• РЕГИСТРАЦИЯ
Коронавирус. Последние новости

Часть 4. Манеры и приёмы

1 272

Продолжение темы, начатой тут, рекомендуется чтение сначала

§1. Мракобес и признание

Для просветителя есть объективная реальность, которая есть такая, какая есть, независимо от чьих-то убеждений. И в этой реальности есть факты, где на одни доводы есть вразумительные возражения, а на другие нет. И если просветитель приводит такие доводы, на которые оппонент ничего вразумительного возразить не смог, то это для него считается доказательством истины. Мракобес может занять позицию «а всё равно не соглашусь», но это ничего не изменит: после этого всё пойдёт так, как пойдёт, а не так, как требует мракобес.

У мракобеса понимание дела другое. Для него нет никакой объективной реальности, отдельной от его видения дела. Для него его видение дела и есть объективная реальность. А потому он и не видит смысла в каких-то понятиях о соответствующих объективной реальности доказательствах. И единственным способом доказательства у него получается заталкивание в чужую голову своего видения вещей. Остальное для него субъективщина. Поэтому для него опровергнуть оппонента не значит привести доводы, на которые тому нечего возразить. Для него опровергнуть значит кого-то переубедить. Если это удаётся сделать, значит, истина для него восторжествовала. Если нет, значит, зря тратил время.

Т.о., если для просветителя главным критерием правоты является приведение неопровержимых доводов, то для мракобеса главным (и единственным) критерием правоты оказывается признание его утверждений оппонентов. Других вариантов в его модели быть и не может, поэтому он всегда давит на то, чтобы получить признание/согласие. Если это получено, значит, цель достигнута; других целей у него нет.

§2. Мракобес и понимание

Если просветитель доказывает свою позицию последовательными построениями, то у мракобеса таковых нет, а потому он обычно он изыскивает другие методы, которыми можно добиться согласия оппонента. Ими оказываются самые косвенные способы воздействовать на его убеждения, к которым относятся внушение, рекламирование, заманивание на свою сторону, разжигания в нём желания верить, накатывание апломбом, давление авторитетностью стоящим за мракобесной позицией сил, и прочие приёмы затащить его на свою сторону. Воздействие этих методов он называет словом «понимание», и будучи подверженным такому пониманию сам, ждёт его и от другого. Однако проблема таких методов в том, что действуют они только на конформистски и не очень оппозиционно настроенный контингент; а на принципиальных оппонентов они принципиально не действуют. И это мракобес приучается понимать (жизнь его учит), только понимать в своём формате, где истина за ним, а оппонент просто тупой, и ничего не хочет понимать (в чём мракобес не виноват). Поэтому, когда он сталкивается с принципиальным оппонентом, у опытного мракобеса достаточно быстро срабатывает реакция «Чего тебе объяснять, если ты ничего не понимаешь?» и он уходит.

§3. Мракобес и мудрость

Если мракобесу задать вопрос, на который у него ответа нет, он может ответить: «А, ну всё с тобой понятно!», и выйти из диалога. В его понимании это означает: «Если ты думаешь, что ты умнее всех, то понятное дело, что ты ошибаешься. И тут и проверять даже ничего не надо – всё и так понятно, что ты не прав. А если ты этого не понимаешь, то и тратить на тебя время никто и не обязан».

Когда мракобес махает рукой и говорит «...потому, что таким, как ты, бесполезно что-либо объяснять!», это означает, что его убеждения основаны на таких объяснениях, которые прокатывают только у таких, как он. И когда он отказывается от диалога, он вполне правильно понимает конечный результат: его доводы приняты не будут. Это и называется «всё с тобой понятно». Так что в его словах присутствует определённое соответствие действительности. Знание наперёд определённых вещей является для него подтверждением того, что он умный, а последнее подтверждением всего остального. И эта частичная адекватность делает его убеждения особо стойкими. Так что присутствие частичного соответствия действительности в позиции мракобесов так же естественно, как содержание в палёной водке нужного градуса спирта – без этого её сбыт быстро бы прекратился.

§4. Мракобес и внимание

Вникать в основания чужой позиции мракобес не любит. В них он обычно вникает, либо надев защитный скафандр из своих убеждений, либо не вникает вообще. Если просветитель несёт новую концепцию, способную совершить переворот сознания, он разберёт старую в детальности, укажет её противоречия, задаст вопросы, на которые у оппонентов нет ответов, и обратит внимание на то, что его концепция этих недостатков лишена. Если мракобес противостоит просветителю, у него главный аргумент обычно один: противоречие конечных выводов учения того оппонента учению этого. Никакие внутренние вопросы в концепции оппонента мракобес может вообще не разбирать, потому, что он не захочет в ней даже и копаться. Он будет, наоборот, бежать от этого знания, как вампир от солнца, потому, что как только свет истины прольётся на тот мрак, в котором живут его заблуждения, он спалит всю его структуру, на которой держится столь удобное для него мировоззрение. Но поскольку в такой форме признать этот факт он тоже не может, ему в этом вопросе тоже нужно темнить, и потому объяснять своё поведение мракобес будет по-другому. Поэтому, если просветитель несёт настоящее познание, мракобесы сразу бегут в тень, и наносят свои удары уже оттуда.

Удар из тени строится по принципу: «...я не знаю, на чём строятся твои доводы, но я точно знаю, что они не правильные!». Далее может быть что-то вроде «Есть куча книг, в которых есть опровержения всего того, что ты утверждаешь, и тебе их надо все читать до тех пор, пока ты всё это не поймёшь. Я же твою теорию читать не должен, потому, что вероятность того, что все ошибаются, крайне мала, а того, что ошибаешься ты один – максимальна!». И в конце «Если ты не хочешь делать того, что я говорю, это ещё раз подтверждает, что ты мыслишь неправильно, а в теории неправильно мыслящих людей потому никто вникать и не обязан!».

Подобных логических построений ум мракобеса может сгенерировать очень много, потому, что для того, чтобы поучать тому, что есть в своей голове, мозг сильно напрягать не нужно, а для того, чтобы построить там что-то новое (а тем более, перестроить), нужно делать то, что мракобесы не любят – высунуть свою голову на дневной свет и разуть глаза.

§5. Мракобес и принципы

Сознание упёртого мракобеса подобно человеку, не снимающему очков, через которые он видит мир таким, каким они показывают. В продвижении своего учения активный он первым делом начинает с того, что оппонент должен одеть такие же очки (т.е., пройти все те программы обработки сознания, под которыми этот принял свои убеждения). Требовать последнее от оппонента ему столь важно, что он готов чуть ли не на что угодно, чтобы любым путём сподвигнуть его на это. Но если вдруг оппонент предлагает ему вариант «А давай я с твоим учением ознакомлюсь, а ты с моим так же досконально, как хочешь от меня, а потом сопоставим и обсудим», то ему вдруг это становится не очень нужно – нет, давай как-нибудь без этого. «В твоё я даже и вникать не буду, а ты, если не хочешь моё, то…», и опять дальше свою программу. Потому, что боя на равных между светом и тьмой мракобесы не любят, и те, кто конструировали рельсы, по которым ходит его мышление, это понимали, а потому сконструировали так, чтобы путь его мысли шёл в обход таких вариантов.

Виляния рельсов сознание мракобес не воспринимает, ибо в своих очках видит оно не дальше пары шпал впереди себя, а потому путь по рельсам для него всегда прямой, а сход с них – признак искривления. Исходя из этого, он вешает ярлыки на вещи. Если оппонент мыслит в унисон с его программой, то для него такой оппонент называется мыслящим правильно, а если вдруг начинает настаивать на ином направлении – такой называется идущий в дебри.

Сопоставлять свой ход мыслей с чужим, чтобы выяснить, какой прямее, мракобес не любит; он любит обвинять оппонента в кривизне на основании того, что путь того отклоняется от его пути. Далее традиционно идёт условие, что или оппонент должен встать на рельсы мракобесия, или дальнейшего разговора не будет.

§6. Мракобес и правильность

Если просветитель готов выслушивать оппонента до тех пор, пока тот последовательно строит рассуждения, то мракобес подходит к делу иначе. Последовательность доводов оппонента не имеет значения, имеет соответствие заданным установкам мракобеса. Если заданы установки «На Солнце пятен быть не может», то всё, что идёт против этого, будет отбрасываться, не зависимо от их оснований.

Вести диалог последовательно мракобес будет только до тех пор, пока чувствует, что его позиции ничего не угрожает. Но как только он почувствует поворот в ненужную ему сторону, он сразу переключится на режим «…дальше слушать не хочу!».

Например: мракобеса можно спросить: «Ты согласен, что если кто-то чего-то не проверял, то его утверждения не могут считаться состоятельными?» – он ответит: «Да согласен» – «А ты согласен, что, если один не проверял, и говорит одно, а другой, проверил, и говорит другое, то заявлении последнего весят больше?» – «Ну согласен» – «А ты согласен, что если ты телескоп не смотрел, а я смотрел, то из нас двоих ты как раз в роли…» – у него сразу проявится реакция: «Так, а ты к чему ведёшь то – к тому, что на Солнце пятна есть? Тогда нет, не согласен (и слушать дальше не хочу)!».

Как так получается, что согласие с доводами зависит не от доводов, а от заранее заданной установки? А очень просто: «На Солнце же пятен нет, значит, правильное рассуждение – это то, которое подводит выводы к этому. А если оно ведёт к обратному, значит, оно не правильное. Тогда зачем его слушать, если это всё равно пустая трата времени?» – «А какие у него доказательства, что это так, какие опровержения приведённым доводам?» – «Никакие! Не знаю, какие! Но всё равно не согласен!».

Как же так – а очень просто: для мракобеса оппонент, как иллюзионист, распиливший в цирке ассистентку пополам – зритель может и не суметь объяснить, как ему удаётся такое изобразить, но знает, что это всё не взаправду. То же будет и с мракобесом, которому приведут цепочку построений, последовательно подводящую его к нужному выводу – тыкать его носом в факт отсутствия опровержений, всё равно, что скептического зрителя в цирке требовать признать, что всё по-настоящему. Разговор будет по принципу: «Ты согласен, что если в чём-то своими глазами удостоверился, то значит, так оно и есть?» – «Да, согласен» – «И, если в цирке ты увидел…» – «А, не… если в цирке, тогда не согласен!».

Разница между скептическим зрителем и мракобесом в том, что адекватный зритель не посмеет требовать от оппонентов признать свои возражения, пока не найдёт разоблачение фокуса. Мракобес никаких разоблачений приводить считает себя не обязанным – ему достаточно одного того, что он уверен, что они есть.

Поэтому, как только диалог с мракобесом доходит до того момента, когда он чувствует, что последовательность оппонента ведёт к неприемлемым для него выводам, он сразу перескакивает на другую волну. И если его заставить дослушать/дочитать до конца, и убедиться, что вразумительных возражений у него нет, то у него просто включится режим не-восприятия, который называется «Я не знаю, как объяснить, что у тебя всё сходится, а у меня нет, но точно знаю, что на самом деле всё по-другому!». И всё, что ему будут говорить, у него в одно ухо влетит, в другое вылетит.

§7. Мракобес и дальновидность

Если просветитель аргументирует свои утверждения доводами, то мракобес оперирует посылами. Т.е., если просветитель доводит последовательным построением рассуждений ход соображений оппонента до нужного вывода, то мракобес просто отправляет того искать его самостоятельно, никоим образом не обосновывая, почему ему надо идти именно этим путём, а не другим.

Если просветитель утверждает, что на Солнце есть пятна, то он поясняет, что пятна видны в телескоп, и что никакого иного объяснения этому быть не может, кроме того, что они действительно там есть. Если мракобес утверждает, что на Солнце пятен нет, то аргументирует тем, что в священной книге про это ничего не сказано. Это такой посыл в направлении соображений: если бы это было правдой, то там про это говорилось бы, а если не сказано, значит, не правда. Соответственно, пятен на Солнце нет.

Возникает вопрос: какие доказательства, что там может быть написана только правда? А для мракобеса такие вопросы не существуют. Как для трамвая не существует ни тротуара, ни асфальтовой дороги, а есть только рельсы, по которым можно проехать от одной остановки до другой. И так же для мракобеса существует только та последовательность, которая ведёт к нужным ему выводам, а каким образом она идёт (она может быть закручена у него, хоть как американские горки), ему это не важно – для него это всё равно единственный возможный путь. И когда он ставит оппонента на этот путь, это в его понимании означает, что оппонент должен доехать.

Количество промежуточных этапов для мракобеса не имеет значения – прибытие в конечный пункт неминуемо, т.к. сворачивать там некуда. И когда мракобес по нему уже пролетел до конца, а оппонент всё никак с первым этапом не разберётся (забуксовал на вопросе, почему из понятия «Священная Книга» должен следовать вывод, что если там чего-то не сказано, значит, этого и не может быть), то для мракобеса это означает, что оппонент просто тупой.

О несообразительности оппонента мракобес обычно сообщает ему без лишней дипломатии, посылая его в направлении: «Если ты тупой, значит, ты ничего не понимаешь, а значит, тебе нужно отбросить всё то, что ты сам пытаешься построить, и принять то, что говорит более дальновидный человек. А если ты этого не понимаешь, значит, ты тупой!». И когда оппонент не хочет этого «понимать», для мракобеса это является подтверждением того, что оппонент тупой. Из примерно такой логики обычно состоит вся позиция мракобесов, поэтому они столь раздражительны в споре по поводу несогласия оппонентов.

§8. Мракобес и формулировки

Если для просветителя главное суть дела, то для мракобеса главное формальность. Доказать формулировку для него порой вообще единственное, что ему нужно. Формулировки у него, разумеется, соответствующим образом подогнаны под его позиции.

Например, заявил просветитель, что на Солнце пятна, мракобес предъявляет претензию. «Ты согласен, – спрашивает он, – что если кто-то позволяет себе кого оскорблять, ну, скажем, обзывать дураком или идиотом, то он за это должен отвечать?» – «Ну, допустим, согласен, – ответит просветитель, а к чему вопрос-то?» – «Ну вот ты заявил, что на Солнце пятна – ты нас оскорбил, отвечай за это!» – «Стоп-стоп-стоп, я что где-то заявил, что вы дураки и идиоты?» – «Нет, но мысль о том, что на нашем солнце пятна, оскорбляет наши чувства, поэтому мы имеем право с тебя спрашивать…» – «Это что же это, всякий, кому взбредёт голову во что-то верить, имеет право спрашивать со всех, кто утверждает другое?» – «…».

Вот в этом вся суть мракобеса. Ему не нужна суть, а нужна формулировка. И эту формулировку он готов притягивать за уши самыми беспардонными способами. И ему не нужны формулировки «оскорбление людей» и оскорбление чувств людей», ему нужна одна единая формулировка: оскорбление. И тогда появляется возможность спекулировать смыслом. И тогда получается благополучно забыть, что оскорбил оппонент не его, а всего лишь его чувства, адекватность которых надо сначала доказывать, а потом уже только иметь право что-то спрашивать. Он доказывает, что если кто-то кого-то просто оскорбил, то должен просто отвечать. А потом, когда он планирует на основе этого просто спрашивать, он просто забудет о том, что доказал он не то, на основе чего он пытается действовать.

На такой манер у системного мракобеса проработаны все понятия. И он ими спекулирует и вертится между ними так, чтобы каждый раз оставлять в тени то, что ему не выгодно, и выносить на свет лишь то, на что ему сфокусировать внимание. И всё это делать он может абсолютно искренне, потому, что ему просто не приходит в голову анализировать то, что анализировать ему не выгодно.

Когда мракобес спекулирует своими понятиями, он держится за нужную ему формулировку, как не умеющий плавать за спасательный круг. И все формулировки у него обычно так расположены и отшлифованы, чтобы ему было максимально удобно перемещаться от одной к другой, ныряя в лазейках между ними, и зажимая в угол, что ему выгодно зажать. Поэтому мракобес всегда нуждается в определённой системе формулировок и активно эту систему насаживает. И потому системный мракобес всегда любит формулировки. И его ничего не волнует так, как доказательство именно их. Потому, что, когда он их выставит перед непуганой аудиторией, они до поры до времени будут оказывать на неё нужное ему воздействие. А там уже успеть взять свой гешефт у него будет делом техники.

§9. Мракобес и понятия

Мракобесы бывают голословные и претендующие на обстоятельность. Последние могут обосновывать каждое своё утверждение, только основания у них идут в формате в рамках одной лишь ими признаваемой логики. Например: мракобесу скажешь, что в его книгах нет объяснения тому факту, что в телескоп на Солнце видны пятна, и что поэтому он не может отрицать последнее на основании одних только ссылок на свою литературу. А в ответ: «Ты очень невежествен в этой теме!» – «В чём?» – «Ты не читал житиё того схоласта. Ты не читал размышления сего схоласта. Ты не знаешь, чему они учили. А если бы читал, то всё бы понимал и не говорил бы таких вещей…» – «И что, там есть описание этого вопроса? Там есть опровержения приведённым мною фактам? Покажи, на какой странице?». Но именно на эти вопросы у него ответа нет. Зато есть очень упорное заявление, что, если, мол, почитаешь, тогда будешь по-другому на эти вопросы смотреть.

«Подожди мракобес, ты обвинил оппонента в невежестве – держи за это ответ. Невежество – это незнание не каких-то постулатов, а реальных вещей, имеющих непосредственное отношение к обсуждаемому вопросу. Незнание каких вещей, объективность которых ты способен доказать, ты мне можешь предъявить?». Но доказывать то, что спрашивают, мракобес не собирается; он считает себя обязанным доказывать только то, что считает нужным сам. По его правилам доказывать реальность его утверждений не нужно; достаточно доказать нереальность утверждений оппонента. Например, так: «Все твои претензии ничего не значат, потому, что они основаны на лжи!» – «Где ложь???» – «Ну как где? Вот: ты клонишь к тому, что на Солнце есть пятна. А это не может быть правдой. Значит, всё, что ты несёшь – ложь!» – «Нет, погоди. Ложь – это утверждение того, чего нет. Где в моём заявлении о том, что в твоих книгах ничего не говорится о телескопе, ты можешь предъявить ложь?». Но предъявлять мракобес ничего не собирается. У него своя логика: «Я объяснил достаточно для того, чтобы было понятно нормальным людям. А если ты возражаешь, значит, просто делаешь вид, что не понимаешь. А значит, ты опять лжёшь. Вот тебе и факт налицо. Что тут ещё доказывать нужно?»

Т.о., у мракобеса к понятиям прикручены какие-то свои значения, из которых у него выстраивается какая-то своя логика, которая позволяет ему приходить к нужному ему выводу. И при помощи этой же логики у него такие понятия и выстраиваются. И из всего этого контента он плетёт паутину своих понятий, которая идёт параллельно реальности, в которой он, как паук, перемещается в своей плоскости, и атакует с неё всё, до чего может достать. Но поскольку всякую паутину натягивать можно только между разными точками, то ему нужна вторая точка в конце пути, на которую можно опереться. Такой она может быть только при условии принятия готового вывода, к которому он тянет. Т.е., от положения, что его убеждения несомненно правильны. А поскольку логических оснований не имеется, опору остаётся искать только в вере (естественно, отделённой от разума). Поэтому все классические мракобесы неустанно повторяют, что правильный их соратник должен нести горячую веру в своём сердце (желательно, настолько горячую, чтобы разум перегревался и отключался), и что обязательно вера должна быть без разума. Чтобы вот просто взял, поверил, и поехал транзитом в направлении заданных выводов. И как только таким поверил – сразу запутался в их паутине.

В итоге всё время весь разговор с мракобесом идёт по кругу, и всё время возвращается к тому же самому. И вместо разрешения вопроса плодятся всё только новые разбирательства, и новые направления для отдельных вопросов. И в процессе этого всего мракобес постоянно сыплет заявлениями, что оппонент неправ, что он заблуждается, что он ничего не понимает, что он невежествен, ненормальный, лицемер и еретик, и что его утверждения никому не нужны, и что их никто не станет слушать. Но на требование сформулировать конкретно, в чём неправота оппонента, он снова пускается в какие-то построения, основания для которых стоят на одним лишь им признаваемых положениях. Поэтому спор с мракобесом может длиться сколько угодно, и в конце каждый остаётся при своём. Впрочем, спорить из них любят лишь заядлые любители споров; большинство же остальных имеют тенденцию достаточно быстро перегреваться, обзывать несогласного оппонента дураком и уходить.

§10. Мракобес и учёность

Мракобесы бывают неучи и учёные. Неуч прост и незамысловат; учёный набит знаниями под завязку и пыщет ими во все стороны при каждом удобном случае. Учёный мракобес постоянно сыплет цитатами, и постоянно спрашивает, знаком ли его оппонент с той или ной теорией. И весь этот объём постоянно удивляет тем, сколько всего можно знать, и не иметь от этого никакого подспорья в решении простых вопросов.

Учёный мракобес может спрашивать: «А вот ты знаешь, что солнечный свет, пропущенный через рубин, даёт лазерный луч и им умели пользоваться ещё в древности? А ты знаешь, что Солнце создаёт радугу, в которую входят все чистые цвета, и форма её всегда имеет правильную форму без каких-либо искривлений? А вот ты знаешь, что у 18% процентов людей на ярком солнечном свете возникают неконтролируемые приступы чихания, а когда человек чихает, про этого говорят, что всё в этот момент сказанное – правда?». И т.д., и все эти утверждения каким-то одному ему понятным образом ведут к выводу, что на Солнце пятен быть не может (возможно, тем, что если оппонент не знает чего-то из этого, то это говорит о том, что он знает меньше него, и как бы доказывает его неправоту. Может, каким-то ещё). И по поводу этого всего он постоянно удивляется, как же так – он столько всего привёл, а с ним всё ещё не согласны.

Все эти факты необходимы учёному мракобесу, потому, что чем больше у него их база, тем больше возможностей плутать между ними и тем богаче материал для всевозможных смысловых спекуляций при фабрикации нужных ему выводов. И из микса нужных выдержек он постоянно строит свои положения.

Мракобес-неуч устроен радикально иначе. Ему не нужно ничего знать, кроме одного факта, что он всё знает правильно. «На Солнце пятен быть не может – и это любой учёный может тебе обосновать!». Как именно, неуч точно не знает; ему главное знать, что это так. Он знает, что кто-то там из учёных написал какие-то теории, и как бы ответил на все вопросы, и всем всё доказал. Так что если тебя интересует, то иди и смотри их, а если не хочешь, то и не о чем с тобой разговаривать. А дело неуча маленькое – повторять тебе, что ты дурак, и оглядываться на стоящий за ним авторитет. В таком тандеме он чувствует себя гораздо увереннее, чем сам по себе.

Спорить с неучем о необоснованности учения авторитета смысла мало – всё равно, что с рядовым муравьём спорить о расположении муравейника, а в дискуссии с учёным обнаруживается парадокс: он постоянно сыплет фактами и цитатами, но как доходит до конкретных доказательств его позиции по обсуждаемому вопросу, то оказывается, что в голове у него всё чудесным образом сходится, а объяснить он никак не может. И вот он ходит вокруг да около, и повторяет на все лады, что он прав, и что это надо понимать, а как именно понимать, сформулировать не получается. Он сыплет постулатами, которые ничего не доказывают, а когда его об этом спрашивают, сыплет ещё. И когда ему ставят улитиматум, что пока он не приведёт конкретных доказательств, разговора не будет, спор заканчивается, и каждый остаётся при своём. Поэтому доказать своими теориями учёный мракобес ничего не может никому, кроме своих подопечных, у которых стоит установка проглатывать всё, не разжёвывая. И он это чувствует, и вот тут ему нужна как раз поддержка неучей, которые в своём формате утвердят его правду.

Формат утверждения правды учёного мракобеса в тандеме с неучем заключается в том, что ты можешь требовать что угодно, а они тебя слушать не хотят. И они могут и без ответов на твои вопросы проголосовать за то, за что считают правильным, и утвердить свои порядки, которые будут действовать и без доказательств их правоты. И когда неучи сделают своё дело, учёный мракобес взойдёт на пьедестал, и будет собирать свои лавры.

§11. Мракобес и факты

Особое место среди понятий и формулировок мракобеса занимает слово «факт». Поскольку на непуганных людей оно производит сильное воздействие, для него святое дело его почаще в диспутах употреблять. Некоторые мракобесы просто помешаны на фактах, и строят свои доводы исключительно на них, только само понятие факта у них в соответствии с остальными их понятиями.

Если для обычного человека факт – это вещь, которая существует независимо от её восприятия, то для мракобеса это в первую очередь просто положение, которое ему нужно утвердить. При этом главным средством утверждения является не доказательство, а признание его другими. Т.е., если все признают, что на Солнце нет пятен (неважно, как это будет достигнуто), то это для него называется фактом, что это так.

Утверждать нужные себе положения он считает своим святым правом, а если слово «факт» помогает лучше воздействовать на слушателя, то употреблять его тоже. А поскольку доказательства у него не в последовательных доводах, а в самом желании данное положение утвердить, то в слово «факт» он пытается вложить тот импульс, который движет его желаниями. Поэтому тыкая оппонента в очередной свой факт, мракобес это слово любит произносить с пристрастием.

Нужные себе факты мракобес находит сплошь и рядом, и не перестаёт удивляться тому, почему тупой оппонент не хочет видеть их в упор. Оппонент говорит, что на Солнце есть пятна – он ненормальный, который прёт против фактов. Каких фактов? Фактов того, что Солнце чисто. Какие доказательства? Это все знают, и так написано в авторитетных источниках. «Все знают» и «Так написано в авторитетных источниках» = «факт, что это так». Оппонент не хочет этого «понимать»? Тогда он сумасшедший и это просто констатация факта! Последние два слова по возможности будут подчёркнуты.

Объяснять мракобесу, что факты определяются по-другому, занятие неблагодарное. Ему не нужно такое понятие факта, при помощи которого можно будет посеять серьёзные сомнения в святости его учения. Такое понимание для него вредно и опасно, из чего следует факт его ненужности. А если оппонент не захочет последнего понимать, тогда и он тоже не хочет понимать оппонента. Так что, или он победил, или ничья – других вариантов он не рассматривает.

Дежурный приём мракобеса – доказывать одно, а требовать другого. Например, он доказал, что никто не хочет признавать учение о пятнах на Солнце – теперь он имеет право объявить, что оно не правильное. Доказал, что оно вредит учению о чистом Солнце – теперь он имеет право его преследовать. Почему он имеет на это право? Ну как почему, он же «доказал», что неправильность и вредность этого учения – это «факт»!

Бороться с идейными противниками мракобес считает себя имеющим право самыми решительными мерами, потому, что речь идёт о святых для него вещах. И слово «свято» он будет повторять постоянно, как припев после каждого куплета, но при этом никогда не приблизится к тому пониманию, которое вкладывает в это слово просветитель. Потому, что понятие «свято» подразумевает соответствующее отношение к вещам, а что такое по-настоящему соответствующее отношение к фактам, дано понять только тому, кто выносит вещи на свет. Потому, что только тогда виден смысл понимания, почему к факту нельзя относиться, как, например, к презервативу.

Почему факт всегда имеет только ту форму, какую имеет, в отличие от презерватива, который готов принять форму всего, на что его натянут. Почему, фактами нельзя вертеть на всём том, на что можно натянуть презерватив. И почему факты нельзя надувать водой, чтобы кидаться ими сверху на головы непуганым людям. Из всего этого следует понимание, почему, если кто-то неподобающим образом относится к фактам, то такие факты адекватный человек имеет право не позволять ему пихать в свою голову. И что, если кто-то не хочет это понимать, тот сам себе заказывает путь по соответствующему направлению.

§12. Мракобес и память

Если мракобеса поставить в условия, где ему будет невыгодно игнорировать претензии оппонента, то он будет на них отвечать, но только с соответствующей ему спецификой. Хорошо помнит мракобес только те выводы, которые ему выгодны, а не выгодные он почему-то имеет тенденцию слишком быстро забывать. Т.е., если ему на приведённый довод нечего возразить, то он может перестать на некоторое время требовать чего-то связанного с последним, но через какое-то время снова к этому вернётся, и будет вести себя так, как будто ему ничего не приводили.

Выглядеть это может так. Допустим, мракобес утверждает: «На солнце пятен быть не может…», его спрашивают: «А где доказательства?» – «А зачем доказательства, если я это просто ощущаю так, что этого не быть правдой!» – «И что, всякий раз, когда кто-то что-то ощущает то, что ему кажется несомненной правдой, так оно и есть?» – «Нет, не каждый…» – «Тогда доказательства того, что твой случай соответствующим образом отличается!» – «В священной книге так написано – какие ещё доказательства?» – «А где доказательства, что там не может быть написана неправда?» – «Да столько народу читает, и ни у кого сомнений не возникает – неужели ты не понимаешь, как незначительно выглядят твои возражения?» – «И что, каждый раз, когда куча народу во что-то верит, это всегда правда?» – «Нет, не каждый…» – Тогда доказательства того, что это не тот случай!» – «Ну что тут доказывать, когда это просто чувствуется!». Всё. Мракобес уже забыл, что «просто чувствуется» – это не довод. Он это помнил сколько-то этапов спора, а по прошествии определённого времени у него это из памяти выветривается. И спор снова может идти на новый круг.

Откуда берётся склероз мракобеса – причин может быть много. Плохая память. Слишком большой контент материала, который сразу весь запомнить не получается, а по отдельности он не работает. Загруженность головы, в которой просто нет места для новых убеждений, пока она забита старыми. Нежелание напрягаться, чтобы запомнить то, что запоминать не нравится. Трата всего внимания на свои собственные заявления и пропускание мимо всего остального. И самый специфический момент: у него постоянно срабатывает целая куча соображений, которые перебивают ход мысли, выстраиваемый оппонентом.

Например: оппонент требовал признать, что, пока не докажешь, что «чувствуется» – это не мираж, он принимать такой довод не обязан. А мракобес за время спора вспомнил, что оппонент не читал какого-то авторитетного праведника, который учил, в каких случаях не надо верить чувствам, а в каких нужно. У него запустился ход соображений, который подтвердил его уверенность. Он ощутил ещё большую весомость этого довода, и ему стало совсем непонятно, почему этот довод не должен считаться. К тому же вспомнил, что чувствовать отсутствие пятен на солнце – это одна волна ощущений, а чувствовать вес мнения толпы, которую ты воочию видишь и слышишь – это немного другая (тоже разницу надо чувствовать). И это тоже он считает необходимым понимать и учитывать, поэтому тот уже довод требует к себе как бы другого отношения. И вот значение довода в голове мракобеса освежилось, и он снова толкает старый довод в ожидании нового результата.

В силу подобных явлений мракобесу можно приводить сколь угодно неопровержимые доводы, но все они будут иметь ограниченный срок годности. По завершению которого они в его голове портятся и на них уже можно не рассчитывать. И если ему что-то должно быть доказано, то оно должно уложиться в такие рамки, в которых оно не теряет действенности. А если слишком сжатый материал для него слишком сложен, а разжёвывание потребует больше времени, чем допускают технические условия, то это проблемы (с точки зрения мракобеса) оппонента.

Поскольку мракобес весь спор воспринимает в своём формате, то он всё время пребывает на волне «вот я ему всё доказал, а он просто не понимает», и все приложенные к этому выводы о стадиях спора он запоминает очень хорошо (под это место у него в голове всегда выделено много). И когда спор заканчивается, он остаётся с выводом, что он всё доказал и победил, с чем и уходит восвояси. И этот вывод он помнит очень хорошо, и сколько бы не прошло времени, повторение спора вызовет него удивление, какая плохая память у оппонента, что тот забыл всё, что ему тогда уже всё доказали. Такие воспоминания идут у него под грифом «Хранить вечно!».

§13. Мракобес и манёвры

Если мракобес не может победить противника там, где с ним пришлось столкнуться, он пытается перенести бой в те условия, при которых победить может, а потом перенести победу оттуда обратно на исходное поле. Идти это может по примерно такому принципу: допустим, просветитель говорит: «На Солнце в телескоп видно пятна». Мракобес: «А в священной книге написано, что Солнце чисто!» – «И что дальше?» – «А то, что ты лжёшь!» – «Где доказательства моей лжи?» – «Да вот же: ты говорил, что в священной книге написано про пятна, а я тебе наглядно показал обратное!» – «Да где же я говорил, что в твоей книге написано про пятна? Я говорил, что они видны в телескоп, а не в твоей книге!» А для мракобеса это равнозначные вещи – у него свои понятия: реальность и «в священной книге написано» для него одно и то же. И заявление о том, что на Солнце есть пятна, для него равносильно заявлению, что в книге про них написано. Поэтому он начал спорить об одном, перешёл на другое, и продолжил спор уже там (спор может быть растянут на любую многоходовку, но принцип будет тот же). И когда он там победил (в своём понимании), то теперь ему надо перенести свою победу обратно и поставить ей памятник там, откуда начал. Давай, оппонент, признавай ему, что твои заявления о том, что в телескоп видны пятна, дискредитированы. Не хочешь, значит, спор пойдёт на второй круг – о том, как правильно проводить аналогии и в каких книгах об этом написано.

§14. Мракобес и находчивость

Мракобесы бывают активные и пассивные. Пассивные будут молчать, если им нечего ответить на приведённые доводы. Для активных не молчать ни при каком раскладе – дело принципа. Если ничего выглядящего вразумительным ответить не найдётся, мракобес будет отвечать, что придётся.

«На солнце есть пятна, и это видно в телескоп!» – «Один сумасшедший тоже смотрел в какую-то штуковину и увидел там чёрта!», «Ты не смотрел в телескоп, и твои слова – это слова человека, который не видел того, о чём говорит» – «Ты говоришь, что я ничего не знаю, а я знаю очень много, и когда я несу свои знания людям, мне возражают, что я не читал священный труды праведников, а я их читал, и это ложь!», «Все, кто смотрели в телескоп, могут подтвердить, что видели на Солнце пятна» – «Пастух в одной деревне тоже кричал волки-волки, а когда все прибежали, волков не было!».

Возражения подобного типа определённая порода мракобесов может отвечать на полном серьёзе без какого-либо ёрничанья. И смысл их может быть каким угодно и одним мракобесам понятным, а ответы строятся по принципу: слова из реплик оппонента плюс возражения/обвинения.

Если оппонент что-то говорит про «кто-то смотрел», то ответ тоже должен быть на тему «кто-то смотрел, и хня полная получилась». Если строит аргумент на «это так-то потому, что то-то…», то в ответе должно быть утверждение про что-то «…а вот это ложь!». Если оппонент использует в аргументе ключевое слово «все», то из ответа должно следовать, что «все как раз не при делах». И т.д., по каждому пункту в том же духе.

Для мракобеса не критично, что его ответы не опровергают утверждений оппонента; главное, что они звучат, как якобы что-то опровергающе. Потому, как рассчитаны они на аудиторию, сознание которой прошло определённую обработку, в соответствии с которой оно будет воспринимать получаемый контент так, что ничего критичного для своей позиции не находить. Так что мракобес и ему подобные найдут для себя способ подогнать понимание под нужные выводы, или просто забыть эти несоответствия. И через некоторое время неудобные им детали должны по-любому выветриться из их памяти, и остаться прочная основа для продолжения марша: на все вопросы были даны ответы и даны уверенно. А на мнение всех остальных либо сразу наплевать, либо потом как-нибудь задним числом планируется доводить их до состояния, чтобы они тоже не захотят к этому придираться.

§15. Мракобес и правила боя

Дебаты с мракобесом – ассиметричная война. Он не отвечает ударом на удар в направлении противостояния, он наносит свои удары там, где с ним войну никто не ведёт. И успехами на этом фронте пытается перевесить провалы на другом.

Например, если просветителю говорят: «Ну откуда на Солнце могут быть пятна?», то он может ответить так: «Оттуда, что поверхность его неоднородна, и свет проникает сквозь неё неравномерно – это так же естественно, как то, что в кастрюльке с варевом пенка тоже распределяется по поверхности неравномерно». Или, хотя бы, так: «А где доказательства, что там пятен быть не может? Если нет, значит, имеет место быть версия о пятнах …». Но в любом случае он считает себя обязанным как-то ответить по направлению вопроса. Не способность ответить для него означала бы его несостоятельность. Но у мракобеса другие критерии состоятельности.

То, что мракобес ничего не отвечает на вопрос, почему в телескоп пятна видны, по правилам просветителя означает его поражение, но у мракобеса свои правила: он получил гол, но он не проиграл матч, зато дальше он будет забивать голы в ответ и к концу матча придёт с победоносным счётом. Да, он потерял доверие тех, для кого это что-то доказывает, но для него это неправильно мыслящие люди, мнение которых ничего не значит. Зато теперь он будет собирать «правильно» мыслящих, воздействие на сознание которых его методами сильнее воздействия методов просветителя. И если ему удаётся перетянуть на свою сторону большинство, то тогда это будет для него подтверждением того, что он победил. И пусть он проиграл на фронте логики, но он победил на фронте количества, и если это даёт больше преимуществ, то это и есть самое главное.

Если выигранное большинство сумеет силой заставить замолчать несогласное меньшинство – это для мракобеса будет означать абсолютную победу. В такой победе он получит всё, что ему было нужно, и ничего из того, что было бы нужно ещё, не взятым не останется. А если его оппонента что-то в таком раскладе не устраивает, то это будут его проблемы – главное, чтобы самого мракобеса всё устраивало.

Короче, суть противостояния в ассиметричной войне просветителя и мракобеса выглядит так. Просветитель являет свою позицию: «Вот моя тетрадка – в ней все расчёты. Все доказательства, все опровержения позиции моих оппонентов, с пояснениями, уточнениями, и сносками. Все ключевые моменты подчёркнуты, всё, что уместилось, вписал рядом, остальное на последующих страницах. Берите и читайте, будет желание – разберётесь». Ответ мракобеса: «А вот наша книга. С её престижным издателем, с её огромным тиражом, с её с шикарной презентацией, с пресс-релизом, и с рекордом продаваемости! Не, ну вы с кем хотите быть – с ним, с его задрипанной тетрадкой, с его неровными строками, с его сермяжным почерком, с его ужатым к полям текстом, и его не раскрашенными почеркушками!? Или с нашей лощёной книгой, да с красивыми иллюстрациями, да с профессиональной вёрсткой, да с её глянцевой суперобложкой, да с её мелованной бумагой, да с удобно читаемым шрифтом, да с красивыми разворотами, да с качественной полиграфией и выбором множества читателей?». Если большинство выберет книгу – для мракобеса это победа.

§16. Мракобес и ответственность

Если просветитель отвечает прямо, то мракобес будет отвечать в обход. Если ответ просветителя подобен лучу прожектора, который светит туда, куда его направляют, то ответ мракобеса подобен туману, который тянется по низинам и скапливается там, где ему удобнее. Если просветителю зададут вопрос, на который у него нет ответа, для него это будет означать серьёзный повод пересмотреть свою концепцию. Если мракобеса поставят перед фактом, что у него нет ответа на заданные вопросы, для него этот факт будет, как с гуся вода.

Когда мракобесу предъявляют факт, что он не может ответить на приведённые доводы, то на него это не действует потому, что он просто не понимает, на что он не ответил. У него своё видение дела, в котором он дал ответы на все вопросы. Например, ему предъявили, что он не объяснил, почему в телескопе пятна всё же видны – он уже отвечал, что в телескоп смотрят только еретики. На его языке это означает ход рассуждений, что оппонент должен для начала изучить все те материалы, которые формируют мышление мракобеса. И если после этого он не проникнется идеей, что на Солнце пятен быть не может, то он должен сделать вывод, что недостаточно их изучил, и продолжать изучать ещё. И так продолжать до тех пор, пока не проникнется нужной идеей, что в телескоп смотреть не нужно, и называть это словами «Ну и что?». И когда он сможет «понять», что этот вопрос не нужен, он «поймёт», что на все вопросы уже даны ответы. Ну а если оппонент этого всего не «понимает», то это проблемы оппонента. Поэтому, когда мракобеса тычешь носом в его противоречия, за которые он держит ответ, он даёт ответы, которые ничего не объясняют, но на его языке означают, что он на всё ответил.

Для самого же мракобеса всё может выглядеть наоборот: не отвечает за свои слова просветитель. Потому, что если он сказал: «На Солнце я видел пятна», то это означает ход мыслей в направлении «Я адвокат дьявола. Я хочу всех сбить с истинного пути. Я несу ложь…» (других вариантов нет), и за всё за это надо отвечать. Поэтому оппонент обязан произнести эти признания полностью, чтобы все увидели его истинное лицо, и отреагировали соответствующим образом. А если он не хочет это делать, и пользуется тем, что условия разбирательств не позволяют его к этому принудить, то это называется не хотеть отвечать за свои слова. Для мракобеса это издевательство, необходимость мириться с которым означает, что мир несправедлив.

Продолжение там же...

Радикальный анархист

    Ноктюрн о короткой памяти

    Уважаемый читатель, Вы узнаёте эту картинку? Нет? Очень жаль! А ведь это карта действий в рамках операции "Jade Helm", самого масштабного военного учения на собственной территории США з...

    Ученые, уничтоженные при Сталине. Борис Михайлович Гессен.

    Борис Михайлович Гессен  (16 (28) августа 1893, Елисаветград, Херсонской губ. — 20 декабря 1936, Москва) — физик, философ и историк науки, член-корреспондент АН СССР (1933). Первый ...

    США возвращаются в лихие 90-е

    США возвращаются в лихие 90-е. Уж очень сильно то, что сейчас происходит в Миннеаполисе напоминает то, что происходило в Лос-Анджелесе в 1992 году, и хотя размах разрушений и количество...

    Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

    0 новых комментариев

      Каждый о своём

      Часто бывает, что споря о чём-то, люди не могут друг другу ничего доказать, и расходятся, каждый зачисляя себе победу. Одна из причин этого в том, что каждый спорит о своём, совершенно не озадачиваясь вопросом, о чём спорит его оппонент. Например, допустим, поставлен вопрос: какая вода быстрее замерзает на морозе: горячая или холодная? «Конечно холод...
      131
      Роман Дудин
      27 мая 22:53

      Чем русская Конституция от американской отличается?

      Казалось бы, глупый вопрос: ну чем отличается – да ничем: та же самая калька с американской, только присыпанная словом «демократия» (в американской этого слова нет, надо же). А слово демократия, как майонез – спасёт чуть ли не любой салат, если побольше набашлять. Вот и здесь тоже добавили понятий «демократия», и свежести вроде как прибавилось, а в цело...
      655
      Роман Дудин
      21 мая 18:43

      Много ли человеку для счастья земли нужно?

      Поскольку за несколько лет написания статей анархического толка мне достаточно стабильно приходилось встречать вопросы, что вообще такое анархия, и что лично я под этим понимаю, решил написать работу, максимально ясно (насколько могу) дающую ответ на этот вопрос. Примеры буду приводить максимально контрастные и упрощённые для наибольшей наглядности, так что придётся п...
      614

      Армейская красота

      Чувство красоты зависит от способности видеть взаимосвязь между вещами. Там, где один человек увидит систему (сложную и красивую), другой не видит ничего. Там, где один наслаждается созерцанием развитости и отлаженности, другой увидит один лишь хаос, беспорядочный и непонятный. И этой хаотичности он захочет противопоставить свой порядок, который ему...
      312

      Структурность и сумбурность

      По способности объяснять люди делятся на два типа. Первый объясняет так, что никаких вопросов не возникает. Сказано ровно столько, сколько нужно, ничего лишнего, ничего недостающего. Ровный поток информации, без лишних водоворотов приносящий понимание к нужным выводам. Второй объясняет так, что понимания из его объяснений не следует. Его начинаешь спраш...
      485
      Роман Дудин
      19 мая 17:38

      Взаимопонимание вслепую

      1. Есть два вида взаимопонимания: без лишних слов и при помощи объяснений. Первое возможно при одинаковом отношении к вопросу. Второе даёт возможность устранения разногласий при всяких расхождениях. Установление взаимопонимания посредством объяснений выглядит примерно так. Допустим, один утверждает: «А знаешь ли, Луна затормаживает вращение Земли...
      187

      Сопротивление материала

      Есть такая наука – сопромат называется. Это раздел механики, изучающий сопротивление материалов разным воздействиям. Например, создаёшь ты механизм для выполнения каких-то задач – нужно рассчитать его прочность: какую максимальную нагрузку он сможет выдержать, как долго он сможет работать на износ, при какой температуре он сможет работать безотказно...
      1296
      Роман Дудин
      15 мая 15:32

      Понятие жизни и антижизни

      Где есть плюс, там может быть и минус. Минус означает противоположную от нуля величину и величину более низшую, чем нуль. Если у вас нет денег, и вы при этом ещё и должны, то это хуже, чем просто их не иметь. Если столбик термометра за окном опустился ниже нуля, это холоднее, чем просто состояние, когда лужи на улице замерзают. И если вы спустились в ни...
      336
      Роман Дудин
      13 мая 20:47

      Неважно, как проголосуют, главное, как посчитают

      Чем отличается мошенническое акционерное общество от серьёзного? Эффектная заманчивая реклама – есть. Красивая вывеска перед входом – есть. Даже какой-то свой логотип имеется. Цивильно оформленное помещение офиса. Охрана. Презентабельно одетые сотрудники, вежливое отношение к клиентам. Солидно оформленные договора, печати, подписи – всё это есть. Не...
      225

      Зрение физическое и умственное

      Если с яркого солнечного дня зайти в неосвещённую пещеру, то первое время перед глазами будет тьма, в которой ничего не видно. Но если некоторое время постоять, то зрачки начнут расширяться, и тогда можно будет видеть, где стена, а где проход. И если на полную использовать этот ресурс адаптации, то можно будет максимально глубоко в неё проникнуть, ориен...
      253

      Вежливость против хамства

      Вежливость – это оружие. Только всяким оружием нужно уметь владеть. Саблей можно отбить удар другой сабли, а вот винтовкой пулю ты не отобьёшь. Винтовку надо использовать так, чтобы не дать противнику выпустить в тебя пулю. И если ты умеешь это делать, противник с саблей к тебе и подойти не сможет. А если не умеешь, то лучше бери сразу винтовку за с...
      1575
      Роман Дудин
      4 мая 10:27

      Кто какими победами гордится

      Возможно, всё дело в статистике. Она всё возвращает на свои места вопреки тому, как бы кому не хотелось бы как освещать дело в выгодном для себя свете. Человека можно сбить с толку отдельно надёрганными фактами, но, если он знает общую статистку, общее отношение к делу выровняется. Статистика ВОВ в нашем современном обществе представлена следующи...
      203
      Роман Дудин
      27 апреля 05:56

      Почему некоторые так любят повторять про соху и атомную бомбу?

      О том, сколько разных контингентов сочетает в себе движение «сталинизм», я уже описал в этой работе; в данной статье напишу о ещё одном из них, который тоже играет тоже немаловажную роль в общем оркестре. Есть такая категория людей, называется «Любим нагибать». Официально в политике они называются милитаристы, но сами себя они предпочитают называ...
      196
      Роман Дудин
      20 апреля 18:23

      Шкала человеческого достоинства

      Есть такая вещь, называется человеческое достоинство. Его можно измерять по-разному, в т.ч. стремлением отстаивать те ценности, которыми человек живёт. Представьте ситуацию, где парень с девушкой в какой-то глуши наталкиваются на банду отморозков. И тем парень не нужен, а вот с девушкой они бы поразвлеклись. И дальше идут варианты. Первый: парень фи...
      274
      Роман Дудин
      19 апреля 19:33

      Особенности ответа за свои слова в разных диалогах

      В этом мире много разных языков, и одни и те же вещи на них звучат совершенно по-разному, а разные вещи иногда звучат одинаково. Например, слово «падла» по-русски означает ругательство, а по-чешски это всего лишь просто парень. И выражая что-то на одном языке, ты совершенно не обязан отвечать перед кем-то другим за те значения, которые они означают на е...
      348
      Роман Дудин
      17 апреля 15:05

      Как выглядит ультрафиолет?

      Наш глаз воспринимает спектр цветов от красного до фиолетового, но мы не видим того, что идёт дальше. Как выглядит ультрафиолетовый цвет – можем ли мы себе представить? Трудно представить то, чего никогда не видел, если не видел этого ни в целом, ни по частям. Если видел коней и видел крылья, можно представить крылатого коня, но если не видел ни...
      288
      Роман Дудин
      16 апреля 16:56

      Слухи и реальность

      Каких только версий о происхождении этого вируса не появилось уже. И китайское биологическое оружие, и хитрый ход фармацевтической мафии, и секретные разработки британских учёных, и употребление в пищу заражённого мяса дикого животного. На всякую версию найдутся свои убежденцы, которые на 100% уверенны в её несомненности. Но лично я не люблю много ...
      221

      Глава 17. Как общество ходило на демонстрации

      Задним числом добавляю ещё одну главу в сборник. Ориентировочное её место где-то в середине. Начало тут. С тех пор, как в обществе Справедливости и Равенства появились неравенство и несправедливость, одни стали смиряться со своей участью, а другие неустанно бороться с ними. Первые заявляли, что всё равно ничего не изменишь, и что лучше подумать о других ...
      232
      Роман Дудин
      10 апреля 11:02

      Почему войны никогда не заканчиваются

      §1. Заговор войны Почему человечество не может без войн? Разные люди объяснят по-разному. Но среди прочего есть один фактор, который никто почему-то не называет. С самого начала истории человечества существует природа власти, которая несёт в себе паразитизм – выкачивание ресурсов из подвластных элементов и усиление своего собственного благосостоя...
      213
      Роман Дудин
      7 апреля 14:43

      Лунатизм продолжается

      Вообще, лично я не верю, что американцы были на Луне (и имею не опровергнутые основания), но это не имеет значения – в государственной политике главное не неопровержимость доводов, а количество людей, наделённых "правом" что-то поддерживать и не слушать доводов. Поэтому временно допустим, что якобы были. Возникает вопрос: а с чего это после этого вс...
      2403
      Служба поддержи

      Яндекс.Метрика