• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 14. Как общество процветало

Роман Дудин
Радикальный анархист
12 ноября 14:28 0 2386

Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом.

У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (если их засушить). Правда, со временем они теряли запах, но эта проблема достаточно эффективно решалась запиранием их в банку с крышкой, запах внутри которой накапливался и сохранялся, и мог быть использован очень экономно. Таким образом, при грамотном подходе, из корок можно было извлечь достаточно большое количество аромата для ублажения своего обоняния. Ещё запах был востребован для понта – если от обезьяны пахло апельсинами, это как бы указывало на то, что у неё водится много апельсинов, а последнее как бы говорило о том, что она ловкая и умная.

Более всего ценились, конечно, свежие корки, дающие возможность наслаждаться запахом апельсина непосредственно. Такие корки менялись на засохшие по очень выгодному курсу, не смотря на неминуемую усушку впоследствии. И поскольку засушенные так засушенными и останутся, а свежие будут свежими только сейчас, то обезьяны готовы были отдать большое количество засушенных корок, чтобы получить одну свежую.

Со временем собирание корок вошло в моду: если у обезьяны было много корок, это как бы говорило о том, что она съела много апельсинов, а последнее тоже как бы указывало на её влиятельность. Был ещё интерес выкладывать из корок различные мозаики. Правда, для этого их часто приходилось общипывать до нужной формы, что убавляло их потенциальную стоимость, поэтому позволить себе заниматься таким искусством могли лишь зажиточные барамуки.

Ещё был спортивный интерес коллекционировать корки, причём более всего ценились наибольшие из них по размеру, ибо это указывало на то, что снимающий корку держал в руках целый апельсин, а не маленький кусочек. В связи с чем было актуально мастерство снимания с апельсина корки, не разрывая её части. Только вот полноценно раскрыть свои способности в этом мастерам этого искусства было трудно, т.к., целый апельсин в руки им попадался не часто. Высшие же классы, имеющие целые апельсины в избытки, ничего не понимали в искусстве, и заниматься этим почему-то не хотели. Допускать же простых обезьян к чистке своих апельсинов они тоже не спешили, т.к. это чревато было воровством долек. И в связи с этим была ещё мода у коллекционеров собирать все части, когда-то принадлежащие одному апельсину. Такие коллекции особо ценились, а хозяева их отличались особой аккуратностью, и держали корки очень осторожно, когда показывали их другу и обменивались.

В силу востребованности корок они стали второй валютой в обществе наряду с апельсинами. Единственным их отличием от последних было то, что ходили они исключительно в среде барамуков, и купить на них можно было лишь то, что можно было взять с последних. Но поскольку барамуки были самым многочисленным контингентом общества, распространение корки получили самое большое.

По мере вхождения в обиход корковой торговли появились разные виды мошенничества, от банального воровства, до всевозможного вида надувательств.

Одним из популярных видов надувательства был трюк, когда размоченные водой старые корки выдавались за новые. Были разработаны даже специальные технологии, чтобы на время придать им наиболее похожий на новые корки вид. Другим видом мошенничества было собирание корок от разных апельсинов, которые общипывались до такой формы, при которой выдавались за корки одного апельсина, и в таком виде сбывались неопытным коллекционерам по цене оригинальных. Самым же интересным видом мошенничества оказалось собирание корок, принадлежащих одному апельсину, с восстановлением прежней его формы (и заполнением чем попало внутренности), с последующим вымениванием его на что-то, как как целого апельсина. Тема таких афёр была столь интересна барамукам, что про них сочинялись даже целые истории, которые пересказывались из уст в уста по многу раз.

Обманутые один раз обезьяны, конечно, быстро учились, но всё равно находились всё новые и новые простаки, которые попадали на эту уловку. При этом со стороны властей постоянно звучали призывы прекратить мошенничество, однако занимающиеся им барамуки к ним не прислушивались и продолжали свою деятельность.

В качестве оправдания себе мошенники приводили довод, что их самих обманывают. И, хоть им сто раз объясняли, что всё в обществе делается в соответствии с Законом, и они никак не могли вразумительно сформулировать состав своих претензий, они всё равно продолжали быть убеждёнными, в том, что общество перед ними виновато, и что они должны за это отыграться. Но поскольку отыграться на высокопоставленных лицах у них возможности не было, они отыгрывались на тех, не ком была возможность. И сколько раз с ними не проводили воспитательные беседы, они всё равно продолжали придумывать новые трюки для обмана новых лохов.

Чтобы огородить народ от вышеописанных проблем, Верховная разработала закон о торговле корками. За мошенничество с корками предусматривались различные штрафы в виде тех же корок, а также долек, мер наказания в виде битья, и даже сроков, на которые виновные лишались права участвовать в делении апельсинов. Этот закон соблюдался очень чётко, и даже мелкие нарушения разбирались с особой щепетильностью. Ибо правовое общество на то и правовое, чтобы права участников в нём соблюдались неукоснительно. И закон этот никаких поблажек не давал не только ни одному барамуку, но и даже разделюкам и самой Верховной, правда теоретически, т.к. высшие классы корки не воровали и прецедентов привлечения их к ответственности за это быть не могло. Что ещё раз, кстати, доказывало высоту морали и правосознания общества, где высшие классы демонстрируют свою безукоризненную честность.

Строже всего закон подходил к воровству долек: за него полагался вполне серьёзный мордобой. Но поскольку разделюки обычно большим числом делили между собой одну дольку, то украсть целую дольку у барамука было невозможно по причине её отсутствия. Поэтому этот закон в основном относился в защите собственности более привилегированных классов. Но даже среди разделюков это положение встречало полное согласие и понимание: ведь перед законом все равны, а за большее преступление ответственность должна быть выше, разве это не справедливо?

После введения закона о корках размах преступлений в области корконадувательства заметно поубавился, и у многих поотпал резон ими заниматься. За что все честные корочники были благодарны властям, и по этому случаю стали меньше на них возмущаться.

Расцвет корковой индустрии снова пошёл в гору, и барамуки погрузились в мир корковых увлечений. Корки так полюбились барамукам, что многие из них стали придумывать им разные ласкательные названия. Корки, коры, корочки, корушечки, корушенечки, корешочки, и ещё много разных других названий вместил великий и могучий демократический язык.

Однажды набравшие много корок барамуки спросили у Умеющей Считать:

– А если ты такая умная, то где же твои корешки?

– Мои, простите, что? Я не понимаю … – ответила она.

– Ничего ты не смыслишь в этой жизни! – усмехнулись они, – Корешки – это корки. Корочки, коры, корешочки – понимаешь?

– Понимаю, сказала она, только зачем потребовалось придумывать новое слово для обозначения того же самого? – спросила Умеющая Считать.

– Ничего ты не смыслишь в этой жизни, – ответили ей, – корками корки только лохи называют. А продвинутые обезьяны называют их корешками!

– Ну что ж, буду знать, – ответила с усмешкой Умеющая Считать, а потом добавила: – Так если вы такие продвинутые, то где же ваши апельсины?

На это барамуки ничего не ответили, и разговор закончился. Однако, в следующий раз они снова наши повод спросить Умеющую Считать до Бесконечности:

– А если ты такая умная, то где же твои листики?

– Мои, простите, что?

– Вот ты ископаемое! – ответили ей, – Все продвинутые обезьяны знают, что такое листики!

– А я-то думала, что для того, чтобы быть продвинутой обезьяной, достаточно знать, что такое корешки… –

ответила она ироничным тоном.

– Да ты не догоняешь! – ответили ей, – Листики – это корочки!

– А чем же вас не устроило слово «корешки», которое так выгодно отличало от лохов продвинутых обезьян? – спросила она.

– Да ты реально не вдупляешь! – засмеялись они, – Корешками корки называют только дешёвые понтовщики, которые только пытаются косить под продвинутых, а реально крутые барамуки называют корки только листиками. Запомни это!

– Хорошо, буду знать, – засмеялась Умеющая Считать до Бесконечности, и пошла по своим делам.

В последующие же разы Умеющая Считать до бесконечности так же ознакомилась с новыми понятиями: лепестки, скорлупки, семки, феньки жмяньки, шелушки и верхушечки, и каждый раз оказывалось, что всех предшествующих слов не хватало для выражения всех тонкостей понимания дела употреблящими новое слово. И когда она устала запоминать всё то, что вмещает в себя могучая барамучья голова, она воскликнула:

– Сколько же в вас креативной энергии, которая плачет по нужному делу!

– А какое ещё нужное дело-то может быть? – с удивлением спросили её.

– Самое нужное дело – это обозначить понятия тех приёмов, посредством которых вас обворовывают! – ответила она.

– А кто нас обворовывает? – спросили барамуки – все наши верхушечки при нас! А если кто посмеет их украсть, то наш Закон надёжно защищает от воров нашу собственность!

– Ваш закон защищает не вашу собственность от воров, а собственность ваших воров от вас! – ответила Умеющая Считать до Бесконечности.

– О каких ворах ты говоришь? Разве ты не знаешь, что в нашем Обществе уже давно беспрепятственно воровать нельзя! Ты реально отстала от жизни.

– Беспрепятственно воровать нельзя вам, а Верховной можно, и она ворует у вас горы апельсинов с самого момента основания вашего закона!

– Пфрррррр! – Сделали языком барамуки, – Как может Верховная воровать апельсины, если она такая честная, что даже курку ни у кого не украла??? Ты несёшь такую чушь, которую ни одна обезьяна в здравом уме слушать не станет!

Тут барамуки начали галдеть, строить рожи Умеющей Считать до Бесконечности, затыкать уши пальцами, говорить «Бе-бе-бе!», и поворачиваться задом, демонстрируя своё отношение к тому, что она говорит. Так все ещё раз убедились, что понятие Закон и справедливость – неотделимы, а Умеющая Считать несёт какую-то чушь не от мира сего.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

Главный итог 2019 года – Россия сломала МВФ

На этой неделе разрешилась, пожалуй, главная интрига 2019 года – Правительство решилось распечатать «кубышку» резервного фонда и направить средства на внутрироссийские ...

Будущий глобальный мир на примере поражения России от WADA

Как уже говорилось ранее, противник нашел у России одно уязвимое место и теперь будет долбить по нему, сколько хватит сил. Причем без ядерных ракет, десантов иностранной морской пехоты ...

ВАДА. Кому оно надо?

В связи с очередной подлостью от ВАДА в русском народном народе зреет справедливое возмущение. Вот только некоторые нечистоплотные граждане (возможно, работающие на одних с ВАДА хозяев) пытаются ...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    108
    Роман Дудин 2 декабря 08:06

    Откуда берётся дерьмо?

    А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего он только станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят через к...
    280

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    306

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    239

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    376

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    403

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    365

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    402

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    416

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    421

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    401

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    987

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2127

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    1966

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2247

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2324

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2195

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2637

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2903

    Глава 12. Как в обществе крепла мораль

    Поскольку официальная его идеология общества Равенства и Справедливости провозглашала честность и доброту, все его участники должны были быть ярким примером этих качеств. И таковыми они и были, независимо от того, оставались ли они простыми барамуками, или становились кем-то повыше. Мораль в каждой участнице общества была столь сильна, что она готова бы...
    2787
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика