Осень Европы: Юбилей взятия Ужгорода

0 483

75 лет назад – 27 октября 1944 года – советскими войсками был взят Ужгород, областной центр Закарпатья. Это была финальная стадия Карпатско-Ужгородской наступательной операции, которую с 9-го сентября проводил Четвёртый Украинский фронт под командованием генерала Петрова.

Наступая со стороны Львова и Ивано-Франковска прямо через Карпатские горы, перекрытые инженерно-оборудованным оборонительным рубежом «Арпад» (названным так в честь древнего венгерского полководца), войска генерала Петрова лишь 18-го октября, после почти месяца упорных боёв в горной местности, пробились через главные перевалы и начали спускаться в долину Закарпатья.

Тем временем, сосед справа – Первый Украинский фронт маршала Конева – обошел Закарпатье с севера и прорвался из Польши на территорию Словакии, овладев Дуклинским перевалом. Тем самым была перекрыта линия снабжения и один из двух путей путь отхода противника из Закарпатья – на Польшу (дорога Ужгород – Кошице – Прешов).

Сосед слева – Третий Украинский фронт – обошёл Закарпатье с юга (через Румынию в Венгрию), 20-го октября овладев крупным венгерским городом Дебрецен. Сформировался так называемый Закарпатский «котёл», в котором оказалась крупная группировка немецко-венгерских войск.

21 октября этот «котёл» был запечатан: передовые подразделения Малиновского овладели венгерским городом Ньиредьхаза (в 50 км севернее Дебрецена), который находится прямо на шоссе Ужгород – Будапешт, в 75 километрах от Ужгорода. В наши дни, венгерская Ньиредьхаза является городом-побратимом Ужгорода, как и Орёл с Москвой.

В сложившихся условиях, немецкое командование приняло решение об оставлении Закарпатья и прорыве на Будапешт. В течение трёх дней велись тяжёлые бои за Ниьредьхазу, которую в полном окружении удерживали советские танкисты, пытаясь не выпустить немцев из «котла». Но силы были неравны: 22-го октября в Москве прогремел торжественный салют в честь взятия города Ньиредьхаза, маршал Сталин своим приказом объявил благодарность взявшим его войскам – а 24-го октября последний советский танк прорвался из окруженной противником Ньиредьхазы, и вышел в расположение основных сил. Вернув контроль над дорогой Ужгород – Ньиредьхаза – Будапешт, немцы начали по ней вывод войск из Закарпатья на запад, преследуемые с востока обеими армиями Четвёртого Украинского фронта (1-й гвардейской и 18-й).

Продвигаясь «на плечах» отступавшего противника и срывая его планомерный отход, предотвращая запланированное разрушение населенных пунктов и подрыв мостов, 26 октября советские войска взяли Мукачево – районный центр и стратегическую транспортную развязку в 42 километрах юго-восточнее Ужгорода.

Без оперативной паузы, на Ужгород выдвинулись две танковые колонны: одна из Мукачево, вторая – со стороны Ужокского перевала, т.е. с львовского направления, на северо-восток от Ужгорода.

Нельзя сказать, что за Ужгород развернулись какие-то эпические сражения: прибыв к окраинам Ужгорода к утру 27-го октября, уже к обеду советские танкисты в ходе городских боёв очистили его от последних подразделений противника.

В мемуарной литературе приводится курьезный случай, происшедший в этот день с командующим Четвёртым Украинским фронтом генералом Петровым. Ну как курьезный: получив накануне в Мукачево новые погоны, Петров чуть не стал четвёртым советским офицером в звании «генерал армии», потерянным с начала войны (после Павлова, Апанасенко, Ватутина), и четвёртым же потерянным командующим фронтом (после Павлова, Кирпоноса, Ватутина). Как мы увидим ниже, судьба в этот раз оберегла Петрова, но четвёртого (и там и там) мы всё же вскоре получили – в лице Черняховского.

Итак, генерал Петров, как руководитель операции, выехал на джипе к окрестностям Ужгорода, с ним был водитель и автоматчик охраны. Недалеко от города они натолкнулись на колонну 5-й гвардейской танковой бригады, стоявшую без движения. Командир бригады пояснил, что мосты в Ужгороде (через реку Уж) взорваны, а берега крутые и «одеты» в гранит: танки не смогут по ним спуститься в воду, и тем более – выехать на том берегу.

Генерал Петров сказал: «и долго вы собираетесь так стоять? К вашему сведению: берег реки «одевают» в гранит только в черте города. Ну так поезжайте в объезд, за город: там никто берега не бетонирует!» (если верить мемуаристам, то в Советской Армии подобными вопросами ещё владел командующий фронтом, а командир танковой бригады – уже нет, хотя ему доверили 65 боевых машин плюс мотострелковый батальон).

После чего генерал Петров посадил танкиста в свою машину, предложив вместе проехать и лично убедиться в сказанном выше. Так и оказалось: вне черты города речка была широкой и мелкой, практически по колено, с пологими берегами. Командир бригады вышел из машины и начал присматривать удобное место для переправы своих танков, а командующий фронтом переехал на тот берег – став, таким образом, первым советским военнослужащим, форсировавшим реку Уж.

Они остановились под деревом, и в этот момент со стороны Ужгорода показалась грузовая машина с немецкими солдатами, которая на полной скорости приближалась к генералу Петрову с очевидными намерениями. Командующий фронтом, вместе с шофёром и охранником, занял круговую оборону. И неизвестно, чем бы закончилась Ужгородская операция, но командир танковой бригады (которого автор мемуаров на предыдущей странице выставил флегматиком-тугодумом) быстро сориентировался, и свой первый переправившийся танк срочно направил на помощь генералу Петрову.

Танк, на ходу стреляя из пушки, вынудил немецкий грузовик остановиться, солдаты выпрыгнули из него и залегли, но после нескольких пулемётных очередей начали приподниматься навстречу танку, с поднятыми руками. Так и закончилась эта история, с безрассудным генералом Петровым. Иначе Ужгород мог бы обойтись неоправданно дорого.

В тот же день, Верховный Главнокомандующий издал приказ:

«… Генералу армии Петрову

Войска 4-го Украинского фронта в результате стремительного наступления сегодня, 27 октября, овладели на территории Чехословацкой республики главным городом Закарпатской Украины Ужгород – крупным узлом коммуникаций и важным опорным пунктом обороны противника…

В ознаменование одержанной победы соединения и части, наиболее отличившиеся в боях за овладение Ужгородом, представить к присвоению наименования “Ужгородских” и к награждению орденами.

Сегодня, 27 октября, в 21 час столица нашей Родины Москва от имени Родины салютует доблестным войскам 4-го Украинского фронта, овладевшим Ужгородом, двадцатью артиллерийскими залпами из двухсот двадцати четырех орудий.

За отличные боевые действия объявляю благодарность руководимым Вами войскам, участвовавшим в боях за освобождение Ужгорода.

Верховный Главнокомандующий

Маршал Советского Союза И. СТАЛИН

27 октября 1944 года, № 207…».

Как видим, в понимании т. Сталина, эта операция проводилась на территории Чехословакии; в предыдущих приказах (я их цитировал ранее) тоже так писалось, например от 18 октября: «… В ходе наступления войска фронта овладели городами Чехословакии Керешмэзе (Ясина), Рахов...», тогда как и Ясина, и Рахов – это закарпатские райцентры в 120 километрах восточнее Мукачево).

Это неудивительно, ведь ситуация с государственной принадлежностью Закарпатья и его столицы Ужгорода – крайне запутанная: на этот стратегический проход через горы постоянно претендовали сразу несколько региональных игроков, чтобы собирать деньги с транзита.

Сам Ужгород всю жизнь назывался Унгвар – со дня своего основания в 9-м веке нашей эры, и до конца Первой мировой войны, а также в годы Второй мировой войны. Название «Ужгород» он снова обрёл 27 октября 1944 года.

Дольше всего в своей истории он был в составе Венгрии, где им владела талантливая семья Другетов (итальянцев), затем – в составе Австро-Венгерской империи ещё более талантливой семьи Габсбургов. Но эта империя проиграла Первую мировую войну и распалась (как и Российская); по решению стран-победительниц, Закарпатье (включая её столицу Унгвар) отдали в состав Чехословакии, а там его быстро переименовали на славянский манер – «Уж-город», т.е. город на реке Уж.

Однако через 20 лет проигравшие страны окрепли, и в 1938 году Германия и её союзники (Румыния, Венгрия, Болгария, Италия) приняли решение забрать Закарпатье у Чехословакии (а саму эту страну просто стёрли с карты), и отдать его Венгрии. Соответственно, с 1938 по 1944 год Ужгород снова был Унгваром.

Понятно, что Сталин то немецкое решение от 1938 года крупно имел в виду, поэтому в своих приказах упорно продолжал писать, что Закарпатье – это Чехословакия, хотя по карпатским перевалам с 1938 года (разумеется, по июль 1941-го) официально проходила венгерско–советская граница.

В октябре 1944 года противник отошёл от Ужгорода недалеко: уже со следующего дня советское наступление остановилось и линия фронта стабилизировалась. Примерно в течение месяца Ужгород ещё находился ы зоне досягаемости немецкой артиллерии. Лишь 20-го ноября 1944 года советские войска провели ещё одну крупную наступательную операцию в западном направлении, на этот раз отбросив противника от Ужгорода далеко и надолго.

На фото к настоящей статье – памятник советским солдатам в Ужгороде, установленный на кладбище Кальвария (что по латински означает Голгофа) вскоре после описанных выше событий.

После Второй мировой войны, Советский Союз тоже не смог побороть желание забрать это место, рассматривая его как южный плацдарм для послевоенного размещения передовых воинских частей – чтобы, в случае чего, не наступать на запад снова через Карпаты (северным же плацдармом стала Восточная Пруссия, ныне Калининградская область РФ – это чтобы не наступать через глубоко враждебную Прибалтику). Закарпатье, никогда ранее не входившее в состав СССР или Российской империи Романовых, было включено в состав Украинской Советской Социалистической республики с 26 июня 1945 года. До 1991 года каждый седьмой человек на территории Закарпатья был военнослужащим Советской Армии.

Звёздный час Ужгорода настал через несколько десятков лет после войны, когда в результате вооруженного переворота, власть в СССР захватили офицеры бывшего Первого и, в меньшей степени, Четвёртого Украинских фронтов, потомственные дворяне по происхождению. Открыв для себя, в ходе боевых действий весны и осени 1944 года, удивительный мир нефтегазового бизнеса, они превратили весь Советский Союз в одно большое Прикарпатье, суть которого: добывать газ и продавать его куда подальше, а потом говорить – «денег нэма» (но вы держитесь здесь). Если при Сталине тянули газопроводы из Стрыя и Дрогобыча – на Киев и Москву (и теперь иногда гордятся: когда-то вся Москва отапливалась нашим газом), то потом всё развернулось в противоположном направлении: придя к власти, «украинские» стали качать газ уже из неограниченных кладовых Севера и Сибири, и гнать его на Запад, тогда как в самой России даже и в 2018 году уровень газификации в сельской местности был ниже 60%.

В этой схеме Ужгород стал главным энергетическим хабом (как сказали бы сейчас) Европейского Полуострова: через него шёл весь советский экспорт газа, и единственный нефтепровод «Дружба», а также экспортные высоковольтные линии электропередачи. Соответственно, этот городок, столетиями живший за счёт контрабанды и торговли на обочинах, стал важным производственным центром. Здесь, в частности, находилась главная ремонтная база инфраструктуры газопроводов – завод «Ужгородский Турбогаз», как часть ВНПО «Союзтурбогаз» (я когда-то много лет работал в головном офисе этой компании, что находится в Харькове).

Сейчас этот завод специализируется на производстве горнолыжных подъёмников, что катают туристов в Карпатах. Помимо развития туризма и ИТ-технологий, актуальным снова становятся обочинная торговля и контрабанда, ведь в силу известных геополитических процессов, энерго-транзитный статус Ужгорода несколько снижается. Пытаясь привлечь внимание к своему городу, в 2009 году мэр Ужгорода официально заявил, что выдающийся политический деятель современности, Яценюк Арсений Петрович, является «обнаглевшим еврейчиком и масоном», чем спровоцировал бурные дискуссии по существу, в публичном информационном пространстве.

Описывая выше боевые действия в Закарпатье, я не детализировал их по конкретным воинским частям и соединениям: эти вопросы заслуживают отдельного, более подробного рассмотрения. Но, рассказывая об Ужгороде, стоит остановиться на 128-й гвардейской Туркестанской горнострелковой дивизии. Перед началом Карпатско-Ужгородской наступательной операции, эта дивизия входила в состав 18-й армии (комиссаром в этой армии был полковник Брежнев Леонид Ильич – будущий глава СССР и один из активных участников упомянутого выше госпереворота). В ночь на 18-е сентября 1944 года, когда эта дивизия наступала через советско-польскую границу в районе города Сянок, она была передана в состав 1-й гвардейской армии, которой командовал генерал Гречко, тоже «участник» и будущий министр обороны СССР; его именем потом была названа 128-я дивизия, которая после войны дислоцировалась на территории Закарпатья.

В 1991 году командир этой дивизии, генерал Гречанинов, стал первым в Советской Армии из командиров дивизий, заявившим о поддержке украинской государственности. В 2004 году дивизия, продолжая базироваться в Закарпатье, была преобразована в 128-ю механизированную бригаду – и под этим названием соединение участвовало в Антитеррористической операции на Донбассе с 2014 года, став главным участником (с украинской стороны) так называемого Дебальцевского «котла», включая знаменитый бой у села Санжаровка 25 января 2015 года.

А руководитель Карпатско-Ужгородской наступательной операции, командовавший Четвёртым Украинским фронтом генерал Петров умер в 1958 году (в возрасте 62 года) и похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище. Его сын, подполковник Петров, погиб в 1948 году во время несения воинской службы: застрелен мародёром в пострадавшем от землетрясения Ахшабаде.

Интерактивная карта боевых действий доступна по ссылке: https://yandex.ua/maps/?um=constructor%3Afbfc897fbbe906534d943f276930ea10e13acb40d9fd5d08ab79fdf1b7e24984&source=constructorLink 

Родина вас не забыла: из Москвы домой на перевоспитание вывезли более 100 молодых чеченцев

На днях стало известно, что из Москвы на родину власти республики вернули сотню с лишним молодых чеченцев, которые проявили себя в столице не лучшим образом.В Грозном дебоширов встретил...

Почему Россия так уверена в том, что Арктика наша?

Наша страна еще с советских времен уделяла особое внимание арктическому региону, за счет чего мы обеспечили себе значительную фору в гонке с государствами, которые сегодня пытаются расп...

Кого и что опять Россия "теряет"?

Не знаю почему, но я принадлежу к числу тех, кого последние выкрутасы Лукашенко практически не удивили. Разве что поморщилась  в душе из-за тупости, но не по факту. К одной из стат...