• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 7. Как в обществе появилось обучение

Роман Дудин
Радикальный анархист
8 ноября 07:36 0 3152

Однажды Верховной надоело, что Умеющая Считать до Бесконечности постоянно попрекает участников общества, что они не грамотные, и она решила с этим покончить. Теперь члены настоящего демократического правового Общества должны быть не только полноправными и свободными, но и грамотными. Так была учреждена система обязательного обучения.

Поскольку по Закону никто не мог быть принудительно заставлен учиться считать, обучение арифметике в программу обязательного обучения не входило – оно входило в курс дополнительного обучения, которое каждый мог пройти по желанию. Ибо перед Законом все были равны, и нарушать его не имел права никто, даже сама Верховная, и даже ради такой великой цели, как всеобщая грамотность. В обязательную же часть входило изучение в первую очередь родного языка, несущего в себе понятия, составляющие, по словам Верховной, основу политической грамотности свободного участника правового демократического Общества.

Основными понятиями демократического языка были понятия: «Справедливость – это право участника Общества на получение стольких апельсинов, сколько он заслуживает, как равноправный член Общества», «Равенство – это равное право каждого участника Общества на пять штук», «Демократия – общественный строй, при котором все обязаны делать так, как считает правильным большинство», «Свобода – возможность для обезьяны самой определяться, нужно ли ей учиться таким вещам, как счёт», «Правовое Общество – это Общество с демократическими правами и свободами», «Порядок – единственная возможность поделить апельсины, достигаемая неукоснительным законопослушанием», «Тирания – противоправный режим, при котором одна обезьяна бьёт остальных и присваивает себе их апельсины, который начинается с того, что она ставит себя выше других, и заявляет, что они не имеют права принимать закон только потому, что они не умеют считать», «Закон правового Общества – это единственная возможность обеспечить Справедливость и Равенство», и «Грамотность – знание основных понятий родного языка».

Помимо основных понятий, в изучение демократического языка входило изучение так же понятий, называемых самыми главными. Ими были «Перводел», «Втородел» и «Третьедел». Перводелом назывался акт, когда Умеющая Считать до Ста получала изначальные сто апельсинов и брала свою долю. Второделом назывался акт разделения ею оставшегося на части между Умеющими Считать до Десяти и отделением ими своих долей. Третьеделом назывался акт разделения каждой Умеющей Считать до Десяти её части между остальными всего оставшегося.

Третьедел считался самым главным и составляющим основную суть Равенства и Справедливости, потому, что в нём участвовало больше всего членов общества. Но поскольку перед ним шёл Втородел, то объяснялось, что без Втородела его быть не может. А поскольку перед Второделом шёл Перводел, то говорилось, что Втородела быть не может без Перводела. Поэтому Перводел самый первый, Втородел второй, а Третьедел последний – всё просто и понятно безо всякой арифметики.

Поскольку демократический порядок в обществе Справедливости и Равенства начинался с Перводела, то без него никакой справедливости и равенства быть не могло. Из чего получалось, что препятствование Перводелу являлось так же препятствованием справедливости и равенству. Всё это от учащихся требовалось понимать.

Наука понимания демократических ценностей, называлась пониматикой. Называлась она так потому, что, как говорила Верховная, все эти вещи очень важно было именно понимать. Понимать обучающихся учили тому, что самым главным является соблюдение Закона, потому, что, только благодаря ему у них есть то, что им выдаётся, и возможность заработать всё остальное дополнительно, а без Закона ничего бы этого не было.

Пониматика учила, что самым правильным делением ста апельсинов на сто обезьян является вариант, где каждому участнику полагается по пять. Потому, что если даже при заложенных пяти штуках каждому достаётся маленький кусочек дольки, то чтобы тогда от них оставалось, если бы было заложено только четыре или вообще три? И когда обучающихся спрашивали, что, по их мнению, получится, если каждому будет по два или по одному, то они даже и не могли представить, что это за маленькие кусочки должны быть, а потому понимающе кивали головами.

Касаемо иных мнений по данному вопросу пониматика учила, что в истории Общества было очень много попыток что-либо изменить, и все они заканчивались только растоптанными апельсинами. И ни одно из них не смогло принести никакого улучшения, несмотря на все обещания и уверения их организаторов. Так что, если кому-то нравится строить свои фантазии, то они могут сочинять их где угодно, только вне серьёзного изучения пониматики. Ибо пониматика – наука серьёзная, которая имеет дело исключительно с фактами.

Из фактов, изучаемых пониматикой, следовало, что существующее Общество – самое справедливое из всех возможных, ибо никому ещё не удавалось построить более справедливого. И если захочет это положение опровергнуть, то он должен привести пример более справедливого общества. Но поскольку примера никакого другого вообще известно пока не было, то, когда обучающихся спрашивали об этом, они опять понимающе кивали головой.

Что касается того, куда же деваются остальные апельсины, то пониматика учила, что это происходит потому, что в обществе существует воровство и мошенничество, с которым никак не удаётся справиться. Ибо до сих пор ещё наука не имеет точного ответа, что они собой представляют, и куда всё может деваться. И в этом ничего странного нет, потому, что в мире есть ещё очень много вещей, на которые она пока не имеет ответа. Однако, если над этим вопросом очень усердно работать, то, наверняка, ответы на них будут найдены. И возможно, именно кому-то из ныне обучающихся как раз и удастся оказаться тем, кто сможет дать ответ на этот вопрос. Но чтобы это могло состояться, нужно очень хорошо учиться, и усердно набираться всех необходимых знаний. А чтобы получить все необходимые знания, нужно хорошо учить пониматику.

По завершению курса пониматики обучаемых заставляли писать сочинения с использованием всех её понятий в поучительной истории, в которой всё должно заканчиваться хорошо, если обезьяны им следовали, и плохо, если не следовали. Самые убедительные сочинения премировались дольками, а самое лучшее – целым апельсином, поэтому сочинения строчили кто во что горазд. Победителем стала барамука, написавшая самое длинное сочинение, в котором было столько страниц, что она даже сама посчитать их не сумела.

Когда не надо было ничего считать, всё понималось очень легко и просто. И в целом учащиеся показали достаточно высокий уровень успеваемости, вопреки заявления Умеющей Считать до Бесконечности, вечно жалующейся на то, что с желанием учиться в обществе проблема. А получив аттестацию, барамуки были в праве считаться умными и знающими всё, что нужно сознательному члену демократического общества. Чем не преминули и воспользоваться, и когда состоялся первый выпуск, они всей гурьбой побежали перед ней хвастаться.

– А ты знаешь, что значит Перводел? – спросили они.

– Нет, – ответила она, – А это что-то важное?

– А ты знаешь, что значит Втородел? – спросили они вместо ответа.

– Нет, – ответила она, – а это что-то ещё более важное, чем Перводел?

– А ты знаешь, что значит Третьедел? – спросили они, будучи распираемыми от гордости.

– Нет, – ответила она, – а это что-то ещё более важное?

– Нихрена ты не умнее нас, так что больше не говори, что мы неграмотные, потому, что неграмотная – это ты! – завопили радостно барамуки и стали строить ей рожи.

– Неужели вас научили считать? – спросила она.

– Нас научили куда более полезным вещам!

– И какие же могут быть более полезные вещи?

– Пониматика! Только тебе этого не понять, потому, что ты её не учила!

– Ну так, вас, я так поняла, научили понимать, всё, что нужно?

– Ка-анешно! – ответили барамуки таким тоном, каким с ними разговаривают умеющие считать до десяти.

– Ну тогда ответьте мне: как называется вид агрессии, когда неразумное большинство позволяет себя одурачить хитрому меньшинству, и идя у него на поводу, силой навязывает его волю тем, кому не имеет права её навязывать?

– Нет, – ответили барамуки, – А зачем нам нужно такое понятие?

– Чтобы было как вас называть! – ответила Умеющая Считать до Бесконечности,.

– А при чём тут это и мы??? – удивились барамуки.

– Разве вы не поставили неучтивость поставили выше моих прав, когда силой навязывали свой демократический закон?

– А это наша свобода – ты не имеешь права лишать нас свободы!

– Свободой вы называете агрессию в отношении чужих прав?

– А ты хочешь, чтобы мы не имели вообще никакой свободы выбора?

– Кто же вас лишает свободы? Вы можете быть вольны выбирать: учиться и голосовать, или не учиться и не голосовать.

– Нет, учиться мы не обязаны, и это надо понимать! А если ты ставишь такие условия, значит, ты хочешь, чтобы ты одна могла голосовать!

– Я хочу, чтобы могли голосовать все, кто способны ответить за свою арифметику.

– А мы, значит, не могли!? У-у-у, всё с тобой понятно! – загалдели барамуки, – Ты ставишь себя выше других! Значит, ты хочешь тирании! Хорошо, что у нас демократия и мы тебе не позволим этого!

С этими словами обезьяны ушли, довольные собой и гордые победой, которую себе записали, а также счастливые тем, что общество научило их побеждать, не заставляя изучать нудные и противные дисциплины. Так знание пониматики стало защищать права барамуков от опасности тирании.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

Страшная космическая ракета, дырявые скафандры и новый робот ARTEM

✔ На этой неделе в мировой космонавтике произошло три важных события, которые напрямую связаны с соперничеством ведущих держав за лидерство в космосе. В настоящее время это соперничеств...

Главный итог 2019 года – Россия сломала МВФ

На этой неделе разрешилась, пожалуй, главная интрига 2019 года – Правительство решилось распечатать «кубышку» резервного фонда и направить средства на внутрироссийские ...

С чего начинается предательство Родины

Мы с детства знаем, с чего начинается Родина. О том, с чего начинается предательство этой самой Родины, мы задумываемся гораздо позже. Но, к сожалению, все чаще...События 2014 года на У...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    83
    Роман Дудин 2 декабря 08:06

    Откуда берётся дерьмо?

    А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего он только станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят через к...
    268

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    254

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    220

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    363

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    390

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    347

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    385

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    399

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    409

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    384

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    970

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2111

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    1953

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2231

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2310

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2176

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2620

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2367

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2891
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика