• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 25. Как общество боролось за мир

Роман Дудин
Радикальный анархист
19 ноября 02:14 4 443

Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя было иметь дело с коварным противником. Участие же в этом процессе называлось службой Свойнине, а формированию её в Обществе Справедливости и Равенства предшествовала отдельная история.

Когда в обществе Справедливости и Равенства появилась идея «Великого Общества», она очень понравилась Верховной. И на почве патриотической гордости за героическую историю своего общества она собрала желающих отыграться за поражение, понесённое ей при первой встрече с Обществом Активности и Порядочности, и предприняла небольшой набег на врагов с целью возвращения упущенного. Перед тем, как напасть, она, как у неё было заведено перед всяким важным делом, обратилась с речью к своим сообщественникам:

– То, что мы предпринимаем, не является проявлением агрессии; это восстановление справедливости. Так же это не является нарушением межобщественного права, ибо по Договору всё то, что мы будем забирать, и так принадлежит нам. И только политически несознательные обезьяны могут называть агрессией ответный удар, предпринимаемый для возвращения того, что было вероломно отнято. Данное действие является вынужденным, ибо возвращать по-хорошему отнявшие не хотят. Поэтому вы должны быть сознательными, и не поддаваться на пропаганду тех, от кого будут исходить такие обвинения!

Обращение встретило полное понимание, и барамуки Общества Справедливости и Равенства преисполнились желанием отстоять честь своей Свойнины. Набег был неожиданным, и потому получился достаточно эффективным, и некоторое количество апельсинов противника действительно было отхвачено, а ещё какая-то их часть просыпана и растоптана, что было тоже было врагу поделом, чтобы знал, как делать нехорошие вещи. Отобранные у врага апельсины достались Верховной, а участвующим в набеге бойцам – корки. Вместе с остальными барамуками они ходили по улицам и ликующе повторяли: «Мы вернули свои апельсины!».

Сознательные участники Общества Справедливости и Равенства понимали, что те, кто называют этот акт агрессией, заблуждаются, ибо на самом деле агрессии не было; было возвращение того, что им принадлежало по праву. Однако врага почему-то не удовлетворился таким объяснением, и возымел по этому случаю своё мнение, согласно которому он имел право на ответный набег, который в скором времени тут же и предпринял, в результате чего ещё некоторая часть апельсинов опять была растоптана, и ещё какая-то отнята им назад. И тогда Верховная Общества Справедливости и Равенства обратилась с речью к своим сообщественникам:

– Мы живём в трудные времена, и нашему Обществу необходима защита. И вам очень повезло, что у вас есть я. Я организую для её вас. За это вы, конечно, будете мне будете платить, ибо ничего просто так в этом мире не бывает. А кто не будет платить, тот будет наказан за то, что своей несознательностью подвергает всё Общество опасности!

Так была организована дежурная команда, которая денно и нощно охраняла покой своей Свойнины, и была готова по первому вызову броситься в драку с врагом за защиту её интересов. Для её содержания был введён налог в виде апельсинов и корок. Налог был вписан в Закон и забирался сразу при делении апельсинов, идя на оплату содержания этой команды. Командиры отряда получали апельсины, а рядовые бойцы – корки. Верховная же за всю работу по организации и поддержания в порядке обороны назначила себе лично оплату в десять апельсинов. Название команда получила Регулярная Оборонная Армия. Регулярная, потому, что существовать она должна была всегда, а оборонная – потому, что Общество Справедливости и Равенства мирное, и никогда не будет использовать свои силы для нападения.

Реакция общественности была неоднозначной. С одной стороны, иметь боевую команду, заставляющую врага бояться, увеличивало спокойствие и вызывало гордость за своё общество. С другой, платить такой налог не хотелось барамукам, и без того не богатых апельсинами. Впрочем, тех, кто служили в этом войске, всё устраивало, особенно тех, кто командовал, так как платили не они, а им.

По мере того, как шло время, а новых сражений не было, недовольство начало нарастать. Демократы вспомнили, что они оппозиционеры, и стали возмущаться, зачем им такой высокий налог. Звучали вопросы, не является ли трата на Оборонную армию нерентабельной, ибо затрачивает больше, чем оно того стоит? Сразу после этого оказалось, что у Верховной запланированы учения по отражению возможного нападения со стороны предполагаемого противника. Перед тем, как их проводить, она ещё очень громко (так, что даже враги услышали) проорала, что набеги захватчиков безнаказанными не останутся. А после этого стало происходить масштабное учение сражений возле самой границы.

Подлые враги очень пристально наблюдали за этим, не понимая, что мирное Общество Справедливости и Равенства готовит защиту, а не нападение, и собрались у границы в полной боеготовности. Верховная показала на них пальцем, и сказала:

– Вот они – враги, которые готовятся на нас напасть!

После этого пацифистское настроение на время поубавилось. Как было выяснено в последствии, вражье войско тоже было сделано регулярным и тоже почему-то названо оборонным. Некоторые барамуки общества Справедливости и Равенства удивлялись, какая глупость: ведь неужели враг не понимает, что если общество Справедливости и Равенства держит армию исключительно для обороны, то ему армия для обороны не нужна, так как нападать на них всё равно не будут. Впрочем, более дальновидные же разделюки объясняли, что враги пытаются хитрить, маскируя под оборонные наступательные силы, чтобы усыпить внимание бдительных защитников нашей Свойнины. Тем не менее, сам факт непонимания врагами того, что их трюки не пройдут, по-любому говорил об их глупости. Тут мнение барамуков и разделюков сошлось – глупость врага сравнима только с его подлостью.

Но поскольку, несмотря на безумие находящегося неподалёку врага, войны так и не начиналось, спустя некоторое время демократы снова вспомнили, что они оппозиционеры. После этого Верховная собрала такое войско, которое превосходило вражеское по численности, и снова проводила масштабные учения. А на следующий день разведка доложила, что враг увеличивает силы. Со своих оборонительных позиций на границе доблестные защитники Общества Справедливости и Равенства могли воочию наблюдать всю мощь армии врага, который не спит, а только выжидает ослабления обороны, чтобы напасть. Верховная заявила о необходимости поддержания мер безопасности Общества на высшем уровне, и всё командование армии в такт вторило ей, что ни о каком сокращении не может быть и речи. И все простые барамуки, которые были настоящими свойниками, говорили, что только предатели могут в такой опасный для всего Общества момент говорить о демилитаризации.

Когда же в армию были зачислены все, кого только можно было взять, и все учения были проведены у границы в самых масштабных разворотах много раз, и войны всё равно не началось, оппозиционеры стали заявлять, что о войне только говорят, а её не случается, а потому все эти затраты не нужны. После этого Верховная общества Справедливости и Равенства начала с врагами переговоры о разоружении:

– Вы нам создаёте очень большие проблемы своей политикой!

– Это вы нам создаёте проблемы своей политикой! – ответила ей Верховная Активности и Порядочности.

– Ну так может пора перестать создавать проблемы друг другу?

– Да, давайте наконец сядем за стол переговоров!

Так впервые за долгое время начались переговоры, в которых выяснилось, что создавшееся положение невыгодно ни одной из сторон, и что каждому обществу давно пора вернуться к своим внутренним делам и строительству демократии. Было подписано соглашение, согласно которому наступает перемирие и отвод вооружённых сил от границы, а перед этим десять бойцов по пять от каждой стороны, делят между собой десять апельсинов, и что каждому должно достаться по пять. Но даже и в этом простом деле враги не смогли выполнить свои обязанности, и их бойцы устроили конфликт с бойцами общества Справедливости и Равенства.

Конфликт начался со спора, потом припоминания друг другу всех обид, потом крика, потом потасовки, ну и наконец уже драки, в которой армии обществ пришли на помощь свои товарищам. Так всем стало ясно, что подлый враг и не собирался исправляться, и что все его разговоры о мире оказались очередными кознями, и что верить ему никогда нельзя.

Сражающиеся стороны сходились и расходились в бою несколько раз, пробуя различные виды построений, пока не была выработана тактика, впоследствии ставшая классической для всех межобщественных сражений. Барамуки построились в большой квадрат и взяли на руки разделюк. А разделюки над барамуками образовали небольшой квадрат и держали на руках Верховную. И в таком порядке пирамида из участников общества Справедливости и Равенства столкнулась с такой же пирамидой из участников общества Активности и Порядочности.

Барамуки, держащие на руках разделюк, были лишены возможности бить друг друга, ибо руки у них были заняты, а ноги утопали по колено в грязи под тяжести взваленной ноши. Поэтому они просто напирали друг на друга всей свое массой и били друг друга лбами. У разделюк руки тоже были заняты, но если бы они и были свободны, то они всё равно не достали бы друг до друга, ибо их уровень пирамиды был несколько отдалён от края, а потому они просто плевались друг в друга. Ну а что касается Верховных, то они просто обкидывали друг друга апельсиновыми семечками, благо руки у них были свободными, при этом стараясь попасть противнику в лоб.

Поскольку от семечек верховным очень важно было увернуться, они делали уклоны вправо и влево, что отражалось на состоянии всей пирамиды, ибо нижестоящим приходилось прилагать не дюжие усилия, чтобы удержать её в равновесии. А поскольку более высокое поднятие своей пирамиды давало Верховной преимущество в попадание по противнику, барамуки должны были подымать на руки вышестоящих как можно выше и держать их в таком положении как можно дольше, чтобы их Верховная могла кидать на противника семечки сверху вниз.

Изнемогая от долгого стояния, нижестоящие постепенно сгибали руки, снижая высоту сначала на уровень плеч, а потом, разгибая их уже вниз, почти до самой земли, тем паче, что руки у обезьян были длинные. И помогая головой рукам, утыкались лбом под хвост вышестоящим, и надавливая уже в три точки, нажимали со своей позиции вперёд, чтобы не дать подлому врагу потеснить свою пирамиду.

Первыми руки опускались у разделлюк, ибо они были обезьянами умственного труда, и тяжёлые физические нагрузки были не для них. Простые же барамуки держались дольше всех, изо всех сил продолжая бороться за победу своей Свойнины. Но поскольку многие разделюки были, по обыкновению, объевшимися апельсинами, у них иногда бывало несварение желудка. И от сильного напряжения они иногда не удерживали содержимое своего нутра и вываливали немного побывавшего в употреблении продукта на головы упёршихся ей под хвост барамук. Так простые участники общества узнали, что такое запах Свойнины.

Чем сложнее в таких режимах давались победы, тем громче участники кричали, что отстояли свою честь. А после боёв следовали небольшие перемирия, а после этого начинались новые войны. И с тех пор почему-то всё время так и получалось, что не успевали все начать забывать, что такое война, как тут же появлялась причина для новой. Потому, что жить с такими соседями в мире оказалось невозможным, и то одно общество нападало на другое, то другое на первое, но, когда нападало Общество Справедливости и Равенства, то это было потому, что враги не оставляли выбора, и все сознательные свойники в этом твёрдо были убеждены. А когда нападал враг, то это было потому, что он злой и коварный, и не может жить без того, чтобы не нападать на мирное общество.

Что же касается оппозиционеров, то они больше не могли заявлять, что траты на оборонную амию являются напрасными, и свойники с назидательным видом припоминали им, какие они были дураки, и оппозиционерам на это было нечего ответить. И единственной, на кого эти доводы не действовали, была Умеющая Считать до Бесконечности, которая ничего не заявляла, а просто вела себя так, как будто эти заявления для неё ничего не значат. Барамуков же, воюющих за корки, она обзывала словом «корники», заявляя, что вся их суть напоминает ей корку из-под апельсина. В таких условиях в столь непростое время общество Справедливости и Равенства боролось за мир.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина

КПРФ официально потребовала отставки президента Путина и премьера Медведева за отставку красного губернатора Левченко Иркутские коммунисты, опечаленные отставкой своего кумира Сергея Левченко, ...

Россия, когда Путин еще ничего не украл (старые фотки)

Время, когда про Путина практически никто не слышал. Ни о нём, ни о кооперативе "Озеро", ни о золотых виолончелях, ни о шубохранилищах его друзей.Нигде ни слова не было слышно про 40 и даже 200 миллиа...

65% территории России – это вечная мерзлота. Объясняю на пальцах, что это значит
  • sam88
  • 12 декабря 08:34
  • В топе

Взгляните. Это – озеро Байкал. Его максимальная глубина – 1642 метра. Для масштаба я поставил на его берег Эйфелеву башню. Глубоко? Очень. А теперь представьте, что прямо сейчас где-то в...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...

    Откуда берётся дерьмо

    Вступление А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего оно станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят...
    758

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой. Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потом...
    145

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    365

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    288

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    428

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    448

    Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

    Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо...
    405

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    448

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    464

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    446

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    1031

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2179

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    2009

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2288

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2365

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2244

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2681

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2422

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2937

    Глава 12. Как в обществе крепла мораль

    Поскольку официальная его идеология общества Равенства и Справедливости провозглашала честность и доброту, все его участники должны были быть ярким примером этих качеств. И таковыми они и были, независимо от того, оставались ли они простыми барамуками, или становились кем-то повыше. Мораль в каждой участнице общества была столь сильна, что она готова бы...
    2836
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика