• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 26. Как общество несло демократию в другие общества

Роман Дудин
Радикальный анархист
21 ноября 14:00 1 276

Однажды вдруг обнаружилось, что существует ещё третье общество, в котором тоже сто обезьян нуждается в регулярном делении между собой ста апельсинов. Причём считать там вообще никто не умеет не то, что до ста, но даже и до тридцати, и те обезьяны срочно нуждаются в квалифицированной помощи грамотно поделить апельсины. Находящихся в беде братьев надо было срочно выручать, а поскольку Общество Справедливости и Равенства всегда отличалось отзывчивостью и бескорыстием, оно не могло не прийти на помощь тому обществу.

Обществом справедливости и Равенства была сформирована команда добровольцев, которые отправились в третье общество учить их демократии. Однако, как оказалось, Общество Активности и Порядочности тоже отправилось туда строить свою демократию, а демократию Общества Активности и Порядочности не имела ничего общего с демократией общества Справедливости и Равенства и её появления там ни в коем случае нельзя было там допустить.

В обществе Справедливости и Равенства больше всего апельсинов получали те, кто их больше всего заслуживали. В обществе Активности и Порядочности самыми богатыми оказывались те, кто их заслуживали меньше всего. Разве могли их заслуживать те, кто не хотели мира и воевали с обществом Справедливости и Равенства? Тех же, кто симпатизировал успехам общества Справедливости и Равенства, в обществе Активности и Порядочности, били и гоняли что ещё раз подтверждало тот факт, что самые порядочные обезьяны там живут хуже всего.

Обучение счёту до десяти в Обществе Активности и Порядочности стоило у них один апельсин за урок. Счёту до тридцати – три апельсина апельсинов, а ста – десять апельсинов. Понятное дело, что получить высшее обучение было недоступно простым обезьянам, которых угнетал высший класс. А поскольку доступно получалось оно только тем, кого он продвигал в качестве своих приемников, прийти ему на смену могли только такие же, как они. Понятное дело, что никакой справедливости и равенства там быть не могло.

Религия общества Активности и Порядочности была верхом духопротивности. Вместо того, чтобы стукаться лбом об изваяние Золотого Апельсина, как это делают обезьяны в обществе Справедливости и Равенства их верящие ложились плашмя мордами вниз, и ползали перед ним по траве. Не допустить распространения такой религии было очень важно для каждой верящей барамуки общества Справедливости и Равенства. И об этом говорил сам Великий Апельсиновый Дух устами своих мессий.

Флаг общества Активности и Порядочности был антиподом флага общества Справедливости и Равенства. И если в обществе Справедливости и Равенства он был трёх цветов (символизируя борьбу за веру, Верховную и демократию), то в обществе Активности и Порядочности эти цвета были в обратном порядке. Что говорило о том, что у них всё наоборот тому. Как должно быть в нормальном обществе – понимать это должна была каждая политически сознательная барамука общества Справедливости и Равенства.

Поддерживая свою Верховную, патриотичные барамуки общества Активности и Порядочности наносили огромный вред самим же себе, только понимать этого не хотели, потому, что были все наглухо зомбированы пропагандой того общества и ничего не хотели слушать. И поводу этих вещей патриотчные барамуки общества Справедливости и Равенство неустанно вели с обществом Активности и Порядочности информационную войну. Но одно дело закалённые и политически сознательные участники общества Справедливости и Равенства, а другое – неграмотные и несознательные участники третьего общества, которое даже и названия себе придумать не могло. И когда общество Активности и Порядочности вторглось в новое общество со своими принципами, народ того общества в страшной опасности. А поскольку враг твоего врага твой друг, то потенциальные противники режима общества Активности и Порядочности для участников Общества Справедливости и Равенства оказались заведомыми друзьями и братьями.

Чтобы спасти братский народ, добровольцы из Общества Справедливости и Равенства отправились туда с великой миссией всем объяснять, что их собираются обмануть. Но коварное Общество Активности и Порядочности заслало своих активистов говорить то же самое про Общество Справедливости и Равенства. И тогда Верховная Общества Справедливости и Равенства пошла на беспрецедентный шаг – ввела войска на помощь бедствующему народу третьего общества. Но какого же было удивление и возмущение свойников общества Справедливости и Равенства, когда вконец обнаглевший противник сделал то же самое. И, чтобы победить в надвигающейся войне, активисты Общества Справедливости и Равенства стали звать на помощь местное население. Однако заручиться таковой удавалось лишь у тех, с кем удавалось поговорить до того, как противник сделает то же самое. И те, кто уже подпали под тлетворное влияние вражеской пропаганды, готовы были идти в бой за его неправые идеалы, ибо становились все такими же наглухо зомбированными, как и сами участники того общества.

В итоге третье общество разбилось на два лагеря, один из которых поддерживал общество Справедливости и Равенства, а другой Общество Активности и Порядочности. В ходе великой борьбы за правое дело состоялась сначала информационная, потом война вполне реальная война, где стороны по очереди много раз теснили друг друга и возвращали свои позиции. А когда же воюющие вконец измотали друг друга, верховные обществ согласились сесть за стол переговоров.

На переговорах обсуждалось, как разделить триста апельсинов между тремя обществами, и как распределить зоны влияния в третьем обществе. А поскольку межобщественное право – наука очень сложная, пришлось учесть очень много деталей, и оговорить очень много нюансов, а когда всё это было проделано, оставалась последняя формальность: решить, какое в документе Договора прописать название третьего общества, так как оно до сих пор такового так и не имело. Верховные стали предлагать свои варианты, и тут разговор был нарушен отчаянным воплем:

– Апельсины воруют!

Все обернулись и увидели нелицеприятную картину: обезьяны в форме бойцов Общества Активности и Порядочности хватали апельсины из общей кучи, подлежащей делению, и куда-то их оттаскивали. И тогда всем стало ясно, что за всем обманом стоит Общество Активности и Порядочности, и все кинулись их бить: и местные аборигены, и бойцы из общества Справедливости и Равенства. И при таком раскладе баланс сил сместился в пользу справедливости и предопределил конечное поражение в войне Общества Активности и Порядочности.

На самом деле апельсины таскали верные бойцы Общества Справедливости и Равенства, переодетые во вражескую форму. Однако ничего нечестного в этом не было, ибо действовали они во имя правого дела, а в отношении правого дела все средства были хороши, ибо, как всегда говорила Верховная, цель оправдывает средства. И когда благодаря этому оно победило, принципы Справедливости и Равенства были провозглашены во всех уголках нового общества. Правильная система обучения была установлена на всей его территории. И теперь двести апельсинов должны были делиться между двумя братскими народами согласно принципам Справедливости и Равенства. Так Верховная этого Общества поквиталась с врагом за его подлую выходку с нарушением норм межобщественного права при делении апельсинов в момент его установления.

Согласно принципам Справедливости и Равенства все обезьяны из этих обществ, независимо от гражданства, породы и цвета шерсти должны иметь равное право на деление апельсинов. И все операции распределения должны производиться только высококвалифицированными специалистами, умеющими считать не менее, чем до двухсот. И согласно принципам Справедливости и Равенства, каждая обезьяна имеет право на пять штук. А союз этих двух обществ именовался Великим Братским Союзом.

Когда все апельсины двумя братскими обществами были по-братски разделены, Верховная вместо пятидесяти получила сто, а каждый из участников Равенства небольшую прибавку к своей обычной доле. Как именно в деталях это было устроено, барамукам общества Справедливости и Равенства было не особо интересно, а главное для них было то, что они эту прибавку получили. Ну а Верховная по этому случаю произнесла историческую речь:

– Благодаря принципам Справедливости и Равенства каждому у нас полагается по пять апельсинов, и пусть ещё не все могут получить такую долю полностью, но мы уже сейчас воочию видим, что мы на шаг приблизились к этой отметке. Поэтому в этой победе мы должны черпать вдохновение и новые силы для дальнейших шагов развития в направлении торжества принципов Справедливости и Равенства! И в сегодняшнем достижении мы имеем прямое свидетельство прогресса демократии, патриотизма, и Закона, благодаря которому мы это достигаем. Поэтому защита Свойнины и следование принципам Закона есть неотделимые друг от друга вещи, которые являются долгом каждого сознательного участника нашего Общества! При этом прогресс нашего благосостояния является прямым следствием братского союза, который мы заключили с народом другого общества. И потому защита и укрепление этого союза является так же долгом каждого сознательного участника, ибо защита принципов братства – неотделимо от принципов правовой демократии, Закона, и любви к Свойнине!

Раздались овации, крики «Да здравствует Верховная!», а потом состоялись демонстрации с лозунгами «Справедливость, Равенство, и Братство!». Эйфория была столь сильна, что даже многие оппозиционеры позабыли, что они оппозиционеры, и прыгали, радуясь, что теперь будут получать больше долек. Самые ярые участники демонстрации били себя в грудь кулаками и кричали «Я всех за свою Свойнину порву!». А по завершению демонстрации состоялась церемония чествования героев победы в войне за установление союза.

Наиболее отличившиеся получали корки с подписью Верховной, на которых бы ли выгравированы слова «За доблестную службу принципам Справедливости и Равенства!». Получившими такие корки были те самые храбрецы, которые приняли на себя основной удар, будучи замаскированными под противника. С этими корками они ещё потом долго ходили и всем хвалились, какие они подвиги совершили ради того, чтобы участникам Свойнины жилось хорошо. А остальные барамуки смотрели на них с завистью и восхищением, и кричали «Да здравствуют герои!».

– Ну почему вы не можете жить без того, чтобы из-за вас кто-то не был бы обделён? – спросила Умеющая Считать до Бесконечности одну из патриотически настроенную барамуку.

– Мы получили больше, потому, что продвинулись в развитии принципов равенства и братства. И чем больше мы строим эти вещи, тем больше будем получать, и ничего больше слушать не хочу! – ответила барамука, и отвернулась, зажав уши пальцами.

Однако строить дальше принципы равенства и братства участникам общества Справедливости и Равенства оказалось не суждено: третье общество вдруг заявило, что его обманывают, и грозилось уйти к обществу Активности и Порядочности. Барамуки из Общества Справедливости и Равенства долго им доказывали, что они делают глупость, о которой потом пожалеют, но те ничего не хотели слушать.

– Как они могут нас обмануть? – говорили участники третьего общества, – Ведь это ж вы нас обманывали. А ели они против вас, значит, они за правду!

Верховной общества Справедливости и Равенства ничего не оставалось, как ввести войска на территорию третьего общества, чтобы навести там порядок, и герои предыдущих войн были снова призваны на фронт. Однако на помощь восставшим общество Активности и Порядочности тоже ввело свои войска, что, по заявлению Верховной общества Справедливости и Равенства, было грубейшим нарушением межобщественного права. Началась новая война, в которой повстанцы в этот раз выступили на стороне Активности и Порядочности, и в неравном бою бойцы Справедливости и Равенство потерпели сокрушительное поражение. Братский союз распался, и глупые участники третьего общества побратались с участниками общества Активности и Порядочности, пообещавшими им каждому по пять апельсинов. Это было самым великим предательством равенства и братства за всю историю общества, ну и справедливости заодно, конечно, тоже.

Как потом оказалось, во главе бунта стояли подстрекатели из Общества Активности и Порядочности. Именно они всем участникам третьего общества сказали, что их обсчитывают, и что терпеть этого больше нельзя. И ими было сказано, что их обманывают благодаря хитрому Закону, в котором прописано, что все имеют только право на пять апельсинов, а что должны их реально получить, не написано. Во что поверить могли только неграмотные обезьяны, ибо каждая образованная барамука из общества Справедливости и Равенства знала, к чему приводят подобные рассуждения. И то, что барамуки из третьего Общества примкнули к вражьему обществу, только лишний раз подтверждает их глупость. И потому не было никаких сомнений в том, что они в этом сами скоро о ней пожалеют.

Пока участники Общества Равенства и Справедливости ожидали перемен, удручённые горем защитники союза пили и вспоминали былые светлые денёчки, когда они были на пике славы и довольствовались прибавкой к своей доле. Они рассказывали разные истории про совершённые в то время подвиги, и вздыхали. Хуже же всего было то, что, когда за время торжества равенства и братства барамуки получали больше, они сквозь пальцы смотрели на то, что разделюки незаметно повышают цены. А когда они остались с одной только долей, которая была раньше, то оказались в положении, которое было хуже, чем то, которое было до наступления равенства и братства.

Возвращать цены разделюки почему-то обратно не захотели, и барамуки поняли, что оказались на таком уровне обделённости, какого раньше ещё не было. Все ходили голодные, и злые, и плакали по развалу Великого Братского Союза.

Однажды барамуки спросили Умеющую Считать до Бесконечности:

– Ты жалеешь о развале Великого Братского Союза?

– А вы хотите, что я жалела?

– Конечно! Кто не жалеет – тот предатель!

– Что же у вас получается: либо ты хочешь союза, который не может не обделять другое общество, либо предатель? А как же быть тому, кто не хочет не обделять других, не предателем быть – неужели для него нет места под солнцем в вашей системе?

– Ты что-то такое слишком сложное говоришь! – загалдели барамуки, – Ты проще отвечай: да или нет. Вот если жалеешь, значит, ты за нас, а если не жалеешь, то, значит, за нашив врагов. Вот это мы понимаем. А остального мы понимать не хотим! Так что не надо юлить – отвечай: да или нет?

– Ну если вы не хотите менять формулировки на более адекватные, то, значит, вам не нужно, чтобы я тоже шла вам навстречу. А значит, сами и виноваты в том, что не достойны сожаления.

– Предательница! – закричали барамуки! – Вот мы и раскрыли твою гнилую суть! Ненавидим тебя, ненавидим!

Через некоторое время произошло событие, которое окончательно подтвердило мудрость тех, кто ратовал за братский союз: барамуки третьего общества не получили свои пять обещанных апельсинов от общества Активности и Порядочности. И более того, сыграв на абсолютном доверии, некоторые особо активные деятели Активности и Порядочности сумели многих из них обделить ещё сильнее, чем это делало общество Справедливости и Равенства.

Продолжение следует...

Радикальный анархист

Европа наизнанку ч. 2 (бонус к теме «Империя, которую скрыли")
  • danila
  • 4 декабря 17:35
  • Промо

"Кто о чём, а вшивый о бане" - эта пословица отнюдь не относилась к средневековому Западу. Античный мир возвёл гигиенические процедуры в одно из главных удовольствий, достаточно вспомни...

Новые антироссийские санкции США «пролетают» мимо цели

11 декабря американский конгресс собирается в очередной раз вводить новые антироссийские санкции в разных секторах экономики. Такое навязчивое стремление наложить на РФ ограничения обусловлено лоббиро...

Откровения бывшей англофилки. Часть 7. Британские острова до вторжения паразитов

В Британии когда-то была ведическая цивилизация. Британия была маленькой частью громадной высокоразвитой ведической Империи. В так называемые Тёмные века она была стёрта с лица земли. Социальные параз...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Загрузка...
    Роман Дудин 2 декабря 08:06

    Откуда берётся дерьмо?

    А задумывались ли вы когда-нибудь, почему у хищников дерьмо пахнет на порядок отвратительнее, чем у травоядных? Почему у вегетарианцев оно удобрение, готовое сразу к использованию, а у мясоедов оно яд, которому ещё надо перегнивать несколько лет, после чего он только станет удобрением? Кстати, у растений тоже есть свои шлаки, которые они выводят через к...
    202

    Эпилог

    Когда Умеющая Считать до Бесконечности со своей компанией отделилась от общества Справедливости и Равенства, участники других обществ увидели, что в её компании каждый получает по целому апельсину, и многие из них тоже захотели к ней присоединиться. Так её общество стало разрастаться со временем потребовалось официальное название. Название ему было дано...
    182

    Глава 29. Как общество столкнулось с экстремизмом

    Однажды, в начале очередного деления апельсинов Умеющая Считать до Бесконечности встала между апельсинами и общественностью. В руке она держала палку, и постукивала ей об ладонь , что было первым случаем в истории всех обществ, когда обезьяна взяла в руки палку, ибо до этого чего только не приходило брать в руки обезьяне, но только не палку. А позицию о...
    142

    Глава 28. Как общество было предано.

    Однажды Умеющая Считать до Бесконечности встала раньше всех и увидела, как какая-то обезьяна бегает по территории общества Справедливости и Равенства, и разбрасывает листовки. Это была вражеская диверсантка. Подняв одну из них, Умеющая Считать прочитала «Верховная общества Активности и Порядочности вам не враг. Ваш истинный враг – Верховная общества Спр...
    290

    Глава 27. Как общество преодолело кризис

    С той поры, как сражения между обществами стали регулярными, Верховной было уже давно не до апельсинобола. Оборона Свойнины поглотила её полностью. С утра до ночи Верховная только и думала, что о поднятии обороноспособности своего общества. И если общество Справедливости и Равенства могло до сих пор существовать, то это только благодаря работе Верховной...
    306

    Глава 25. Как общество боролось за мир

    Когда в следующий раз два Общества делили двести апельсинов, два огромных войска стояли на страже и бдительно следили за тем, чтобы чужая сторона не позволила себе взять ничего лишнего. И готовы были кинуться в бой, чтобы защитить свою Свойнину от вражеской агрессии. В такой форме и происходили все дальнейшие деления, ибо только по-другому нельзя бы...
    321

    Глава 24. Как общество вело информационную войну

    Потери в бою обоих обществ были столь существенны, что даже по прошествии долгого времени о них ещё продолжали вспоминать так, как будто это произошло совсем недавно. По поводу произошедшего ещё было сделано очень много официальных и неофициальных заявлений, написано много историй, и высказано много различных мнений. Было проведено много разбирательств,...
    333

    Глава 23. Как общество стало Великим

    Когда Верховная Общества Справедливости и Равенства вернулась восвояси, она была в замешательстве. Первым делом нужно было посчитать собранные апельсины, и подумать, как обратить в свою пользу создавшуюся проблему, ибо настоящий лидер из любой проблемы всегда должен уметь извлекать пользу. То, что апельсинов они успели собрать меньше, чем противники, бы...
    341

    Глава 22. Как появились межобщественное право

    Однажды оказалось, что общество Справедливости и Равенства не единственное, кто занимается делением апельсинов. Обнаружилось ещё одно общество, в котором тоже сто обезьян делит между собой сто апельсинов. И что оно тоже имеет закон, согласно которому каждая обезьяна имеет право на пять штук, что ещё раз подтверждало, что пять – самое правильное число. И...
    311

    Глава 21. Как в обществе зародилась духовность

    Однажды барамуки сидели, и скучали. Умеющая же Считать до Бесконечности в то время сидела и создавала какую-то теорию. Не зная, чем себя развлечь, барамуки пошли к ней и изобразили интерес:– Да что же ты там такого всё пишешь-то? – Я работаю над вопросом, почему мир устроен так, как устроен. – ответила она, – Например: почему в нашем обществе всегда ров...
    906

    Глава 20. Как в обществе появилась вера

    Поскольку в настоящем демократическом обществе каждому его участнику присуще иметь своё мнение, общество Справедливости и Равенства отличалось их разнообразием. Одни его участники привыкли к тому, что никогда не получают обещанных пяти апельсинов; другие же наоборот, верили, что в этот раз обязательно всё получится. Популярным это ожидание стало после т...
    2033

    Глава 19. Как в обществе появилась Служба Демократической Безопасности

    С тех пор, как с воровством в обществе Справедливости и Равенства было покончено, отношение его участников к Верховной изменилось. Одни по-прежнему продолжали кричать, что она не умеет считать, другие же стали заявлять, что она самая умная и достойная, и молиться на то, чтобы её власть всегда была сильная и крепкая. Так в оппозицию оппозиционерам среди ...
    1880

    Глава 18. Как общество боролось с воровством

    Однажды Умеющая Считать создала теорию, согласно которой каждой обезьяне требуется для полноценного питания получать один апельсин за раз. Если же их потреблять больше, то апельсины приедаются, становятся невкусными, и даже могут вызывать отвращение, и потому, согласно её теории, смысла в объедании ими особого нет. Поэтому каждой обезьяне для полного сч...
    2165

    Глава 17. Как в обществе возникло правосудие

    Несмотря на то, что в теории Закон демократического общества был гарантом справедливости, на практике достичь такого положения никак не удавалось. И даже если любое ответственное лицо действовало по закону, это совсем не гарантировало ему не только справедливости, но и даже иногда и безопасности.Например: выдавала Верховная разделюкам по пять апельсинов...
    2245

    Глава 16. Как общество набиралось знаний

    Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое. Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут...
    2116

    Глава 15. Как общество богатело

    Однажды у одной разделюки случились с Верховной какие-то разногласия. Какие именно в деталях, точно не известно, так как они происходили в узком кругу высшего класса, а барамуки его делами имели обыкновение не интересоваться. Единственное, что известно – это то, что разделюка по поводу чего-то выступала против Верховной, а та предложила ей тридцать апел...
    2544

    Глава 14. Как общество процветало

    Поскольку апельсины съедались, а корки оставались, последние постепенно накапливались в большом количестве. А поскольку апельсины всем очень нравились, а корки пахли апельсинами, барамуки не спешили их выбрасывать. Они собирали их, накапливали, и наслаждались их запахом. У корок было одно очень важное достоинство: они не расходовались и не протухали (ес...
    2291

    Глава 13. Как в обществе отстаивалась честь.

    Однажды барамуки сидели и скучали. Всё то у них было: и демократические права, и свободы, и образованность, и всё же чего-то не хватало. Ну или, может, наоборот: ничего-то у них не было, а хотелось, чтобы хоть что-то было – им барамукам, виднее. И вот однажды они поняли: не хватает им чести. Честь участника общества должна была стать для него тем, чт...
    2822

    Глава 12. Как в обществе крепла мораль

    Поскольку официальная его идеология общества Равенства и Справедливости провозглашала честность и доброту, все его участники должны были быть ярким примером этих качеств. И таковыми они и были, независимо от того, оставались ли они простыми барамуками, или становились кем-то повыше. Мораль в каждой участнице общества была столь сильна, что она готова бы...
    2707

    Глава 11. Как в обществе росло правосознание

    Поскольку Закон общества Справедливости и Равенства был так устроен, что одна его трактовка приводила к одному результату, а другая – к другому, то все его участники научились понимать, что правды в этой жизни бывает две: выгодная и невыгодная. И даже если чужая правда ничуть не менее логичная и последовательная, это был ещё не повод её признавать. Ибо,...
    2855
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика