• РЕГИСТРАЦИЯ
brest88
28 декабря 2017 г. 19:03 11275 35 60.93

Сердце снайпера.

Все началось в Афганистане. После учебки, он попал туда санинструктором. По собственному желанию. Там он сильно почувствовал жизнь своего сердца. Оно сжималось от страха, дрожало от волнения, разрывалось от тоски по мирной жизни, рыдало и плакало от боли за раненных и убитых сослуживцев, задыхалось от бессилия помочь умирающим и страдающим от ран бойцам. Оно злилось на войну, сердилось на собственную глупость – « зачем я здесь? В чужой стране и на чужой войне!». Оно вспоминало дом и родителей и мучилось болью за их тревожное ожидание. Скорее всего, они знали, где их сын.

Прошло некоторое время. И вот, убили его близкого друга. И друг умер у него на руках. И он пытался спасти его и не смог. И он сидел, отупевший от горя и все гладил друга по окровавленной голове. Они делили с ним все: и пищу, и кров, и тайны, и любовь к Родине, и интернациональный долг. Теперь друга нет. Сердце намокло от слез. Оно скорбело. Но ,что такое сердце девятнадцатилетнего мальчишки? Неопытное и чувствительное. Знавшее только любовь родителей и мирное время. И тут – такое испытание! Он чувствовал, ка сердце беззвучно рыдает, сотрясая все тело, заливает слезами неокрепшую душу. Потом, вдруг, в сердце пришел огонь. Горячий и пылкий. Всесожигающее пламя. Пламя мести. Молодое, горячее, чувствительное сердце вспыхнуло и толкнуло на поступок. Он пришел к ротному и попросил винтовку друга. А друг был штатным снайпером. Ротный воевал уже несколько лет. Без замен и отпусков. Без выходных и увольнений. И только водка отключала его от этой войны. И потерь. И переживаний. Ротный посмотрел внимательно и сказал:

- Может не надо? Месть – плохая мотивация!; Он ответил:

- А как же наши отцы и деды в Отечественную войну? С какой мотивацией?;

Ротный вздохнул и сказал:

- Дурак ты! – но винтовку дал. Только добавил:

- Не подведи! - И все! Больше ничего. Тут же, он почувствовал в сердце груз ответственности. Он теперь не только санитар, но и снайпер. Сердце ритмично и он ощутил легкий холодок, ниточкой пробежавший от сердца к голове.

 Потом, был выход на боевые. Засада на караван. И был первый, убитый лично им. Первого он уже никогда не забудет. Было так: он лежал за камнями и наблюдал в прицел. И сердце его бешено колотилось. И тело потряхивало от адреналинового мандража. И дыхание было частым – частым. Он вдруг подумал : «Может не надо?». Но тут же отогнал эту предательскую мысль. И затем, он увидел своего Первого. Тот был уже рядом. Метров 250. И ше, ведя под уздцы животное. И был с бородой. И походил на того, кто убил близкого друга. Сейчас же сердце взбунтовалось. Захотело выпрыгнуть из груди. Как будто закричало, запричитало скороговоркой :«Нет!Нет!Нет!Нет!»

Он сделал глубокий вдох. Медленно выдыхая, волевым усилием послал в сердце образ умирающего друга. Сказал сердцу:«Цыц!». Оно стало успокаиваться. Он медленно щелкнул барабанчиком вертикальных поправок прицела. Сосредоточился на спуске. Плавно повел палец со спусковым крючком. Винтовка неожиданно вздрогнула, но он с амортизировал плечом. Враг упал. Сердце екнуло и исчезло. И он перестал чувствовать его биение. Только пустота и ледяное спокойствие охватило душу. Он перенес оружие на другого врага. Сосредоточился на спуске. Толчок в плечо. Враг упал. Перенес не следующего. Сосредоточился на спуске… и так он переносил, стрелял, переносил, стрелял, менял позицию, перезаряжался и опять стрелял. Казалось, прошла вечность. Удар по плечу вернул его в ощущения. Он увидел лицо ротного. Ротный сказал :«Ну ты брат даешь! Восемь двухсотых – за 2 минуты!». Ротный, разгоряченный боем, радостный от отсутствия потерь, хлопал его по плечам, обещал представить к награде. А он стоял ошеломленный, ощущая легкую тошноту, и никак не мог понять, куда делось его сердце. Да, оно билось. Да, оно, несомненно жило. Но оно стало каким – то другим. Более тихим что ли. Или нет. В нем появилось, какое то легкое обледенение. И оно стало тихо шептать, в такт своего ритма – «у-бий-ца-у-бий-ца-у-бий-ца». Он снова, волевым усилием вызвал образ умирающего друга, и сердце затихло.

Затем были и другие убитые им враги. Затем, прибыл молодой санинструктор, и он стал штатным снайпером. Его несколько раз наградили. Прицельная стрельба по людям, стала привычной работой. Второй и основной военной специальностью. Он уже никого не перевязывал, не спасал. Только стрелял. И делал это очень хорошо. Даже лучше чем спасал. Результативнее. А сердце… оно стало сухим, прохладным и послушным. Глубокий вдох, медленный выдох, сосредоточение на спуске и … попадание. Враг убит. В душе тишина, сердце молчит и никаких переживаний.

Затем был дембель. Встреча с родителями, младшим братом, сестрой. Сдержанная радость отца. Слезы матери и ее понимающие глаза. Попытки пробиться к его сердцу. И мамин плач : «Бедный! Бедный, погибший мой сыночек!». Но сыночек был спокоен. Ему не снились кошмары. Он не просыпался в холодном поту и не рыдал беззвучно в подушку. Он вообще забыл, как плакать. И даже, когда погиб его младший брат, он только сделал глубокий вдох, медленный выдох и обрел спокойствие. И снова мама глядя ему в глаза, со слезами в голосе все повторяла:«Бедный! Бедный, погибший мой сыночек!»

Потом, он продолжил учебу в гражданском вузе. Получил диплом специалиста. Сердце редко беспокоило его. Только обычные, бытовые волнения. Так – ерунда! Глубокий вдох, медленный выдох, сосредоточение на том, что делаешь, и – порядок. Потом, он встретил ее. Свою будущую жену. Сердце вдруг кольнуло и забилось громко. Он, сначала удивился. Потом, почувствовал, как потеплело в сердце. Потом жизнь стала наполняться красками. Затем, он почувствовал любовь. Она поглотила, размягчила, и разогрело его сердце. Сердце снова стало разговаривать, а он слышать его и внимать ему. Сердце стало петь. И страдать. И радоваться. И даже могло всплакнуть украдкой. Он вдруг увидел в маминых глазах радость. И еще заметил, как она постарела. Он стал обнимать при встрече отца. И увидел солнце.

Потом была свадьба, радость рождения дочери, переживания за своих близких, свободное, не волевое дыхание полной грудью. Без сосредоточения и концентрации. Затем, после рождения второй дочери, рухнула страна. Жить стало труднее, но радость еще оставалась. И он чувствовал, не только свое сердце, ни сердце всей страны, своих родных и близких, своих друзей. И тогда, его жена совершила ошибку. Она стала упрекать его в том, что он мало зарабатывает, по – сравнению со своими однокашниками, которые стали торговцами, в том, что они плохо живут, что он тоже должен что – то сделать. Например, тоже стать торговцем. А он уже стал неплохим специалистом в своем гражданском деле. Только платили за это мало. Но он честно выполнял свои обязанности. А жена продолжала укорять. И сердце его, сначала заныло, как заболевший зуб, потом стало страдать от бессилия и тоски. Потом, он стал вспоминать войну. Ее простоту и понятность. Отсутствие лжи. Ее категоричность и прямолинейность. И стал он выпивать. И к прежним упрекам, приложились новые. И стало сердце его, жить в унынии и тоске. И опьянение перестало приносить радость, а только злобу и раздражение ко всему миру. И мамины глаза опять наполнились слезами и болью. И снова он услышал: «Бедный! Бедный, погибший мой сыночек!».

Потом началась другая война, и объявили службу по контракту. И он ушел на войну. И была Чечня. И опять его с восхищением хлопали по плечу :«Ну ты брат даешь!». И вновь он овладел своим сердцем. И давал ему команду :«Тихо!», и оно умолкало. Затихало, онемевало, как после укола анестезии, перед удалением зуба, онемевает десна – неприятно, но и не больно. И стало сердце его остывать. И теперь, перед работой, он чувствовал только легкий холодок. Его воля стала железной, а разум спокойным и холодным. Количество наград росло. Количество друзей уменьшилось. До нуля! Да и зачем друзья? Только лишние переживания, которые отвлекают от работы.

 

 Прошло время. Случилось возвращение домой. Чужие глаза жены. Радостно – испуганные глаза детей. Слезы матери : «Бедный! Бедный, погибший мой сыночек!». Через некоторое время он встретил своего афганского сослуживца. Тот предложил работу. По специальности. По военной. Только не на войне, а здесь, на гражданке. Хорошо оплачиваемую. Очень хорошо. К сердцу подкатила тошнота. Он возмутился. Резко ответил :«Я солдат, а не убийца!» Сердце забилось. Но друг сказал :«Везде есть враги! Здесь у нас своя война! Ты же один из лучших в своем деле!» Тогда он привычно вдохнул, медленно выдохнул, сосредоточился на предложении, принял заказ и взял аванс. Это были такие деньги! Он даже представить себе не мог, что можно столько зарабатывать тем, что он делал столько лет, за железки на грудь. Затем были удивленно – круглые глаза жены. Вопросительные! Он взглянул на нее пристально, и она все поняла. И снова совершила ошибку. Она взяла деньги. И они стали жить, по- другому. Богато! Можно даже сказать шикарно! Жена ходила гордая и объясняла наличие денег, работой мужа на иностранную компанию. Дети учились в «престижных» учебных заведениях. Сердце молчало. И только мама при встрече плакала: «Бедный! Бедный, погибший мой сыночек!»

Через некоторое время «заказали» и его. И когда чужая пуля ударила в его сердце, он почувствовал как сердце, громко прозвенело и рассыпалось на множество сухих, стеклянно – ледяных осколков. Затем, душа его вырвалась из тяжелых телесных оков и вспорхнула ввысь, через темный тоннель, через пролетевшие вмиг воспоминания всей жизни, прокрутившихся калейдоскопом образов и чувств, туда наверх, к теплому и ласковому свету, яркому и оживляющему, к любви и радости. И радость вдруг наполнила его душу. И чувство облегчения. И необычайное ликование. И надежда. И чье - то присутствие. Но внезапно, душа его затряслась, завибрировала в ритмичном крике, так же как, когда то и его сердце, плакало, повторяя –«у-бий-ца-у-бий-ца-у-бий-ца…». И услышал он всей душой, всем своим существом голос, так похожий на мамин –«Бедный! Погибший, погибший мой сыночек!».

Брест88.

Матерщина, оскорбления автора, оппонентов, Православия, православных, России и русских, наказываются удалением! Оставляю за собой право, поступать с остальными комментариями так, как сочту нужным.


Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    ДРУГИЕ СТАТЬИ
    Сергей Александров Сегодня 16:44 230 3.44

    Налог на Крым

    Должен быть введен на Украине в самое ближайшее время, я считаю. Я вообще удивлен, почему Порошенко еще до этого не додумался. Смотрите, так называемая «прокуратура Крыма» у них уже есть, так называемая «полиция Крыма» уже есть и в неё даже набирают каких-то сотрудников, еще куча «крымских ведомств» есть, а Крыма то самого, Крыма – нет. Значит что надо сделать? Прави...
    yurasumy Сегодня 16:45 143 5.00

    Чистые миграционные потери Украины за 15 лет составляют 6,3 млн. человек

    Именно столько ее граждан выехали официально за пределы страны за последние 15 лет (с 2002 по 2017 год). И это без учета миграции из неподконтрольного Киеву Донбасса.Об этом сообщает пресс-служба Центра экономической стратегии (ЦЭС) со ссылкой на результаты исследования. Исследование глобальное и должно было показать, что не все так страшно в современны...

    Тель-Авив ступил на тонкий лёд: заявление министра обороны Израиля

    В условиях роста геополитической напряжённости вокруг Сирии и Ирана, Израиль решил продемонстрировать готовность к бою. Правда, в качестве противника выбрал Россию, что не делает ему чести. Кому же действительно адресован спич Авигдора Либермана, главного вояки?После недавнего удара по Сирии, приведшего к многочисленным потерям американских ракет и даже...
    ПРОМО
    РИА КАТЮША
    Сегодня 13:36 6167 66.18

    В России готовится чистка элит? Или это просто предупреждение?

    Росфинмониторинг сообщил о миллиардах, выведенных в оффшоры чиновникамиВ Кремле наконец-то обеспокоились внутренней безопасностью. Вчера СМИ сообщили что глава Росфинмониторинга Юрий Чиханчин на Евразийском антикоррупционном форуме «Конфликт интересов: право и этика» заявил, что его ведомством выявлено множество сомнительных операций на общую сумму в несколько миллиар...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика