• РЕГИСТРАЦИЯ

Глава 16. Как общество набиралось знаний

6 998

Задним числом добавляю в сборник новую версию 16 главы взамен старой.

Когда Верховная раздавала разделкам их доли, они говорили про неё, что она не умеет считать. Когда они раздавали барамукам их доли, те говорили про них то же самое.

Свою политическую позицию каждая барамука при случае высказывала в адрес всех окружающих: все вокруг дураки, потому, что власть не может правильно поделить апельсины, а остальные не могут избрать такую власть, которая бы могла. Всё это высказывалось с такой уверенностью, при которой не могло быть и тени сомнения в том, что высказывающая может чего-то не понимать.

Аналогичным образом вели себя и разделюки, с той только разницей, что их претензии высказывались уже не всем, а только в адрес равных по положению и Верховной, а в отношении барамуков почему-то вели себя достаточно тихо и никогда не попрекали их за то, что они не умеют считать. В отношении же самоуверенности они тоже почему-то вели тоже более спокойно, поглядывая на свои апельсины и на дольки барамуков. Верховная же вообще ни к кому ничего не предъявляла, а вела себя абсолютно спокойно, делая своё дело молча, и никого ни о чём не спрашивая. В силу чего в обществе прослеживалась парадоксальная закономерность: чем выше были обезьяны о социальной лестнице, тем меньше кричали о том, что все дураки и не умеют считать.

По опыту жизни в обществе все участники дележа знали, что больше всего достаётся тем, с кого начинают делить. Поэтому основное решение всех проблем типичный участник общества Справедливости и Равенства видел в том, чтобы начинали делить всегда именно с него. А поскольку недостача полагающегося по праву называлась «они не умеют считать», то неумение считать получалось – непонимание порядка, с кого надо начинать деление.

Когда каждая барамука доказывала всем остальным, что делить апельсины надо начинать с неё, никто не хотел её слушать. А поскольку при этом никто ещё и ни разу не хотел попробовать именно то, что она предлагает, а все сразу отмахивались от неё, из этого следовал логичный довод, что все они идиоты. Ведь, только же идиоты будут утверждать то, чего ещё не проверяли? А когда она постоянно приводила этот довод окружающим, ей отвечали, что она сама идиотка, но сам довод так и оставался не опровергнутым, из этого следовало ещё одно подтверждение тому, что её окружают идиоты. Ведь, только же идиоты будут отрицать то, что опровергнуть не могут? Отсюда получалось объяснение тому, почему общество не может себе избрать власть, которая даст ей полагающиеся пять апельсинов: как же оно может это сделать, если все вокруг такие идиоты?

Умеющая же Считать до Бесконечности тоже не оставляла попыток добиться своей правды, и по-прежнему пыталась объяснить участникам общества свою арифметику. Но поскольку разговаривать со всей толпой было бессмысленно, она стала пробовать индивидуальный подход, предлагая каждой обезьяне свой проект переобучения общества. На что типичная барамука всегда отрезала «Ты ничего не изменишь!», и отворачивалась, зажимая уши. Когда же Умеющей Считать это надоело, она один раз сразу начала со слов: «Почему вы так не хотите, чтобы я что-то изменила?», на что она получила ответ: «Не мы, а они!». Так было сделано неожиданное открытие, что фраза «Ты ничего не изменишь!» означает не «Мы тебе не позволим», а «Они все идиоты, и поэтому тебе не позволят ничего изменить!».

Впрочем, открытием такой расклад дел был только для Умеющей Считать до Бесконечности; продвинутые же барамуки знали об этом всегда, и вели себя в соответствии с этим с самого начала. А когда об этом узнала Умеющая Считать до Бесконечности, то и она, наконец, стала разговаривать в соответствии с этим: «Давай обо всех них потом, а пока что начнём с тебя. Скажи, а что тебе лично мешает, например, проверить, всё ли ты знаешь о положении дел?». В ответ следовало: «А мне это не надо, потому, что я и так, всё, что нужно, знаю!» – «И что же ты знаешь?» – спрашивала Умеющая Считать. Барамука отвечала: «Я знаю, что кругом один обман, и что вместо пяти обещанных апельсинов мне дают маленький кусочек дольки. Я знаю, что все, кто обещают больше, в очередной раз обманут. Я знаю, что это потому, что все вокруг – идиоты, которые не способны избрать нормальную власть. И я знаю, что изменить это невозможно, потому, что эти идиоты неисправимы!» – «А ты знаешь, что весь идиотизм начинается с того, что так все именно так про всех и говорят, а для того, чтобы не быть такими же, надо знать кое-что ещё?» – спрашивала Умеющая Считать. «И что же ещё такого надо знать?» – равнодушно усмехалась барамука, – «А знать надо то, сколько будет на самом деле сто поделить на сто, и почему, когда обезьяны этого не знают, происходит то, что происходит. И чтобы это знать, надо учить арифметику, по которой я для вас приготовила программу обучения, и изучать вопрос, кто и насколько в данной ситуации является виноватым во всём том, что по причине его незнания случается!» – отвечала Умеющая Считать. На это шли возражения, что барамука всё знает, и утверждения, что сто поделить на сто будет пять, и десять поделить на десять будет пять. И что так всегда было, есть и будет, и что она это точно знает, и что любой это подтвердит, и ничего иного она и слушать не хочет. И что если Умеющая Считать этого не знает, то, значит, знает меньше неё. И что, это Умеющей Считать надо у неё учиться, а не наоборот. И далее шёл целый поток поучений на тему, что Умеющей Считать надо знать, и как ей надо составлять учебники, и как надо идти к остальным и учить этих идиотов уму-разуму.

Поток поучений был столь сильным и нескончаемым, что Умеющая Считать чувствовала искушение по-барамучьи заткнуть уши и отвернуться, но всё же продолжала решать вопрос своими методами. Но когда она пыталась что-то возражать, барамука повышала громкость и заглушала её слова своим криком. Когда же последняя, наконец, всё высказала, что имела сказать, то заткнула уши пальцами и отвернулась.

Когда Умеющая Считать общалась с другими барамуками, то с ними чаще всего повторялось то же самое, но иногда ей попадался и другой тип, которые соглашались, что десять поделить на десять будет пять – сомнительно, и что создаётся впечатление, что должно быть не пять, а меньше. Но тем не менее, утверждение, что всё общество может так ошибаться, для них казалось ещё более сомнительным, и они недоверчиво качали головой. И когда такая барамука разговаривала с Умеющей Считать наедине, то выступала неуверенно, однако стоило ей оказаться в толпе таких же, как она, как они все начинали кричать «Мы точно знаем!» и после этого всем хором поучать Умеющую Считать всем барамучьим знаниям.

Изредка Умеющей Считать встречался ещё и третий тип барамук, которые не особо любили толпу, а держались больше особнячком. А на утверждение о том, что всё общество может ошибаться, говорили, что это вполне может быть, только на предложение научиться считать по-другому отвечали: «Хорошо, только давай, как-нибудь потом…», и возвращались к своим делам. При этом последний тип встречался гораздо реже, чем второй, а второй гораздо реже, чем первый. Так Умеющей Считать было установлено, что толпа демократического общества не совсем однообразна, и единый подход к ней не всегда годится.

После совершения этого открытия Умеющая Считать взялась за исследование: она стала опрашивать всех своих респондентов, кто и до скольких умеет считать. Третий тип опрошенных показывал способность досчитать до пяти, а дальше честно признавался, что не знает, какие далее идут цифры. Второй тип досчитывал до четырёх, а после этого заминался, чесал затылок, и пытался напряжённо что-то припомнить. Первый же тип долго спрашивал, зачем это всё нужно, и спорил по этому вопросу, а после долгих уговоров показывал свою способность уверенно досчитать до трёх и после этого сразу переходил к поучениям, что Умеющей Считать до Бесконечности надо перестать заниматься опросами, и начать учить окружающих идиотов, с кого надо начинать деление. Так умеющая Считать до Бесконечности вывела теорию, что класс барамуков внутри себя отражает строение всего общества в целом: громче всех кричат о неумении считать других барамуки, которые умеют считать менее остальных. И аналогичным образом устроено всё общество в целом.

Однажды в обществе был объявлен конкурс на самое интересное сочинение на тему «О чем мы не знаем?». В условиях конкурса требовалось привести самые актуальные теории, самые сенсационные открытия, и самые сногсшибательные факты о проблемах общества. Все активные барамуки, которым было, что поведать общественности, кинулись строчить статьи о необходимых для общества знаниях. «Наши власти не умеют считать и не могут нормально поделить апельсины! Закон не соблюдается!! Нет порядка, нет справедливости, нет равенства!! Нет демократии в конце концов!!! Кругом недочет апельсинов!!! Тут нехватка, там нехватка – кругом одна нехватка!!! Обезьяны дерутся из-за маленькой дольки, а власти ничего не делают, чтобы обеспечить общественность нормальным заработком!» – писали барамуки и соревновались в объёме изложенного материала.

Чем больше в сочинениях излагалось проблем, тем больше оно набирало плюсов. Третье место заняло сочинение, поводящее вывод "Во всём виновата Верховная – она не умеет считать, и поэтому не может выдать разделюкам их доли, чтобы они правильно распределили каждому по пять апельсинов!". Второе заняло сочинение с выводом "Во всём виновата Верховная и её разделюки – они все сплошь не умеют считать, и она недодаёт им, а они ещё больше недодают нам, и пока они не научатся, нам по пять апельсинов не видать!". Первое место заняло сочинение, заканчивающееся выводом: "Всё вокруг сплошь придурки, от Верховной до твоих соседок-барамук, уважаемы читатель, и они все не умеют считать, и не могут избрать тех, кто умеет, и пока они все не поумнеют, ничего не изменится. Ну ты-то нормальная обезьяна и всё понимаешь, и если бы все были такие, как ты, то каждый бы давно уже имел по пять апельсинов!" Это сочинение понравилось каждому, и каждый поставил свой плюс, кроме Умеющей Считать до Бесконечности.

Сама Умеющая Считать до Бесконечности представила на конкурс свою теорию счёта со своими недавними открытиями. Начиналась её работа так: "Все знают, что всех в обманывают, но никто не знает, какова в этом собственная вина. А виноватых надо начинать искать с самих себя, но никто этого не хочет делать, потому, что чем меньше знает, тем больше уверен в том, что всё знает лучше всех".

Далее шла статистика опросов и сделанных из них выводов, а затем главная мысль: "Нельзя правильно поделить апельсины, если сами права на раздел неправильно распределены. Если участник не умеет правильно считать, но получает право голосовать за то, чего не понимает, то этим самым он обделяет других. Потому, что если он не отвечает за свой выбор, то может сделать неправильный, который приведёт к обману его, и того, кому по его вине придётся быть принудительно обделённым....".

Однако, сочинение Умеющей Считать до Бесконечности не получило не только ни одного плюса, но даже ни одной рецензии – ни хорошей, ни плохой. Создавалось впечатление, как будто её сочинение просто не участвовало в конкурсе.

Умеющая Считать до Бесконечности лично проверяла, выложена ли её работа среди остальных, и убеждалась, что выложена, однако эффект невидимки продолжал оставаться. Всё это было для неё странно, так как она рассчитывала хотя бы на критику (и готовилась от неё отбиваться), однако не получала даже критики.

В остальном конкурс наделал много шума, и успех мероприятия мотивировал общество через некоторое время провести новый конкурс на эту тему. Была объявлена тема «Чего мы ещё не знаем?», и снова заданы условия привести самые актуальные теории, сенсационные открытия, и сногсшибательные факты. Ибо демократическое общество не должно стоять на месте, а должно всё время стремиться к новым знаниям. И снова барамуки, которым было, о чём ещё поведать, кинулись строчить новые сочинения.

Умеющая Считать до Бесконечности снова предоставила свою теорию, в надежде, что, может быть, хоть в этот раз будет хоть какая-то реакция. И реакция в этот раз появилась:

– А это всё уже было, это нам не интересно, давай что-нибудь новое! – сказали судьи конкурса.

– Так значит, вы всё же заметили мою работу, а что же вы тогда никак на неё не отреагировали?

– А на что там надо было отреагировать – мы что-то не помним?

– Так если вы не помните, о чём там, то, как же вы смогли запомнить, что это было?

– Мы не помним, о чём там было, но помним, что это было!

– И как же вы так смогли запомнить?

– Да очень просто: мы помним, что там было что-то непонятное, а что именно, мы не запомнили.

– Ну так если вы не помните, о чём там, то зачем вам тогда новое, если для вас старое всё равно как новое будет?

– Нет, если мы не запомнили, значит, там было не интересно. А запоминать, что именно, мы не обязаны. И заново читать, чтобы узнать, что именно там было неинтересно, нам тоже, знаешь ли, не интересно!

– А как же вам могла оказаться неинтересна самая актуальная мысль по теме, на которую вы сами же и устроили конкурс?

– А что там было актуального – мы даже не поняли, о чём там вообще? И зачем тратить время на то, что непонятно, когда есть куча работ, где всё понятно и интересно?

– А как же вы определили, что вам непонятно потому, что это не актуально, а не потому, что это просто выше вашего понимания?

– Ну что значит – как определили? Взяли и определили. А как надо ещё было определять?

– Ну так вы бы написали свою критику. Я бы на неё ответила. И если бы мне нечего оказалось ответить, то тогда да – было бы понятно, что проблема в моей работе. А если бы возразить оказалось нечего вам, тогда бы приняли мои доводы. А дальше бы ответили на вопрос, как могут быть не самыми актуальными в данной ситуации те выводы, которые я сделала в своей работе? И если на этот вопрос не сможете ответить, то тогда извольте признать, что моя работа самая актуальная. А как ещё иначе можно определять?

– Не-е-е, мы так не хотим. Мы хотим так: нравится – читаем, не нравится – бросаем, и идём читать то, что нравится. И не перед кем чтобы не отчитываться за то, что нравится. Потому, что у нас свободное общество, и никто никому ничего не обязан.

– Тогда зачем вы написали в условиях конкурса, что вам нужны самые сенсационные открытия, если вы не способны адекватно отреагировать на то, что вам предоставляют. Написали бы «Самые сенсационные открытия в пределах нашего понимания и ничего сверх этого»?

– Наш конкурс – как хотим, так и пишем! А не нравится – не участвуй и создавай свой.

– То есть вы отказываете мне в возможности участвовать в вашем конкурсе?

– Ну почему же? Ты можешь участвовать наравне со всеми, просто придумай что-то новое!

– Что значит – придумай новое??? Как можно придумать новую правду? Ведь правда на то и правда, что её новую придумать нельзя! Это ваши смысловые спекуляции можно придумывать бесконечно в разных комбинациях, а правда может быть только одна. И другой правды я сочинить не могу! Поэтому вы должны принять мою работу такой, какая была, и отреагировать так, как полагается реагировать на правду.

– Это всё отговорки, потому, что ты не можешь сочинить ничего нового, в то время, как вокруг целая куча авторов, куда более интересных и плодовитых!

– И как же вы определили, что это я не могу написать ничего актуального, а не вы не можете понимать актуальность?

– Ну что значит «Как определили»? Взяли и определили: это ж видно: ты не продуктивная, в отличие от других авторов, и ты это знаешь, и ты им завидуешь, потому, что им все плюсы ставят, кроме тебя! И потому это всё твои отговорки, и не надо говорить «нет» – мы точно знаем! А если ты не можешь ничего нового написать, значит, ты не интересная, а работу неинтересного автора тем более читать не хочется! И работу мы твою не пропустим, и больше ничего знать не хотим! – ответили судьи конкурса, и зажав пальцами уши, отвернулись.

Так работа Умеющей Считать до Бесконечности была дисквалифицирована, и это всем показало, что она не только не интересна, но и не продуктивна. А самой ей, если она потом пыталась с кем-то спорить, говорили: "Если ты такая умная, то где же твоё признание?".

Продолжение тут

Радикальный анархист

Акционеры ЮКОСа, дежавю и белоснежный песок

✔ Международный арбитражный суд в Гааге постановил, что государство осуществило полномасштабную атаку на ЮКОС и его бенефициаров с целью обанкротить эту компанию. Судом установлено, что...

Веселые истории о нас. № 14

Кажется, в 2012 году, появился ролик-послание " I, pet goat II ". Обратите внимание на то, что сейчас происходит в Китае.Короновирус в Китае, - это случайность или показательная порка? ...

Глубинный народ нытиков – cамое страшное, что произошло с нашей страной!

Самое страшное, что произошло с нашей страной, с нашим народом, и что вероятно очень сильно упустила власть, это то, что образовался «глубинный народ нытиков».Не знаю, сколько их, надею...

Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Роман Дудин Вчера 11:38

    Подход к прилавку по-социалистически

    В наше время мало кому, наверное, приходится стоять в очередях за продуктами больше нескольких минут. И то, скорее в качестве исключения – в самом большом гипермаркете, в выходной день. Да и покупки в наше время какие-то другие: набирает покупатель целую тележку, и катит к автомобилю на стоянке. И самое главное, куда это всё потом девается – через неско...
    268
    Роман Дудин 19 февраля 10:05

    Что такое победобесие

    Когда мне впервые довелось услышать это слово, я не придал ему особого значения (ну придумал кто-то новое слово, и придумал). Но однажды, понаблюдав за поведением одного весьма эмоционального контингента, мне открылся кое-какой его смысл, который, я даже и не знаю, вкладывал ли автор этого слова в него. Есть два вида людей. Для одних истина – это...
    196
    Роман Дудин 18 февраля 12:59

    Кому нужна свобода слова?

    Защитники культа личности часто предъявляют мне, что я слишком сильно упираюсь в свободу слова, а толку от неё, мол, никакого: сейчас власть обирает людей, а люди только беспомощно только возмущаются могут, а сделать ничего не сделают. Таким оппонентам я всегда говорю, что такие доводы они сами могут приводить только потому, что какие-то остатки этой св...
    224

    Самодурь и чужедурь

    Слово самодур придумано для обозначения того, кто злоупотребляет властью навязывать другим свою волю, плевав на их мнение по этому вопросу, на общепринятое понимание приемлемого, и на чьи-либо доводы. Навязываемые положения для жертв самодура сочетают неправоту и вредность, и искреннее с ними согласие было бы уничижающей глупостью, а потому мириться с э...
    92
    Роман Дудин 16 февраля 09:58

    Основной феномен курятника

    Есть два вида людей. Одни живут по принципу «Не делай другому того, чего не хочешь себе». Другие по принципу «Нагибай другого так, как не позволяй нагибать себя». Суть последних в том, что им не может быть хорошо без того, чтобы кому-то другому обязательно не стало плохо. Поэтому их можно охарактеризовать одним простым словом: паразиты. Проблема пара...
    134
    Роман Дудин 13 февраля 18:02

    От ереси до экстремизма

    А задумывались ли вы когда-нибудь, почему в средневековье простых разбойников быстро вешали, а еретиков медленно сжигали? Я понимаю так: разбойник с большой дороги – это преступник, который опасен в основном низшим слоям общества, неспособных позволить себе достаточную охрану. А еретик – это иноверец/инакомыслящий/учёный человек, отклоняющийся от пр...
    136
    Роман Дудин 12 февраля 17:43

    Псевдоопозиция

    Людям свойственно мыслить по-разному. Это естественно и нормально. И это даже хорошо, потому, что если бы они все мыслили одинаково, то были бы роботами, не способными к какой-либо индивидуальности. А именно она и делает их людьми. Суть разброса образно можно представить так. Бросаем спичечный коробок на пол. Если вам нужно бросить его так, чтобы...
    122
    Роман Дудин 11 февраля 23:58

    Враги человечества. Часть 2

    Продолжение темы, начатой тут. Если вы посмотрите в словаре новояза значение слова патриотизм, то вы найдёте слова о любви к родине, к своему народу и своим близким, и других позитивных вещах, не имеющих ничего общего с негативными ассоциациями. Однако если вы посмотрите вокруг, то увидите совсем не тот расклад, который можно было бы ожидать, исходя ...
    158
    Роман Дудин 11 февраля 11:25

    Капитализм и тоталитаризм в одном флаконе.

    Понятие «тоталитаризм» у многих ассоциируется с советским режимом (и именно по этому защитники социализма на это слово столь остро реагируют), но меж тем оно применимо к любому режиму, тотально ограничивающему человека в правах и свободах. В мире полно примеров того, когда капиталистическое общество является тоталитарным, и по сути оно относится не к эк...
    301
    Роман Дудин 10 февраля 18:27

    Враги своего народа

    Бывает так, что так, что система держит людей за пушечное мясо и расходный материал, а они с энтузиазмом готовы идти воевать за её интересы, и ещё и гордятся этим. И чем циничнее она к ним относится, тем фанатичнее они этому предаются, а любую критику этой системы они это воспринимают, как оскорбление своих святынь, и кидаются на оппонента, как на в...
    403
    Роман Дудин 8 февраля 15:44

    Наполеон, шовинизм, и русский штык

    Прежде, чем переходить к основной части, сделаем небольшое отступление, разберём некоторые технические нюансы линейной пехоты. Линейная пехота – это такие подразделения, которые идут в бой ровным строем, стреляют залпом по команде, и штыковой бой принимают тоже ровным строем. Если огонь противника роет дыры в рядах бойцов, то они перестраиваются...
    262

    Как они читают

    /доработанная версия/ Если вы пишете статью не для того, чтобы подогреть свой карман или своё тщеславие, а чтобы что-то изменить в этом мире (например, убавить количество заблуждений по какому-то вопросу), то не имеет значения, сколько людей с вами согласятся из тех, кто и без этого думает точно так же. Важно только количество тех, кого вы сумеете пе...
    246
    Роман Дудин 7 февраля 20:37

    Враги человечества

    Любить свою семью абсолютно естественно для каждого нормального человека. Желать счастья своим потомкам, радоваться достижениям предков и жалеть об их неудачах. Но продолжать род своей семьи естественно соединением с другими семьями. И продолжение рода (и дела) своей семьи есть одна из форм любви к ней. А соответственно, проявлением оной является так же...
    249
    Роман Дудин 7 февраля 19:38

    Как в РККА коммунизм пытались строить

    Когда я заявляю, что большевики коммунизма не строили, это совсем не означает, что ни один человек, называющий себя большевиком, не верил в то, что строит коммунизм. Не означает так же, что никто из них не делал ничего, что могло бы посодействовать его строительству, если бы его действительно собирались строить. Это лишь означает, что его не строили...
    642
    Роман Дудин 2 февраля 15:19

    Какого Бога в Конституцию записать хотим?

    Оставим на минуту споры о том, есть ли бог, и на временно дружно все допустим, что есть. Чем он должен заниматься – наверное, вести непримиримую борьбу со своим вечным врагом дьяволом. А кто у нас дьявол? Отец лжи (такая должность за ним числится бессрочно). Теперь чем ложь отличается от правды – тем, что правда утверждает то, что есть, а ложь проти...
    416

    Синдром "геббельсовской правды"

    Антоний Великий говорил: «Настанет время, когда девять больных придут к одному здоровому и скажут «Ты болен, потому, что ты не такой, как мы»». И такие времена периодически настают. Появляются деятели, действующие по принципу «Мы будем повторять ложь до тех пор, пока она не станет правдой». «Мы будем повторять ложь до тех пор, пока она не станет пра...
    536
    Роман Дудин 29 января 12:21

    Как я понимаю разницу

    Когда стало ясно, что поражение Германии во Второй Мировой неизбежно, наметилось интересное явление: Гитлер продолжать гнать свой народ в бой до последнего. Безо всякого смысла, без какой-либо разумной надежды, просто гнать на убой до самого конца, чтобы продолжить предсмертную агонию как можно подольше. Для думающего человека сам собой возникал воп...
    1291

    Откуда они берутся

    Иногда встречаются такие оппоненты в идейных вопросах, у которых несоответствия и тут и там, и которых тычешь носом в их проблемы, а им это всё, как с гуся вода, и они продолжают вести себя так, как будто это не они должны исправляться, а ты. Суть этого дела заключается примерно в следующем. Представьте (образно) что человек стоит перед выбором, каку...
    1082

    Неприятие нового. часть 2

    Продолжение темы, начатой тут Есть такая категория людей, у которых проблемы с пониманием новых идей. Когда им объясняют какую-то новую концепцию, их мозг оказывается способным работать только в одном направлении: это бред, который никому не нужен. Когда Жюль Верн написал роман, в котором предсказал появление автомобиля, факса и электрического сту...
    763

    Неприятие нового. часть 1

    Человеку преподнесли новую концепцию, радикально меняющую его подход к какому-то вопросу, человек крутит пальцем у виска, говорит «Это бред!». Концепция может быть рациональной, перспективной, актуальной для всех и для него тоже, но реакция «Это бред!» у некоторых всё равно будет неизменно. И с этими людьми вроде бы нет проблем в других вопросах, но...
    730
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика