Конфликт Армении и Азербайджана

Не унывай!

18 3393

Насте - двадцать пять. Муж воюет на Кавказе. Она на девятом месяце. Начало нулевых. Настя живет одна. Часто приезжает мама Александра – свекровь. Помогает с уборкой. Привозит сумки с продуктами. Утешает. Вместе плачут тоскуя о Саше. Жизнь течет своим чередом. Весна выдалась теплая. Ежедневно Настя выходит на улицу. Греет красивое лицо на новом солнышке. Чувствует себя хорошо. Как-то днем, позвонили. Настя сняла трубку. Сначала, не могла понять о ком говорят. Странные слова: «При исполнении…, выполнил долг до конца…, представлен к награде посмертно…, примите наши соболезнования!». Как в кино. Потом, в сознание ворвался смысл. Разом, заполнил все вокруг. Потемнело в глазах. Пол качнулся волной. Телефонная трубка выпала из руки. Сердце взорвалось, разбрасывая осколками крик и слезы. Внутри утробы забился младенец. Встряхнул внутренности. Болью потянул вниз. Она ощутила теплое течение по ногам. Настя схватилась за живот. Оттуда звучал стон. Дрожь захватила тело. Настя подхватила трубку. Руки трясутся. В глазах муть. Собралась с силой. Короткий номер. Задыхаясь сообщила адрес.

Скорая приехала удивительно быстро. Пожилой доктор был опытен. Быстро погрузились. Через пять минут, летели с мигалкой по оживленной Москве. Трясло. Настя стонала. Потеряла сознание.

Палата двухместная. Белые стены. Всегда закрытое, большое окно. В углу раковина. Коричневый пол. Кровати на колесах. Удобства в коридоре. И конечно, запах. Хлорка, йод, перекись. Еще что-то… как в любой больнице. Шаркающие шаги, мерная возня тряпки, громкие голоса персонала. Здесь, даже здоровый заболеет. Тоска. Настя смотрит в окно. Солнца нет. Небо серое. Так же в душе. Везде боль. Голову словно сдавили обручем. Живот пульсирует Сердце режут на куски. Настя тихо рыдает.

Привезли на каталке, еще одну беременную. Так же на последнем месяце. На соседнюю кровать. Красивая. Черноглазая, темноволосая. Зовут Алена. Сама себя называет Лиса. На американский манер. С ударением на «и». Это сокращенно от имени Алиса. Ей двадцать три. В руке сотовый телефон. Видимо богатая. Говорит в трубку без остановки. Ведет себя так, словно одна в палате. К вечеру замечает Настю. Рассказывает о себе. Три года назад, приехала с Украины. На заработки. Украли все деньги. В Москве никого знакомых. Пришлось выйти на панель. Очень старалась. Сделала карьеру. Допустили работать с иностранцами. Один американец влюбился в нее. Богатый. Сделал предложение. Он же и дал имя – Алиса. Скоро она уедет в штаты. Как только родит. Что? Нет – ребенок не его. Чей ребенок? Да так… Познакомилась с одним военным. Красавец. Не женатый. Все при нем. Влюбилась. Думала – американец будет для жизни, а военный для души. Восемь месяцев назад погиб на Кавказе. Твой тоже? Ничего. Надо искать замену. Настя отвернулась к стене и разревелась.

- Глупая ты! – сочувственно говорит Лиса. Недолго ворочается и засыпает. Настя плачет всю ночь. Внутри нее тоже рыдания. Тоска прижимает. Только ребенок сдерживает мысль о самоубийстве.

Утром, входит доктор. Нина Петровна. Лечащий врач. Возраст средний. Доброе лицо. Внимательные глаза, смотрят ласково. Слушает. Спрашивает о самочувствии. Все понимает. Качает головой. Ободряя, говорит добрые слова. Настя рыдает. Нина Петровна обнимает ее и гладит по спине. Лиса отстраненно наблюдает. В лице удивление от поведения доктора. Ночью, свинцовая тяжесть камнем потянула живот. Вся постель стала мокрая. Сильные удары второго сердца, глушили первое. Сильный страх взглянул Насте в глаза. Она поняла, что умирает. Это был конец. Из утробы жалобно кричит младенец. Боль невыносима. Женщина провалилась в темноту.

Приходит в себя. Рядом Нина Петровна. Она печально бледна. Слезы в глазах. Губы кривятся в горестном напряжении. Слова даются с трудом. Словно это ее младенец умер. Сделали что смогли…, боролись за жизнь, но вышел уже мертвым. Длинное объяснение медицинскими терминами. Настя слушает не слыша. Жизненные силы полностью ушли. Воля сломлена. Слезы кончились. Весь мир заполняет мрачная пустота. Только в самой глубине сердца звучит стон, переходящий на вой. Словно волчица скулит над убитым щенком.

Лиса смотрит на соседку. В блудливых глазах слезы. Не унывай подруга! Пытается подбодрить. Говорит о своей судьбе. Она совсем одна. Отец умер в тюрьме. Мать с горя повесилась. С двенадцати лет скитается. Школу не закончила. Дома нет. Кругом негодяи. Но вот и ей повезло – нашла хорошего американца. Ты только не сдавайся. И тебе повезет – найдешь богатого. Родишь в хороших условиях… Настя воет в голос. Головой в стену – рраз! Потом еще! Лиса крикнула медсестру. Делают укол. Засыпает.

Зашла свекровь. Принесла неожиданную весть. Кто-то в военном штабе напутал. Совершил ошибку. Не туда посмотрел. Или неправильно записал. Теперь неважно. Просто Саша – жив! Даже не ранен. Завтра приедет. Его будут награждать.

Настя цепенеет. Просит повторить. Грудь расширяется. Трудно дышать. Все стрянет в горле. Стекают слезы. Совсем не горькие. Теплые и сладкие. В душу возвращается жизнь.

Свекровь замечает, что большого живота нет. Сияет. Спрашивает о младенце. Настя вздрагивает. Словно ледяной водой окатили. Застыла с неестественной улыбкой. Свекровь думает – от радости. Что сказать? Муж так хотел сына! Как ему объяснить? Разрушить словами счастье? Убить радость обретения жизни? Свекровь гладит Настю по бледному лицу. Теплым взглядом ищет глаза. Настя отворачивается, как бы сморкаясь в салфетку. Сообщает, что все хорошо. Родился мальчик. Придумывает рост, вес. Косится на соседку. Та молчит. Свекровь поворачивается к Лисе. Она улыбается и кивает головой.

Свекровь уходит в радости. Настю бьет озноб. Стыд и безысходность придавливают ее. Кусает губы. Хватается за волосы и дергает. Воля к жизни, снова покидает ее. Лиса смотрит на соседку и слезы жалости моют ее испорченное сердце. Приходит Нина Петровна. Настя каменеет лицом и отворачивается к стене. Не хочет никого видеть. Всю ночь, лежит в одном положении. Иногда стонет. Глаза становятся безумными.

Утром, Нина Петровна приводит священника. Настя глядит с подозрением. Лиса – кокетливо. Отец Николай немолодой. Среднего роста. Прямая спина. Голос мягкий. Борода клинышком и гусарские усы. Похож на мушкетера. Лицо светлое. Пронзительный взгляд. В уголках глаз смешинки. Добрая улыбка. Бывший военный. Был в горячих точках и знает многое о смерти и потери близких. Лиса охотно с ним разговаривает. Задает вопросы. Священник отвечает. Настя стала прислушиваться. Каждый человек проходит испытание. У него всегда есть выбор. Гордые люди считают, что они все могут. Могут планировать свою жизнь. Счастье. Рождение и умирание. Но это ошибка. Только Бог может все. Открой ему свое сердце. Поверь ему. Попроси и положись на него. И свершится чудо. Только не унывай! Потерпи! Будь с Богом. И душа твоя наполнится спокойствием и радостью. Настя хмыкнула в сомнении. Священник дал ей икону святителя Николая:

- Это – святой Николай! Он твой помощник и заступник! Проси его и верь!

Настя берет икону. На ней старичок с бородой. Ничего особенного… но глаза! Словно живые смотрят на нее. И чудится женщине, что хочет этот дедушка что-то сказать. Встряхнула головой. Отец Николай хитро улыбается. Крестит обоих женщин. Уходит. Лиса восторженно обсуждает священника. Его мужественность. Образованность. Ум. Магическое влияние на людей. Сожалеет, что священник не богат и живет в России. Настя не слушает. Она смотрит на икону. Прямо в глаза старичку. Он отвечает живым взглядом. Настя тихо плачет и просит о помощи. Время замедлилось. Перестало существовать. На душе тепло и тихо. Настя засыпает.

Наступило утро. Настя вскакивает. Грудь и живот мокрые. Что такое? Оказалось - пришло молоко. Настя в растерянности. Замечает, что соседняя кровать пустая. Санитарка моет пол. Говорит ночью у Алены начались схватки. Увезли ее в родильное. Пока не привозили. Пришла Нина Петровна с младенцем на руках. Протягивает ребенка Насте – покорми! Настя удивляется. Дает грудь. Младенец чмокая сосет. Нина Петровна удовлетворенно выдыхает. Настя ничего не может понять. Где Лиса? Доктор гладит по плечу. Рассказывает. Оказывается, Лиса умерла при родах. У нее был врожденный порок сердца. Ребенок выходил трудно и произошла остановка сердца. Сразу умерла. Хорошо, что ребенка успели спасти. А что теперь с ребенком будет? Лиса рассказывала про какого-то американца. Нина Петровна морщится. Сообщает, что Лиса отказалась от ребенка. Еще до его рождения. Письменно. Настя не удивлена. Нина Петровна с надеждой смотрит кормящей женщине в глаза. Предлагает забрать малыша. Выдать за своего. Настя вскидывает брови в испуге. Младенец перестает сосать. Нина Петровна объясняет, что тут все знают Настину историю. Руководство в курсе. Идут на преступление. Подделывают документы. Как будто Алена умерла с ребенком, а Настя нормально родила. Настя не верит своим ушам. Она в сильном напряжении. Это же чужой ребенок. Что сказать мужу? Как потом, объяснять несхожесть? В душе смятение. Смотрит на малыша. Он улыбается и открывает глаза. Это – взгляд с иконы. Током бегут мурашки по спине. Что за ерунда! Настя принимает решение. Гладит младенца. Он сосет причмокивая. Настя поворачивается к доктору. Та все поняла. Радостно плачет. Входит пожилая санитарка. С немым вопросом в лице. Нина Петровна медленно кивает Лицо мокрое. Санитарка облегченно вздыхает. Рот плывет в широкой улыбке. Вы ходит из палаты. Из коридора слышатся возбужденные голоса.

Через день, Настю выписывают. Приехали муж и свекровь. Шумно радуются. Настя и санитарки замирают в напряженном ожидании. Саша берет на руки малыша. Настя замирает. Муж долго смотрит в лицо ребенку. Поворачивается к жене. Гордо говорит:

- Видишь, как на меня похож! Будущий воин! – немного молчит раздумывая, - Давай Николаем назовем? В честь моего боевого деда!

Настя согласно кивает:

- Конечно, милый! Как ты скажешь! - Но она- то знает в честь кого! Теплота наполняет сердце. Санитарка потихоньку крестится: «Расти Коленька счастливым! Слава Богу за все!»

Николай Брест.

Авианосцезакидательство

Статья будет короткая. Я человек не мнительный, но я в ахуе. Не знаю, может мне просто так везёт в предлагаемых статьях, может быть. Кто вы, блеать, авторы статей, решивших, что циркон ...

Обсудить