Страницы истории. ИЖ 5 и ИЖ 14 "4х4"

4 200

В узком тесноватом музейном зале, где борт к борту прижались ижевские машины разных лет, первым у самой двери стоит высокий, немного угловатый автомобиль. Впрочем, много лет назад он выглядел вполне современно, хотя и был довольно необычным. Карьера ИЖ-14 только начиналась, и на пути к конвейеру его, конечно, «облагородили» бы. Но за место под солнцем ижевскому вседорожнику предстояло бороться не только с «Нивой», но и с… танком. Это сражение он, разумеется, проиграл… 

Ижевский автомобильный завод считают детищем Д. Ф. Устинова – секретаря ЦК КПСС, кандидата в члены Политбюро, позднее – министра обороны СССР. Он не очень одобрял строительство гиганта в Тольятти – считал, что увеличивать производство легковых автомобилей нужно более экономно. Одновременно с ВАЗом по инициативе Устинова решили строить завод в Ижевске, где под боком у огромного оборонного предприятия должны были делать аналоги моделей АЗЛК.

                                                                  ИЖ-14

Решение о создании Ижевского автомобильного приняли 25 июня 1965-го, а уже в августе было создано конструкторское бюро (так называемое ГКБ-8 во главе с Николаем Ивановичем Слесаренко и его заместителем Владимиром Арамаисовичем Абрамяном. Они решили сделать ставку на молодых специалистов, большинство которых и приехало на новый завод в надежде получить интересную работу в перспективных проектах. Уже в конце 1960-х в Ижевске начали проектировать фургон на узлах «Москвича-412», а главное, взяли курс на передне- и полноприводный автомобили. Последний для страны бездорожья был особенно актуален, ведь УАЗы частникам фактически не продавали, а Луцкий завод только начинал осваивать вседорожники на базе «Запорожца».

                                                                 ИЖ-5

Через несколько лет, в 1970-м, после приезда председателя Совета Министров СССР Косыгина в Тольятти, на ВАЗе принялись за будущую «Ниву». В это время в Ижевске был почти готов первый полноприводный образец.

В работе над ИЖ-5 удмуртским конструкторам помогали специалисты НАМИ. Главной особенностью машины стали несущий кузов – новое, смелое решение для автомобиля такого класса, а также оригинальная раздаточная коробка, созданием которой занималась группа во главе с Александром Семеновичем Кондрашкиным. 

Конструкторы отказались от промежуточного вала между коробками передач и раздаточной, уменьшив шум и вибрации трансмиссии. Кроме того, передним мостом и «раздаткой» управляли с помощью одного рычага. Передняя независимая подвеска представляла собой усиленную «москвичовскую», а задняя – торсионная отличалась компактностью.

На ИЖ-5 стоял уфимский 412-й двигатель. Но, увеличивая дорожный просвет, разработчики столкнулись с тем, что мотор попросту не умещался по высоте под капотом. Пришлось изменить впускной коллектор и установить горизонтальный карбюратор «Солекс».

Конечно, угловатый кузов никак нельзя было отнести к шедеврам дизайна, но единственный прототип ИЖ-5 был не более чем ездящим концептом. К тому же создатели его вынуждены были ориентироваться на возможности завода и проектировали кузовные панели так, чтобы в производстве обойтись без мощных прессов и глубокой вытяжки металла.

Первым за руль ИЖ-5 сел Кондрашкин, работавший одно время обкатчиком на МЗМА. Испытания ограничили несколькими кругами вокруг завода.

"Кондрашкин испытывал ИЖ-5 по улицам Ижевска. А в салоне автомобиля кроме него были другие конструкторы. Всем хотелось порулить. И уже перед тем, как настала очередь Кондрашкина меняться, один из пассажиров увидел катившееся перед машиной колесо и закричал:

— Смотрите, колесо!

И в этот же момент машина клюнула носом. Оказалось, что срезало шпильки — попался брак из неведомой сыромятины."

                                                                ИЖ-14

Это был ИЖ-14 с более симпатичным кузовом работы Владимира Савельева. Новая раздаточная коробка позволяла одним рычагом отдельно включать передний мост, задний либо оба вместе с понижающей передачей. Передняя подвеска по-прежнему базировалась на «москвичовской», хотя в чертежах существовал и вариант типа «Мак-Ферсон». Первые образцы были, как и «пятерка», с торсионной задней подвеской, но конструкторы, помня об унификации с «Москвичом-412», все же остановились на рессорах.

Прототип ИЖ-14 был готов летом 1972-го, как раз к приезду на завод Устинова. Некий генерал из свиты секретаря ЦК под взволнованными взглядами конструкторов во главе с Абрамяном (он тогда уже был главным) сел за руль еще не обкатанного вседорожника и «прохватил» по территории завода. Автомобиль генералу понравился. Но о том, что будет с проектом дальше, начальство умолчало.

Ижевские конструкторы немного обгоняли тольяттинских коллег. В мае 1972-го существовал лишь макет будущей «Нивы» в масштабе 1:5. Правда, в апреле уже закончили испытания двух открытых ВАЗ-Э2121 «крокодилов», как их называли на заводе, накопив немалый опыт для продолжения работы.

ИЖ-14 еще предстояло доводить и доводить, готовить производство – и в этом была главная загвоздка. Ижевский завод не подчинялся минавтопрому, а принадлежал «оборонке», для которой легковые автомобили были делом второстепенным. Рассказывают, что на одном из совещаний министр прямо сказал, что его главная задача ставить на производство новый танк, а вовсе не легковую машину. К тому же степень ее унификации с «Москвичом-412» была не очень высокой. А директор ВАЗа Поляков убедил правительство, что у Волжского завода немалые возможности для доводки и постановки на конвейер ВАЗ-2121. Поляков, безусловно, был прав.

С 16 февраля по 16 октября 1974 года на полигоне под Дмитровом проходили испытания ВАЗ-2121 и ИЖ-14. На разных этапах для сравнения привлекали УАЗ-469, ЛуАЗ-969, «Ленд-Ровер» и «Рейндж-Ровер». Конечно, ИЖ во многом проигрывал «Ниве». Она показала максимальную скорость 130 км/ч, а ижевский вседорожник – 120 км/ч (в техзадании вообще было записано 115 км/ч), до 100 км/ч «Ниву» разогнали за 22,1 с, а «14-й» – за 30,5 с. Похуже была и управляемость. В то же время ИЖ, как и ВАЗ, по многим показателям заметно опережал УАЗ, отличался неплохой эргономикой, проходимостью.

Впрочем, в 1974-м все уже понимали: независимо от результатов испытаний судьба ИЖ-14 решена – в производство он не пойдет. Денег заводу не давали, двум вседорожникам-одноклассникам в одной плановой экономике ужиться было нельзя. К этому времени правительство строго разграничило типаж автомобилей по заводам. Ижевскому было предписано по-прежнему выпускать «москвичи». Даже «ИЖ-Комби» и «каблучок» ИЖ-2715 с трудом удалось поставить на конвейер. Конечно, и работу над переднеприводным ИЖ-13 в середине 1970-х тоже забросили.

                                                            ИЖ-14

Немногое из накопленного конструкторами вседорожника пригодилось в следующие десятилетия. Разве что раздаточная коробка нынешних полноприводных «од» – дальняя родственница агрегата, на который еще в начале 1970-х получили авторское свидетельство.

                                           Разработка макета ИЖ 14

                                            Разработка макета ИЖ 14

Сегодня бессмысленно всерьез оценивать ИЖ-14, сравнивая его с серийными моделями, например, с той же «Нивой». Машина из заводского музея нынче выглядит немного неуклюжей, «недоделанной». Но ведь это всего лишь опытный образец, причем родившийся более 30 лет назад. И не будем считать его проигравшим бой, тем более, что он был неравным.

Далей пойдёт рассказ от rusautomobile

Зима начала 1997 года. Ижевск. ИЖ-14 стоит в бомбоубежище близ завода, которое временно исполняет обязанности хранилища фондов несуществующего музея Ижевского Автозавода. Заводу, надо признать, тогда было не до музея – конвейер больше стоял, чем работал, а «Орбиту» всё никак не могли запустить в серию, выпуская её по обходной технологии, буквально единицами. Зато меня принял сам Гродецкий, хозяин всего ИжМаша, в рамках которого тогда ещё находился автозавод…

Так вот, в бомбоубежище хранилось всё, что сохранилось на тот момент от двадцатисемилетней истории завода – опытные экземпляры автомобилей, мотоциклов, даже один трактор. И красивейшая Мазда, 1971 года. Модель, я конечно не запомнил…

ИЖ-14, ради которого я и приехал в Ижевск, оказался в плачевном состоянии. Колёса спущены, мотор не заводится и вообще некомплектен, руль едва крутится… Речи о поездке, разумеется, не идёт, его бы на улицу вытолкать, для фотосъёмки. Тоже проблема – колёса почти не держат воздух и даже вчетвером катить машину почти не получается, не едет. Каким-то сверхусилием вытащили её из закутка – и тут же ударили о столб, расколотив правую фару. Тормозов-то нет, а мы забыли…

Подогнали УАЗик, прицепили трос. УАЗик задом ме-е-едленно выполз из бомбоубежища, а мы машину страховали.

Снаружи валил снег. Именно валил – крупными сгустками, сочно. О нормальной съёмке можно было забыть. Равно как и о другой возможности оказаться здесь в этом же качестве: то, что нам разрешили вот так запросто выкатить забытый всеми ИЖ-14, было всамделишним чудом, которые, как правило, не повторяются и по заказу не организуются. Я плохо подготовился, как последний идиот приехал из Москвы с примитивным Зенитом, плохо работающей вспышкой и всего двумя моточками Кодака. Надо было снимать тем, что есть и в существующих условиях. История бы мне не простила зазря разбитую фару.

Выкатили. Кое-что отщёлкали. Подивились реакции окружающих: проходящие мимо мужики громко обсудили «достоинства новой Нивы, которую ребята снимают». Иж-14, даже в полуразрушенном состоянии явно не смотрелся гостем из далёкого прошлого! Ну, не хуже, чем Нива, во всяком случае, одновременно с которой он и проектировался. А ещё в те же годы АЗЛК возобновил старый проект 415/416, но уже под новым индексом – 2150. Эти три лёгких внедорожника и конкурировали между собой за право быть поставленными на конвейер. О том, чтобы производить все три модели (а они все вышли удачными для своего времени!), никто почему-то не думал, одну бы «пропихнуть» сквозь косность чиновников Минавтопрома…

А потом Иж-14 затолкали обратно в бомбоубежище. Казалось, навсегда, он был обречён там сгнить. 20 лет о нём никто не вспоминал, только навесное с двигателя потихоньку растаскивали! И я решился. Я поднялся в кабинет к «высшему руководству» и заявил: отдайте мне эту машину.

Сказать, что это было наглостью – это смягчить действительность. Это было… ну как чтение текстов Сорокина на могиле Неизвестного Солдата, в полночь, без штанов и под аккомпанемент балалайки. Очень авангардно это было. И они согласились.

И я опять всё просрал. Я договорился, разумеется, не о том, что машину мне подарят. Я хотел её восстановить. Сумма, кстати, выходила небольшая – около 30 тыс долларов, причём ИжМаш готов был помочь с агрегатами, благо они тогда все находились в производстве (мотор, коробка, мосты, электрика, часть оптики). Условия были таковы: я забираю машину в Москву, здесь её профессионально восстанавливают, сохраняя полную аутентичность, после чего мы распоряжаемся машиной всяк на свой лад: завод – выставляет на ежегодных выставках в Москве, а в другое время мы (наша газета) можем её выставлять в других местах. Я уехал в полной уверенности, что найду спонсора под это дело немедленно – но хрен там. Никому реликвия была не нужна.

В общем, с поиском денег я затянул, а когда сумма набралась, уже ИжМаш охладел к этой затее. Там сменилось кое-какое руководство и все договорённости утратили силу. Остались только вот эти плохие фотографии.

Спустя семь лет я вновь оказался в Ижевске. Настали новые времена, там уже хозяйничал СОК. Дежурно поговорив с Добындо, приступили ко второй части визита – демонстрации KIA Spectra – тогда на завод прибыли два экземпляра для изучения, ведь СОК лихорадочно выбирал, что ещё можно производить, кроме Орбиты/Оды. Интересно, что от посторонних глаз Спектры укрыли в том же самом бомбоубежище. Я всё пытался найти ту красавицу-Мазду, но мне сказали, что её кому-то продали, за смешные деньги (около тысячи долларов). ИЖ-14 там уже не было.

Оказалось, что СОК сам восстановил некоторые (не все)исторические машины и выставил из в импровизированном музее, прямо в главном корпусе, точнее, в одном из межкорпусных переходов. ИЖ перекрасили в белое, но, увы, реставрацию провели излишне смело, не очень соблюдая историческую правду. Подкорректировали оптику, салон вообще сделали иной… Но машина хотя-бы сохранилась, да.


                          https://www.drive2.ru/b/153935...

Aurora Borealis. Арктика. Я забыл шум толпы (световая и текстовая версии)

                                                        &nbs...

Коллеги привет. Не хотел, но напрягли.

В общем "круть" завернулась вокруг одного фильма. Он толи 1984 толи 1986 года. Что собственно получилось, подросли юноши и девушки нового поколения, я их "ткнул мордой в ЭТО":https://ww...

Обсудить
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :hand: Грустно смотреть на труд инженеров и конструкторов который пошёл в "топку"!!!
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: