ВСУ снова ударили по Запорожской АЭС, объявлена эвакуация в трех областях Украины, Медведев посетил ЛНР

5. Простые люди и холодная война

0 885

    В данной работе продолжаю тему «простых людей», начатую в этом сборнике. Кратко напомню, что простыми я называю тех, кто предпочитает сводить понимание сложных вопросов к одной простой дилемме «либо одно, либо другое – третьего не дано». Наиболее типичная форма проявляется в постановке вопроса «ты за наших или за ихних?», в которой простота подхода приобретает иногда особую принципиальность.

Откуда берётся тяга к излишней «простоте»? Оттуда, что, во-первых, так гораздо проще, а большинство людей лишних сложностей не любит. А во-вторых, поскольку слишком многие имеют тенденцию к такому подходу, другого подхода они и не поймут, а стало быть, обращение к таким массам обречено на провал, если сразу чётко не расставляет акценты в вопросе, за кого автор. Поэтому всякий ищущий таких поддержки масс вынужден подстраиваться под их потребности, а стало быть, становиться самому частью этой массы, делая её автоматически ещё массивнее. Это как гравитация – когда в космосе под её действием облака какой-то материи постепенно стягиваться в точку наибольшей плотности, то чем плотнее она становится, тем сильнее начинает притягивать, и тем сильнее притягивать всё дальше. Аналогичный фактор бывает и в обществе, когда всё начинает стягиваться к вопросу «ты за этих или за тех». При этом чем сильнее накалена обстановка, чем люди возбуждённее, чем меньше каждый хочет прислушиваться к мнению оппонентов, и чем громче он хочет толкать своё и слышать только себя, тем актуальнее для масс становится сведение всех вопросов к максимально простой и ультимативной дилемме.

Проблема в том, что адекватное понимание ситуации иногда требует несколько более сложного подхода, чем простая дилемма «ты за наших или за ихних». Потому, что если ты за кого-то, то это подразумевает, что эти хорошие, и всё, что они говорят – правда, а всё, что говорят их враги – ложь. А если за других, то всё (в общем и целом) зеркально наоборот. Только помимо этих двух вариантов остаётся ещё и третий: оба плохие. Потому, что каждый может быть либо хорошим, либо плохим, и если кто-то один плохой, то это ещё не гарантирует, что другой тоже плохим не будет.

Вообще есть два основных принципа, по которым могут жить люди. Первый называется «не делай другому того, чего не хочешь себе», а второй «нагибай другого так, как ни в коем случае не позволяй нагнуть себя». И если обе стороны соблюдают первый принцип, то конфликта возникать обычно и не должно, но если одна или другая из сторон исповедует второй, то он неминуемо будет, и будет так же, если обе стороны исповедуют такой принцип. Получается, на два принципа три конфликтных варианта, а простые люди хотят разбирать только два…

Чем отличается третий конфликтный вариант от первых двух? А внешне он может и ничем не отличаться: во всех трёх случаях ведётся информационная война, в которой каждая из сторон кричит, что она за мир и за правду, а другая за войну, и что она всё врёт. Просто в случае первых двух врать будет только одна из сторон, а в третьем обе. И в любом случае враньё будет заключаться в том, что если одна сторона не нападает на другую, то это только потому, что у неё нет достаточно сил для того, и пока она их не имеет, то кричит, что она за мир, но как только возымеет, сразу же нападёт, и забудет о том, что она до этого заявляла. И будет прессовать тех из своих элементов, которые посмеют ей это предъявлять. Но до этого момента её поведение может ничем не отличаться от поведения той, которая действительно за мир.

Получается, идёт противостояние между двумя принципами, которое порождает три конфликтных варианта, где первый называется «наши хорошие – враги плохие», второй «наши плохие – враги хорошие», и третий «и наши плохие, и враги плохие». И третий вариант для сторонников принципа «не делай другому того, чего не хочешь себе» получается ближе ко второму, чем к первому. Но для сторонников принципа «нагибай другого так, как не дай нагнуть себя» всё наоборот: им главное не правда, а победить. А когда они уже победят, они будут уже судить своим судом, а на их суде правда будет за тем, кто сильнее. И т.о., для сторонников первого принципа всё в конечном может сводиться к дилемме «Ты за какой принцип: за первый или за второй?», а для простых людей классическая постановка вопроса «Ты за наших или за ихних?».

Постановка вопроса «Ты за то, чтобы не делать другим того, чего не хочешь себе, или чтобы именно это и делать?» достаточно сложна, т.к. требует уточнения по вопросу «А кто на самом деле эти наши?» Это значит, что сначала разобрать, что «наши» «хорошие», которые против «плохих», или просто «плохие». И ни в коем случае не перепутать это с разбором, кто противник: «хорошие» или «плохие». Потому, что если противник «плохой», это ещё не говорит о том, что «наши» чем-то лучше. А для простых людей это уже слишком сложно. Они любят проще, типа: «Ты за кого вообще? Если за наших, то шашку в руки и бегом на передовую выполнять всё, что родина прикажет. А если за ихних, то ползи к ним (если сумеешь, а если не сумеешь – мы тебя того…)». И здесь уже или подавай оправдание каждого действия одних и ругай каждое действие других, или на оборот. А поиски дьявола, который прячется в деталях, им не интересны. И вот простой человек услышал что-то в поддержку тех, кого ему нужно – у него включилась программа внимать и верить, и принимать без лишних доказательств всё, что будет преподнесено, а если услышал обратное, включилась программа не верить и не принимать под любым предлогом ничего, как бы оно не аргументировалось. И вся та энергия, которая у них отдохнула на развитии более сложного понятийного аппарата, находит выход в противостоянии, которое они ведут в соответствии со своими простыми подходами. Вот это им «понятно». Вот это у них называется «по-нашенски». А всё остальное им «непонятно».

Сам вопрос «ты за наших или за ихних» у простых людей тоже возникает неспроста, а оттуда, что среди представителей своего общества часто бывает (и порой немало) тех, кто вместо того, чтобы быть «за наших», вдруг оказывается «за ихних». И причина тому тоже подчас простая: «Если наши врут, значит, они плохие, а значит, чужие хорошие и говорят правду…» Логика простого человека работает только так, и если он где-то найдёт какое-то враньё (а в случае третьего варианта оно будет), то она именно так она и сработает. И его даже не обязательно для этого вербовать, достаточно просто в нужное время в нужном месте тыкнуть в факт какой-то лжи со стороны «своих».

Проблема таких критиков (назовём их «простыми людьми нетрадиционной политической ориентации») в том, что они не учитывают третьего варианта. А в его случае, какими «плохими» не были «свои», они могут быть не виноватыми в том, что враг такой же. Они могут быть в том, что они его подначивают, провоцируют, соревнуются с ним в том, кто окажется ещё более «плохим», но если они остановятся, его-то остановиться это не заставит. Только для простого критика нетрадиционной политической ориентации это всё слишком сложно; у него критика на уровне «надо нам просто остановиться и разоружиться, и всё сразу наладиться…». Поэтому преследовать таких критиков у системы третьего варианта получается сразу два повода: первый – она мешает ей самой быть плохой, и второй – она помогает быть плохим её врагу. И первый, естественно, афишировать ей не выгодно, зато второй оказывается максимально эффективным: враг-то «плохой» (и это правда), а они помогают «плохому». А правда бьёт эффективнее лжи, и когда в подкрепление правды (пусть даже однобокой) приводятся факты, на которые простым оппонентам возразить оказывается нечего, они получают статус дураков или предателей со всеми из этого вытекающими.

Чтобы не идти против правды в случае третьего варианта, нужно критиковать систему не с позиции простого человека, а с позиции человека, различающего третий вариант со вторым. Вот только такую критику простые люди не очень воспринимают. Они её в лучшем случае проигнорируют, а в худшем встретят в штыки (потому, что что непонятно, то обычно враждебно, а если для кого и не враждебно, система постарается сделать так, чтобы стало). А уж она-то постарается, потому, что если такую критику люди начнут слушать, то ей придётся отвечать за третий вариант, и за то, почему она его в своей пропаганде игнорировала, а это будет куда сложнее, чем ставить на место простых «дураков или предателей». Последних-то легко давить/перевоспитывать, не делая мучениками, а первых сложнее. Вот поэтому выход для такой системы в том, чтобы заставить максимальное количество людей быть простыми, и тогда можно будет делать вид, что система просто не понимает, что такое критика третьего варианта, и приравнивать критику третьего варианта к «дурь или предательство». И тогда никто из общественности возражать не станет, потому, что они просто не поймут, в чём разница, и будут поддакивать «Правильно-правильно, так их всех предателей, и нечего с ними церемониться!».

И вот живёт (может быть где-то) такой типичный простой человек, и (под контролем системы) марширует под её пропаганду. А пропаганда у неё вся на мотив, что враг-де плохой, и потому оправдано вооружиться посильнее и ударить первыми. И что это «вынужденно», и что это «оправданно», и что это надо «понимать». И думает (наверно), что он святое дело делает – очищает землю ото всякой нечисти. А на самом деле он просто льёт воду на мельницу третьего варианта, и вся его энергия (и не только энергия) просто топливом для войны: информационной, всех методов холодной, и не только холодной. Ну понятное дело: в трёх вариантах разобраться – это ж сложное дело-то какое, не для того живёт; а вот видеть только удобные и найти своё счастье в выборе наиболее подходящего для него как-то проще...

Будапештский меморандум: их было три

Намедни в комментариях одного из блогов ТГ, где топчутся наши поуехавшие, а с ними и украинские то ли активисты, то ли раБОТающие в определенном направлении, довелось поговорить о Будапештском меморан...

Спецоперация. Одна из версий того, почему мы никуда не спешим и не делаем котлов

Предлагаю очередную версию того почему наше руководство развивает СВО именно так. Наша армия сейчас наступает очень неспешно. Тщательно обрабатывает позиции противника артиллерией и толь...

Шольц: "Забирайте турбину!"

Немецкий Канцлер не выдержал и обратился к России с призывом забрать турбинуОлаф Шольц выступая на пресс-конференции в Берлине, говоря о турбине и обращаясь к России заявил: «Забирайте...