• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

Роман Дудин
Радикальный анархист
11 ноября 17:51 2 2936

Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести.

Честь участника общества должна была стать для него тем, что должно вызывать к нему уважение. А поскольку уважение окружающих для барамук очень важно, они со всей серьёзностью подошли к формированию принципов, должных стать надёжным фундаментом для строительства этой моральной ценности.

Поскольку барамуки были обезьянами простыми, то и принципы чести у них тоже оказались простыми. Никто не может оскорбить достоинство барамука ни делом, ни словом, ни взглядом, ни даже мыслью. Если же кто-то на кого-то косо посмотрит, за это надо спросить. Если же кто-то кому-то состроит рожу, то по этой роже надо стукнуть. Если же кто-то кого-то обзовёт дураком, то его надо стукнуть так, чтобы он больше не посмел этого сделать. Или хотя бы обозвать дураком в ответ. Ну а если кто-то кого-то толкнёт или ударит, то ему надо сразу за это выбить зуб. А поскольку найти самовыражение в обществе Справедливости и Равенства простым барамукам было больше не в чем, они погружались в кодекс чести с головой, и для некоторых это становилось смыслом жизни.

Те, кто были посильнее, блюли этот принцип особенно ревностно, а остальные – по мере возможностей. Те, кто были посильнее, сразу били тех, кто чем-то затронул их честь, а те, кто послабее, придумывали различные варианты мести, или оправдания, почему этого не обязательно.

Бывало, что те, кто не могли побить своего обидчика в честном бою, исподтишка делали ему всякие пакости. Или подначивали сильных побить их обидчика и рассказывали им про него, что тот про них говорил всякие обидные вещи. А ещё те, кто послабее, часто собирались в кучки и ходили целыми компаниями, на которые мало кто решился бы косо посмотреть, и в этих компаниях они чувствовали себя гораздо увереннее. Правда, в самих их компаниях нередко тоже были разборки и междусобойчики, когда оказывалось, что кто-то чем-то задел чью-то честь.

Те, кто были посильнее, не терпели даже намёка на ущемление свой чести. И если кто-то про них что-то сказал обидное, или двусмысленное, или им показалось, что кто-то сказал про них обидное, они тут же спрашивали, что он имел ввиду и какие у него проблемы, и, если не получали устраивающего себя ответа, тут же бросались бить ему рожу за оскорбление из чести. Зато если они кого-то косо смотрели, или говорили про всех, что считают нужным, то это они считали дозволенным, потому, что это было по делу, а что было по делу, а что нет – конечно же им было виднее. Было замечено, что чем меньше барамуки получают апельсинов, тем бдительнее они следят за своей честью.

Одна барамука в обществе была очень сильная. Её сила всегда была на защите её чести и честь её всегда была на высоте. Стоило кому-то косо на неё посмотреть, она сразу спрашивала: «У тебя какие-то проблемы?», и начинала разбирательство, из которого всегда выходила с высоко поднятой головой. Не проходило и дня, чтобы Сильной барамуке по нескольку раз не приходилось отстаивать свою честь.

Однажды Верховная неуважительно высказалась в чей-то адрес:

– У кого нет пятидесяти апельсинов, может идти на хрен!

Поскольку Верховная и барамуки принадлежали к разным классам, слова эти предназначались для разделюк, но Умеющая Считать до Бесконечности специально так подстроила, чтобы Сильная барамука случайно их услышала. И поскольку так уж получилось, что у последней не было пятидесяти апельсинов, то, получалось, что это было адресовано как бы и ей тоже. Принципы чести требовали удовлетворения, и оставить без ответа такую наглость его не могла.

Поскольку высокое положение разделюки не позволяло Сильной барамуке её побить, ей приходилось защищать свою честь другим способом.

– Делить апельсины не умеешь, ещё чего-то вякаешь! – выскочила она и проорала настолько громко, чтобы Верховная могла это услышать, – Да это твоё мнение ничего не стоит!

Поскольку по заведённым обычаям Верхованя с бармуками не общалась, она спросила у разделюк:

– Чья это барамука?

– Моя… – ответила одна из разделюк почему-то очень виноватым голосом.

– Ясно, – сказала Верховная и продолжила свой разговор со своей аудиторией.

Поскольку другой реакции от неё больше не последовало, инцидент на этом закончился, и Сильная барамука пошла восвояси, гордая своей победой. Ещё бы ей не быть гордой – ведь она смогла уделать своего оппонента так, что та даже и не нашлась, что ответить! Честь было восстановлена и в очередной раз барамука смогла за неё постоять. Однако при следующем делении апельсинов стоящая над ней разделюка была лишена каких-то льгот и поблажек, и потому её десяток тоже получил меньше обычного. Все ходили злые и искали, на ком бы сорвать злобу. Злой была и Сильная барамука, а потому регулярно кого-то задирала и дралась со всеми подряд. И однажды она нарвалась на целую компанию барамук, совладать с которой ей оказалось не так просто. Сначала ей удалось врезать нескольким из них, прежде, чем они сумели выработать правильную тактику, но потом они навалились на неё целой кучей, и им удалось её повалить. Уложив Сильную барамуку на землю, они уткнули её мордой в грязь, и сев на неё всей кучей, калашматили её кулаками почём ни попадя. И несмотря на то, что та барамука была очень сильная, справиться с такой кодлой не удавалось даже ей, и её положение оказалось весьма незавидным. Однако со временем её противники теряли бдительность и постепенно ослабляли хватку. Сделав вид, что она совсем не в состоянии сопротивляться, Сильная барамука выжидала момента, когда можно будет сбросить своих противников.

Упоённые победой, противники Сильной барамуки всё больше входили в раж от того, что они сидят на ней по очереди всё меньшим числом, а она всё равно не может ничего поделать, а сильная барамука продолжала делать вид, что не в силах пошевелиться, для большей убедительности посильнее утыкаясь мордой в грязь. И вдруг в один момент, когда сидящие на ней менялись местами, она неожиданно вскочила и начала раздавать тумаки направо и налево. Не сумев организованно дать отпор, её противники бросились врассыпную, а она гналась за ними, пиная тех, кого успевала достать.

Оставив поле боя за собой, она стала собирать лежащие на нём зубы и проверять, какие из них были её собственными, а какие противников. Поскольку арифметика была не самой её сильной стороной, то она не стала считать, а просто взяла на одну ладонь свои, а на другую чужие, навскидку стала взвешивать, какая горка весит тяжелее. Убедившись, что противники потеряли не меньше, она сделала заключение, что держалась достаточно достойно, и что честь её большей частью всё же удалось отстоять. Относительно удовлетворённая победой, пошла вставлять себе новые зубы. И тут ей встретилась Умеющая Считать до Бесконечности.

– А тебе не кажется странным, – спросила она, – что ты половины зубов недосчиталась именно после того, как сказала Верхвоной, что её мнение ничего не стоит?

– Все, кто выбили мне хоть один зуб – получили по полной! – ответила Сильная барамука.

– Ну а что же тогда не получила Верхвоная, по воле которой тебе выбили все те зубы?

– Я не понимаю, о чём ты говоришь, и мне не интересно на эту тему думать!

– Что же у тебя получается – если чей-то косой взгляд заденет твою честь, то это нельзя оставлять без ответа, а если чья-то воля оставит тебя без половины зубов, то это можно просто так оставить?

– Ты что это, хочешь сказать, что моя честь – отстой?! – спросила сильная барамука и грозно попёрла на Умеющую Считать до Бесконечности.

– Я хочу сказать, что если сто поделить на сто будет пять, то твоя честь самая высокая в мире!

– Так бы сразу! – сказала сильная барамука, и довольная пошла обратно.

Так достойные участники правового общества отстаивали свою честь.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

Либералке Соболь грозит вечная жизнь в России

Несанкционированные митинги этим летом в столице ощутимо ударили по кошелькам сотрудников т.н. Фонда борьбы с коррупцией (признан иностранным агентом) и их соратников. И ...

Провал проекта "Украина" в устах рукопожатных.

Как ни странно прозвучит, но факт остаётся фактом: даже в стане упёртых либералов есть мозги, хотя и в крайне ограниченной дозе.К примеру, сложно отказать в наличии извилин у Познера. В...

«Тягач будущего»: в РФ представили новейший KAMAZ Continent
  • yazzz
  • Сегодня 14:09
  • Промо

Вчера, 13 декабря, Камский автозавод в честь своего полувекового юбилея представил первый образец перспективного тягача под названием KAMAZ Continent, который уже ставят в один ряд с лу...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Откуда берётся дерьмо

    /доработанная версия/ Вступление А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего оно станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки...
    701

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    145

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    364

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    287

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    428

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    446

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    405

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    442

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    446

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    463

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    445

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    1031

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2179

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    2008

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2286

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2364

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2243

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2680

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2419

    Глава 12. Как в обществе крепла мораль

    Поскольку официальная его идеология общества Равенства и Справедливости провозглашала честность и доброту, все его участники должны были быть ярким примером этих качеств. И таковыми они и были, независимо от того, оставались ли они простыми барамуками, или становились кем-то повыше. Мораль в каждой участнице общества была столь сильна, что она готова бы...
    2836
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика