• РЕГИСТРАЦИЯ

Между адом и раем

Роман Дудин
Радикальный анархист
27 октября 12:15 22 5259

В дежурном значении понятие «ад» означает место, в которое ни в коем случае не рекомендуется попадать. И если в качестве примера потребовалось бы указать реальную среду, то я привёл бы поверхность Венеры, пребывание на которой не совместимо с условиями нашего существования. Атмосферное давление почти в сто раз выше земного, температура, способная плавить свинец, и ветер, способный катать камни – человек, попавший туда (в скафандре или без), будет одновременно снесён, раздавлен и сожжён, а его обугленные ошмётки быстро затеряются в пучине сумрака под не пропускающими свет кислотными тучами.

Следует уточнить, что все связанные с венерианским адом страдания реальны лишь для нас – они не существуют для камней, в вое и грохоте совершающих свой променад по поверхности планеты. Не существуют для пылинок, образующихся и разрушающихся в этой суете. Для молекул газа, выполняющих свою неустанную работу. И даже вряд ли они существуют для капель жидкости, концентрирующейся в тех самых облаках, которые отталкивают солнечный свет обратно в космос. Они грозят только для жизни, приспособленной к земным условиям, и, если попробовать на Венере создать жизнь по земному принципу, задача упрётся в непреодолимые трудности. И чем дальше в этом направлении будет вестись работа, тем более неразрешимые задачи будут вставать на каждом этапе. Так что, чем дальше удастся продвинуться в создании организмов, способных испытывать страдания в непригодных условиях, тем на более сильные страдания они окажутся обречены.

Аналогичное явление происходит и в человеческом обществе: пока социальная сущность людей на уровне песчинок, они могут не испытывать никаких страданий от самого тоталитарного режима, несущего недопустимые для адекватной и развитой личности запреты. Но как только они попытаются эволюционировать во что-то более развитое, все их усилия окажутся стираемыми в пепел.

Ирония в том, что всё понимание сути дела у таких людей часто оказывается вывернутым наоборот: свою адаптацию к установленным условиям они считают признаком стойкости и суровости, а неспособность их выдерживать признаком слабости. При этом песчинки покрупнее являются камнями, а камни перекатываются не так быстро (особенно те, которые побольше), и аналогично этому люди с сущностью глыб, наверное, гордятся своим весом, дающим им возможность стоять на своём месте там, где ветер швыряет остальных, кого куда попало.

Естественно, люди с сущностью камней не учитывают того, что если продолжить эту линию рассуждения дальше, то самое большое уважение должно заслуживать (наверное) существо, способное по своей воле двигаться вопреки ветру, а для этого надо эволюционировать во что-то более сложное, чем камни. Только допереть до этой вещи они не смогут, потому, что для этого надо уметь думать, не как камень, а для этого тоже надо эволюционировать. И объяснять что-то недоэволюционировавшим занятие тоже неблагодарное – они в своём шуме слышат только себя.

В противоположность аду понятие «рай» означает место, пребывание в котором максимально благоприятно. И в плане условий существования для земных организмов Земля в сравнении с Венерой почти таким местом и является (по крайней мере, в определённой полосе). Но вот в плане условий сосуществования между собой всё может быть совсем иначе.

Условия сосуществования в этом мире могут быть состроены такие, что существование и деятельность будет больше похожа на ад, и условия природы не смогут исправить ситуацию. Борьба за выживание, конкуренция на пределе сил, отсутствие передышки, потери и лишения, угнетение рабством, и негативные эмоции – всё это может создавать в социальном плане условия, аналогичные аду. Но самое интересное, что в одних и тех же ситуациях условия пребывания для разных личностей могут быть диаметрально разными, в зависимости от того, как они воспринимают ситуацию.

Первый пример: допустим, террористы дадут вам в руки оружие и заставят стрелять в близкого вам человека. А в случае отказа вас будут бить, пытать, не давать спать, вкалывать психотропные препараты, и доводить до полной невменяемости, а в случае отключки вас будут снова приводить в чувство, и снова продолжать требовать. И продолжать так до тех пор, пока вы или не умрёте, или не выполните требование. И когда борьба дойдёт до пределов возможностей сопротивления воли, существование в таких условиях станет адом. При этом весь этот ад будет существовать только благодаря тому, что вы эволюционировали до человека, мораль которого не позволяет совершать определённые вещи. А если бы ваша мораль была на уровне акул, которым разорвать сородича так же просто, как для человека открыть дверцу холодильника, то никакого ада для вас бы не было. Вы бы совершили движения, которые не причинили бы вам никаких страданий, и остались бы в полном неведении относительно того, с каким адом могло бы быть связан альтернативное решение.

Можно пример поставить и по-другому: мучить вас будут не для того, чтобы вы сотворили зло другому, а просто, чтобы унизились. И чем больше в вас будет протестующее чувство собственного достоинства, тем большими страданиями это будет чревато. А если оно отсутствует, то и никаких страданий для вас не будет.

Второй пример: допустим (условно), вы пришли на рынок, где можете покупать всё, что понравится. И перед каждой палаткой аккуратно подметено, развешаны навесы, со всех сторон улыбающиеся продавцы и вежливые охранники. Какой-то покупатель решил устроить дебош – его схватили и вывели, чтобы ничто не мешало уважаемым покупателям предаваться шопингу. Но тут вдруг случается неожиданный инцидент: вас обманули. Тупо, цинично, нагло. Обсчитали, подсунули брак, подделку, сдачи дали фальшивыми деньгами, и принимать назад не хотят. Вы начинаете разбираться – вас оскорбляют, вам угрожают, и посылают куда подальше. Вы начинаете скандалить – появляются охранники, которые вас скручивают, избивают, и выкидывают с рынка. И никто слушать ничего не хочет – ни продавцы, ни охранники, ни другие покупатели, которые смотрят на вас, как на ненормального, который пытается дебош устроить, и мешать им глазеть на товары.

И оказывается, что вежливые продавцы вам улыбались совсем не потому, что лично вы им так нравились. И охранники были вежливыми совсем не от уважения. И порядок, за которым они следили, вовсе и не тем порядком был, который вам показался. И выходит, что вот для чего вы столько времени в поте лица деньги зарабатывали – чтобы вот такой вот продавец за одну минуту с вас их всех слупил, а у вас не было и права постоять за свои права без того, чтобы за это травмами не поплатиться. И все они, начиная с того продавца, и заканчивая безучастно-равнодушными посетителями, неспособными проявить внимание и социальную сознательность, вызывают уже совершенно другое отношение. Вы смотрите на этот рынок до инцидента и после – и совершенно одинаковая картинка, но радикально противоположные эмоции в соответствии с осмыслением дела.

Т.о., пребывание в одной и той же ситуации может быть подобным раю или аду в зависимости от того, что вы знаете о её подноготной и что способны понимать. И не зная каких-то вещей, ты можешь чувствовать себя в раю, но узнай их, и почувствуешь противоположное; вопрос иногда только в том, хочешь ты знать какие-то вещи, или тебя и так всё устраивает.

Третий пример, и самый главный. Представьте, что вы живёте в мире, где никто не знает о том, что Земля вертится. Все думают, что всё вертится вокруг неё, а тех, кто станет утверждать обратное, ждут пытки и костёр. А ваша теория об этом – главное дело вашей жизни, и вам надо её нести людям.

Вы видный учёный, и допустим, более-менее состоятельный человек. У вас есть некоторый авторитет, достигнутый квалифицированным преподаванием и какими-то другими открытиями. И у вас есть друзья, в т.ч. среди интеллектуально продвинутой знати, причём друзья достаточно искренние. Они насколько-то влиятельны, но не настолько, чтобы заставить крутиться все шестерёнки системы в обратную сторону. И они не для того своего положения достигали, чтобы всё потерять из-за своего содействия инакомыслию. И если они в открытую выступят на вашей стороне, то система из раздавит, и уничтожит всё то, чего они добились. А вы хотите преподавать своё учение, расширять его авторитетность, наращивать круг единомышленников. Получить, в конечном итоге, признание, которого вы заслуживаете. И вот вы пытаетесь где-то в наиболее спокойной части системы, как-то завуалированно преподносить людям свою теорию под видом общего изучения разных мнений о мироздании. Всего лишь безобидного обзора без какого-либо утверждения в открытую, что данная концепция истинна.

У вас появляются ученики, которые начинают задумываться и задавать откровенные вопросы. И какие бы вы не давали на них ответы, если вы будете двигаться в нужном вам направлении, система рано или поздно почувствует, что её надувают. И возможно, что среди цензоров у вас тоже есть неплохие отношения с кем-то, благодаря чему можно самотизировать ситуацию, но только лишь до поры до времени. Использовать весь кредит доверия, чтобы убедить его, что это не опасно для системы, и заставить убеждать других. Но чем дальше ситуация будет развиваться в заданном вами направлении, тем очевиднее будет обратное. И тем сильнее будет опасность для цензора, который вам поверил. И рано или поздно наступит момент, когда последнее перевесит первое, и ваша дружба опрокинется.

Ваш бывший друг (трудно ему это будет или нет) пойдёт против вас. Вы можете подключить других друзей и заставить их выступить в вашу защиту. И чем более искренней была ваша дружба, тем больше на это можно рассчитывать. Но чем активнее они будут вас поддерживать, тем большим риском для них это будет чревато. И в конечном итоге, ситуация их поставит перед выбором: или пропадать вместе с вами, или откреститься от вас и сказать, что они ошибались.

У вас есть ученики, и кто-то ещё возможно за ними, кому они предают ваши знания. Это своего рода иерархия, двигателем которой являетесь вы. И вам захочется во что бы то ни стало её сохранить, но каким образом вы сможете это сделать, если ситуация с каждым из них в миниатюре будет повторять вашу?

Чем дальше вы зайдёте в развитии своего дела и чем большего вы достигнете, тем большие усилия вам придётся прилагать, чтобы сохранять достигнутое положение. И тем болезненнее будет его потеря. А после определённой черты его будет уже и не сохранить, а только лишь пытаться продлить подольше существования остатков того, что начнёт разрушаться. Усилия в этом направлении будут аналогичны усилиям сохранить жизнеспособность организма, попавшего в непригодные для жизни условия. И в таких условиях чем дальше попытаетесь развиваться, тем более непреодолимые трудности вас ожидают. А если не хочешь таких проблем – сиди себе подпольно и пиши в стол, завещая после смерти опубликовать.

Т.о., понятие социального ада оказывается ситуативным в плане развития: есть развитие в определённом направлении – есть серьёзные трудности, а нет развития, и нет их. И чтобы была аналогия, нужно определённое развитие, а, чтобы знать, чем оно чревато, нужно адекватное понимание ситуации. А для этого тоже нужно развитие, и всё в конечном итоге упирается в общее понимание.

Без развития никакого ощущения ада в определённой ситуации не будет. И можно находиться посреди него и не чувствовать его, потому, что весь он существует только для тех, кто знает истину. А тот, кто верит, что истина – это то, чему их учит система, ничего подобного не ощутит. Для него ситуация будет, как с покупателем с того рынка, который не знает, кого и за что с него выгоняют. У него не будет чувства ущемления собственного достоинства, и не будет никакой тяжести в связи с этим, потому, что для него это будет всего лишь борьба за тот порядок, который он понимает полезным и необходимым для защиты его собственного достоинства. А все создающие тяжесть соображения останутся за пределами его кругозора. Поэтому мир, в котором мы живём, является удивительным местом, в котором каждый из нас сам волен выбирать, в каких условиях ему существовать: понимай ситуацию одним образом, и почувствуешь себя в раю, понимай другим – и ощутишь ад. Мелкие личности в силу своей природы тянутся к первому.

Такие вот мысли приходят иногда в голову, когда иной раз смотришь, как человек готов скандалить из-за того, что его в супермаркете со скидкой обманули, и идёт на принципы с такой серьёзностью, как будто это самая большая и единственная в проблема его жизни. И думаешь, а как бы он себя повёл бы, если бы ему дано было знать всю правду о том, насколько на самом деле его обманывает система? Если бы он узнал, что его обкрадывают в естественных правах настолько, что даже все разгромные статьи о том, кто сколько наверху ворует из бюджета, всего лишь надводная часть айсберга? Если бы он узнал, что с содержимым покупаемых продуктов его обманывают намного сильнее, чем с этой скидкой? Если бы он узнал, какое на самом деле за этим стоит бесправие и презрение, в сравнении с которыми этот обман со скидкой всего лишь безобидный щелчок по носу рядом с вытиранием ног о его тело? Как бы он повёл себя: пошёл бы на соответствующие своим принципам действия, или стоял бы опустошённый и раздавленный ощущением собственной ничтожности? Ведь только отсутствие соответствующих знаний и принципов защищает его от тех разбирательств, по сравнению с которыми его скандал с кассиршей ему показался бы всего лишь прохладным дуновением ветерка в раю. Да и ощущение себя чем-то большим даёт наличие какого-то смысла в жизни, который был бы сдут, если на смену более ограниченному понимания придёт более широкое. Каждому знания нужны в соответствии с тем, сколько он может переварить, и недоразвитость часто носит щадящий характер.


Радикальный анархист

Сергей Лавров как вероятный преемник Путина

                            Нередко на просторах интернета можно встретить высказывания пессимистов из числа сторонн...

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина и премьера Медведева за отставку красного губернатора Левченко Иркутские коммунисты, опечаленные отставкой своего кумира Сергея Левченко, ...

О «репрессиях» против «коммуниста» Левченко

Зюганов с подельниками вместо того, чтобы осудить проштрафившегося персонажа и показательно исключить его из партии (как делают нормальные партии с недостойными членами) – они продолжают его защ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Откуда берётся дерьмо

    Вступление А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего оно станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят...
    904

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    156

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    381

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    306

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    433

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    456

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    416

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    451

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    461

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    473

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    458

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    1038

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2197

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    2018

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2307

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2381

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2260

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2704

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2430

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2952
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика