• РЕГИСТРАЦИЯ

Запах эгоизма

Роман Дудин
Радикальный анархист
22 октября 09:14 0 4845

Есть два вида людей. Одни пытаются в меру ума и совести беспристрастно анализировать занимаемые позиции. Другие идут по жизни с кредо «Я прав, и точка!». Рассуждать «Здесь могут быть только мнения – моё и неправильное!» удобно: где последнее слово будет за тобой, там всегда выгодное решение будет в пользу себя любимого.

Допустим, есть один стул на двух человек, и одному можно будет присесть, а другому придётся стоять. И требуется решить, кому что полагается. Тут может учитываться: кто больше устал, кто больше заслужил, или кому актуальнее поработать сидя, и т.п.. Из всего этого следует, что, если сидишь ты, но нужнее другому, значит, ты должен поднять свой зад и уступить ему место. Если же нужнее тебе, то можешь продолжать сидеть. А если сидит он, в то время, как нужнее тебе, значит, ты имеешь право требовать, чтобы он уступил тебе. Ну а если он сидит, и нужнее ему, значит, так и останется тебе продолжать стоять.

Если кому-то хочется посидеть самому, независимо от вопроса, кому нужнее, то ему выгодно найти правильным решение вопроса в свою пользу. И тогда ему окажется выгодным настаивать на том, что ему это нужнее, и что ему виднее, кому это действительно нужно. И если действительно нужнее будет ему, то ему очень нужна будет справедливость. А если другому, то тогда этот критерий сразу окажется у него не главным, неопределённым, и вообще всё окажется относительно.

Если стул должен достаться тому, кому труднее стоять, но каждому кажется, что труднее именно ему, то надо ещё разбираться, кому кажется правильно, а кому нет. И если тебе кажется, что нужнее именно тебе, и последнее слово в решении вопроса будет за тобой, то ты можешь разбираться, а можешь нет. И если тебе главное присесть, независимо от того, справедливо это, или нет, то тебе окажется достаточным одного того, что тебе так кажется, и ты сможешь сидеть и наслаждаться удобством сидения и отсутствия разбирательств.

Если двигаться по жизни перманентным «Я прав», то можно иметь дополнительный процент побед в ситуациях с теми, у кого более беспристрастный подход и нет такой ушлости при решении вопроса в свою пользу. Поэтому чрезмерная тенденция считать себя во всём правым – это не обязательно признак человека, способного лучше других во всём разбираться; зачастую это всего лишь позиция эгоиста, в которой ничего нет, кроме простого неуважения к другим.

За неуважением к другим может стоять простой эгоизм, однако некоторым эгоистам неинтересно ограничиваться формальной правотой; им надо ещё и искренне верить в неё на самом деле. И вот тут применяются всевозможные методики смысловых спекуляций, которые в конечном итоге приводят к совпадению своего видения дела с желаемым: «Мне важнее посидеть, потому, что я больше устал! Что значит – откуда знаю? Да я просто чувствую это! Вот просто всем тем местом, которое требует присесть, я чувствую, что мне важнее! Я просто закрываю глаза и вижу, как на весах справедливости чаша моей важности перевешивает твою! Я больше устал, мне важнее поработать сидя, и моя работа важнее, я больше заслужил, моя очередь первая – всё это мне виднее, я точно знаю, и ничего слушать не хочу!»

Поскольку подтягивание желаемого под действительное несёт в себе неадекватность суждения, эгоисту приходится всё время пытаться толкать другим людям утверждения, сочетающие для них необоснованность с невыгодностью. У адекватно мыслящих людей это вызывает отторжение. Идя со своей неадекватностью, эгоист вторгается в чужую зону интересов, пытаясь каким-то образом ассимилировать их понимание со своим. А при анализе всех его утверждений в них не обнаруживается ничего, кроме бесполезных/вредоносных для оппонента смысловых программ. И эти элементы неприятны для восприятия, как для обоняния неприятен запах выделений, в которых ничего не содержится, кроме шлаков. И с этой неотъемлемой частью своей сущности эгоист являет себя в общество. А когда вытекающие из его политики требования чреваты особо сильным ущербом, то и отторжение это вызывает особо сильное, как обоняние находит особо неприятным запах веществ, в которых содержатся особо вредоносные бактерии.

Радикальный анархист

Сергей Лавров как вероятный преемник Путина

                            Нередко на просторах интернета можно встретить высказывания пессимистов из числа сторонн...

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина и премьера Медведева за отставку красного губернатора Левченко Иркутские коммунисты, опечаленные отставкой своего кумира Сергея Левченко, ...

Россия, когда Путин еще ничего не украл (старые фотки)

Время, когда про Путина практически никто не слышал. Ни о нём, ни о кооперативе "Озеро", ни о золотых виолончелях, ни о шубохранилищах его друзей.Нигде ни слова не было слышно про 40 и даже 200 миллиа...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Откуда берётся дерьмо

    Вступление А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего оно станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят...
    892

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    155

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    379

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    306

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    433

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    455

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    414

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    450

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    461

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    472

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    454

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    1036

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2191

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    2017

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2304

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2377

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2257

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2700

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2429

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2952
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика