Хроники спецоперации. Обстановка на 21:00

ПРИШЛО ВРЕМЯ СОЗДАНИЯ В РОССИИ СЕКРЕТНОЙ ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОЙ КОРПОРАЦИИ «РОСБИО»! Мой ответ биотехнологу «H5N1»!

23 1359

Уважаемый H5N1!

Спасибо за Ваш комментарий от 25 октября 2021 г. к моей статье:

«TSARGRAD.TV» ПОРАДОВАЛ/ОГОРЧИЛ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ КРУГИ РОССИИ ВОЗМОЖНЫМ НАЧАЛОМ ШИРОКОГО БИОТЕРРОРИЗМА ПРОТИВ США!

https://cont.ws/@biopol/2116565 от 24 октября!

Понимая все новые угрозы мирового диверсионного биотерроризма и серии скорых геноцидных биологических войн, особо и против нашей России, Вы дали такой комментарий: «Согласен с постановкой задачи: "1) разработка упреждающих новых защитных вакцин и создание соответствующих новых производств; 2) создание соответствующих подземных резервных производственных мощностей;"

Однако нужно отдавать себе отчёт в том, что сегодняшний биотехнологический завод инъекционных форм, производящий крупносерийные партии лекарственного препарата, это весьма дорогостоящее предприятие, использующее исключительно оборудование западных производителей и не только основной технологической цепочки, но прежде всего всех инженерных систем, включающих биозащиту и биобезопасность. В РФ нет почти НИЧЕГО из необходимого оборудования. Уровень затрат составляет примерно двойную цену от аналогичного завода в Европе.

Этот прозрачный большинству профи факт влечёт за собой и необходимость постоянных закупок расходных материалов, сырья, запасных частей. Малейшие колебания на рынке или ограничения в поставках любой позиции влечёт остановку и срыв поставок. Далеко ходить нет нужды, срыв множества контрактных поставок Спутника V в государства Южной Америки и Европы. Можно не напрягаясь понять, что произойдёт при горячей фазе биологической войны.

Закупки полной комплектации вышеназванного на годы работы невозможны по определению. Срок годности наиболее чувствительных позиций достаточно короток для современного биотеха. Разрушение собственной промышленности и переданная биобезопасность на волю рынка не позволяют надеяться не только на производство необходимого количества вакцин, но даже на лекарственную безопасность в целом».

Все сказанное мне понятно, однако Вы, скорее всего, не вникали в историю создания в СССР первой атомной бомбы и целостной наукоемкой атомной промышленности на базе секретных режимных городков, которые имеют правовой статус «ЗАТО».

Ранее в своих статьях я уже писал, что для России возникла ситуация, схожая с началом "атомной эпохи", которую умело и крайне секретно разрешил, якобы, «кровавый убийца» Л.Б. Берия как первый сподвижник И.В. Сталина по ГКО и куратор НКВД СССР.

Кратко о создании первой атомной бомбы в СССР.

Открытие радиоактивности ряда химических элементов и выделение при этом тепловой энергии вело к дальнейшим поискам и научным гипотезам в разных странах мира – Германии, Дании, Великобритании, США, СССР и др. Известны работы 30-х годов таких советских физиков как А. Иоффе, И. Курчатов, Г. Флеров, Л. Русинов, Ю. Харитон, Я. Зельдович и др. Постепенно утверждалось научное мнение о принципиальной возможности создания нового вида оружия огромной разрушительной силы на основе взрывной ядерной реакции некоторой критической радиоактивной массы.

2 августа 1939 г. известный физик Альберт Эйнштейн направил через посредников письмо президенту США Франклину Делано Рузвельту. Инициаторами письма и авторами большей части текста были физики-эмигранты из Венгрии Лео Силард (ранее его фамилию часто писали: Сцилард), Юджин Вигнер и Эдвард Теллер. После бюрократической задержки 11 октября, уже после начала второй мировой войны, письмо было передано Рузвельту вместе с пояснительной запиской Силарда. Письмо обращало внимание президента на то, что нацистская Германия ведёт активные исследования, в результате которых может вскоре обзавестись атомной бомбой; в письме также содержался призыв к началу широкомасштабных атомных исследований в США. Рузвельт назначил Лаймана Бриггса из Национального бюро стандартов главой Уранового комитета для исследования проблем, поднятых в письме. В ноябре 1939 года комитет доложил Рузвельту, что использование урана позволит создать оружие, обладающее разрушительной силой, значительно превосходящей что-либо известное. Так в США был создан собственный проект по созданию атомного оружия. 19 октября 1939 года Рузвельт направил Эйнштейну ответное письмо, где благодарил за информацию и сообщал о начальных шагах по реализации проекта. См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Письмо_Эйнштейна_Рузвельту.

В это время в СССР шла кардинальная реорганизация НКВД выходцем из Грузии Л.П. Берия.

По своему характеру Л.П. Берия (29 марта 1899 г. – 26 июня 1953 г.) часто говорил правду даже тогда, когда «по законам хищной стаи» надо было бы молчать. Это заметил И.В. Сталин и оценил к середине репрессивного 1938 г. Ведь у Берия в Москве и не было такой «стаи». Своей карьерой Л.П. Берия всецело обязан лишь одному своему покровителю И.В. Сталину и умению результативно работать. Когда Сталину потребовалось очистить НКВД от оставшихся назначенцев Менжинского и Ягоды, он 25 ноября 1938 г. силой поставил во главе силового ведомства этого своего человека. Для НКВД действительно требовался новый умный человек, способный одновременно продолжить борьбу с предателями и исправить преступления «ежовщины». Л.П. Берию, вопреки его желанию, назначают народным комиссаром внутренних дел СССР. Прежде всего его первым «антирепрессивным» приказом № 00762 от 26 ноября 1938 г. были отменены ежовские «тройки». Сменив на этом посту Н.И. Ежова, он тут же начал чистку кадров НКВД, уволив, и чаще расстреляв, каждого пятого чекиста. В ноябре 1939 г. издан другой важный приказ «О недостатках в следственной работе органов НКВД» с требованием соблюдать уголовно-процессуальные нормы, но при этом права Особого совещания при НКВД СССР, которое выносило внесудебные приговоры, расширились. Официально было подтверждено право следователей пытать «явных и неразоружившихся врагов народа». По оценкам близких людей Л.П. Берия не любил свою чекистскую работу и пытался при любом случае уйти из системы НКВД. Его сын Сергей писал, что «отец все время хотел уйти и из ЧК, и из ЦК. Он мечтал завершить учебу, стать инженером и добиться успехов в этой области».

Интересно, что уже в 1940 г. молодые ученые харьковского Физико-технического института В. Маслов и В. Шпинель обратились в Народный комиссариат обороны (НКО) с заявкой на изобретение атомного боеприпаса: «Авиабомба или иной боеприпас, взрыв которого основан на использовании цепной реакции распада ядер изотопа урана 235 при сверхкритической массе». НКО рассмотрел заявку лишь через 6 лет. В эти годы СССР не имел возможностей вести такие прорывные военные проекты.

Ныне некоторые из нас как «ясновидцев», куда я включил бы и себя, как автора цикла статей по противодействию биотерроризму и тайных диверсионных биологических геноцидных войн по угрозам скорого уничтожения населения России новым биологическим оружием в 2003-2021 гг., пишут статьи и делают научные доклады, чтобы подтолкнуть власти России к принятию кардинальных решений по подготовке к выживанию и ведению оборонной войны нового цивилизационного типа – диверсионной и геноцидной.

Но вроде бы такая просветительская деятельность в верхах не замечается в суете все новых текущих дел. Такова, например, статья на «КОНТ»: Бобылов Ю.А. "ВОЕННО-БИОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ" ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРОНАВИРУСУ В РОССИИ! Силовой блок России все еще медлит с принятием нужных оборонных мер?... - https://cont.ws/@biopol/2113497 от 20 октября 2021 г.

Такие российские и иностранные подвижники явно похожи на атомного физика Г.Н. Флерова на первых этапах советского атомного проекта (1940-1942 годы).

СПРАВКА. Флёров Георгий Николаевич(1913—1990). физик, один из первооткрывателей спонтанного деления тяжелых ядер (1940 г.), участник создания и испытания первой советской ядерной бомбы, академик АН СССР (1968). Герой Социалистического Труда (1949). Лауреат Ленинской (1967) и трех Государственных (1946, 1949, 1975) премий СССР.См.: http://www.biblioatom.ru/founders/flerov_georgiy_nikolaevich/#:~:text=Флёров%20Георгий%20Николаевич(1913—1990).%20физик%2C%20один,(1946%2C%201949%2C%201975)%20премий%20СССР.

В 1942 г. Г. Флеров в отчаянии пишет обращение И. Сталину: «Вот уже девять месяцев прошло с начала войны, и все это время я чувствую себя в положении человека, пытающегося головой прошибить стену… Если в отдельных областях ядерной физики нам удалось подняться до уровня иностранных ученых и кое-где даже их опередить, то сейчас мы совершаем большую ошибку… Это письмо последнее, после которого я складываю оружие и жду, когда удастся решить задачу в Германии, Англии или США. Результаты будут настолько огромны, что будет не то того, кто виноват в том, что у нас в Союзе забросили эту работу…». Поскольку ответа не последовало, то позже этот физик направил уполномоченному ГКО по науке С. Кафтанову еще одно письмо и пять телеграмм.

Этот пример показывает частую типичную «неадекватность» ученых в понимании суровых реальностей жизни. Мало иметь теоретическую вероятность реализации проекта, надо, чтобы сама жизнь (и особенно власть) созрела до его реализации. Здесь ученые не могут понимать, что ресурсы развития в стране крайне ограничены и экономические риски особенно велики. 

В успешной инновационной политике всегда есть жесткий отбор приоритетных направлений, в котором используются оценки внешней разведки. Ныне ставится схожий вопрос о создании в России высоко секретной наукоемкой оборонной корпорации «РОСБИО». Практика показывает, что при таких обращениях в самые высокие инстанции правдивый ответ вообще невозможен, хотя возможные военные стратегические инновации все же становятся предметом тщательной экспертизы в системе стратегической внешней разведки в условиях повышенной секретности. В ряде случаев по режимным или политическим соображениям нельзя сказать ни «да», ни «нет».

Также Г. Флеров не мог знать всех возникших и часто засекреченных трудностей (например, блокадной жизни Ленинграда и др.) в период войны с таким сильным противником.

Разведка НКВД также знала, что 16 сентября 1941 г. британский военный кабинет рассмотрел доклад о создании в течение 2 лет урановой бомбы. Этот секретный текст объемом 60 страниц был получен НРКВД при участии члена кембриджской группы Маклина. Другой источник из «Империал кемикал индастриз» дал информацию, что концерн рассматривает вопрос об атомной бомбе только в «теоретическом плане» ( См.: Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 1950 годы // М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005, с. 286.).

Также в начале 1942 г. резидент советской разведки в Сан-Франциско Хейфец, работавший с еврейскими общинами по общеполитическим вопросам, сообщил, что США выделило 20% от общей суммы расходов на военно-технические исследования на создание атомной бомбы и пригласило для этого видного физика Оппенгеймера.

В целом, разведданные о работах по созданию атомной бомбы показывали их постановочный поисковый характер и необходимость за ряд лет решить большой круг совершенно новых наукоемких проблем.

Между тем, с середины 1941 до осени 1942 г. на военных фронтах СССР складывалась опасная ситуация. Немцы вели успешные наступления по линии фронта и могли взять Ленинград и Москву. И.В. Сталин изучал донесения внешней разведки по идущим атомным работам и мнения руководства АН СССР, но медлил с принятием стратегического решения. В марте 1942 г. Берия направил Сталину всю информацию, поступившую из США, Англии, Скандинавии и оккупированного Харькова, где немецкие ученые начали изучать итоги атомные работы Физико-технического института и предложил создать при ГКО научно-консультативную группу из видных ученых и ответственных работников для координации работ научными организациями по исследованию атомной энергии. Он же просил разрешения ознакомить Иоффе, Курчатова и Капицу с информацией, полученной агентурным путем, для её оценки. Сталин этим согласился.

СССР нуждался в быстром рывке в сфере технологий ядерной физики. Проблемой было отсутствие металлического урана и его изотопов. Наконец, 28 сентября 1942 г. вышло распоряжение ГКО № 2352 сс „Об организации работ по урану“. При этом АН СССР предстояло „возобновить работы по исследованию осуществимости использования атомной энергии путём расщепления ядра урана и представить … к 1 апреля 1943 г. доклад о возможности создания урановой бомбы или уранового топлива“. С пониманием физическим проблем было лучше, но также отсутствовала промышленная база для производства первых атомных бомб. 27 ноября 1942 г., ГКО принял постановление № 2542 сс „О добыче урана“, в соответствии с которым Табошарскому заводу „В“ Главредмета следовало к 1 мая 1943 г. организовать переработку добытых урановых руд и получение урановых солей в количестве 4 т. В 1942 г. геологическая служба СССР располагала скудными сведениями об условиях залегания урановых руд, методике их поисков, мировых типах этих руд. Комитету по делам геологии при СНК СССР поручено в 1943 г. начать необходимые изыскания, доложив СНК о первых результатах не позже 1 мая 1943 г.

Как пишет Судоплатов, в 1943 г. известный физик Н. Бор, бежавший из оккупированной Дании в Швецию, попросил находившихся там крупных атомщиков Е. Мейтнера и Альфвена проинформировать советских ученых, включая П. Капицу, что в Германии обсуждается вопрос о создании атомного оружия. Далее эта информация была передана сотруднику советской разведки и корреспонденту ТАСС Косому. Аналогичные данные еще до бегства Бора от него получила английская разведка (там же, с. 281).

В целом, разведданные о работах по созданию атомной бомбы показывали их постановочный поисковый характер и необходимость за ряд лет решить большой круг совершенно новых наукоемких проблем. Отчасти такие проблемы на конец 2021 г. уже встали в военно-биологическом отношении и перед нашей кремлевской властью.

Хорошее знание Л.П. Берия зарубежных атомных секретов и понимание новых управленческих задач СССР в атомной физике позволили сделать верные персональные оценки по российским физикам. В этом внутреннем разведывательном процессе именно Берия увидел сильный научный и организационный талант И.В. Курчатова. Назначения на важные государственные или партийные посты всегда были монополией Сталина. Оформление их как решения Политбюро, ГКО или Президиума Верховного Совета СССР было лишь формальностью. Программа по атомной бомбе требовала сильного научного лидера. До начала войны он один раз встречался с академиками В. Вернадским и А. Иоффе. Заочно, по переписке, он знал академиков Н. Семенова и П. Капицу. Консультации о возможном лидере проводились в аппарате Кафтанова и у Берии.

Позиция НКВД в этом выборе была важна потому, что выбранному "лидеру" нужно было знакомиться в разведуправлении НКВД с большим количеством документов, многие из которых даже в НКВД никто не мог прочитать. Они состояли из формул, схем, расчетов и объяснений на английском языке. К этому времени в НКВД накопилось уже около двух тысяч страниц сугубо научных материалов. Любой физик, которому доверили бы руководство проблемой, первые месяцы должен был ежедневно работать в НКВД, а не в лаборатории. Именно ему предстояло давать так называемую "ориентировку" агентуре, то есть составлять списки конкретных вопросов для "источников" в США и в Англии. Только поступление из СССР специфических вопросов, привязанных к уже полученным документам, могло показать Фуксу, Понтекорво и другим ученым, помогавшим СССР, что с их ранее отправленными материалами работают действительно знающие ученые. 11 февраля 1943 г. Сталин подписал, наконец, решение ГКО о программе работ для создания атомной бомбы. Общее руководство проблемой было возложено на заместителя председателя ГКО В.М. Молотова. Молотов вспоминает, что он представлял Курчатова Сталину.

К началу 1943 г. руководство СССР имело в своем распоряжении достаточное количество зарубежных документов по развитию атомной энергии в военных целях и организации новой промышленной базы, включая технологии обработки урана, получения оружейного плутония и др. При этом было добыто в Англии и США 286 секретных научных документов и закрытых публикаций, с которыми был ознакомлен И. Курчатов и ряд других ученых. Экспертное заключение Курчатова по тем документам разведки, которые он читал в Кремле в кабинете Молотова, датировано 7 марта 1943 г. Это был подробный анализ. И.В. Курчатов начал с заявления о том, что полученные разведкой материалы "имеют громадное, неоценимое значение для нашего государства и науки". В заключение он написал, что "...вся совокупность сведений материала указывает на техническую возможность решения всей проблемы урана в значительно более короткий срок, чем это думают наши ученые, не знакомые с ходом работ по этой проблеме за границей". Через три дня, 10 марта 1943 г., Сталин подписал решение ГКО СССР о назначении Игоря Курчатова на вновь созданный пост научного руководителя работ по использованию атомной энергии в СССР. ГКО и Сталин наделили Курчатова чрезвычайными полномочиями по мобилизации необходимых для решения проблемы человеческих и материальных ресурсов.

В кабинете Молотова в начале марта Курчатов знакомился в основном с материалами, полученными из Англии. В течение всего марта 1943 г. Курчатов уже изучал в здании НКВД на Лубянке многочисленные документы разведки. Теперь ему дали новые документы, полученные из США. Курчатову нужно было дать заключение на 237 научных работ, связанных в основном с конструкцией уран-графитового котла (реактора) и возможности использования не только урана, но и плутония для создания атомной бомбы. На этот раз Курчатов не просто давал экспертный анализ, но уже как утвержденный руководитель проблемы составлял подробный список тех сведений, "которые было бы желательно получить из-за границы", и просил в связи с этим "... дать указания Разведывательным Органам".

12 апреля 1943 г. решением Академии наук СССР Курчатов был назначен директором вновь созданного секретного научного Института атомной энергии, которому для конспирации было дано условное название «Лаборатория № 2». В декабре 1943 г. он по прямому указанию Сталина был избран действительным членом АН СССР. Номер два не был произвольным, так как вскоре для разработки теоретических проблем атомной физики была создана секретная «Лаборатория № 3». В ГКО решено, что "Объект № 1" по этой проблеме будет расположен в Кремле или на Лубянке.

Летом 1943 года Курчатов из разведывательных материалов узнает о пуске в США уран-графитового котла. Это было крупнейшее явление в мировой науке и технике. 1-е Управление НКГБ СССР предоставило Курчатову «Обзорную работу по проблеме урана». Курчатов получает сведения из самого сердца «Манхэттенского проекта». Это позволило Курчатову назвать 7 наиболее важных научных центров и 26 специалистов в США, получение информации от которых имело бы особое значение. С точки зрения деятельности разведки, это означало возможность оперативной разработки американских ученых в качестве источников новой информации (там же, с. 301). Новостью была возможность постройки уранового реактора с графитом в качестве замедлителя нейтронов. До этого физики считали, что реактор может работать лишь в том случае, если замедлителем нейтронов будет "тяжелая" вода (соединение кислорода с дейтерием).

Уже первые итоги работы атомной правительственной комиссии в ГКО показали слабость руководства Молотова, которого атомная тематика лично не привлекала. В этой связи Курчатов и Иоффе поставили пред Сталиным вопрос о замене Молотова на Берию.

В 1943 г. поисково-разведочные работы на уран и другие радиоактивные элементы получают дальнейшее развитие (распоряжение ГКО № 3834 сс от 30 июля 1943 г.). Его дополняет распоряжение ГОКО № 3937 сс от 16 августа 1943 г., где перед НКЦМ и Комитетом по делам геологии при СНК СССР поставлена задача к 15 сентября того же года представить ГКО план мероприятий, обеспечивающих получение в1944 г. в СССР не менее 100 тонн урана. Этим постановлением на Всесоюзный институт минерального сырья (ВИМС) была возложена задача создания сырьевой базы для отечественной атомной промышленности. С этой целью в ВИМС создается специальный сектор № 6 по урану. 8 апреля 1944 г. принято постановление ГКО СССР № 7102сс/ов «О развитии производства урана», обязавшее Главредмет и Гиредмет обеспечить в течение 1944 г. производство на опытной установке 500 кг металлического урана. Также оно поставило задачу проведения широких специализированных поисков на территории СССР промышленных месторождений урана в стране. Было ясно, что без особых мобилизационных мер проблему урана и первой атомной бомбы решить не удастся.

В этой связи ГКО постановлением от 3 декабря 1944 г. № 7069сс «О неотложных мерах по обеспечению развертывания работ, проводимых лабораторией №2 Академии наук СССР» дальнейшую ответственность возложил на НКВД СССР и Берия Л.П. Новое важное постановление ГКО было принято 8 декабря 1944 г. № 7102сс/ов «О мероприятиях по обеспечению развития добычи и переработки урановых руд». НКВД СССР, как специфическая закрытая спецслужба с огромными производственными ресурсами и кадрами заключенных, приступил к разведке и разработке урановых месторождений Табошар, Уйгур-Сай, Майли-Су, Тюя-Муюн и Адрасман Ферганской Долины и др. В НКВД передавались геологоразведочные партии Наркомцветмета, работавшие на урановых месторождениях. В организационном развитии урановой геологии в СССР важным стало постановление СНК СССР от 13 октября 1945 г. № 2628-713сс «О развитии геологоразведочных работ по А-917) и Б-918) в IV квартале 1945 года и в 1946 году». Далее постановлением Комитета по делам геологии при СНК СССР 16 октября 1945 г. создано Главное геологоразведочное управление (ГГРУ) для поисков и разведки промышленных месторождений урана в СССР и координации поисков радиоактивных руд всеми геологическими организациями страны.

Для создания нужной научной и промышленной базы атомной промышленности Л.П. Берия подписал приказ НКВД СССР от 6 января 1945 г. об организации в составе Главного управления лагерей горно-металлургических предприятий (ГУЛГМП) НКВД СССР особого управления по урану с наименованием «Спецметуправление НКВД СССР». В лагерях ГУЛГМП находилось в начале 1946 г. 190 тыс. заключенных, треть которых относилась к так называемому "спецконтингенту" (бывшие военнопленные, репатрианты и другие, попавшие в ГУЛАГ без суда). Объединенная система лагерей, известная в последующем как «Главпромстрой», приказом по НКВД № 00932 была объявлена "специальной организацией для строительства предприятий и учреждений Первого Главного Управления".

16 июля 1945 года, в штате Нью-Мексико американцы провели успешные испытания первой в мире атомной бомбы. Обо всех параметрах взрывного устройства и предполагаемой дате испытания нью-йоркская резидентура НКВД сообщила в Москву за две недели до события. Начальник внешней разведки НКВД СССР П. Фитин в тот же день поставил в известность Сталина, Молотова, Берия и Курчатова — руководителя советского атомного проекта. В день открытия Потсдамской конференции 18 июля 1945 года, когда американский президент Гарри Трумэн сообщил Сталину о создании в Соединенных Штатах нового оружия «необыкновенной разрушительной силы», советский лидер остался невозмутим. Обратив внимание на его равнодушие, английский премьер-министр Черчилль сделал вывод: Сталин ничего не понял из сказанного. Но он глубоко заблуждался.

Через месяц 20 августа 1945 г. появилось Постановление Государственного Комитета Обороны СССР за № 9887-сс/оп «О специальном комитете при ГКО», в соответствии с которым производство атомной бомбы в Советском Союзе ставилось на промышленную основу. На «Спецкомитет» возлагалось стратегическое руководство всеми работами по использованию внутриатомной энергии урана. В его состав вошли: Л.П. Берия – председатель; М.Г. Первухин – заместитель председателя Совнаркома СССР; Н.А. Вознесенский – председатель Госплана СССР; Г.М. Маленков – секретарь ЦК КПСС; Б.Л. Ванников – нарком боеприпасов; В.А. Махнев – секретарь Специального комитета; П.Л. Капица – академик, директор Института физических проблем АН СССР; А.П. Завенягин – заместитель наркома внутренних дел; И.В. Курчатов – начальник лаборатории №2 АН СССР, научный руководитель проблемы. Также на одновременно созданное оперативное «ПГУ» возлагалось непосредственное руководство научно-исследовательскими, проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по использованию внутриатомной энергии и производству атомных бомб. Начальником ПГУ был утвержден Б.Л. Ванников. Заместителями начальника ПГУ стали: Н.А. Борисов, П.Я. Мешик, П.Я. Антропов, А.Г. Касаткин, А.П. Завенягин – первый заместитель. Последним пунктом этого документа ГКО предписывалось «поручить тов. Берия принять все меры к организации закордонной разведывательной работы по получению более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах».

Проблемы создания в СССР секретной наукоемкой атомной промышленности практически без предшествующей технологической базы были столь сложны, что сразу возникли новые разведывательные задачи. Часть из них потребовала принципиального нового оборудования, машин, материалов. Что-то в спешке можно было разработать и произвести на собственных предприятиях, но часть требовалось ввести из-за границы.

С середины 1945 г. НКВД СССР начать искать уран в оккупированной Восточной Германии. Важно было быстрее найти не месторождения урана, а уже добытый немцами промышленный уран высокой концентрации. В ходе специальных поисков с учетом данных разведки в течение 1945 г. было найдено и вывезено из Германии и Чехословакии в СССР 220 т урана. Об этом говорится в докладе И.В. Сталину «О состоянии работ по получению и использованию атомной энергии» (январь 1946 г.), подготовленном И.В. Курчатовым, И.К. Кикоиным, Б.Л. Ванниковым, М.Г. Первухиным и А.П. Завенягиным. Перечисленные лица уже входили в группу особых опытных атомных управленцев.

После победы СССР в войне многое нужное атомной и оборонной промышленности были вывезено из Германии и других стран Центральной и Восточной Европы (Чехословакия, Польша, Австрия, Венгрия и др.). Однако часть нужных для атомных целей станков, испытательных стендов, приборов можно было купить лишь в развитых европейских странах (Англия, Франция, Италия, Швеция и др.) и США. И здесь возникли свои внешнеторговые проблемы, разрешенные лишь при участии разведывательных спецслужб СССР (использование научных организаций и предприятий третьих стран, создание наукоемких посреднических фирм, участие в заграничных выставках и ярмарках и др.). Это стало еще одной малоизвестной стороной деятельности Л.П. Берия.

Многое из опубликованного в открытой печати и в Интернете показывает, что без особых управленческих усилий Л.П. Берия наша страна не смогла бы столь быстро создать сложную атомную промышленность и начать серийное производство ядерного оружия, а чуть позже стать одним из мировых лидеров в атомной энергетике (АЭС).

Кратко о специфике и роли научно-технической разведки. Крупные научно-технические открытия, часть из которых совершается в рамках военного или специального государственного заказа, а часть носит неожиданный личный характер, в научном мире никак не скрыть. При этом даже особые контрразведывательные меры режимных служб не приносят успехов. Особо секретное опасное оружие (атомное, космическое, химическое, биологическое и др.) чаще всего создается тоталитарными политическими режимами или тайными террористическими группировками. Но у исполнителей таких работ (бывшие Германия, США и СССР или современные КНР, Израиль, Иран др.) всегда есть обиженные информированные ученые и инженеры (в том числе, кого не взяли на новую высокооплачиваемую работу), склонные к сотрудничеству с конкурентами, в том числе иностранными, и склонные к передаче новой информации. Кроме того, даже присяга на верность или сохранение государственной тайны не гарантирует ведущих сотрудников от измены.

В итоге ценная научно-техническая информация в СССР сначала шла из фашистской Германии, а потом из США. Здесь сами ученые с мировыми именами выступали с инициативами по разрушению нежелательной монополии этих стран на «сверхоружие».

Как неоднократно подчеркивал П.А. Судоплатов, атомные физики Оппенгеймер, Ферми, Сцилард, Бор и др. никогда не были тайными агентами советской разведки, а работа с ними носила лишь «творческий общенаучный характер». Так, зная о секретном письме А. Эйнштейна Президенту США Ф. Рузвельту в 1939 г., Р. Оппенгеймер сокрушался отсутствию на него быстрой адекватной реакции американских властей и медленному развороту дела. Но опытный профессионал разведки и инженер Хейфец сумел расположить к себе Оппенгеймера в силу личного обаяния (речь идет не только об использовании специфического «еврейского фактора»). Соответствующая информация от Хейфица весной 1942 г. была подтверждена оперативным агентом НКВД с хорошим инженерным американским образованием в Массачусетском технологическом институте С.М. Семеновым (кодовое имя «Твэн»), работавшим в прямом подчинении Овакимяна в нью-йоркском «Амторге». Заслугой Семенова и его помощника Курнакова стало установление прочных контактов с физиками из Лос-Аламоса. Это стал главный канал научно-технической разведки. Свои заслуги были и у военной разведки. Ахилл, Барч, Бакстер, Джек, Дельмар, Ирис, Соня и другие — это псевдонимы военных разведчиков, у которых есть реальные имена и биографии (См.: http://www.e-reading.by/bookreader.php/150079/Lota_-_GRU_i_atomnaya_bomba.html).

Лаврентий Павлович Берия был не ученым, а опытным управленцем и хозяйственником, сделавшим быструю карьеру в ходе сталинских чисток «правых» и «левых» уклонистов. Это был «умный инициативный интриган» в той высокой советской элите. Однако менее всего о нем надо судить по многотомному «Дело Л.П. Берия», подготовленном в оправдание его тайного ареста 26 июля 1953 г. в Кремле группой военных маршалов и генералов под руководством Н.С. Хрущева. Специальный комитет был ликвидирован, а его аппарат и функции переданы во вновь образованное Министерство среднего машиностроения СССР. Испытание первой советской водородной бомбы, разработку которой курировал Г.М. Маленков, состоялось 12 августа 1953 г., уже после устранения Л.П. Берия.

По решению суда Берия был приговорен к смертной казни 23 декабря 1953 г. Однако по ряду источников Берия был застрелен уже в день ареста. Для судебного процесса был найден, якобы, схожий по внешности двойник Берия. И вообще, можно ли верить «антибериевским документам» середины-конца 1953 г.?

Заслуживает внимания книга: Цквитария З.Ч. Берия без лжи. Кто должен каяться? // М.: ЭКСМО, 2013, 416 с. Ниже часть аннотации: «…Его убийством завершилась великая Сталинская эпоха, его дискредитация стала началом конца СССР. Убийцы не ограничились физическим устранением Берии – они попытались втоптать в грязь его честное имя. Ни на одного другого государственного деятеля за всю историю России не выливали столько помоев, даже на Сталина! Лаврентия Павловича сделали не просто «козлом отпущения» за все грехи Советской власти, подлинные и мнимые, – его демонизировали, превратив в главное пугало антисталинской пропаганды: он-де и палач, и «фашистский агент», и насильник, и сексуальный маньяк, разве что не людоед! Эта книга бросает вызов 60-летней лжи, разгребая завалы клеветы и фальсификаций. Это – первая грузинская биография Берии, проливающая свет на малоизвестные страницы его жизни и воздающая ближайшему соратнику и наследнику Вождя по заслугам. Ведь когда сравниваешь титанов великой Сталинской эпохи с нынешними политическими пигмеями, поневоле задаешься вопросом: кто перед кем должен каяться?...»

Комментируя свой жизненный путь, П. Судоплатов писал: «Трагизм в том, что спецслужбы функционируют, как правило, в условиях их подчиненности режиму личной власти, что дает возможность манипулировать видимыми со стороны обстоятельствами политических убийств, скрывать в действиях убийцы какую-либо личную или политическую мотивацию, а тем самым – развязывать политический террор, как это было после выстрела Николаева в Кирова». См.: Судоплатов П.А. Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930 1950 годы // М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005, с. 9.

Манхэттенский проект был одним из самых дорогостоящих за всю историю человечества. В нем было задействовано огромное количество участников – с 1942-го по 1945 год на разных объектах работало до 130 тысяч человек. Затраты на создание ядерного оружия достигли двух миллиардов долларов (в сегодняшних ценах – около 20 миллиардов). Разведывательная работа по добыванию атомных секретов относится к одному из самых важных достижений отечественной внешней разведки за всю историю её существования. И евреи из числа советских разведчиков-нелегалов сыграли в этом проекте ведущую роль.

Видимо, многое из задач внешней разведки СВР, ФСБ и ГУ/ГРУ ныне имеет отношение к начатому в России «научно-техническому прорыву» в области фундаментальной и прикладной генетики, координируемому весьма секретным «Курчатовским научным центром» и его научным руководителем чл.-корр. РАН М.В. Ковальчуком. Но если и в этой новой сфере военно-оборонной деятельности будет слишком много «политических пигмеев», России не жить и не быть.

РЕЗЮМЕ БОБЫЛОВА ЮРИЯ

1. Две великие противоборствующие страны США и Китай добились к 2021 г. большого преимущества в подготовке к масштабным тайным диверсионным биологическим войнам. России угрожает не только Запад, но и Восток. По моим оценкам данных в открытой печати, в последнее десятилетие по денежным затратам в этой сфере НИОКР России отстала от США более чем в 20 раз. С одной стороны, военная биология и особо генная инженерия в США кратно опережает Россию по ресурсным затратам и они добились стратегического и тактического преимущества по уровню биологического оружия и защиты от него. С другой стороны, почти решена проблема оперативной и высокоточной доставки этого оружия массового поражения сетью незаконных военных лабораторий Минобороны США в Украине и Грузии в нужные географические точки России, включая и те, где дислоцированы создатели ядерного оружия в системе ГК «Росатом».

2. Кстати, в ст. III «Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления запасов бактериологического (биологического) и токсинного оружия и об их уничтожении» (КБТО), одобренной 26-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1971 г., говорится: «Каждое государство-участник настоящей конвенции обязуется не передавать кому бы то ни было ни прямо, ни косвенно, равно как и никоим образом не помогать, не поощрять и не побуждать какое-либо государство, группу государств или международные организации к производству или к приобретению каким-либо иным способом любых агентов, токсинов, оружия, оборудования или средств доставки, указанных в статье I конвенции». США – это агрессивный нарушитель этого важного международного документа, который готов воевать с Россией любым видом военной техники и любыми методами ведения войны.

3. Представляется, что пониженное внимание руководства Минобороны России после 1992 г. в силу ратификации Президентом РФ «Конвенции о запрещении разработки, производства и накопления бактериологического (биологического) оружия, а также токсинов и его уничтожении» (Женева, 1972 год) и ликвидации военно-биологического 15 Управления в структуре Минобороны привели к крайне неблагоприятной военно-биологической ситуации. Также было ослаблено внимание к этим важным вопросам со стороны ФСБ России и иных федеральных министерств и ведомств - МЧС, Минприроды, Минздрав и др. Тайные масштабные геноцидные биологические войны для многих профессиональных военных с техническим образованием «инженер-механик» и др. продолжают оставаться неизведанной и непонятной технологией. Причина этому феномену заключается в том, что биологические войны носят тайны диверсионный характер, хотя для разработки и производства новых видов биологического оружия (БО) требуется современная технологическая и промышленная база

4. Именно после 1992 г. возникло неоправданное отставание России от США и Китая в части молекулярной синтетической биологии и промышленного производства новых биопрепаратов. Показательна «вакционная ситуация» в России в условиях нехватки сотни миллионов доз вакцин против коронавируса на конец октября 2021 г., хотя его общемировая летальность весьма мала. А если бы в мир и Россию пришла эпидемия со смертностью 30, 50 и даже 70 процентов от числа инфицированных? Жестокая военная правда для жителей России в том, что сфера медико-биологических НИОКР, фармацевтика и сфера здравоохранения сегодня должна бы быть частью военного потенциала нашей страны. Вместе с тем, экономически опасны все новые эпидемии африканской свиной чумы и птичьего гриппа в разных регионах России и особо на Юге в силу возможных тайных диверсий со стороны сети близких военных биолабораторий МО США в Украине и Грузии.

5. По информации информированного экс-член комиссии ООН по биологическому и химическому оружию, военного эксперта, выпускника Московского института тонкой химической технологии И. В. Никулина: «Министерство обороны и ФСБ России займутся расследованием каждого случая вспышки инфекционных заболеваний в России. Следы применения биологического оружия силовики будут искать в эпидемиях среди людей, животных и растений. Интересно, что в структуре российской армии появятся обучающие центры, где будут готовить военных биологов. Вместе с сотрудниками спецслужб они начнут выяснять, по какой причине распространяется инфекция в стране, и нет ли в этом чьего-то преднамеренного замысла. От этого будет зависеть тактика борьбы с угрозой. Сейчас возрастает риск использования биологического оружия, при этом доказать его применение как акт агрессии, очень трудно. Так, в России все чаще происходят вспышки эпидемий заболеваний, которых у нас раньше не было. К примеру, африканской чумы свиней». См.: http://radiovesti.ru/brand/61177/episode/2015047/.

6. Многие особые внутренние и внешние проблемы мог бы решать в этом направлении созданный в структуре ФСБ России специализированный ВНИИ биологической безопасности ФСБ России.

7. Возрастает роль внешней разведки в обеспечении научного и технологического прорыва России для ускоренного развития защитного оборонного биологического потенциала. Как-то у меня случился разговор с большим специалистом из НИИ вирусологии РАН, который специализировался на изучении особо опасных инфекций. При этом я выразил сожаление, что большие военно-биологические тайны в США есть и в Москве (и даже в СВР и ГРУ) о них крайне мало знают. Реакция собеседника стала неожиданностью: "Совсем не так! Сильные американские медико-биологические лаборатории и центры забиты множеством ученых из СССР и России! В моей научной среде такие информационные контакты идут регулярно! Мы знаем про них "многое" закрытое грифами гостайны!"

8. Обратимся к уточненной версии «Военной доктрины Российской Федерации», опубликованной в «Российской газете» 30 декабря 2014 г. (федеральный выпуск № 6570). В документе отмечается: «Военная доктрина Российской Федерации (далее - Военная доктрина) представляет собой систему официально принятых в государстве взглядов на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту Российской Федерации» (п.1.1.).

В числе основных терминов Доктрины (п. 8 г): военный конфликт - форма разрешения межгосударственных или внутригосударственных противоречий с применением военной силы (понятие охватывает все виды вооруженного противоборства, включая крупномасштабные, региональные, локальные войны и вооруженные конфликты).

В разделе «Основные внешние военные опасности» своевременно отмечена «подрывная деятельность специальных служб и организаций иностранных государств и их коалиций против Российской Федерации» (п.12 о).

Основные задачи развития военной организации (п. 35) включают: а) приведение структуры, состава и численности компонентов военной организации в соответствие с задачами в мирное время, в период непосредственной угрозы агрессии и в военное время с учетом выделения на эти цели достаточного количества финансовых, материальных и иных ресурсов. Планируемые количество и сроки выделения указанных ресурсов отражаются в документах планирования долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации; б) повышение эффективности и безопасности функционирования системы государственного и военного управления, обеспечение информационного взаимодействия между федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иными государственными органами при решении задач в области обороны и безопасности; в) совершенствование системы воздушно-космической обороны Российской Федерации; г) совершенствование военно-экономического обеспечения военной организации на основе рационального использования финансовых, материальных и иных ресурсов и другие задачи.

В числе основных задач мобилизационной подготовки является, в частности (п. 42 б): « создание нормативно-правовой базы, регулирующей применение экономических и иных мер в период мобилизации, в период действия военного положения и в военное время, включая особенности функционирования в эти периоды финансово-кредитной, налоговой систем и системы денежного обращения».

В документе имеется раздел «Развитие оборонно-промышленного комплекса», в котором: «Основной задачей развития оборонно-промышленного комплекса является обеспечение его эффективного функционирования как высокотехнологичного многопрофильного сектора экономики страны, способного удовлетворить потребности Вооруженных Сил, других войск и органов в современном вооружении, военной и специальной технике и обеспечить стратегическое присутствие Российской Федерации на мировых рынках высокотехнологичной продукции и услуг» (п. 52).

9. Российские специалисты высоко оценивают Указ Президента РФ от 11 марта 2019 г. № 97 "Об Основах государственной политики Российской Федерации в области обеспечения химической и биологической безопасности на период до 2025 года и дальнейшую перспективу” (garant.ru›products/ipo/prime/doc/72092478/). Однако российская и мировая практика организации управления, особенно с учетом развития рыночных отношений при реализации заданий государственного военного/оборонного заказа, показывает невысокую эффективность специализированных правительственных «Программ» и «Проектов» на координационной основе. Ныне военно-биологическая ситуация требует более тесной интеграции многочисленных научных и производственных структур в рамках вновь созданной крупной корпорации «РОСБИО». При этом полезно учесть накопленный опыт военно-ориентированной и гражданской деятельности ГК «Росатом».

10. Обобщая сказанное, следует сделать вывод о необходимости создания в России специализированной научно-производственной корпорации «РОСБИО». Уровень принципиально новых военно-биологических угроз России таков, что на основе ряда специализированных координационных Программ и Проектов (Минобрнауки, Минпромторга, Военно-промышленной комиссии Правительства России, Минобороны, ФСБ, МЧС и др.) сделать нужные прорывы к науке и производстве в условиях экономических санкции США и их союзников по НАТО в ближайшие 5 лет сделать невозможно. Нужны новые формы организации управления в сфере науки, биотехнологии и промышленной базы, которые уже положительно зарекомендовали прежде всего в ГК «Росатом» в единстве военно-промышленной и гражданской деятельности, в том числе на мировом рынке товаров и услуг. 

Началось... Россия задала Финляндии всего лишь два территориальных вопроса...

Генсек НАТО признал, что план по ускоренному расширению на север сорван: Финляндия и Швеция вряд ли станут кандидатами на членство на саммите альянса в июне из-за требований Турции. Но ...

Путин ответил присоединением к России ещё территорий

Владимир Путин косвенно отреагировал на инициативы военно-гражданских администраций Херсонской и Запорожской областей Украины войти в состав РФ указом об упрощении процедуры получения р...

«Так он жив?!», - обычная реакция всех, кто узнает подробности его судьбы

В Кремле он подошел к Президенту, прихрамывая, но строевым шагом. Владимир Путин тихо, не на камеру, спросил: «Тяжело было?» - «Да... Но ничего....Мы всё сможем».«Так он жив?!», - обычная реакция всех...

Обсудить
    • H5N1
    • 28 октября 2021 г. 20:54
    Искренне благодарю за оценку моего скромного труда. И откровенно испытываю уважение к вам и аналитике. Но вынужден не согласиться с некоторыми выводами по прозрачным причинам. 1. Вы сравниваете несравнимое, в части элит 40-х и 50-х годов СССР и сегодняшних элит РФ. 2. Как бы не был неприятен мне господин Бжезинский, но очевидно его тезис справедлив о том, что россиянам сначала следует разобраться, чьи именно элиты управляют РФ, ваши (РФ) или наши (США). 3. В части атомной промышленности дня сегодняшнего, считаю весьма обоснованным мнение профессора по ядерной физике и энергетике, доктора технических наук Игоря Николаевича Острецова. «Собственное технологическое удушение» https://cont.ws/@razumeev/2095224 4. В части прорывов РФ в биотехе. Не хочется ёрничать, но мне очевидным представляется более чем возможный прорыв… в прямом смысле, с утечкой генномодифицированных организмов. О принципиальном противоречии интересов владельцев крупносерийных заводов и необходимых невероятно затратных мероприятиях по биобезопасности и биозащите, я сделал цикл статей до ковидобесия «Обезьяна с супероружием уже ваш сосед», начиная с первой https://cont.ws/@h5n1/1158815 и заканчивая последней Обезьяна с супероружием уже ваш сосед 7.2 https://cont.ws/@h5n1/1199527 5. Реальное состояние сегодняшнего дня в грамотной статье https://tsargrad.tv/investigations/covidnyj-bespredel-narodu-zakon-jelite-tozhe-zakon-no-drugoj_433410 Касательно действий элит РФ, в сегодняшней ситуации ковидобесия и полной их подчинённости действиям единого центра, прикрывающего абсолютный срам фиговым листочком с надписью ВОЗ, у меня нет ни малейших сомнений, что ничего из предложенного вами не будет реализовано, 100 раз увы. (((
    • H5N1
    • 29 октября 2021 г. 17:56
    Ещё немного подумав над вашим тезисом: "Обобщая сказанное, следует сделать вывод о необходимости создания в России специализированной научно-производственной корпорации «РОСБИО»." имею сказать следующее. Итоги создания ГК "РОСНАНО" с последующей трансформацией в ОАО "Роснано" и далее в УК "Роснано" принесли очевидный итог - гора родила мышь. Оно конечно, можно организовать ещё одну структуру, куда объективно перетечёт ключевой состав эффективных менеджеров, как это и было во всех предыдущих итерациях. Итог заранее известен. На ум приходит отлитое в граните нашим главнокомандующим, всенародно избранным и прочая, прочая, прочая:«скучно девушки». Использованная Путиным фраза – из романа "Двенадцать стульев" советских писателей Ильи Ильфа и Евгения Петрова, написанного в 1928 году. В 34-й главе описывается выступление "гроссмейстера" Остапа Бендера перед любителями шахмат из села Васюки. "Гроссмейстер перешел на местные темы: "Почему в провинции нет никакой игры мысли? Например, вот ваша шахсекция. Так она и называется шахсекция. Скучно, девушки! Почему бы вам, в самом деле, не назвать ее как-нибудь красиво, истинно по-шахматному". И васюкинцы тут же – под почетным председательством Остапа – назвали себя "Шахклубом четырех коней". Ну-с РОСБИО, так РОСБИО.
  • При этом Гинцбурга туда ни ногой! :stuck_out_tongue_winking_eye: :stuck_out_tongue_winking_eye: :stuck_out_tongue_winking_eye:
  • Эх.. Благие пожелания неравнодушного человека. Ваше предложение в нынешних условиях не сработает. Я очень далёк от биологии и тем более генетики. Но очень хотел помочь людям. И в начале 2000-х узнал о программе Folding@home. Я как раз подключил себе на фирму быстрый интернет, и решил подключить все свои компьютеры к этой программе. Благая цель всё таки, помочь человечеству. :blush: Насторожило меня то, что благодетели были англичане. Решил внимательнее познакомиться. Понял то что англосаксы копают могилу всем нам. Абсолютно мне это стало ясно с первым опытом - вспышкой в Китае атипичной пневмонии. Как раз по времени совпавшей с расшифровкой ДНК человека и качественного обновления парка суперкомпьютеров. Так я к программе распределённых вычислений не подключился. Зато я сменил хобби на новое. В принципе я хотел сказать следующее - "Государство не помощник. Создавать военную биологию необходимо частным лицам."
    • oony
    • 29 октября 2021 г. 23:36
    хотелось-бы про Эрия-51.... элианс... ну и подобную херню... нас это всегда развлекает!!!!!!