• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 5. Как в обществе появилась оппозиция

Роман Дудин
Радикальный анархист
3 ноября 08:15 1 4379

Однажды, одна из уполномоченных разделять десяток заявила: «Сначала мне мои пятьдесят апельсинов на мой десяток, а потом, делите, как хотите!» Красноречиво изложив эту программу своему десятку, она быстро заручилась его полной поддержкой. Так же ещё с ней, в принципе, была согласна её коллега из соседнего десятка, но только с одной небольшой оговоркой: первые пятьдесят должны были достаться её десятку, а вторые уже, конечно же, десятку партнёрши. Ещё к ним примкнула третья коллега, и тоже со своими условиями.

Поскольку лидеры были согласны в главном, но расходились в деталях, программа требовала уточнения по выведению консенсуса. В связи с чем было назначено специальное совещание, на котором решено было проработать все вопросы. Что же касалось простых умеющих считать только до трёх обезьян, то им вообще было всё равно, что и как должно быть в деталях, а главное, чтобы им начали выдавать, наконец, полагающиеся по закону пять апельсинов. За это они готовы были оказать поддержку любому, кто им это пообещает.

На вопрос, чем это поползновение отличается от уже известных попыток делать революцию, ответ был прост и убедителен:

– Раньше ничего не получалось, потому, что вопрос решали силой, а силой правды не докажешь. Поэтому мы теперь пойдём другим путём, и будем искать правду законным способом. А поскольку он и есть тот единственный, который мы ещё не пробовали, то значит он непременно должен быть правильным. Потому, что правильного решения не может не быть, а все остальные мы уже перепробовали!

После очень долгих и жарких дебатов по формированию единой позиции, наконец, была достигнута договорённость в рамках общей программы, сформулированная в девизе: «Когда начинают делить не с нас, это неправильно!». Так что сначала было решено добиться того, чтобы деление начиналось с них, а потом уже утрясти всё остальное. С такого лозунга и началось новое движение, которое в последствии получило название «Оппозиция».

Сначала Оппозицию поддерживали только обезьяны из десятков его основателей. Но потом к ним стали присоединяться ещё и другие, и таким образом Оппозиция начала расти, пока наконец не переросла в самое настоящее большинство.

Верховная отнеслась к Оппозиции на удивление спокойно. Она сказала, что общество у нас демократическое, а в свободном демократическом обществе всегда может быть Оппозиция, ибо каждый имеет право на своё мнение. Главное только, чтобы все было по Закону. И если оппозиционеры предоставят лучшую программу деления, чем есть, то её долг, как сознательного руководителя, предоставить им соответствующие полномочия.

Поскольку ни одно нормальное политическое движение просто так не движется, то лидеры Оппозиции стали собирать средства на борьбу. Средствами, естественно, были дольки и апельсины. Когда очередь дошла до Умеющей Считать до Бесконечности, то она скидываться на такую борьбу отказалась.

– Почему ты не хочешь скидываться на борьбу? – спросили её активисты от Оппозиции, – Ты же всегда была против обмана? Вот мы собираемся с ним бороться, тогда почему же ты к нам не присоединяешься?

– Потому, что я никогда не имею дел с теми, кто не учится ни считать, ни жизни.

– Значит, пока мы не начнём учиться считать, ты нас не поддержишь?

– А какой смысл?

Активисты ушли, однако через некоторое время вернулись, и сказали:

– Хорошо, мы согласны включить твоё условие в общую программу действий – теперь у тебя остались ещё какие-то причины нас не поддерживать?

С этими словами активисты достали список своей программы и стали записывать в него пункт «Научиться считать».

– Ну, получается, что никаких, вроде, – пришлось ответить Умеющей Считать. А после этого ей пришлось вносить пожертвование, по случаю чего она добавила:

– А теперь, коли вы уж внесли такой пункт, давайте приступим…

– Потом, потом, всему своё время – сначала пожертвования, иначе всё вообще встанет! – махнули рукой активисты, и побежали дальше собирать средства на правое дело.

Когда же пожертвования со всех желающих присоединиться к движению были собраны, активисты отнесли их к лидерам Оппозиции, а спустя некоторое время были отправлены собирать по новому кругу. Когда очередь опять дошла до Умеющей Считать до Бесконечности, она спросила:

– Так что там у нас с пунктом обучения считать?

– Не знаем, – ответили активисты – мы эту тему с начальством ещё не обсуждали…

– Как же так? – спросила Умеющая Считать до Бесконечности, – Мы с вами заимели определённую договорённость; я свою часть выполнила, а вы нет. А теперь приходите и требуете новую часть – как же с вами дела вести?

– Ну мы же не договаривались о конкретных сроках… – замялись активисты, – мы твоё условие приняли, и выполнять его не отказываемся, просто мы это сделаем позже, но сейчас нам нужна новая поддержка, иначе вся борьба остановится, и всё окажется напрасным!

– Нет уж, пожертвования для тех, кто меня не понимает, я вносить не буду. Или вы прямо сейчас начинаете учиться считать, или никаких новых пожертвований не будет!

Активисты ушли, и вернулись с толпой обезьян, которая представляла собой наиболее активных участников Оппозиции. После этого они сказали:

– Вот видишь, какой толпой мы пришли выполнять свои обязательства? А ты нам не верила!

– Хорошо, – ответила Умеющая Считать до Бесконечности, – Теперь я вам верю. Давайте же приступим к обучению счёту…

– Подожди! – закричали они, – сначала пожертвования!

Умеющая Считать до Ста внесла ещё одно пожертвование и приготовилась начать лекцию. Тут одна из обезьян подняла вверх указательный палец и сказала: «Я на секунду – начинайте пока без меня» и куда-то отошла. За ней вторая сказала: «Я сейчас не могу, вы без меня послушайте, а потом обязательно расскажите, что было!», и тоже удалилась. За ней третья заявила «А я вспомнила: у меня срочные дела – я тоже не могу никак!». Вслед за ними последовало сразу ещё несколько, а потом вся остальная толпа, посмотрев на них, как по команде, сказала хором, что им тоже надо отойти по делу, и ринулась за ними следом.

У каждой обезьяны оказались какие-то срочные дела, которые никак не могли подождать ради такого дела, как обучение счёту. Причём дела были настолько важными, что, погрузившись в них, никто так и не смог вернуться, и лекцию читать оказалось не для кого. Однако это не означало, что борьба за правое дело на этом закончилась, ибо все те важные дела были не чем иным, как продолжением той самой борьбы, и невыполнение списка было всего лишь по одному пункту, касающегося условия Умеющей Считать до бесконечности; все же остальные пункты были по-прежнему на месте и выполнялись согласно предписанию.

О продолжении борьбы явственно говорил тот факт, что через некоторое время вернулись активисты, и попросили новые пожертвования, за которыми лидеры движения их отправили собирать по третьему кругу. На этот раз Умеющая Считать до Бесконечности горько усмехнулась:

– Нет ребята, больше вы меня не обманете. Или сначала обучение, а потом пожертвования, или никаких разговоров!

– Не хочешь – не надо, и без тебя добьёмся правды! – ответили ей активисты и пошли дальше.

Когда было собрано всё, что можно было собрать со всех не жалеющих денег на справедливость, лидеры Оппозиции пошли вместе со всем электоратом и предстали перед Верховной.

– Давай вноси поправки в Закон! – потребовали они.

– Какие именно поправки надо внести? – спросила та без какой-либо иронии.

– Поправки, что начинать делить надо с нас!

– А с кого конкретно из вас надо начинать?

– Ну это мы потом разберёмся, а сейчас давай вноси это!

– Нет, извините, пока вы этого не уточните, я ничего вносить не буду! Я присягала соблюдать Закон, а Закон защищает права участников Общества, которые окажутся под угрозой, если не будет чёткого порядка действий! Поэтому сначала все уточнения, а потом поправки!

Оппозиционеры стали предлагать различные законопроекты, где каждый предлагающий хотел начинать делить с себя. Однако каждая программа встречала возражение среди соратников:

– Предлагаемый вами закон незаконный, потому, что, начиная делить с вас, мы недополучим апельсинов! Так что ваш законопроект ничем не лучше того, что действует сейчас. Поэтому начинать делить не с вас, а с нас!

Но в ответ на это сразу же звучало:

– А если начинать делить с вас, то апельсинов недополучим мы. А раз мы недополучим, значит, ваш закон незаконный. А раз ваш закон незаконный, значит, законный – наш!

Поскольку задачу никак не удавалось решить, дебаты продолжались. А поскольку задача была очень ответственная, разбирательства решили продолжать до тех пор, пока не выяснят всё до конца. Но поскольку нескончаемое выяснение становилось для многих неинтересным, дальнейший поток поступающих пожертвований оказался под угрозой иссечения. А поскольку, как известно, без финансирования никакая демократическая борьба вестись не может, то, чтобы спасти дело, для решения проблемы приходилось работать в усиленном режиме.

В усиленном режиме, для ускорения решения вопроса приводимые доводы приходилось подкреплять словами, которые должны были помочь оппонентам быстрее соображать. Слова подбирались самые веские и крепкие, которыми можно было только назвать оппонентов, своей неграмотностью и меркантильностью саботирующих борьбу за правое дело. И поскольку такой формат дискуссии оказался для слуха простых участников Общества гораздо привычнее (а самое главное, гораздо понятнее), интерес к мероприятию снова стал набирать обороты.

Чем креативнее лидеры Оппозиции награждали друг друга эпитетами, тем больше интереса к действию проявляли остальные участники. Однако со временем и этот режим стал терять к себе их интерес. Спасение дела требовало ещё более решительных действий, и лидерам приходилось искать новые методы. Таковые были найдены в физических мерах воздействия на оппонентов, которые пошли в ход после того, как все словесные аргументы закончились. И чем эффективнее лейбористы отвешивали друг другу оплеухи, тем больше шёл поток пожертвований на мероприятие.

Лицезрящие действие сопереживали процессу всей душой и украшали его своими комментариями.

– Давай, давай! – кричали они, – так её! Ещё, А-а-атлично! От-так ей, от-так! Пинка ей теперь, правильно, а теперь мордой ей в грязь. От-так, пусть покушает!

В этот момент мимо проходила Умеющая Считать до Бесконечности.

– Вот видишь, а ты жалела потраченных корок! – сказали ей радостные обезьяны.

– Вы, кажется, что-то собирались отвечать Верховной, – заметила она.

– Да, кстати… – сказали они, и повернувшись к дерущимся, проорали – Не забудьте ещё и про ответ для Верховной!

Лейбористы встали, отряхнулись, и, поправив галстуки, вернулись к дебатам. Которые очень быстро перешли на повышенные тона, а затем и в ругань. Когда ругань сменилась на драку, зазвучали комментарии «Давай, давай!».

Так Оппозиция сумела получить оглушительный успех вопреки всем пессимистичным прогнозам Умеющей Считать до Бесконечности, и стала неотъемлемой частью демократической культуры общества. Успех мероприятия был столь сильным, что к нему стали возвращаться снова и снова, отдохнувши и собравшись с силами для новой борьбы. В таком режиме разбирательства продолжаются до сих пор, периодически затихая и снова разгораясь, в меру того, насколько серьёзно идёт финансирование. Ибо без нормального финансирования ни одна серьёзная борьба в политике без финансирования не возможна, а возможна только кухонные разбирательства простых обезьян, не умеющих считать далее, чем до трёх, которые всё же готовы бесплатно на одном лишь чистом энтузиазме друг другу доказывать, что оппонентам надо перестать поддерживать своего лидера и начать поддерживать ихнего. И в таком режиме преданные своему делу обезьяны продолжают бороться за него, кто во что горазд, не жалея ни сил, ни здоровья. И поскольку вопрос очень серьёзный, его обязательно надо довести до конца. А посему так до сих пор и выясняют, чей законопроект незаконный. И никто им в этом деле не мешает, ибо общество Справедливости и Равенства демократическое, а в настоящем правовом демократическом обществе каждый имеет право доказывать свою позицию.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

Страшная космическая ракета, дырявые скафандры и новый робот ARTEM

✔ На этой неделе в мировой космонавтике произошло три важных события, которые напрямую связаны с соперничеством ведущих держав за лидерство в космосе. В настоящее время это соперничеств...

Главный итог 2019 года – Россия сломала МВФ

На этой неделе разрешилась, пожалуй, главная интрига 2019 года – Правительство решилось распечатать «кубышку» резервного фонда и направить средства на внутрироссийские ...

С чего начинается предательство Родины

Мы с детства знаем, с чего начинается Родина. О том, с чего начинается предательство этой самой Родины, мы задумываемся гораздо позже. Но, к сожалению, все чаще...События 2014 года на У...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    83
    Роман Дудин 2 декабря 08:06

    Откуда берётся дерьмо?

    А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего он только станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят через к...
    268

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    254

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    220

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    363

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    390

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    347

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    385

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    399

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    409

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    384

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    970

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2111

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    1953

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2231

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2310

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2176

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2620

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2367

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2891
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика