Foreign Affairs (США): как Байдену вести дела с Путиным

0 127

Бывший посол США в РФ, чей период работы в Москве был крайне неудачным и закончился трагедией 2014 года, Майкл Макфол рекомендует Байдену не миндальничать с Путиным. Он советует Байдену считать именно Россию, а не Китай главным врагом НАТО. А сразу после саммита — продолжить попытки поссорить общество РФ с его правительством.

Саммиты — это хорошо, но сдерживание и изоляция — еще лучше

15.06.2021

Майкл Макфол (Michael McFaul)

Президент Джо Байден очертил контуры прагматичной политики по отношению к России: сотрудничать, где это возможно, но не поступаться американскими ценностями. И далее: сдерживать и наказывать президента Владимира Путина, когда это необходимо. В отличие от президента Дональда Трампа, который четыре года хвалил Путина и искал его расположения, Байден назвал свою политику в отношении России составной частью глобального соперничества между демократией и диктатурой. Байден также пообещал США демократическое обновление внутри страны и многостороннее сотрудничество за рубежом.

Это хорошее начало. Но первое реальное испытание для Байдена на способность претворять политические устремления в практические действия состоится на этой неделе в Женеве, где президент США встретится с Путиным. Байден попросил провести эту встречу отчасти для того, чтобы обсудить возможные области сотрудничества с Путиным, а отчасти с целью убедить его отказаться от подрывных действий за рубежом — будь это взлом американских серверов или вмешательство в дела соседей России. Байден может добиться успехов на первом направлении, но он вряд ли преуспеет на втором. Поэтому свои ограниченные усилия по взаимодействию он должен подкрепить твердой и бдительной политикой сдерживания. И сделать это ему следует вне зависимости от того, что произойдет в Женеве.

Пределы сотрудничества

Хотя в последнее время российско-американские отношения идут по нисходящей, возможности для сотрудничества пока существуют. Во главу списка женевской повестки следует поставить вопросы контроля вооружений. Байден и Путин уже договорились в феврале этого года продлить действие договора СНВ-3 сроком на пять лет, чтобы за это время прийти к новому соглашению. Заключить новый договор будет намного труднее, поскольку США хотят наложить ограничения на средства доставки нестратегического ядерного оружия, а Россия требует ограничений по американской ПРО (противоракетной обороне). Байден и Путин должны также рассмотреть вопрос о начале параллельных дискуссий о «новых правилах» в отношении кибернетического и космического оружия.

Налаживание каналов общения между Москвой и Вашингтоном — это еще один обоюдовыгодный вопрос. Российский посол в США в настоящее время находится в Москве, а американский посол в России — в Вашингтоне. В результате дипломатические обмены происходят по большей части не в ходе встреч за закрытыми дверями, а посредством воинственных пресс-релизов. Чтобы уменьшить риск перерастания недопонимания и неверных представлений в конфликт, Байдену и Путину следует восстановить общение между двумя государствами на высоком уровне. Это должен быть канал связи либо между Белым домом и Кремлем, либо между Госдепартаментом и российским МИД. Этот политический в основном канал можно дополнить переговорами между военными и даже встречами между руководителями спецслужб. Что касается простых граждан, то для облегчения поездок следует привести к норме дипломатическое представительство в обеих странах. Есть и другие вопросы, у которых меньше шансов на успех, но которые все же следует обсудить в Женеве. Это сотрудничество по многосторонним вопросам, таким как препятствование Ирану в разработке ядерного оружия и сохранение поставок гуманитарной помощи сирийцам.

Но прогресс в этих отдельных областях не приведет к стабильным и предсказуемым отношениям. Кроме того, Соединенные Штаты не должны стремиться к полной нормализации отношений с режимом, который оккупирует территории Грузии и Украины, проводит кибератаки против сетей американского правительства и ни в чем не повинного частного сектора США, неправомерно бросает за решетку граждан нашей страны, поддерживает диктаторов в Белоруссии, Сирии и Венесуэле, а также подвергает арестам и подавляет внутреннюю оппозицию. Байден говорит о возможности налаживания более конструктивных рабочих отношений с Россией, прекрасно понимая, что Путин вряд ли пойдет этим путем. Путин выгадывает в политическом плане, ему выгодно, когда Соединенные Штаты предстают врагом России. Вот он и провоцирует Вашингтон с его союзниками в попытке укрепить имидж России как великой державы. Поэтому неважно, готов Путин к ограниченному сотрудничеству или нет; администрация Байдена в любом случае должна изолировать Кремль, сдерживая его попытки расширить свое влияние. При этом одновременно нам нужно налаживать прямые контакты и взаимодействие с российским обществом.

Необходимость сдерживания

Любой план по сдерживанию России должен начинаться со стратегии обуздания воинственного поведения Путина. НАТО остается самой важной многосторонней организацией, способной это сделать, и появление Байдена на саммите альянса в Брюсселе на этой неделе стало важным изменением к лучшему по сравнению с эпохой Трампа. Но простого присутствия на саммите недостаточно. Начав свои усилия в Брюсселе, Байден должен теперь уговорить отдельных членов альянса тратить больше средств на оборону и на поддержку общего потенциала НАТО. Прежде всего на транспорт, способный быстро перебросить войска, куда нам надо, на киберзащиту и на обмен разведывательной информацией. Байдену также надо убедить НАТО усилить военно-морскую мощь в европейских морях, расширить натовское присутствие на восточных и юго-восточных рубежах альянса. А еще Байдену надо помочь Грузии с Украиной укрепить свои возможности защищаться от России. Вчерашнее коммюнике НАТО, принятое участвовавшими в саммите главами государств и правительств, является благоприятным изменением к лучшему по сравнению с периодом правления Трампа. Но пока в нем больше пожеланий, чем руководства к действию.

Путин модернизирует свои обычные силы, находящиеся на натовских границах, и НАТО должна поступать точно так же. Байден с коллегами пообещал поставить руководству альянса задачу переписать стратегическую концепцию НАТО, которая является дорожной картой коллективной обороны. Вот что нужно принять во внимание: этой программе уже много лет, за это время усилился Китай, возникли киберугрозы и, к сожалению, восстановила свои силы Россия. Но союзникам нельзя отвлекаться от ключевой задачи НАТО, ибо Россия, а не Китай является главной угрозой для безопасности европейских членов альянса.

За рамками НАТО усилия администрации Байдена по обузданию России должны теснее увязываться нашими же усилиями по достижению победы над Китаем. Байден совершенно правильно считает необходимым демократическое и экономическое обновление США, чтобы они могли конкурировать с Китаем на мировой арене. То же самое нужно для сдерживания России. Пекин и Москва продвигают идею об упадке Америки. Лучшим способом опровергнуть эту идею является усиление американской демократии, в том числе путем защиты избирательных прав. (Очевидно, имеется в виду протащенные демпартией США изменения в законодательство, упрощающие голосование по почте, что быстро снизило влияние республиканцев и их традиционных консервативных избирателей — прим. ред.).

Восстановление американского участия в многосторонних организациях тоже будет способствовать продвижению интересов Вашингтона в ущерб Китаю и России. Байден должен вести работу с другими демократическими государствами в целях ослабления влияния этих двух стран в таких международных органах, особенно что касается свободы интернета, авиасообщения, сотрудничества полиции, торговли и инвестиций. Активное и деятельное сотрудничество в таких многосторонних организациях вместо их игнорирования и забвения, что делал Трамп, является лучшим способом помешать автократам ослабить их изнутри.

Но даже находясь в международной изоляции, Россия будет создавать киберугрозы США и прочим демократиям. Поэтому Байдену следует отказаться от реакции зеркального ответа и разработать комплексную стратегию сдерживания кибератак, дезинформации и прочих кампаний влияния. Чтобы увеличить издержки за проведение кибератак в будущем, администрация Байдена вместе с союзниками должна выявлять и привлекать к суду киберпреступников (чтобы их имена появлялись в розыскных списках Интерпола, и третьи страны могли их задерживать), а также мы должны занести кибервыкуп в категорию уголовных преступлений. Она также должна выполнить обещание Байдена о борьбе с международной коррупцией и клептократией. Усиление прозрачности российских финансовых операций на Западе приведет к снижению влияния России в демократических обществах и к изобличению лицемерия Кремля.

Позитивная повестка

Включив политику в отношении России в рамки общего идеологического соперничества между демократией и диктатурой, Байден по сути дела показал, против кого направлен его курс действий: против враждебного поведения диктаторов по всему миру. А еще — против коррупции и против кибервзломов. Но его администрации также нужно продемонстрировать, за что он выступает со своей повесткой — в России, Европе и остальном мире.

Ответом должно стать укрепление демократии и экономическое развитие. Для Украины, ставшей, наверное, самым важным фронтовым государством в глобальной борьбе между демократией и диктатурой, это будет означать усиление украинского суверенитета, укрепление безопасности и демократии перед лицом непрекращающейся российской оккупации и агрессии. Байден может предложить свое прямое участие в так называемом нормандском формате переговоров вместе с Украиной, Россией, Францией и Германией. В задачу переговоров в этом формате входит прекращение войны на востоке Украины. Либо же он может предложить новый формат, свободный от неполноценных Минских соглашений 2014 и 2015 годов, которые пока не в силах остановить военные действии и восстановить территориальную целостность Украины. Байден должен также подтвердить, что Америка поддерживает воссоединение Украины в том числе и с Крымом, хотя в ближайшей перспективе это маловероятно.

А еще важнее другое. Байдену параллельно следует осуществлять инициативы, не требующие российского согласия. Это укрепление демократии, развития и власти закона в свободной части Украины, чтобы жители оккупированных регионов могли со временем восстать и потребовать воссоединения, как это сделала в 1989 году Восточная Германия. Байден совместно с европейскими партнерами должен сформировать экспертную комиссию для оказания помощи в осуществлении рыночных, демократических, судебных, административных и военных реформ. В частности, эта комиссия должна сосредоточиться на борьбе с коррупцией и усилении прозрачности, чтобы ограничить политическое влияние олигархов и российских ставленников на Украине. Байден может также назначить нового посла с опытом в сфере продвижения демократии и развития, либо специального посланника по Украине, дав ему полномочия по поддержке победы демократии во всем регионе. Необходима также дополнительная военная помощь, особенно мобильные РЛС и средства ВМС.

Избрание Байдена породило новые надежды у тех, кто поддерживает демократию не только на Украине, но и в других странах региона, в том числе в Армении, Белоруссии, Грузии, Молдавии и в самой России. Байдену нужно поддержать этих воодушевившихся демократов. Путин уже помогает их оппонентам в Европе и за ее пределами. Он стремится к налаживанию тесных связей с Виктором Орбаном в Венгрии, с Маттео Сальвини в Италии, с Марин Ле Пен во Франции, а также с Трампом и альтернативными правыми в США. Путин щедро финансирует пропагандистские СМИ, такие как RT и радио «Спутник». Он оказывает финансовую помощь диктаторам Белоруссии и Венесуэлы. Он мешает свободе путем военного вмешательства в Грузии, Сирии и на Украине.

Байден должен создать противовес действиям Путина по продвижению автократии. Ему нужно открыто поддерживать всех тех, кто борется за демократию в этом регионе, начиная с россиянина Алексея Навального и белоруски Светланы Тихановской, и кончая сотнями менее известных политзаключенных в обеих странах. Его администрация должна облегчить студентам из России и других стран региона поездки на учебу в США, процесс иммиграции высококвалифицированных работников и предоставление при необходимости убежища политическим лидерам.

В более общем плане Байден должен воспользоваться запланированным саммитом по демократии для открытия нового международного института по оказанию поддержки демократическим лидерам и идеям во всем мире. В 1982 году американский президент Рональд Рейган предложил создать Национальный фонд демократии (National Endowment for Democracy), который оказывает по всему миру поддержку профсоюзам, политическим партиям, деловым ассоциациям, организациям гражданского общества и средствам массовой информации. Воспользовавшись этой идеей и приспособив ее к цифровой эпохе, Байден может сформировать новую платформу для поиска контактов с неправительственными и молодежными организациями, профсоюзами, политическими движениями и независимыми СМИ в новых демократических странах. Не надо стесняться вести эту деятельность и в автократических государствах, связывая их граждан с такими же организациями, инструкторами, специалистами и спонсорами по всему миру. Это будет посредническая цифровая платформа гражданского общества, которую можно назвать Международной платформой за свободу. Она будет предлагать онлайновые программы обучения, обязательные для изучения тексты по демократии и верховенству права. Все это можно будет получить из многоязычной библиотеки этой платформы, которая будет использовать облачное пространство для хранения информации. Демократам предоставят ресурсы кибербезопасности, кодирование связи, юридические услуги и децентрализованный механизм по сбору средств.

И, наконец, Байдену следует перестроить американские государственные СМИ, чтобы они могли лучше противодействовать российской пропаганде. Ему нужно демонтировать существующий централизованный и чрезвычайно забюрократизированный орган государственных СМИ США — Агентство США по глобальным медиа. Надо превратить подконтрольные ему журналистские организации, такие как «Радио Свободная Европа / Радио Свобода»* (организация, включенная Минюстом в список иностранных агентов — прим. ред.), «Радио Свободна Азия» и «Ближневосточные вещательные сети», в автономные новостные организации, финансируемые конгрессом. При Трампе Агентство США по глобальным медиа стало напрямую выполнять политические задания, а это говорит о необходимости поставить надежную «прокладку» между правительством США и финансируемой им независимой журналистикой. Voice of America* в Латинской Америке и Африке тоже должен стать отдельной независимой организацией. Ему следует отказаться от своих попыток осуществления двойной функции — занятий журналистикой и прямой пропаганды интересов США. Остальные подразделения Voice of America (организация, выполняющая функции иностранного агента в России — прим. ред.) и публичной дипломатии Госдепартамента следует включить в состав нового государственного органа, аналогичного по структуре и полномочиям Агентству США по международному развитию. В его задачи будет входить разъяснение американской политики, культуры и ценностей, а также координирование стратегий правительства США по противодействию психологической войне, осуществляемой врагами Америки. Подобно руководителю USAID, глава этого нового органа должен подчиняться госсекретарю, сохраняя при этом свободу действий.

После Женевы

Байден правильно поступил, решив проверить, насколько Путин готов поддержать более стабильные и предсказуемые отношения с Соединенными Штатами. Если российский президент решит вместо того, чтобы оставить демократии в покое, и дальше нападать на другие страны, продолжать хакерские и дезинформационные кампании, а также арестовывать ни в чем не повинных россиян и американцев, станет ясно, что ответственность за конфронтацию с США несет не Байден, а Путин. Байден прав и в том, что пытается сотрудничать с Кремлем по ограниченному кругу вопросов, представляющих взаимный интерес, особенно в области контроля вооружений. Даже в самые напряженные моменты холодной войны американские президенты считали целесообразным сотрудничать с советскими коллегами в целях уменьшения риска ядерной войны.

В то же время, администрация Байдена должна оперативно разработать другие направления своей стратегии по сдерживанию и обузданию враждебного поведения Путина. Одновременно ей следует поддерживать силы демократии в России, Европе и во всем мире. Иными словами, после Женевы начнется самая трудная работа.

* — организация, выполняющая функции иностранного агента в России и являющаяся нежелательной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

https://inosmi.ru/politic/2...

Администрация Троицка наняла кавказский ЧОП для патрулирования улиц вместо полиции

"Обычно народ понимает, когда делаем замечание, сразу выбрасывает спиртное, – хвастает сотрудник ГБР Руслан Абдурахманов. – Но бывают и недовольные. Таких много в парке. Мы проводим бес...

Олимпиада. Болеть не за кого.

Посмотрел открытие Олимпиады. Долго искал делегацию России. Не нашёл. Болеть не за кого. Эту олимпиаду я, как болельщик, пропускаю

Решение главы Венгрии о референдуме загнало Евросоюз в тупик

В самый грандиозный тупик загнало Евросоюз решение Виктор Орбана, главы Венгрии, провести всенародный референдум по вопросам т. н. «ценностей» для несовершеннолетних. Тупик многоуровнев...