Протесты в Беларуси. Прямая трансляция. Обновляется

Глава 24. Как общество вело информационную войну

2 1309

Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств, предъявлено много претензий, и проведено огромное количество споров, касаемо того, кому это было надо, почему без этого нельзя было обойтись, и кто виноват. И во всех этих вопросах так и не было найдено ответов, позволяющих прийти к единому общепризнаваемому выводу. Правда, весь этот объём вопросов занимал в основном лишь Умеющую Считать до Бесконечности; простых же барамук всецело занимал только один вопрос, к которому почти всегда сводились все их кухонные разговоры: кто же всё-таки победил?

Логика у барамуков была проста: кто победил, тот и прав. Потому, что кто победил, тот сильнее и умнее, а кто умнее, тому и виднее, где на самом деле правда. И самое главное – ведь должна же быть в этом мире и справедливость, а по справедливости победить должен был тот, за кем правда. Так что самое главное для барамуков было установить, кто победил, а выяснив этот вопрос, автоматически становилось ясным всё остальное.

В вопросе, кто победил в войне, высшие объяснятели общества Активности и Порядочности бескомпромиссно заявляли, что победили они. За ними подхватывали другие их объяснятели с разделюками, и вся остальная масса барамук общества Активности и Порядочности кричала «Мы выиграли войну!». Однако барамукам Общества Справедливости и Равенства было непонятно, с чего это должно считаться, что войну они проиграли, когда ещё не доказано, что они сражались лучше.

Поскольку в демократических обществах при дискуссии было принято искать оппонентов под стать себе, то, заявляя о своей победе, Верховная Общества Активности и Порядочности смотрела на Верховную Справедливости и Равенства, разделюки на разделюков, а барамуки этих обществ – друг на друга. Спор этот для последних был особо важен, потому, что, во-первых, апельсины временны, а память – вечна. А во-вторых, апельсинов то толком у них не было, а потому, строить самоуважение барамуки предпочитали на таких духовных вещах, как память и принципы. Потому споры велись очень долго и упорно, и для каждой стороны было делом принципа доказать, что неправа именно другая сторона.

Аргументы барамуками приводились самые разные, от придуманных самими, до услышанными от объяснятелей и Верховной, которые они с энтузиазмом подхватывали и интерпретировали. Среди них были и простые утверждения вроде «фашисты/зомби/идиоты», и сложно построенные логические доводы по поводу статистики потерь зубов и прочих единиц здоровья, основанные на таких цифрах, которые даже не укладывались у них самих в головах.

Трудность аргументации так же усугублялась тем, что не было единых общепризнанных данных, на основании которых можно было бы вывести однозначное решение. Данные из разных источников сильно разнились, и часто противоречили друг другу (особенно данные противоположных сторон), поэтому спор о статистике плавно переходил в спор о том, какому источнику следует доверять. И тут уже опять приходилось объяснять оппоненту, кто фашист, зомби и идиот, и кому надо перестать доверять неправильному источнику и начать доверять правильному.

Ещё спор был осложнён тем, что со счётом у всех было по-разному, и даже приводимые ими утверждения по поводу одной и той же цифры сводились к разным выводам. И было трудно разобраться во всей этой эклектике, где заканчивается спор о правильности приведённых доводов, и начинается спор о правильности сделанных из них выводов. Но самая большая трудность в споре заключалась в том, что вражеские барамуки не хотели ничего понимать, и как только им приводили не выгодные для них цифры, сразу же затыкали уши, и отворачивались со знакомым барамучьим «бе-бе-бе». И в довершение этого сами приводили такие цифры, которые и слушать даже не хотелось. Всё это создавало огромную проблему непонимания, для решения которой приходилось прикладывать огромное количество усилий, чтобы добиться справедливости страждущими её барамуками. Так общество Справедливости и Равенства, а заодно и общество Активности и Порядочности узнали, что война бывает не только реальная, но и информационная.

В результате информационной войны, сколько бы спорящие не старались объяснить противнику, кто есть кто, это обычно ни к чему не приводило, кроме вывода, что оппонент, как был фашистом, зомби и идиотом, так им и остался, только стал ещё хуже. Но, как бы трудно не давались эти споры, барамуки продолжали их вести, ибо каждый из них понимал, что гордость за свою историю – это вещь, которую каждый сознательный участник общества должен понимать. И за неуважение к истории своего общества многие барамуки были готовы идти в бой и снова бить зубы и носы, и даже снова рисковать потерять корки из карманов. И, конечно, делали бы это, если бы их оппоненты не находились достаточно далеко и по ту сторону границы, и до их морд было не достать. А потому, по случаю отсутствия возможности удовлетворить свой гнев копили энергию для борьбы и искали выходы для её излияния.

Поучаствовать в информационной войне могли все, особенно те, кому не довелось поучаствовать в реальной. И даже те, кому довелось, но нечем было похвастать, спешили компенсировать свои упущения успехами на информационном фронте.

Громче всех ратовали за прославление успехов ратного дела своего общества почитатели культа Верховной. Оппозиционеры же наоборот, прославляли подвиги своих бойцов тише всех, а через некоторое время вообще среди них даже стали находиться такие, кто заявляли, что такого сражения надо стыдиться, а не гордиться им.

Логика оппозиционеров была проста: если справедливость и правота общества доказывается доблестью его воинов, то несправедливость и неправота должна доказываться их провалами, и потому, если общество их несправедливое и обделяющее их апельсинами, то бойцы его должны проигрывать бойцам противника. Такие оппозиционеры одна за другой строчили статьи о провальных манёврах на левом фланге фронта в период боя. Гордые же за своё общество деятели, наоборот, напирали на тему удачных операций на правом фланге. И в конечном итоге на информационном поле разгорелось сражение ничуть не менее горячее, чем на реальном поле боя.

Умеющая же Считать до Бесконечности тем временем работала над исследованием, какое соотношение патриотов и оппозиционеров в обществе Справедливости и Равенства с обществом Активности и Порядочности, в котором тоже оказалось аналогичное разделение. И как оказалось, соотношение их в принципе одинаковое. И когда стало известно, что в обществе Активности и Порядочности тоже есть критики воинов своего общества, то они были объявлены настоящими героями и борцами за правду, что доказывало, что в обществе Активности и Порядочности есть всё же порядочные обезьяны. Свои же любители пописать про свой левый фланг, наоборот у них считались двурушниками и предателями, которым заплатили апельсины за их продажную деятельность.

Однажды к Умеющей Считать до Бесконечности пришли эти самые оппозиционеры и обратились к ней:

– Вступай в наши ряды, и мы вместе будем доказывать, что наше общество не умеет воевать!

– Не знаю, – ответила Умеющая Считать до Бесконечности, – а это действительно так?

– Ну как ты не понимаешь? – удивились оппозиционеры, – Верховная не умеет считать, и все её прихвостни – лохи!

– Не вижу взаимосвязи.

– Ну и дура! – ответили оппозиционеры, и собрались уходить.

В этот момент с другой стороны подошли патриоты и спросили Умеющую Считать до Бесконечности:

– Отвечай, не юля, ты за правый фланг, или за левый?

– А какой плохо, какой хорошо?

– Конечно, за правый хорошо, за левый плохо!

– А как же у вас получается, что деятели, выступающие за левый фланг в обществе Активности и Порядочности – герои и правдорубы?

Последовало молчание и вдруг одна патриотка выдала:

– Умеющая Считать до Бесконечности – дура и не понимает, что то, что с нашей стороны справа, с противоположной – слева!

– Точно! – закричали барамуки и подняли такой галдёж, что было абсолютно не слышно, что отвечает Умеющая Считать до Бесконечности. После же этого правые с криком «Бей левых!» кинулись бить оппозиционеров и Умеющая Считать до бесконечности оказалась в самой гуще сражения. В пылу драки стороны били друг друга и Умеющую Считать до Бесконечности, и не найдя ничего лучше, она села на землю, и сгруппировалась, закрыв голову руками.

В этот момент подоспела Служба Демократической Безопасности, и ряды оппозиционеров дрогнули. Сторонники версии о не умеющих сражаться патриотах побежали врассыпную, а патриоты, спотыкаясь об Умеющую Считать до Бесконечности, побежали их догонять и ловить. Так общество Справедливости и Равенства победило в информационной войне, потому, что в бою с оппозиционерами победа осталась за правыми, а в демократическом мире кто победил, за тем и правда.

Продолжение следует...

Россия нашла способы преодолеть украинскую блокаду воды в Крым

Директор госпредприятия «Вода Крыма» Владимир Баженов на онлайн-совещании по водоснабжению, которое 21 сентября проводил глава республики Сергей Аксенов, объявил, что по...

Ультиматум США в адрес России по поводу стратегического наступательного вооружения прокомментировал Сатановский

Известный политолог и журналист, теле- и радиоведущий, публицист Евгений Сатановский прокомментировал новый ультиматум Соединенных Штатов, выдвинутый в адрес России. Речь идет об условиях по стратегич...

Накажут ли сына вице-губернатора так же, как Ефремова?
  • SkyLine
  • Вчера 21:23
  • В топе

00 Фото: телеканал "Городской" 18 сентября в Брянске произошла жуткая авария: 33-летний водитель "Туарега" влетел в стоявшую на перекрёстке "Тойоту". Удар был та...

Обсудить
  • Развратные девушки нашего сайта, показывают себя на камеру!!! Зацените http://contws.club ❤️­­❤️­­❤️
    • delio
    • 18 ноября 2019 г. 22:15
    Ага. А потом Верховная общества Справедливости и Равенства и некоторые разделюки пронюхали, что у врагов апельсины слаще, вода мокрее и жизнь спокойнее, втихаря стали потихоньку шастать туда и хранить у них свои апельсины. Обустроили у врагов для себя отличные гнёзда с прицелом со временем перебраться туда напостоянно. Своих же глубых барамук они обдирали как липку и постоянно натравливали на "врагов", чтобы всё воровство списывать на военные действия. И работало это отлично, хотя барамуки зверели и дичали, а хозяйство приходило в упадок.