Много ли человеку для счастья земли нужно?

0 746

Сколько человеку для счастья земли нужно – как по мне, сначала надо уточнить, о каком человеке речь. Образно говоря, так: одни живут по принципу «поступай с другим так, как хочешь, чтобы поступали с тобой», другие по «делай в отношении других то, что ни в коем случае с собой делать не позволяй». И вот в зависимости от соотношения этих контингентов в роду человеческом и определяется, сколько всего земли нужно, чтобы для каждого было счастье в жизни.

Кто живёт по первому принципу, тот, если увидит, что другому плохо, он будет ему сострадать (т.е. страдать совместно), а если увидит, что другому хорошо, будет сорадоваться (совместно радоваться). И именно этими чувствами обуславливается нежелание поступить с другими так, чтобы захотелось страдать, и стремление поступать так, чтобы захотелось радоваться. У того, кто живёт по второму принципу, всё иначе: его не волнуют чужие проблемы (его волнуют только свои), а радоваться он готов только за себя. При этом всё время как-то получается, что для того, чтобы ему за себя в чём-то порадоваться, кому-то другому нужно как-то пострадать. Потому, что движет принцип «забивай голы в чужие ворота, и не дай забить в свои ни одного», который в реалиях жизни часто выливается в политику «обманывай, обкрадывай, порабощай, грабь, насилуй, убивай, и т.п.», пределы чего ограничиваются либо совестью, либо возможностями самого деятеля. При этом общепринятые ограничения на этом поприще условны, т.к. деятельность эта строится на противопоставлении своей воли воле других, а где такое противостояние, там нет желания искать согласие. И где по правилам игры согласия быть не должно, там между строк прописано, что правила каждый устанавливает сам.

Когда человек начинает жить по второму принципу, он может много брать от жизни удовлетворения и счастья, но только вот на словах у него почему-то все окружающие постоянно называются словами «сволочи» и «суки». Потому, что слова эти для обозначения тех, кто вредит интересам говорящего, а интересы его в его случае оказываются такими, что не хотеть им вредить автоматически как бы ни у кого не получается. Потому, что, чтобы ему стало хорошо, нужно, чтобы кому-то стало плохо, а если этот кто-то не хочет, чтобы ему стало плохо, то автоматически получается против интересов того. И когда такого человека спросят, что ему нужно на той земле, на которой он хотел бы жить, то у него как бы само собой получится, что ему нужно, чтобы ни одной «сволочи» в его поле зрения не маячило, и чтобы ни одна «сука» появиться на его жизненном горизонте не могла. И вот тогда ему будет хорошо, и тогда он будет себя чувствовать в комфорте и удовлетворении.

Когда перед людьми, живущими по первому принципу, встанет вопрос, сколько им земли нужно для нормальной жизни, это количество будет определяться тем размером, который нужен, чтобы на ней заселиться, чтобы с неё прокормиться, и чтобы осталось ещё какое-то место, где можно было бы свободно погулять. И вот это количество для живущих по этому принципу, оказывается гораздо меньше, чем нужно для такого же количества людей, живущих по второму принципу. Потому, что первым не так мешают им подобные, которые ходят рядом, и занимаются тем же самым. Потому, что они не чувствуют от них угрозы, что кто-то на них неожиданно нападёт. И им нравится ходить друг к другу в гости, а далеко ходить не хочется. И они знают, что если им станет плохо, то никто не будет проходить мимо с равнодушным видом, а все будут пытаться оказать им помощь. И они рассчитывают, что, если всё же появится кто-то, кто попытается на них напасть, окружающие люди придут им на помощь и будут их защищать.

С живущими по второму принципу расклад совершенно другой. Потому, что живут они по такому принципу, с которым чаще других получают от окружающих стремление сделать с ним именно то, что они так не хотят. И в таком режиме такой деятель бы не хотел поворачиваться спиной к кому попало. И он бы не хотел подпускать непонятно кого на слишком опасное расстояние. И он бы хотел иметь достаточно места вокруг себя, чтобы любой приближающийся к нему оставлял ему достаточно времени для подготовки к любому повороту. А в идеале он бы хотел иметь высокую стену, которая бы защищала его спокойствие своей высотой и непроглядностью, и до кучи его правом стрелять в каждого, чьи действия можно расценить, как попытку вторжения.

Сколько же земли нужно для многих людей, живущих по первому принципу, и одного, живущего по второму, чтобы у каждого её было в соответствии с его потребностями? Всем первым нужно столько, чтобы жить друг от друга на удобном для них расстоянии, а одному этому столько, чтобы от них всех на удобном ему. И нужен один забор, чтоб отгородить его территорию от территории всех остальных. И в пересчёте на плотность населения, у него будет гораздо больше. Но ему всё равно не будет хорошо, потому, что по-настоящему хорошо ему может быть, лишь когда другим плохо, а когда всем хорошо, ему хорошо быть не может.

Живущему по второму принципу нужно, чтобы у всех остальных было земли меньше, чем им нужно, чтобы хорошо жить, и чтобы у него было столько, чтобы иметь запас им это всё предоставить. И чтобы им не хватало настолько, чтобы они пришли просить его, и готовы были на любые условия. И вот тогда он затребует то, в чём реализует все свои остальные потребности, и вот тогда ему будет хорошо.

Удовлетворит ли живущего по второму принципу такой расклад, если ему всё так и предоставить, но после этого уже остановить передел и зафиксировать границы в том положении, в каком они уже не должны более сдвигаться? Нет. Потому, что так человек устроен, что сколько бы он не имел, ему через некоторое время этого становится мало и начинает хотеться чего-то большего. И если живущим по первому принципу, достаточно сделать друг другу хорошо, чтобы им и самим стало лучше, то живущему по второму принципу надо сделать кому-то плохо, а стало быть, нужны новые переделы, которыми будет кормиться его жизненное счастье.

Поэтому, когда ставится вопрос, сколько человеку для счастья земли нужно, первым делом должно быть сразу выяснено, о каком типе человека идёт речь. Потому, что, если речь идёт о первом типе, то это одна тема и одни закономерности, а если о втором, то это другая тема и совсем другие. И то, что может иметь смысл в первом случае, может не иметь никакого смысла во втором. Потому, что второй так устроен, что ему сколько не дай, ему всегда будет мало.

Как было бы справедливо разделить землю между людьми, половину которых составляют люди, желающие жить по первому принципу, а другая половина по второму? С точки зрения первых, наверное, каждому выделить поровну так, чтобы все желающие объединиться могли объединиться, а не желающие разделялись, как хотят, и каждый в итоге получил то, к чему его приведёт выбранный им принцип. Но вторые видят справедливость иначе (и каждый по-своему), и ни один не согласится в конечном итоге с другим, но в одном вопросе тенденция у каждого будет одинаковая: справедливость – это когда по его сторону забора территории никак не меньше, чем по чью-то другую.

Возникает вопрос: сможете посчитать, сколько возможностей для счастья людей, живущих по первому принципу, надо отнять, чтобы реализовать модель «справедливости» живущих по второму?

Комментарии из сети № 714

Доброе утро, КОНТ!) Я пока не смогу тусить с вами в обычном режиме, но по пятницам буду стараться вас радовать подборками. Ну, сами посудите - фигли тут сидеть? Лето, жора, дача... Кстати, сегодня отм...

Вечные лакеи…

В 2004 году, когда началась «оранжевая революция», к нам в гости приехала сестра мужа с семьей из Винницы. За новостями и напряженным слежением ситуации в Киеве, разговор постоянно пере...

Что делать, если Россия разрушила твою мечту?

Глава венского представительства Фонда Фридриха Эберта Райнхард Крумм в статье для газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ) заявил, что России удалось разрушить "мечту" Европы.По мнению автора, зап...