Конфликт Армении и Азербайджана

Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

2 2734

С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди барамук появился культ восхваления личности Верховной, что стало неотъемлемой часть демократической культуры, ибо в демократическом обществе общественности свойственно разбиваться на полярные идеологии.

Больше всего выступали в защиту Верховной те, кто предпочитали не воровать, а довольствоваться полагающимися им по Закону кусочками, и тяжёлым трудом зарабатывать остальное. Что, собственно, и получалось их первым доводом в защиту Верховной: против неё только ворьё, а честные барамуки всегда за неё. Помимо этого, она была у них единственной, кто умеет наводить порядок, она самая умная, и знает, как поделить апельсины так, чтобы каждому досталось столько, сколько он заслуживает. А ещё Верховная постоянно заботится о народе – кто, как не она, постоянно думает, чтобы у её народа была справедливость и равенство! А все остальные только и говорят о том, что пытаются что-то изменить, но на деле что-то менять получается только у неё. А какая она честная: все вокруг воровали, кто сколько может, только она одна не воровала! И ловила всех воров неустанно, чтобы в обществе был закон и порядок.

Из собственности в плане корок за Верховной числилось только несколько маленьких корочек, подаренных ей самыми преданными фанатами. И эти корочки лежали в её коллекции, которая была открыта для обозрения всем желающим, чтобы никто не мог говорить, что она ворует. Все же апельсины в её контейнере есть достояние общества, которое она сама не ест, а придумывает, кому и за что отдать ради стабильного и благополучного его процветания.

Особенно важным аргументом поклонников Верховной был факт, что у Верховной очень мало корок. Ведь если она злоупотребляла своей властью, то что же она не наворовала их целую кучу? А тот факт, что она з ними не гналась, говорил барамукам о том, что оно о себе вовсе не думала, а вся её заботы была только о народе, для которого она жила, неустанно поддерживая порядок, справедливость и равенство. Этот довод барамуки не переставали неустанно повторять в спорах с оппонентами. И приводя его, они заявляли, что если оппонент после этого не признает, что она – образец честности и порядочности, то говорить с ним не о чем. И если оппонент этого не делал, то затыкали уши пальцами и отворачивались от него. И барамукам было непонятно, почему на некоторых, вроде Умеющей Считать до Бесконечности, он не оказывает нужного действия.

Все высказывания Верховной у её почитателей расходились на цитаты, которые они постоянно повторяли, что сразу делало их умнее любого оппонента в споре – ведь, по их мнению, никто не мог быть умнее самой Верховной! И здесь им так же было не понятно, почему этого не хотят понимать их оппоненты.

Популяризация образа Верховной со временем начала становиться престижной, а самые креативные популяризаторы получали от неё разные поощрения в рамках её мудрой раздачи достояния общества. Что ещё более увеличивало популярность Верховной в кругах её почитателей и самих почитателей в глазах друг друга, и только в глазах Умеющей Считать до Бесконечности ничья популярность не увеличивалась. А слово «популяризация» она и выговорить правильно не могла, говоря «популизация».

У сторонников Верховной была одна отличительная черта: они очень любили жаловаться. Жаловались на серьёзные нарушения, на несерьёзные, на нанесённые им обиды, на нанесённый другим обиды, на нарушение порядка, и даже друг на друга зачастую бегали жаловаться. Чем они и отличались от оппозиционеров, которые если и сдавали воров, в том числе своих подельников, то всегда делали это скрытно и просили тех, кому сдавали, их самих по этому вопросу никому не сдавать. Сторонники же Верховной всегда шли в открытую и докладывали о том, кто и что незаконного совершил, не только не стесняясь, а даже зачастую и гордясь этим, считая сиё действие проявлением сознательности и ответственности. Потому, что в общей своей массе они были наиболее законопослушные, а честной обезьяне, говорили они, нечего стыдиться своей инициативы по борьбе со всякими вредителями.

Поскольку приверженцы Верховной очень не любили всяких оппозиционеров, то с особым рвением всегда были готовы броситься в спор с ними, доказывая, какие те идиоты. Больше всего их возмущали фразы «Верховная не умеет считать!», «Дайте мне власть, я сам распределю!», и «Отберите все апельсины у Верховной, и дайте мне на распределение!». При этом, чем больше апельсинов такие репликанты обещали каждому в своих законопроектах, тем сильнее озлобляли сторонников Верховной, ибо, чем выше они называли конечные цифры, тем умнее неё себя пытались выставить.

Сами же оппозиционеры излагали свою позицию, кто во что горазд. Одни объявляли причиной всех бед воровство, а другие обман уполномоченных лиц, и все обещали покончить с этим со всем, как только их изберут Верховными. И одни заявляли, что при существующем Законе простые участники Общества должны получать, как минимум, вдвое больше того, что они сейчас получают. Другие, что втрое, третьи, что впятеро и вдесятеро, а некоторые просто заявляли, что каждый должен получать по пять реальных апельсинов. А один оппозиционер даже заявлял, что если его изберут Верховным, то он не только даст всем по пять штук, но и вернёт всё то, что они недополучали за всё это время. И все они наперебой соревновались, кто громче всех кричит свои претензии в адрес действующей власти и обещания в случае своего избрания.

Единственной, кто не орала, была Умеющая Считать до Бесконечности. Впрочем, она и не относила себя к оппозиционерам, и постоянно говорила, что не имеет с ними ничего общего. Свою же позицию она всегда излагала, не повышая голоса, и всегда выслушивала оппонента, не перебивая. И потому однажды, одна из популизаторок Верховной, устав от крика, решила вести спор не с другими оппозиционерами, а именно с ней.

Не слушая, что говорит Умеющая Считать, популизаторка сразу стала объяснять ей, что Верховная всё делает правильно.

– Признавай, что Верховная супер, Верхованя пупер, Верховная умнее всех!

– Ну тебя-то поумнее, конечно, – ответила Умеющая Считать до Бесконечности, – Да только ум у неё на один только обман и способен работать.

– Сразу видно, что ты ничего не способна понимать!

– А что понимать-то надо? – ироничным тоном спросила Умеющая Считать до Бесконечности.

– Ты не понимаешь, какая великая статистка поимки воров благодаря Закону и Верховной, и что если бы не она, сейчас все бы они продолжали воровать?

– А где доказательства, что это воровство вообще было бы, если бы не ваш закон и не верховная, культивирующие в вас невменяемость и злобу?

– Ты не понимаешь, что все заработки апельсинов у нас только благодаря порядку и закону, а если бы не было Верховной, то был бы один хаос и безработица?

– А ты не понимаешь, что если бы не было вашей Верховной с её законами, то и работать за апельсины вам бы было не нужно?

– Ты не понимаешь, что если бы не Верховная и Закон, то у нас не было бы демократических прав и свобод?

– Все ваши права – это «бе-бе-бе!», а свободы – это «му!»

– Ну если после таких доводов ты не понимаешь, что Верховная супер-пупер, то с тобой говорить вообще не о чем!

– Буду рада закончить диалог.

– Нет, так просто ты не отделаешься! Признавай, что Верховная супер-пупер!

– А ты ответила на те возражения, которые я тебе привела?

– А что ты привела? Я ничего вразумительного не услышала. И я даже не поняла, на что там отвечать!

– И что, всякий раз, когда кто-то чего-то недопонимает, это освобождает его от ответа?

– Нет, это не тот случай, и я точно знаю!

– Ну тогда я точно знаю, что это тот самый случай.

– Дрянь, дрянь, дрянь! – в приступе злобы кричала популизаторка, но поскольку это не дало эффекта, то она остыла и продолжила:

– Верховная супер-пупер, потому, что она правильнее всех считает!

– Как может лучше всех считать тот, кто при делении ста на сто ошибается в пять раз?

– Заткнись, ты несёшь бред! – закричала популизаторка, – Верховной виднее твоего, сколько будет поделить тысячу!

– На практике проверим?

– А зачем проверять, когда это и так ясно?

– Кому ясно? Не умеющим считать, и не хотящим ничего проверять?

– То, что сто поделить на сто будет пять, это все знают – ты вон у любого спроси!

– Вот тогда иди к тем, кому ясно, всем и требуй признаний у них, а не у меня.

– Нет ты тоже должна признать то, что Верховная супер-пупер!

– Пока не докажешь, не признаю!

– Ты оскорбляешь нас своим неуважением к нашему Закону и Верховной!

– А ты меня не просто оскорбляешь, а ты меня ещё и грабишь своим демократическим законом под предводительством твоей верховной!

– Ну всё, этого я не потерплю! – закричала популизаторка и побежала жаловаться Верховной.

В скором времени Верховная собрала вокруг себя наиболее активных и ответственных членов Общества, и произнесла речь, которая в последствии оказалась имеющей для общества Справедливости и Равенства историческое значение:

– В нашем Обществе есть элементы, которые угрожают его стабильному существованию. И они говорят и планируют весьма опасные и противоречащие Закону вещи. Если им позволять делать то, что они задумали, будет очень большая драка и воровство, и общество погрузится в пучину хаоса и неразберихи. Всё это мы уже проходили и знаем из опыта истории. И поэтому мы имеем право предпринимать меры, которые защитят наш демократический порядок. И чтобы не позволить случиться страшному, нам нужно создать комитет по защите нашего демократического порядка. Кто хочет стать добровольцем в этой почётной и ответственной миссии?

На призыв Верховной откликнулись много добровольцев, из которых ей были выбраны наиболее походящие для этой миссии кадры. Так была учреждена Служба Демократической Безопасности, в которую вошли несколько наиболее крепких барамук и обученных считать до тридцати обезьян, а Верховная по совместительству заняла должность главы этой организации.

Собрав весь кадровый состав, Верховная стала проводить совещание по планированию насущных вопросов. Совещание было секретным, ибо общество было в опасности, а находящееся в опасности общество должно засекречивать от врагов свои планы.

– Как вы знаете, – сказала она, – перед нами стоит очень сложная и ответственная работа по избавлению нашего общества от угрозы беспорядка. Ваша задача выявить опасные элементы и избавить Общество от распространяемой ими вредоносной ереси. При этом вы не должны нарушать права и свободы других членов нашего Общества, потому, что Общество у нас демократическое, и каждый имеет право выражать своё мнение. Вы должны быть очень сознательными и бдительными, чтобы заставить молчать только тех, чьи речи действительно несут опасность для нашего порядка. А как не спутать их с другими, вы получите инструкции от своих старших.

Барамуки сосредоточенно молчали и многозначительно кивали головами. После этого Верховная попросила всех барамук выйти и оставить её со старшими сотрудниками наедине для проведения сверхсекретного совещания.

– Как вы понимаете, – сказала она им, – В арифметике нашего общества имеются некоторые моменты, о которых простые барамуки не знают. Тем не менее это незнание является необходимым для удержания нашего порядка. Поэтому если потребуется использовать эти моменты для этой цели, это следует делать без малейших колебаний. Но младшим сотрудникам знать об этом не надо, ибо незнание недостаточно подготовленных элементов общества является гарантом стабильно существования Справедливости и Равенства!

Слушатели Верховной молча покивали головами, и Верховная поведала им свой план по защите демократии от грозящей ему опасности. Так была проведена подготовка кадров Службы Демократической Безопасности, после чего бойцы невидимого фронта стали готовы к несению своей ответственной службы.

Одновременно с учреждением Службы Демократической Безопасности вышел указ Верховной, что оппозиция должна быть зарегистрирована, а незарегистрированные оппозиционеры объявляются вне Закона. Чтобы пройти регистрацию нужно было предъявить аттестат о сдаче предмета пониматики. А поскольку Умеющая Считать до Бесконечности на курсы пониматики не ходила, в регистрации ей отказали. Ибо, как ей объяснили, порядок в обществе – вещь очень важная, и чтобы его поддерживать, можно разрешать говорить не какие угодно призывы, а только те, которые проверены институтами образования. А после того, как все необходимые меры были приняты, сотрудники Службы Демократической Безопасности начали свою работу по проверке надёжности существующего порядка.

Оперативно оценив обстановку, Служба Демократической Безопасности насчитала нескольких оппозиционеров, которые кричали о том, что как только они получат власть, каждому дадут по два реальных апельсина. Ещё были насчитаны несколько, которые говорили о трёх, ещё чуть меньше о пяти, ещё кто-то даже о десяти. И только одна Умеющая Считать говорила, что каждому должно достаться всего по одному апельсину. Отведя её в сторонку, сотрудники службы потребовали у неё показать регистрацию, а когда регистрации не оказалось, отлупили её по голове так, что она на время потеряла память.

Большинство окружающих этому инциденту особого внимания не придало, так как шума больше исходило от криков оппозиционеров, продолжающих свою ораторскую деятельность. Но на лице некоторых заметивших всё же промелькнуло лёгкое удивление: неужели из всех оппозиционеров главную угрозу обществу именно Умеющая Считать до Бесконечности? Почему Служба Демократической Безопасности решила заставить замолчать именно ту, кто требовала апельсинов меньше, чем другие оппозиционеры? Ведь, очевидно, что наиболее опасные революционеры – это те, кто больше всех обещают.

– Может быть, это была всё же ошибка? – спросила барамука, которой больше всех надо, –- может, надо было начинать в первую очередь тех, кто громче всех обзывали Верховную? Не слишком ли лояльно относится к оппозиции Служба Демократической Безопасности?

Сотрудники Службы Демократической Безопасности повернулись к ней и с серьёзным видом произнесли:

– Демократическая Безопасность ошибок не делает!

Сотрудники и пошли дальше, а барамука с понимающим видом молчала и смотрела им вслед. Когда же Умеющая Считать без памяти ходила и спрашивала, что с ней случилось, то одни отвечали, что не знают, а другие объясняли, что её побили за то, что она распространяла вредоносное учение. Но на вопрос, в чём же заключалась вредоносность её учения, они говорили, что в точности не помнят, но точно знают, что оно было неправильным. И только барамука, которой больше всех надо, оказалась в курсе всего:

– Ты занималась враждебной демократии пропагандой – так говорит Верховная, а она самая умная и всё знает правильно. А это не имело ничего общего с демократическим правом высказывать своё мнение. Если хочешь свободно высказывать своё мнение – иди в оппозицию, и веди свою деятельность законно. А подрывать устои нашего общества мы не позволим!

Когда же к Умеющей Считать вернулась память, она перестала излагать своё учение всем подряд, из чего все сделали вывод, что она осознала свою неправоту и исправилась. И поскольку никаких серьёзных беспорядков так и не возникло, все со временем склонились к выводу, что Службе Общественной Безопасности было виднее, как защищать порядок. Так в обществе Справедливости и Равенства на защите демократического порядка встала Служба Демократической Безопасности, а фраза «Демократическая Безопасность ошибок не делает» стала крылатой.

Продолжение следует...

Шойгу рассердился: Армия уносит ноги из Карабаха.

Похоже, в долгой истории русско-турецких войн родился новый мем: слово Шойгу. Слова Шойгу хватило, чтобы Турция пошла на попятную, сказано было давеча в новости Царьграда, и это сильно напоминает то, ...

Путин сделал то, что мало кому удаётся.

Уж очень человек ненавидел Путина (аж слюной брызгал), говорил, что он ничего для страны не сделал, а вот Грудинин молодец. Как известно действие рождает противодействие (даже если сам ...

Успешный, показательный притон

Приготовьтесь, сейчас буду клеветать на успешный успех незалежной постмайданной Украины. Перемог столько, что даже не знаю, с чего начать… А начнём мы, пожалуй, с проституции. Украина зан...

Обсудить
    • delio
    • 15 ноября 2019 г. 18:41
    Эта часть лучшая из всех опубликованных. Но и без предыдущих не обойтись для знания контекста. Очень понравилось.