• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

Роман Дудин
Радикальный анархист
16 ноября 18:46 4 980

Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию.

Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:

– Да что же ты там такого всё пишешь-то?

– Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ровно сто обезьян и всегда ровно сто апельсинов на всех? Почему, если одна обезьяна это общество покидает, то добавляется новая, и количество участников всегда остаётся сто – не больше, не меньше? Откуда появляются апельсины, и почему их всегда ровно столько, сколько всего обезьян? И почему обезьяны всегда так подобраны, что на каждый десяток одна умеет считать в десять раз больше, чем остальные?

– Ну и почему?

– Так вот у меня есть теория, что это всё не случайно, и это такой эксперимент, который проводят над нами какие-то высшие существа, которых мы не видим, а они нас видят, и зачем-то следят за нашими действиями.

– Ну и как это проверить? – спросили барамуки.

– Ну доказательств у меня нет, но есть расчёты, сделанные на основе этой статистике. И знаете, какова, согласно им, вероятность того, что это именно так?

– Не-не-не-не-не-не-не! – закачали головами барамуки, – не надо никаких расчётов! Нам этого не интересно. Ты лучше бы теорию сочинила, где лишний апельсин раздобыть, а это всё никому не нужно!

– Чем же вам не понравилась моя теория? – спросила Умеющая Считать до Бесконечности.

– Нам не нужны никакие гипотезы, нам нужно достоверное чёткое знание! – ответила одна барамука, и все с умным видом закивали головами.

После этих слов барамуки отправились восвояси, чтобы дальше сидеть и скучать, однако скучать им не пришлось. По пути назад им встретилась обезьяна, которая сообщила им, что она – Мессия, и что она прислана к ним, чтобы спасти их души от апельсинового голодания.

Обезьяны обступили её кругом и стали внимательно слушать, что она скажет.

– Моя миссия сообщить вам, – поведала она, – Что существование в этом обществе является испытанием, и каждый из покидающих это общество потом попадает в другое, где ему будет вечный пир за столом с бесконечно пополняющимися апельсиновыми блюдами, и есть он их будет столько, сколько захочет. Но попасть в то общество могут только те из покидающих это, кто поверят в Великого Апельсинового Духа и будут следовать его заповедям.

– А это точно правда? – спросила одна самая бдительная барамука.

Мессия задрала глаза к небу, и сказала:

– Я точно знаю!

– О-о-о! – сказали барамуки, – вот это свой человек! Вот тут чувствуется, что она говорит правду. Не то, что эта с её путанными расчётами! А какие эти заповеди?

Мессия передала участникам общества заповеди Великого Апельсинового Духа. Их оказалось ровно десять:

1. Не отними апельсина у ближнего своего.

2. Не укради апельсина у ближнего своего.

3. Не обмани на апельсин ближнего своего.

4. Не соучаствуй отжиманию апельсина у ближнего своего.

5. Не возжелай апельсина у ближнего своего.

6. Не растопчи апельсина в суете драки.

7. Воздержись от искушения скушать лишний апельсин.

8. По субботам не ешь апельсина.

9. Чти Великого Апельсинового Духа и совершай обряд поклонения ему пять раз в день.

10. Если же нарушил одну из заповедей, то покайся Великому Апельсиновому Духу, и отдавай одну десятую твоих апельсинов служителям его, и тебе всё будет прощено.

– Вот это совсем другое дело! – воскликнули обезьяны, – и никаких ненужных вычислений вероятности! Чти простые заповеди и терпи все здешние невзгоды, и вечный пир тебе гарантирован! Да здравствует Мессия! Она наполнила нашу жизнь смыслом! Даже вспоминать не хочется, как же мы раньше без этого жили!

Так в обществе Справедливости и Равенства появился культ почитания Великого Апельсинового Духа, а Мессия стала по совместительству исполнять роль служителя его обрядов. Было создано изваяние Великого Апельсинового Духа в виде большого позолоченного шара, изображающего апельсин. А перед ним был построен алтарь для совершения жертвоприношений, в который исповедующие веру в Великого Апельсинового Духа клали свои пожертвования. Всякий верящий в Великого Апельсинового Духа должен был стукаться лбом об его изваяние пять раз в день, и повторять «О Великий Апельсиновый Дух, прости меня за все грехи!».

Совершая жертвоприношение, барамука загадывала желание, которое, как обещала Мессия, обязательно должно рано или поздно исполниться, если она искренне покается во всех своих грехах, и хорошенько стукнется лбом об изваяние.

Однажды Мессия сказала барамукам, что Великий Апельсиновый Дух сказал ей, что настоящие праведники должны спасать не только свои души, но и души ближних своих, и потому они должны идти к Умеющей Считать до Бесконечности, и заставить поверить в Великого Апельсинового Духа. Все вместе они направились к Умеющей Считать до Бесконечности, и стали требовать поверить в Великого Апельсинового Духа. Когда они зачитали ей все десять заповедей, Умеющая Считать до Бесконечности спросила:

– А где же самое главная и единственно нужная заповедь, запрещающая своим невежеством содействовать системе злобы и неадекватности?

– Великий Апельсиновой Дух милостив – он всё простит! – ответила Мессия.

– Ну тогда он, наверно, простит и мне нежелание следовать остальным заповедям, – Ответила Умеющая Считать, и продолжила заниматься работой.

– Ты будешь гореть в аду за своё безверие! – ответили ей верящие и пошли дальше заниматься служением Великому Апельсиновому Духу. Однако спокойно служить им было не суждено.

Проблемы появились из-за того, что Мессия проповедовала, что все демократические порядки – это всего лишь временно, в то время, как власть Великого Апельсинового Духа постоянна и абсолютна, и на вечный пир попадут только те, кто слушают её, которая является единственными здесь его устами. И когда все праведники попадут на вечный пир, там не будет никакого деления апельсинов, и не будет никаких конфликтов, а будет столько апельсинов на каждого, сколько он в состоянии съесть. И чем больше барамуки её слушали, тем меньше внимания уделяли всему остальному. И они уже не так сильно готовы были верить в Победу Демократии. Не так активно прославляли Верховную. И не так заинтересованно выслуживались, чтобы заработать у властей дольки. А самые же фанатичные даже предались и устраивали себе апельсиновую голодовку, полностью игнорируя работу на благо общества, за которую можно было заработать апельсиновые дольки. И вот однажды к Мессии пришли сотрудники Службы Демократической Безопасности и спросили у неё лицензию. Никакой лицензии не было, и её стали бить, причём то, что произошло после этого, точно установить не удалось.

Кто-то рассказывал, что Мессию после избиения схватили за волосы, и куда-то поволокли. А кто-то, что она вырвалась, и убежала. Но после этого её никто больше не видел, из чего верящие последние пришли к выводу, что она отправилась на вечный пир. Далее начались гонения на верящих в Великого Апельсинового Духа, однако он не оставил своих верных почитателей, и прислал Новую Мессию, которая явила всему обществу Новые Заповеди.

Новые Заповеди отличались от старых тем, что в них было всё то же самое, кроем одного пункта: «Чти демократические власти общества, ибо они есть ставленники Великого Апельсинового Духа, и осуществители Его мудрой воли. И ежели они с вами строгие, то это вам заслуженно за ваши грехи, а ежели добрые, то это за ваши заслуги. А потому слушайтесь их во всём и ни в чём им не перечьте, и слушайте проповеди только той Мессии, которая молится за то, чтобы их власть была сильная и крепкая».

Верховная подняла перед собой руку, сжала кулак, и оттопырив большой палец, повернула руку большим пальцем вверх. Служба Демократической Безопасности подбежала к Новой Мессии, и подхватив её на руки, стала подбрасывать. Мнение же барамуков разделилось: одни обрадовались и обратились в новую веру, а другие сохранили верность старому учению.

Далее Верховная распорядилась снести старый алтарь, и на его месте поставить новый. Новый алтарь был большой и красивый, и ходить чтить Великого Апельсинового Духа стали не только барамуки, но и разделюки вместе с самой Верховной. Своим лбом об изваяние золотого апельсина она не стукалась, а аккуратно прикладывалась, а разделюки легонько стукались. А барамуки бились об него, что было сил и крепости лба, ибо, в отличие от Верховной, они были грешные, и искупать свои грехи им полагалось самым активным образом. Что же касается сторонников старого культа, то их почему-то со временем становилось всё меньше и меньше, и в конечном итоге от них не осталось ничего, кроме записей о них в дневниках Умеющей Считать до Бесконечности.

Когда новое учение восторжествовало, Вторая Мессия взялась осуществить то, чего не смогла Первая – спасти душу Умеющей Считать до Бесконечности. Придя к ней с толпой верных барамук, она обратилась к ней со словами:

– Уверуй, что существует Великий Апельсиновый Дух, который следит за каждым нашим шагом в этой жизни, и те, кто следует заповедям Великого Апельсинового Духа, попадают на вечный пир, а кто не следует, отправляется гореть в аду!

– Ну допустим, существует какое-то общество за границами той среды, в которой мы обитаем. – поддержала беседу Умеющая Считать до Бесконечности, – И что в это общество попадают те, кто покидают границу нашего общества. Но откуда вы знаете, что там за этими границами?

– Ну как же? – закричали барамуки, – Сама наша Мессия нам так сказала! Разве она могла ошибаться?

– Разве у вас не была раньше другая мессия, про которую вы тоже самое говорили, а теперь уже забыли о ней, показав, что можете быть уверенны сначала в одном, а потом в другом?

– Ну зачем об этом вспоминать? – замялись барамуки, – у нас есть новая Мессия и всё хорошо. Мы счастливы, и теперь мы точно знаем, что в этот раз не можем ошибаться!

– Ну допустим, там существует высший разум и воля, которые следят за тем, что происходит здесь. А если мы не можем за ними наблюдать, а они за нами могут, значит, они более развиты. А значит, у них должны быть свои порядки, и эти порядки могут быть построены либо на справедливости, либо нет. И если их общество не справедливо, то с чего им вас баловать апельсинами, когда следствием любой несправедливости является конечное обделение всех и каждого им мучение всех, кого только можно измучить? А если оно справедливо, то за что им награждать вас апельсинами, если своим невежеством вы всю жизнь здесь служили строительству несправедливости?

– Что ты такое говоришь? – загалдели барамуки, – нам это непонятно, и нам это не нравится! Но одно мы знаем точно: ты будешь гореть в аду за такие рассуждения!

С этими словами Вторая мессия и её компания ушли дальше блюсти праведность и чтить Великого Апельсинового Духа, однако спокойно заниматься этими делами им тоже не довелось. Пока праведники занимались спасением души ближнего своего, появилась Третья Мессия, которая принесла обществу новую версию заповедей. Отличались они тем, что все пункты в них были прежние, кроме одного: прикладываться головой к изваянию Великого Апельсинового Духа надо не пять, а всего лишь три раза в день. Назывались эти заповеди Последние.

Поскольку три было для многих гораздо более понятным числом, чем пять, новое учение возымело успех, и половина верящих перешли в новый культ. А главной же особенностью Последних Заповедей было то, что не все знали, сколько именно это – пять, а потому стукались головой наугад разное количество раз, стараясь на всякий случай сделать побольше, но, тем не менее, так до конца и оставались неуверенными в том, что сделали нужное количество ударов. А потому несли на алтарь лишнее количество долек, чтобы жертвами задобрить на всякий случай Великого Апельсинового Духа. В новом же учении каждый верящий чётко знал, что стукнулся нужное количество раз, и никакого греха за собой по данному пункту не признавал.

Не видя за собой лишнего греха, блюститель Последних Заповедей экономил свои кусочки апельсина, в результате чего последнее учение оказывалось заманчивее старого. Поэтому Последние Заповеди быстро набрали большое количество сторонников из участников предыдущих, а ряды старого учения жидели. В довершении всего дела Третья Мессия разработала учение «Третье – последнее. Четвёртому не бывать!».

Не сумев поделить алтарь, новые культисты построили свой по другую сторону от Золотого Апельсина. По обе стороны от него поставили решётки, и поделили со своими конкурентами территорию апельсинослужения. Так в культе служения Великому Апельсиновому Духу произошёл великий раскол, и участники каждого из образовавшихся культов пророчили друг другу, что те будут гореть в аду.

Когда случился раскол, Вторая Мессия с надеждой оглядывалась на Верховную, однако та, вместо того, чтобы поддержать её, принесла стул, уселась на него, и достав апельсин, стала его чистить, кушать, и наблюдать за происходящим. Второй Мессии не оставалось ничего, кроме как вступить с Третьей в публичные дебаты.

Дебаты были долгими и жаркими, и ни одна сторона никак не могла взять верх.

– Зачем нам вера, в которой ничего не понятно? – выступала Третья Мессия, – Нам нужна вера, в которой всё просто и понятно! Ибо то, что непонятно, ведёт к обману, а обман всегда идёт от дьявола!

– Лёгкость выполнения и самоуверенность ведёт к самодовольству. – отвечала Вторая, – А самодовольство – путь к гордыне! А гордыня – это тяжкий грех, и дьявол своё грехопадение начал именно с этого!

– Истинно говорю вам, старое учение утопло во лжи, и только новое может дать путь к спасению! – продолжала Третья Мессия.

– Новое учение ведёт всех к погибели, и только в старой проверенной истине можно найти спасение! – отвечала Вторая.

После каждого утверждения раздавался гул одобрительных возгласов сторонников утверждающего, и неодобрительных звуков со стороны противников. И пока ораторы соревновались между собой в убедительности доводов, слушающие соревновались в громкости поддержки. Но поскольку общепринятых критериев определения весомости приводимых доводов найдено не было, каждый судил об этом по своим собственным правилам, а по своим правилам каждого у всех выходило, что половина считала более весомыми доводы Второй Мессии, а половина – Третьей.

Убеждая друг друга, электораты соревновались в громкости, мимике, выразительности эмоций, и убедительности главного аргумента – «бе-бе-бе» с заткнутыми пальцами ушами, без которого могла обходиться редкая важная беседа у барамуков. Мессии же тем временем на паперти перешли к обличению друг друга бранными словами, а когда и эта фаза была закончена, плюнули каждая в другую. Потом обменялись пощёчинами, и тут, как по команде, толпы электората кинулись на подмогу своим пастырям.

Выбравшись из кучи-малы каждая в свою сторону, мессии встали, отряхнули балахоны, и упёршись руками в боки, и стали укреплять боевой дух дерущихся словом.

– Давай-давай! – кричали они, и их верные последователи давали друг другу, не жалея сил.

Тут появилась Умеющая Считать до Бесконечности, и спросила:

– Долго ли вы планируете продолжать? А то я работаю, а это мешает сосредоточиться!

– Мы решаем самое важное дело на свете! – ответили ей, – А остальное может подождать!

Умеющая Считать до Бесконечности ушла, но через некоторое время за ней прибежали сторонники Второй Мессии и закричали:

– Помогай нам бить тех еретиков, или будешь гореть в аду вечность после жизни в этом обществе!

– Не испугали, – ответила она, – мне после жизни с вами и ад раем покажется.

Сторонники Второй Мессии ушли и прибежали сторонники Третьей Мессии.

– Помогай нам бить этих еретиков – это очень важно!

– А что мне за это будет? – Усмехнулась Умеющая Считать до Бесконечности.

– За это мы будем к тебе прислушиваться и учить твоё учение, после того, как правильная вера восторжествует.

– Да не, спасибо, мне с вашей оппозицией уже был урок, – ответила она и занялась своими делами.

После этого барамуки ушли, и продолжили биться за правую веру. Борьба была очень сложной, ибо внутри каждой конфессии назревал свой раскол на оппозиционеров и сторонников Верховной, каждые из которых по-своему видели вопрос, кому и за что в конечном итоге гореть в аду. Так в обществе зародилась духовность, которая начала свой нелёгкий и тернистый путь к апельсиновому раю. Ибо ничего в этом мире просто так не даётся, и пути Великого Апельсинового Духа неисповедимы, и полны тяжких испытаний.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

Главный итог 2019 года – Россия сломала МВФ

На этой неделе разрешилась, пожалуй, главная интрига 2019 года – Правительство решилось распечатать «кубышку» резервного фонда и направить средства на внутрироссийские ...

Будущий глобальный мир на примере поражения России от WADA

Как уже говорилось ранее, противник нашел у России одно уязвимое место и теперь будет долбить по нему, сколько хватит сил. Причем без ядерных ракет, десантов иностранной морской пехоты ...

С чего начинается предательство Родины

Мы с детства знаем, с чего начинается Родина. О том, с чего начинается предательство этой самой Родины, мы задумываемся гораздо позже. Но, к сожалению, все чаще...События 2014 года на У...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    106
    Роман Дудин 2 декабря 08:06

    Откуда берётся дерьмо?

    А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего он только станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят через к...
    276

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    294

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    235

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    375

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    399

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    357

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    394

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    409

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    416

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    396

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2120

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    1961

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2243

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2320

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2184

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2630

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2380

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2900

    Глава 12. Как в обществе крепла мораль

    Поскольку официальная его идеология общества Равенства и Справедливости провозглашала честность и доброту, все его участники должны были быть ярким примером этих качеств. И таковыми они и были, независимо от того, оставались ли они простыми барамуками, или становились кем-то повыше. Мораль в каждой участнице общества была столь сильна, что она готова бы...
    2785
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика