• РЕГИСТРАЦИЯ

Непереубедимость

0 4307

Бывает так, что кто-то говорит: «Нам нужна сильная власть потому, что у нас много врагов!», а другой ему отвечает: «У вашей власти много врагов в первую очередь потому, что она – агрессор. И любое увеличение её силы неминуемо приведёт к увеличению её аппетитов. А, следовательно, увеличению количества её естественных врагов». А этот возражает: «Нет, это мы защищаемся, а они на нас нападают!». А на вопрос «Так если вы защищаетесь, то что же вы не можете не лезть со своим диктатом к тем, кто к вам с такими вещами не лезет?», этот отвечает «А потому, что у нас такой порядок, что его только и можно защитить…».

Когда два человека не понимают друг друга на уровне вопроса, кто нападает, а кто защищается, это означает, что у одного из них понимание причин и следствий вывернуто наоборот. А когда в понимании какого-то вопроса причина и следствие попутаны местами, то все прилегающие к нему области превращаются в идиотизм. И в идиотизм превращается разговор с ним обо всех вещах, связанных с этим вопросом. Но если у кого-то стоит установка не давать себя переубедить, то ему проще окунуть оппонента в идиотизм по целой куче прилегающих вопросов, чем изменить своё собственное понимание в одном единственном.

Когда человек не переубедим в своём перевёрнутом понимании причин и следствий, суть проблемы выглядит так: вбил человек себе в голову, что ветер дует оттого, что деревья качаются, и ничего слушать не хочет. Его спрашиваешь: «А от чего сами деревья качаются?» – «Я не знаю…» – «Тогда, с чего ты взял, что они сами могут качаться?» – «А ты, что не видишь, как они качаются?» – «Ну, так их ветер и качает!» – «Не, это ты не трожь! Ветер – оттого, что деревья качаются!» – «Ну, так ты объясни тогда, что ещё может их качать, если не ветер?» – «Ну ты сам посуди, если ветер их не может качать, а они от чего-то качаются, значит, что-то есть, что их качает. А если причина есть, а ты не хочешь её искать, значит, ты дурак!».

Это закон природы: если кто вбил себе в голову неправильное убеждение, которое менять не хочет, то спор придёт к тому, что оппонент у него дурак. Потому, что для того, чтобы остаться при своём, ему обязательно надо будет где-то протащить ошибочное суждение, которое подгонит выводы к нужному ему положению. Но поскольку при этом добавлении его ход мыслей с истиной не сойдётся, где-то обязательно должна вылезти несостыковка. И когда он её выставит в одном месте, его сразу ткнут носом в его противоречия, перегонит в другое – и там ткнут, а вот как загонит в «...потому, что ты дурак и ничего не понимаешь!», то, что бы ему в ответ не возразили, это будет для него возражениями дурака. В возражения дурака он принимать не обязан, потому, что это возражения дурака. Все же согласятся, что возражения дурака ничего не стоят, а стало быть, на них можно не отвечать, пока он не докажет, что он не дурак. А доказать у него не получится, потому, что любые доводы дурака можно не принимать. Фраза «...потому, что ты дурак!» для такого оппонента – это такой джокер в его игре по его правилам, который вытянет любую карту.

Непереубедимому скажешь: «Хорошо, давай пойдём другим путём: если ветер оттого, что деревья качаются, то откуда же он берётся там, где их нет? На море во время бури, например, откуда такой сильный берётся?» – «Ну так там его волны подымают!» – «А откуда волны?» – «Ну… Наверно, есть какая-то сила, которая их заставляет ходить…» – «А с чего ты взял, что она вообще должна быть?» – «Ну как с чего, ведь деревья же что-то заставляет раскачиваться, так с чего волны не может?» – «Хорошо, ну а в пустыне буря откуда?» – «А там песок кружится!» – «Ладно, давай так: ветер бывает такой сильный, что иногда дома опрокидывает. Разве может создать такой ветер твой песок?» – «Ну, так значит, в другом месте ещё деревья и волны им помогают, и все вместе они по всей земле такой ветер создают!».

Это закон природы: если идиотизма из одной области не хватит на то, чтобы поддержать неправильное убеждение, на помощь ей придёт идиотизм из других областей, чтобы общими усилиями помочь ему справиться.

Непереубедимого спросишь: «И что же заставляет их всех синхронно работать?» – «А я не знаю, мне всё равно...» – «Ну так ты найди причину сначала, потом требуй её принять» – «А с чего мне её искать – мне и так всё понятно, а раз тебе надо, то ты и ищи!» – «А я вот не считаю нужным искать то, чего нет!» – «Если ты не понимаешь, что ничего не бывает без причины, то ты дурак!» – «Не передёргивай – я не сказал, что причины нет, я сказал, что её нет только там, где ты настаиваешь!» – «Ну а раз её нет её в другом месте, значит, она может быть только там!» – «С чего это её не может быть в другом?» – «Ну а зачем она где-то ещё, когда она тут: ветер от того, что деревья качаются!».

Тоже закономерность: если непереубедимый держится за неправильное убеждение, то проверять его ему не надо. Это оппонент, если ему надо, пусть проверяет, и доказывает заодно, что он не дурак. А он сам доказывать ничего не должен – другие варианты почему-то не проходят естественного отбора.

На непереубедимого можно зайти с другой стороны: «Как ты думаешь, сам по себе нагретый воздух разве не может подыматься к верху?». Он сразу отрежет: «Сам по себе воздух двигаться не может – я же сто раз уже объяснял! Его должно что-то двигать!» – «Ага, ну давай смотри, вон, видишь – над костром дым подымается: разве не видно, что его нагретый воздух подымает?» – «Это его огонь подкидывает!» – «Ну а ты присмотрись – даже сами искажения воздуха видны, разве не видишь?» – «Не-е-е, не вижу…» (ну кто бы сомневался) – «Хорошо, тогда берём кусок материи, натягиваем над огнём, набираем в него горячий воздух, завязываем. Отпускаем, и… о-па – вон, смотри: летит! И вот только не надо говорить, что это огонь её подбросил – она продолжает лететь уже не над огнём, а в стороне, под порывом ветра уносясь всё дальше и выше. Ничто подброшенное так лететь само по себе не может!». Непереубедимый на время замолкает. Потом с недоумением: «...ну и к чему ты клонишь?» – «А к тому, что нагретый воздух может подыматься!» – «Ну и даже если так, то, что с того?» – «А то, что вот когда солнце нагревает воздух, на смену ему идёт холодный. Это перемещение и создаёт ветер…».

Тут он, наконец, непереубедимый почуял, откуда ветер дует, и просёк опасную для своей позиции тему. Задним числом начинает навёрстываться разворачивание обороны: «Это бред, потому, что... с чего это одному участку нагреваться больше другого?» – «А вот и нет: одна область может быть накрыта облаками, а другая – чистая…» – «А когда на небе тучи, то ветер как раз и появляется оттого, что они движутся и гонят воздух!» – выдыхает он облегчённо. Вы спросите: «Ну, так, а с чего тучи сами движутся?» Ну, как же, с чего – ведь волны же сами могут, забыли? Так что, «Ты всё бред несёшь, и пытаешься сбить меня с толку – это у тебя не пройдёт!»

То, что неперубедимый только что сел в лужу по вопросу, что поднимает тёплый воздух – это он уже не помнит. И это характерная для них черта: если он по ходу спора нашёлся чему-то ответить, это означает, что он реабилитировал свою позицию всю. Потому, что, если он что-то возразил, это у него означает, что он понимает в этом вопросе лучше вас, а стало быть, все ваши нападки автоматически несостоятельны. Так что, если спор продолжается, это означает, что он опроверг всё – по-другому ему будет просто не удержать свою позицию. И он не видит хода рассуждений «нагретый воздух подымается, значит, ветру есть откуда браться и без деревьев»; он не видит хода рассуждений «я ошибся в этом вопросе, значит, я неграмотен, и значит, мне надо послушать того, кто не ошибается», он вообще не видит, что он в чём-то ошибся. Он видит только неувязку в позиции оппонента: «ты утверждаешь, что ничто воздух гнать не может, и не учёл, что половина неба с тучами, которые гонят воздух – ты не логичен и тебе надо исправляться. А если ты этого не понимаешь, то ты вообще идиот!»

Если с тучами не прокатило, можно попробовать другим путём. Небо чистое до горизонта, нигде нет ни единого облачка, солнце освещает половину земного шара. Но вторая-то половина в тени. Вот как он объяснит, что воздух не должен тут нагреваться, а там остывать? «Ну я не знаю… Ну если даже и может, то что из этого?» – «Ну, как что? Вот же и тебе и причина ветра!» – «...не вижу взаимосвязи!» – «Ну, как же не видишь? Нагретый же воздух подымается к верху, так?» – «А это ты ещё не доказал! Я же тебе объяснил, что ветер бывает не из-за того, что нагретый воздух подымается кверху, а из-за того, что облака воздух гоняют!» – «Какие облака? Мы же говорим о том, что небо ясное?» – «Да где это такое может быть! – тут спохватывается он, – Чтобы нигде на всей земной поверхности не было не облачка? Такого не бывает! Всегда где-нибудь, да будет! Ты говоришь о фантастике, а я требую строить рассуждения только на обстоятельствах, приближенных к реальности!». О как задвинул – аж сам, наверно, приподнялся в своём самомнении. Ему уточняешь: «То есть ты хочешь сказать, что наличие где-то какого-то незначительного облачка (если оно вообще есть) является причиной того, что со всех сторон воздух начинает двигаться?» – «Ну вот ты сначала покажи мне такой момент, чтоб на всей земле не было ни одного облачка, которое я бы счёл значительным, а потом поговорим!». Теперь он снова спокоен за свою позицию – того, что нужно для её опровержения, не бывает, стало быть, она неопровержима.

Допустим, вам вдруг каким-то чудом подвернётся именно такой момент, какого требовал непереубедимый, и вы даже сумеете ему всё наглядно показать так, чтоб не отвертеться было. Он помолчит, проглотит, уйдёт восвояси с видом «не бей лежачего», создаст впечатление, что он всё понял и что на его просветление можно рассчитывать. А потом, как ни в чём не бывало, дальше начнёт действовать, исходя из своих прежних убеждений. И когда его спросишь, что же он принял доводы, а теперь опять взялся за старое, он ответит «Какие доводы? Я тебе говорил, что ветер дует от того, что деревья качаются! При чём тут облака твои?». Просто он пообщался со своими единомышленниками, подкачался у них уверенности, а вам докладывать об это мне стал, потому, что ему это всё до лампы, а если вам что-то надо, то вы сами у него новости узнавать и ходите.

С непереубедимым можно ещё будет подискутировать о факторах суши и моря, экватора и полюсов, вращения земли, но сценарий в конечном итоге всё равно будет тот же. Почему? Да всё просто – если у оппонента стоит установка не сдавать неправильную позицию, он её не сдаст. А стало быть, что бы при этом он остался при своём, что-то должно где-то не сложиться: или какой-то довод с логикой, или вывод с доводом, или сам разговор – таковы законы природы.

Недопонимание в примере с облаками – упрощённый вариант спора с непереубедимым оппонентом, а в жизни бывает сложнее. Заключаются проблемы в том, что все понятия у такого оппонента соответствующим образом подкручены. Например, его понятие «деревья» не совсем совпадает с вашим. Для него деревья – это не только то, что под таковым термином описывается биологами, но и то, что под этим названием употребляется в фантастических фильмах и книгах. Хищные растения, которые хватают свою жертву – это для него тоже входит в понятие «деревья». У него есть названия для конкретных пород деревьев: «берёзы», «клёны», «пальмы», ну и какие-нибудь «триффеды» (те самые хищники из фантастики). Но вот конкретных понятий «реальные деревья» и «вымышленные» у него нет. Они ему не нужны. Поэтому, когда его спрашивают: «Да где это ты видел, чтобы деревья двигались?», он запросто ответит: «Да вон в том фильме!».

Для непереубедимого фантастичность доводов не проблема: его спросили где, он ответил где – что тут не логичного? Подобное у него может быть и с понятием волн, и песка, и снега, и чего угодно. И само понятие «ветер» у него тоже может быть не таким, как у вас. «Ветер» у него используется и для обозначении движения воздуха, и для обозначение движения воды по трубам, и крови в жилах. При слове «ветер», у него срабатывает: «Само не идёт, нет, кто-то гнать должен, а что в этом удивительного – полно же примеров!». Так что ему не удастся объяснить, что все его примеры из области фантастики: «Разве кровь в жилах тела – фантастика? Нет, опять, вы не видите, что говорите противоречивые вещи!».

Некоторые понятия в языке непереубедимого могут быть просто исключены. Вот нет у него в его языке таких понятий, посредством которых можно было бы внятно сформулировать ему весь состав его заблуждений. И эти понятия очень неудобно заменять другими, которые у него есть, а на то всё и рассчитано – они специально подобраны так, чтобы нормально ими заменить нужные слова было нельзя. Потому, что ваша позиция с использованием их не должна выглядеть для него невразумительной.

Например, захотите вы сказать непереубедимому, что нужно отделять фантастические фильмы от научных, а слова «фантастический» в его лексиконе предусмотрительно отсутствует. Есть, конечно, «заменяющее» его понятие «художественный», только с ним одна особенность: художественный фильм для него – это фильм с персонажами, и событиями, которые, не обязательно могли быть в реальности. И это понятие у него противопоставляется «документальному», в котором показаны те события, которые точно были. И если вы скажете: «Ты отделяй художественные фильмы от документальных», эффект будет уже не тот: «Не понимаю тебя!» – «Потому, что для приведения доказательств нужны не художественные фильмы, а документальные!» – «Не согласен!». Ну, конечно, он не согласен: если вы не хотите принимать те фильмы, в которых показаны вымышленные люди и их поступки, то, причём тут деревья? Ну не подходил человек в реальности к дереву, ну не сцапало оно его, но это же не доказывает ещё того, что дерева там не было! Ваши доводы для него явно нелогичны, и выглядят, как дешевый трюк с целью сбить его с толку – это вам не удастся. Всё это вы узнаете по ходу спора. И таким образом у него проработаны все понятия, посредством которых конформистское мракобесие незаметно двигается от одной нелогичности к другой, не натыкаясь на разоблачающие противоречия.

Конечно, при желании непереубедимый мог бы проанализировать тему, и понять, что все его примеры, доказывающие существование триффедов, из фильмов, которые не просто вымышленные события, но и про вымышленные деревья, которые в реальности не бывают никогда. Но желания у него делать именно это не больше, чем добросовестно анализировать довод о безоблачном небе. И подкрутка понятий как раз и даёт ему предлог благополучно этого отлынить.

Непереубедимого оппонента спросишь: «А какие слова ты ещё знаешь, кроме «художественный» и «документальный», чтобы обозначать фильмы?», он ответит: «А какие ещё нужны? Вот, документальный фильм – снят людьми, которые точно знали, что показываемые ими события происходили. Вот художественный – снят теми, кто просто придумали события. Что ещё нужно то?». Но если ему всё же будет не хватать этих двух, то будет третий вариант: слово «фантастический» всё же будет присутствовать в его лексиконе, но только с небольшой подкруткой. «Фантастический» – это фильм, показывающий события, которых заведомо не было, и специально использующийся подлыми вражескими пропагандистами с целью что-то оболгать и кого-то дезинформировать. И т.о., лексикон непереубедимого оппонента полностью укомплектован градацией «достоверно известно, что было», «неизвестно, было или нет», и «заведомо не было» – теперь он точно уверен, что у него есть всё, чтобы адекватно спорить. Но когда вы попытаетесь посредством понятия «фантастический» сказать, что нет оснований верить в движущиеся деревья, ему послышится, что вы пытаетесь обозвать его любимых режиссёров и актёров лжецами, которые ведут себя недостойно и пытаются приносить вред порядочным людям – вы говорите явную клевету, вы попались на лжи, и теперь есть веская причина не верить всему, что от вас исходит. Вот и уважительная причина прекратить разговор, ведущий к разоблачению его позиции: человек разозлился – разве не выглядит обоснованным нежелание дальше общаться с тем, кто оскорбил его чувства?

В споре с непереубедимым оппонентом зачастую не знаешь, насколько далеко у него идёт область подкрученных понятий. С ним употребляешь понятия в том значении, в каком их логично употреблять, а взаимонепонимание один за другим преподносит сюрпризы. В процессе спора, после траты кучи лишних времени и сил, вдруг, методом анализа удаётся установить корень проблемы. Начинается спор об установлении истинных понятий, посредством которых можно было бы подвести его к пониманию всей нелогичности основного его убеждения. Но и этот спор ведётся посредством других понятий, с которыми повторяется всё то же самое. И в каком направлении не пойди, появляются всё новые ветки спора, ведущегося по одному и тому же принципу: твоя обязанность доказывать, что ты не верблюд, а пока не доказал – он ничего принимать не должен.

Когда вы начнёте с непереубедимым уточнять значение слова «деревья», возникнет новый спор: «Не-е-е, деревья – это не то, деревья – сё». Потом будет «Правдивый фильм – это не то, что ты говоришь, а вот слушай меня, я расскажу тебе, что такое правдивый фильм…», а потом «Мне виднее, какие вещи я обязан анализировать, а какие – нет!». И всё это обогатит спор новыми ветками разбирательств, по которым тоже будет требоваться установление взаимопонимания. А когда станет ясно, что чем дальше, тем только хуже, и вы ему скажете, что он не бросит держатся за неправильную логику, взаимопонимания не будет, в ответ будет: «Сам дурак!».

Таковы законы природы, что когда кукловод не хочет, чтобы марионетка двигалась туда, куда ему не нужно, то она и не двинется. И когда человек не хочет понимать того, что система не хочет позволять ему понимать, то он и не поймёт, что проявляет непонятливость не по своей воле. Поэтому распинаться перед непереубедимыми сторонниками тоталитарного режима в объяснениях, что они должны перестать его поддерживать – занятие неблагодарное. Биться об стену головой нет смысла – об неё словами не кидаются, её либо обходят, либо разговаривают с ней языком тарана.

Радикальный анархист

Человек не умер, просто вышел...Памяти Иоганна Вайса...Ёжика...

На АШ разместили статью о том, что скоропостижно скончался участник Конта и многих других интернет площадок камрад Оттуда.  Он был феноменом. Его статьи в стиле политической с...

Блеск и нищета Белорусской империи

Пару недель назад Александр Лукашенко «иронично» предложил России войти в состав Белоруссии. Сделано это было в ответ на якобы посягательства Москвы на якобы белорусский суверенитет Два ...

Апельсин №3. Екатерина Шульман

Открою маленькую тайну. Рубрику «Апельсин» я задумал после того, как увидел высказывания некой Екатерины Шульман. Она что-то там нехорошее вякала про Донбасс, меня разобрала злость, и я ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Роман Дудин 22 января 09:07

    Они зажрались за родину

    Чем больше в обществе разрыв между бедными и богатыми, тем меньше среди богатых людей, которые пойдут сражаться за родину сами, если вдруг враг нападёт. Это выглядит парадоксально для бедных (у самих ничего нет, и то готовы идти отстаивать свои крохи до последнего), но для богатых всё логично: чем больше разрыв между первыми и вторыми, тем большим неуважением к пр...
    150
    Роман Дудин 18 января 14:17

    Мимо коммунизма. Часть.3

    Продолжение работ Мимо коммунизма 1 и Мимо коммунизма 2. Если вы ездили по железной дороге, то, наверное, замечали, что пути иногда раздваиваются, и второй путь иногда может долгие километры идти параллельно первому, не отдаляясь дальше нескольких метров, но в конечном итоге заканчивается либо тупиком, либо уходит куда-то в другую сторону. И если бы ...
    114

    Классический фанатизм

    Оппоненты в дискуссиях бывают разные: одни выступают за правое дело, другие за спорное, третьи за неправое. И выступающие тоже бывают разные: одни готовы пересмотреть свою позицию, а другие принципиально нет. И последние тоже бывают разные: одним их позиция не выгодна, просто они этого понять не могут, и упираются, а другим она именно выгодна. После...
    305

    Дежурная злоба

    Всякому человеку иногда естественно испытывать злобу. Например, когда появляется кто-то, кому он ничего плохого не делал, а тот не может без того, чтобы не сделать плохо ему. Когда кто-то пытается его нагнуть, отнять у него то, что нажито честным непосильным трудом, и разрушить то, что он с такой любовью создавал. Когда агрессор не хочет останавлива...
    405

    Что такое муштра

    Что такое муштра? Это подготовка солдат к максимально быстрому и чёткому выполнению требуемых от них действий. Ну т.е., управляться с оружием (применять), маршировать (перестраиваться в бою, не ломая рядов), и т.п. вещи. В определённой мере она необходима армии, чтобы эффективно действовать. В какой-то мере полученные навыки полезны и получившим их ...
    813

    Бег белки в колесе

    Деньги дают возможность решать проблемы, которые при отсутствии денег не возникают. Нет у тебя много денег, и нет проблемы, где достать ещё больше, чтобы хватило на то, чего при отсутствии этого тебе и не захотелось. Но стоит им появиться, сразу перестаёт устраивать всё то, чем ты раньше довольствовался, и начинает хотеться всё то, что на них можно позв...
    456
    Роман Дудин 26 декабря 2019 г. 11:05

    Почему деньги - зло

    Вообще, я не против денег. На определённых этапах развития общества, при недостаточном уровне социальной сознательности нужен определённый регулятор экономически-правовых отношений, в роли которого и выступают деньги. Всему своё место. Но есть нюанс. Кто имеет хоть малейшее понятие об экономике, знает, что количество денег должно быть привязано к...
    969

    Язык безответственности

    Когда человеческий разум создаёт язык общения, не обладая адекватным пониманием законов природы, он создаёт язык, состоящий из противоречивых понятий, на котором всякую бессмыслицу можно выразить выглядящей состоятельно, а адекватные вещи наоборот, выглядящими сомнительно и запутанно. И когда человечество вышло из родо-племенных отношений и учредило...
    502

    Откуда берётся дерьмо

    Вступление А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего оно станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят...
    1391

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    541

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    726

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    683

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    778

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    822

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    780

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    771

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    824

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    817

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    819

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    1415
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика