел. И неважно, как мне это далось; главное, чтобы у него того же не было. И всё, мне больше ничего не надо, я уже счастлив». И те, кто рассуждают так (и удачно применяют это), в рамках созданной системы должны подыматься наверх, и мочь за кого-то что-то решать. А те, кто рассуждают противоположно, должны оставаться ни с чем, и пребывать в положении, когда за них всё решают эти. И когда иерархия общества выстраивается в соответствии с этой установкой, значит, всё идёт полным ходом туда, куда идёт. Но попробуй объяснить это народной массе – всё упрётся в негативную реакцию большинства «Мы ничего не хотим понимать из твоих слов, кроме того, что ты хочешь оставить нас без работы! И ещё мы очень устали от работы – дай нам отдохнуть и не напрягай наши мозги!». Больше ничего понимать оно не может и не хочет. Так угнетаемое большинство ещё и способствует своему угнетению, сопротивляясь тем, кто пытается ему помочь.

Некоторые спросят: так что же, теперь до бесконечности часть людей обречена быть голодающими и нуждающимися? Возможно, когда настанет режим, где у каждого в голове будет стоять микрочип, делающий его мысли и действия подконтрольными, то динамоэкономика за ненадобностью и отпадёт. А вот чтобы его внедрить, она может быть очень эффективно использована.

Радикальный анархист

Империя зла

Посчитал сегодня, что для того, чтобы написать одну страницу, мне в среднем надо прочитать 100-120 страниц на эту тему. Просто фантазировать на тему не получается категорически. Никому эту математику ...

Архетип русскости и искусство управления (III): «очарованный странник» на распутье

Глобальная футбольная культура приучила нас к своеобразному коду принадлежности: вырядится в атрибутику клуба, для игроков – получать в нём жалование, орать клубные кричалки, и ты уже полноправный чле...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    86

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    80

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    316

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    887

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    860

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    1314

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    1356

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    1441

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    1832

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    1566

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    1903

    Глава 12. Как в обществе крепла мораль

    Поскольку официальная его идеология общества Равенства и Справедливости провозглашала честность и доброту, все его участники должны были быть ярким примером этих качеств. И таковыми они и были, независимо от того, оставались ли они простыми барамуками, или становились кем-то повыше. Мораль в каждой участнице общества была столь сильна, что она готова бы...
    1856

    Глава 11. Как в обществе росло правосознание

    Поскольку Закон общества Справедливости и Равенства был так устроен, что одна его трактовка приводила к одному результату, а другая – к другому, то все его участники научились понимать, что правды в этой жизни бывает две: выгодная и невыгодная. И даже если чужая правда ничуть не менее логичная и последовательная, это был ещё не повод её признавать. Ибо,...
    1956

    Глава 10. Как в обществе установилось взаимопонимание

    Однажды между тремя образованными барамуками состоялся очень серьёзный кухонный разговор. Речь шла, как всегда, о политике. Ибо политика – самая серьёзная тема в обществе, а образованные барамуки всегда разговаривают на серьёзные темы, и признаком хорошего тона у них считается вести разговоры именно на кухнях. У каждой была своя точка зрения, ибо настоя...
    1981

    Глава 9. Как в обществе завершилось обучение

    После завершения продолженного обучения его можно было продолжить ещё раз и поступить на курсы, где учили считать до ста. Называлось оно законченное обучение. На законченном обучении готовились по несколько иной программе, чем та, которая была на предыдущих. По этой программе им доводилось решать задачи по распределению долек на практике. Т.е., работать...
    2133

    Глава 8. Как в обществе продолжилось обучение

    После завершения обязательного обучения его можно было добровольно продолжить, поступив на курс дополнительного обучения, где учили считать до тридцати. А после этого на следующий курс, где уже учили считать и дальше. И на каждом курсе шло ещё более углублённое изучение пониматики. Называлось это обучение продолженным.Поступить на курс продолженного обу...
    2209

    Глава 7. Как в обществе появилось обучение

    Однажды Верховной надоело, что Умеющая Считать до Бесконечности постоянно попрекает участников общества, что они не грамотные, и она решила с этим покончить. Теперь члены настоящего демократического правового Общества должны быть не только полноправными и свободными, но и грамотными. Так была учреждена система обязательного обучения.Поскольку по Закону ...
    2349

    Глава 6. Как в обществе сформировался демократический язык

    Когда в правовом Обществе окончательно устоялось разделение на классы, имеющее разное отношение к распределению апельсинов, в нём как-то сами собой появились слова, эти классы обозначающие. Умеющие считать до трёх обезьяны назывались барамуками, до тридцати – разделюками, а Умеющая считать до Ста называлась просто: Верховная. Верховная получи...
    3644

    Глава 5. Как в обществе появилась оппозиция

    Однажды, одна из уполномоченных разделять десяток заявила: «Сначала мне мои пятьдесят апельсинов на мой десяток, а потом, делите, как хотите!» Красноречиво изложив эту программу своему десятку, она быстро заручилась его полной поддержкой. Так же ещё с ней, в принципе, была согласна её коллега из соседнего десятка, но только с одной небольшой оговоркой: ...
    3853

    Глава 4. Как в обществе состоялась революция

    Однажды вдруг выяснилось, что участников общества обманывают, и что терпеть это дальше нельзя. И, как оказалось, они всегда об этом знали, просто никак не находилось того, кто бы наконец сказал вслух то, о чём все думают. И вот наконец такая обезьяна нашлась, и все сразу поняли, что надо делать. А дело было так. С того самого момента, как Общество Сп...
    3848
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика