• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 8. Как в обществе продолжилось обучение

Роман Дудин
Радикальный анархист
8 ноября 21:15 2 2952

После завершения обязательного обучения его можно было добровольно продолжить, поступив на курс дополнительного обучения, где учили считать до тридцати. А после этого на следующий курс, где уже учили считать и дальше. И на каждом курсе шло ещё более углублённое изучение пониматики. Называлось это обучение продолженным.

Поступить на курс продолженного обучения можно было лишь после успешной аттестации в начальном обучении. А дальше после аттестации этого курса. При этом всегда главной считалась оценка по пониматике, в результате чего обезьяны с плохой оценкой по этому предмету к продолжению обучению счёта не допускались. Ибо, как повторяла Верховная, знание – сила, а давать силу политически неграмотным обезьянам опасно для Общества.

Поскольку основной задачей продолженного обучения была подготовка учащихся на ответственные должности, а количество этих должностей было ограниченным, то и количество мест обучаемых оказывалось, соответственно, ограниченным тоже. И брали на них, естественно, на конкурсной основе. Приоритет отдавался, конечно же, тем, кто лучше всех сдавал пониматику. А если какая-то часть обучаемых не справлялась с программой, то она отсеивалась, а на их места добирали новых. Таким образом, соблюдался Закон правового Общества, где, с одной стороны, никого учиться силой не заставляли, а с другой, в обучении никому не отказывалось, ибо право поступать на курсы имели все равное.

Те, кто успешно сдавали первый продолженный курс, могли быть выдвинуты на должность разделюков, а ещё можно было продолжать учиться дальше, чтобы при необходимости быть готовыми занять должность Верховной. Но поскольку таковая была всегда одна, а желающих очень много, отбор здесь был самый строгий.

Чтобы переходить с курса на курс, нужно было каждый раз проходить соответствующий экзамен.

Всё обучение проходило группами по несколько обезьян под чутким руководством специального преподавателя, называемого объяснятелем, который прошёл специальное обучение, чтобы обучать других. Для каждого курса были свои объяснятели, и каждый имел соответствующую его уровню квалификацию. Объяснятели на начальное обучение назначались с одобрения объяснятелей продолженного, а последние с одобрения третьего. Самые ответственные объяснятели назначались с одобрения Верховной. Должность объяснятелей была очень ответственной и престижной, и все они получали очень хорошую зарплату в виде апельсинов и долек, каждая соответственно своему уровню.

Начиналось дополнительное обучение с изучения важнейших положений пониматики, которые должен был знать каждый образованный член правового демократического Общества. Заключались они в понимании, что просто научиться считать до тридцати может любой дурак, а вот научиться считать правильно задача очень трудная, и осуществимая благодаря только институту демократии в правовом обществе Справедливости и Равенства. Умение же считать правильно отличается от умения просто считать тем, что заключается в способности применять имеющиеся математические навыки для сохранения и строительства демократического правопорядка. Умение же считать неправильно может привести к хаосу и беспорядку. Поэтому знания счёту нужно было приобретать очень осторожно и ответственно.

Наука правильного счёта называлась зубристикой. Таким названием она была обязана тому, что обучающим приходилось много зубрить из преподаваемого ей материала. Материал учебника по зубристике выглядел примерно так: «Сначала идёт число 1, а за ним сразу непосредственно следует число 2, ну а после него идёт число 3. Самое последнее число, которое мы изучим в этом курсе, это число 30, а за 25 единиц до него идёт число 5. Оно входит в группу чисел с 5 до 10, которая так же включает в себя числа 8, 9, и в дополнение к этому число 6. Число 7 идёт за 2 единицы перед 9, а 8 следует сразу после 7. Так же число 6 находится за 30 единиц перед числом 36, которое мы будем изучать на следующем курсе, а ещё существует число 7...». И т.д., в таком духе был расписан весь учебник.

Прочитав учебник зубристики, обезьянам почему-то становилось трудно понять, как последовательно посчитать от одного до тридцати, если для понимания проходимых цифр требовалось знание ещё не пройденных. Было непонятно, например, что всё же означает собой за число «5», которое идёт за «25» единиц перед «30», которые тоже непонятно, что собой означают. Однако выглядеть глупее других никто не хотел, а потому, видя, что такие вопросы никто не задаёт, каждая учащаяся на всякий случай тоже решила не спрашивать. И поскольку грызть гранит науки оказалось задачей непростой, обезьяны откладывали учебник, и предпочитали во всём слушать объяснятеля, ни в чём ему не переча. Таким образом, обучаемые научились понимать, что систему надо уважать, и знать, что они ещё – никто, а система – всё, и сами по себе они без неё они ничего собой не представляют.

С грехом пополам, запомнив большую часть того, что говорил объяснятель, можно было получить от него положительную оценку. Бывало, что обучаемые поднимали руки, и задавали вопросы, которые говорили о том, что они ничего не поняли даже после выяснений. Но после того, как за излишнюю непонятливость некоторые стали вылетать с курсов, руки все резко подымать перестали, что говорило том, что все непонятливые благополучно отсеяны, и среди обучаемых остались исключительно сознательные и благонадёжные ученики, составляющие надежду будущего демократического общества.

Продолжать учиться все очень хотели, потому, что, во-первых, учиться – хорошо, а во-вторых, за высокие отметки давали стипендию в размере нескольких апельсиновых долек.

После завершения теоретической части учебника начиналась практическая с решением примеров, которые были приведены в том же учебнике. Примеры зачастую имели не два, а сразу по нескольку оперируемых чисел, и количество их было столь велико, что учебник по зубристике получался очень толстым. А поскольку понимание материала многим давалось не легко, результаты примеров обучаемые предпочитали заучивать. Заучивание занимало столько места в голове обучаемых, что ни на что другое его там практически не оставалось, и называлось зубрёжкой, что заблаговременно было предвидено великой учёной – Верховной, предсказавшей, что обучение – вещь трудная, которая далеко не всем по зубам.

Все разбираемые на практике примеры были абсолютно адекватными и решаемыми, например: 17-14=3. Примеры были и со сложением, и с вычитанием, и с умножением, и даже с делением. Единственные примеры, которые никогда не разбирали на практике, были примеры с использованием числа 5. Впрочем, обычно обучаемые на это внимание не обращали. Поэтому никаких оснований для сомнений в адекватности учебника практически ни у кого не возникало. Из чего следовал вывод, что если что-то где-то не сходится, то в голове у непонятливых, а в учебнике всё всегда сходится. И потому, если у кого-то проблемы, надо работать над собой, чтобы всё сходилось, и поменьше об этом распространяться.

Прочитав учебник по зубристике, многие учащиеся не понимали, каким образом это материал мог бы помочь получению большего количества апельсинов в реальных жизненных ситуациях. Из-за чего желание учиться быстро падало в процессе обучения, превращаясь в нудный утомительный процесс, который хотелось поскорее завершить, и больше никогда к нему не возвращаться. Сверх того, заучить такое количество примеров было под силу не каждому, и многие предпочитали подходить к делу спустя рукава, а потому на контрольных зачастую списывали друг у друга, не вникая в суть задачи. К их великой радости, объяснятели часто смотрели на это сквозь пальцы, ибо правовое Общество было гуманным, а в гуманном обществе к слабостям несознательных его элементов подходили с пониманием.

В результате обучения большинство обучаемых приходило к тому, чтобы сдать кое-как экзамен, получить по аттестации какую-нибудь должность младшего помощника разделюки, и ни на какие продолжающие курсы после этого уже не ходить. А после сдачи экзамена старались особо не высовываться, чтобы не попадаться на своей недоученности.

Многое из заученного материала большинством обучаемых так же быстро забывалось, не будучи применяемым на практике, и потому через некоторое время их знания сводились к тому, какими были до поступления на курс. В итоге они не помнили, что именно было написано в учебнике, но точно помнили, что «там всё написано правильно», ибо не припоминали ни одного случая, когда в каком-то из разбираемых примеров что-то не сходилось.

Помимо проблемы недостаточной усидчивости обучаемых была ещё иногда и противоположная проблема, когда иные обучаемые, наоборот, проявляли излишнее рвение к учёбе, причём направленное подчас в абсолютно ненужную демократическому Обществу сторону. Однажды, одна из обучаемых подняла руку, и с не очень уверенным видом заявила: «…когда-то в истории существовала предшествующая форма общества, которая имела ошибку, когда при делении десяти апельсинов Делящая сразу взяла себе пять. В то, время, как из изученного материала вроде как следует, что должно быть не пять, а меньше…», но тут же была перебита объяснятелем: «Вот из-за таких неучей, которые плохо учили пониматику, наше Общество и находится в опасности!». После этого, как по команде, следовал дружный смех всего курса, потому, как все учили пониматику, и знали, к чему приводят такие мысли. Пристыжённая, выскочка уселась на место, так до конца и не уверенная, правильно ли она посчитала, ибо примера с делением именно десяти на десять в учебнике почему-то не было.

Обычно, более таких прецедентов на курсе не повторялось, ибо, если ещё и были сомневающиеся, то после такого смеха их сомнения быстро рассеивались. Потому, как выглядеть понимающим дело хуже других никому не хотелось, а когда уже посмеялся над чем-то, то думать так, как думал он, уже не хотелось тем более. Непосредственные же виновники веселья, обычно, в обучении долго не задерживались и отчислялись, завалившись на каком-то экзаменационном вопросе, что ещё раз доказывало неправильность склада их ума, которым не место в высших слоях правового Общества.

В результате программы обучения участники Общества становились грамотными, и знали ответы на все вопросы. И те, кто зубрили хорошо, могли без запинки дать точный ответ на любой пример в пределах тридцати и даже больше. И никто из прошедших обучение не говорил, что Закон не правилен математически. Ни те, кто получили по окончании курсов достойные должности, ни те, кто ничего не получили, кроме диплома. Так могли говорить только отсеянные в процессе учения, над которыми все смеялись, называя их недоучками. Ну и самый главный неуч общества – Умеющая Считать до Бесконечности, которая не учила ни зубристику, ни пониматику, и потому считала не так, как было нужно.

Когда первый выпуск дополнительного обучения состоялся, те, кто образцово вызубрили искусство счёта, пошли ставить на место Умеющую Считать до Бесконечности. За ними пошли остальные.

– Мы считаем правильнее тебя! – с гордостью заявили отличницы.

– Ну давай проверим, – ответила Умеющая Считать до бесконечности, – сколько будет тысяча поделить на тысячу?

– Мы такого не учили…

– А что же вы учили? – удивилась Умеющая Считать до Бесконечности.

– Мы учили только счёт, который могут пригодиться в жизни участникам правового общества!

– И что же это за чёт такой?

– Это счёт до ста, но нам хватит и до тридцати!

– Ну сколько будет один поделить на один?

– Один, конечно же!

– А десять на десять?

– Пять!

– А тридцать на тридцать?

– Один!

– Ну и где же здесь последовательность?

– Элементарно – возьми учебник, да посмотри, как там написано!

– Я спрашивала, не в какой последовательности написано в твоём учебнике, а как должно быть в реальности.

– В реальности всё так, как в учебнике, просто это надо понимать!

– Ну вот давай возьмём один камень, и поделим на один, а потом добавим ещё один, поделим на два, а потом с тремя, и так доведём до десяти, и когда поделим их по тем же правилам, что и предыдущие, то посмотрим, правильно ли в твоём учебнике?

– Ты предлагаешь неправильную последовательность!

– А какая же правильная?

– А правильная – сначала проделать это до трёх, а потом учить пониматику и зубристику, и делать всё так, как они учат, а не заниматься доморощенной самодеятельностью!

– И какие вы можете привести доказательства, что вас научили правильно?

– Она позволяет себе сомневаться в авторитетности наших наук! – загалдела толпа, – Она считает, что мы зря столько времени тратили на обучение! Она считает, что столько умов могли ошибаться, создавая все эти науки, и только она не может! Знаешь, что, ты приведи сначала в защиту приведи сначала в защиту своей позиции мнения наших авторитетных учёных, и только потом мы её вообще рассматривать станем!

Под всеобщий галдёж было абсолютно неслышно то, что говорит Умеющая Считать до Бесконечности. А после этого вся толпа направилась отмечать успешное завершение обучения и бесспорную победу над Умеющей Считать до Бесконечности. Самая озорная обернулась, заткнула уши пальцами, и сказав Умеющей Считать до Бесконечности традиционное «Бе-бе-бе!», побежала догонять остальных. Так образованность участников общества в очередной раз помогла отстоять незыблемые демократический ценности.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

Новое пособие по уходу за ребенком от 1,5 до 3 лет. Как государство опять не просило нас рожать

Весь год обсуждается так называемое новое «путинское» пособие, призванное обеспечить поддержку семей, в которых воспитывается ребенок в возрасте от полутора до трех лет. До настоящего в...

Путин - «голубь мира»

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) Алексей Данилов заявил, что Киеву хотелось бы, чтобы российский лидер Владимир Путин выступил на "нормандской встрече...

Слушай, израиль!

Рав Исхак Кадури, сефард - всем вам известный, и почитаемый вами, оставил вам своё завещание и последнее благословение, что ваш истинный машиах - Иисус.Волею Всевышнего, Единого и Единс...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    83
    Роман Дудин 2 декабря 08:06

    Откуда берётся дерьмо?

    А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего он только станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят через к...
    268

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    254

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    220

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    363

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    390

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    347

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    385

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    399

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    409

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    384

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    970

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2111

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    1953

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2231

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2310

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2176

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2620

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2367

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2891
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика