Конфликт Армении и Азербайджана

Стратегическое перепутье. ч.1

147 10128

Предисловие.

Уступаю пожеланиям некоторых моих читателей и публикую большую обзорную статью на тему Российского капитализма. Частично она повторяет некоторые мысли, уже изложенные в предыдущих статьях, хотя написана на совершенно новой платформе.

В качестве предисловия хотелось бы сказать вот о чём.

В истории нашей страны было множество руководителей государства, оставивших в истории яркий след.

Мне в силу моих взглядов ближе всего В.И. Ленин. Его я считаю самым гениальным руководителем государства за всю его историю.

Возможно, кто-то назовёт другие имена. Это в данном случае несущественно.

Существенно здесь то, что даже Ленина я никогда не рискнул бы приравнять к России, никогда не поставил бы знак равенства между ним и всей страной.

Надеюсь, никого не обижу, если скажу, что Владимир Владимирович, как глава государства, несколько уступает Владимиру Ильичу.

Поставить знак равенства было бы недопустимо даже между Партией большевиков и Россией, хотя это было бы куда ближе к исторической правде.

Поэтому ничего, кроме, мягко говоря, удивления, не может вызвать нелепая и насквозь лживая фраза, сказанная однажды в порыве верноподданического экстаза одним из пламенных современных руководителей:

"Есть Путин - есть Россия, не будет Путина - не будет России!"

Конечно, Россия будет! Как была до Путина и как будет после него и всех нас.

Всё это сказано к тому, что нет никакого криминала в критическом отношении к существующему порядку вещей, особенно если в этой критике не выходить за рамки приличия.

Абсолютно недопустимо было бы копаться в грязном белье того или иного политика, выуживая оттуда компрометирующие его моменты и затем проецируя их на общую картину с целью наглядной иллюстрации справедливости тех или иных исторических или геополитических построений.

Но нет ничего зазорного в попытке честного анализа ситуации, даже если такая попытка исходит с левого фланга.

И ничего, кроме пользы для ума она не может принести даже в том случае, если окажется ошибочной.

Хотя факты говорят о том, что предлагаемые вам мысли гораздо ближе к правде, чем к фантазиям.

                                                       ***

Если обычному человеку задать вопрос, ради чего и почему произошла Великая Октябрьская Социалистическая Революция, то его стандартный ответ будет таким:

Революция произошла потому, что царь Николай Второй, в частности, и царизм вообще довели страну до катастрофы, создали невыносимые условия жизни широчайшим слоям населения и этим обусловили собственный страшный конец. А цели Революции заключены в самом её названии: "Социалистическая". Т.е. такая, которая ставит перед собой задачи кардинального улучшения социальных условий жизни, справедливости и равноправия для всех, прежде всего самых обездоленных, униженных и оскорблённых. Установления такого строя, который мы в обиходe называем социализмом.

И такой ответ безусловно будет правильным. Но он не будет полным. Всё значительно глубже и серьёзнее.

Российская Революция была не первой на Земле. До неё были и другие. И они тоже ставили перед собой похожие цели.

Наша Революция отличалась от всех прочих тем, что она была Марксистской. Она покоилась не на эмоциональных общегуманистических устремлениях, не на абстрактном желании сломать "плохое старое" и построить на его месте "хорошее новое".

Она была актом глубочайшего политического и экономического понимания и гениального прозрения, которым обладали отцы-основатели Советского Союза, взявшие за основу Учение Маркса и Энгельса, прежде всего В.И. Ленин.

Безусловно, Ленин, как никто другой, видел гниль и недееспособность царизма, беспомощность либеральной буржуазии и аморфность русской интеллигенции.

Понимал, что страна обречена. Видел ужасающее положение рабочих и крестьян, т.е., основной массы российского социума в те годы.

Вне всяких сомнений, искренне стремился изменить их положение. Но руководствовался не только этим.

Известная строка из стихотворения С. Михалкова "Но Ленин видел далеко, на много лет вперёд" на самом деле имеет глубочайший философский, политический и экономический смысл. Потому что Ленин был главным марксистом России, а Марксизм оперирует, в числе прочих, таким фундаментальным понятием, как "рынок".

И не в субъективном, уничижительном, а в нейтральном, научном, практическом смысле.

И без понимания рынка, без понимания его роли в становлении и развитии капиталистической экономики невозможно правильно оценить Октябрь 17-го.

Будучи гениально прозорливым человеком и блестящим марксистом, Ленин отчётливо понимал, что дело вовсе не в царе! Да, Николай был бездарным и безвольным болваном на посту руководителя страны. Но истинная суть проблем России в начале ХХ века коренилась не в бездарной глупости царя и его присных.

Она заключалсь в том, что иностранный капитал вцепился в Россию мёртвой хваткой. По различным оценкам, доля Западных компаний в общем объёме российской экономики тех лет достигала от 60% до 75%! Под контролем бельгийских, немецких, французских и английских фирм находились все жизненно важные отрасли экономики.

Именно на этих заводах и шахтах работали взрослые и дети по 12-14 часов в сутки. И от царя Николая здесь ничего не зависело. Наоборот, именно за то, что Николай закрывал глаза на ограбление своей страны, с ним считались и вежливо здоровались. И немедленно отреклись от него и забыли о нём, как только он потерял власть и стал не нужен.

Россия тех лет была рынком. Экономическим придатком Запада наподобие Африки или Индии. Но гораздо более удобным. Во-первых, более близким, а во-вторых, более богатым.

Её эксплуатировали без всякой пощады.

И ничего не изменилось бы в жизни страны и народа, если бы вместо изгнанного горе-императора в его кресло уселся бы какой-нибудь Керенский, Корнилов, Родзянко или Гучков.

Скорее, наоборот! Жизнь резко ухудшилась бы , потому что эти господа пошли бы на любые условия Запада в ущерб народу, лишь бы закрепиться у власти.

Поэтому необходимо было идти до конца и "экспроприировать экспроприаторов", свергать буржуазную власть и таким образом (единственно возможным) добиться изгнания кровопийцев из России. На языке Марксизма это означало изъять Россию, как рынoк, из сферы интересов Запада. Т.е., лишить его денег. А деньги - кровь капитализма.

Именно из-за этого, из-за потерянного рынка, из-за потерянных прибылей, а вовсе не из чувства оскорблённой невинности и возмущения "кровавыми большевиками" Антанта на всю мощь заработала против Революции.

Но гениальность Ленина простиралась дальше. Общеизвестные стремления большевиков к электрификации и индустриализации в первые годы после Революции, начатые Лениным и продолженные Сталиным, таким же марксистом, как и его учитель, объяснялись всё теми же соображениями, очень далёкими от лирики и очень близкими к прозе жизни.

Они состояли в том, что рынки, как и власть, не отдают. Их берут! С боем! Изгнание иностранного капитала из России и национализация всех оставшихся банков и предприятий автоматически означала не только то, что они перешли в руки народа, а то, что после этого Россия неминуемо попадала в экономическую блокаду, как плату за своеволие, как наказание со стороны тех, кого мы лишили права грабить и обирать нас, у кого мы отняли рынок! Т.е., ДЕНЬГИ!

А ещё они состояли в том, что рынки в виде утраченных по Брестскому Миру территорий можно будет вернуть только силой, только войной или в условиях приближающейся войны.

И поэтому, кроме, как на себя, народу было больше не на кого рассчитывать. Он становился хозяином своей судьбы в самом прямом смысле. Отныне работать, изобретать, учиться и учить, строить и пахать надо было самим! И на себя! Мы сами для себя стали рынком. И потому были обязаны сами строить заводы и электростанции, шахты и дороги, университеты и больницы.

Революция не случайно, а совершенно осознанно обрекала новую Россию на изоляцию, отчётливо понимая, что на чужое поле, на чужую делянку её никто и никогда не пустит.

Ещё раз повторим: рынки никогда не дают. Рынки только берут.

Конeчно, изоляция - тяжкий груз. И никто и никогда по доброй воле не изберёт для своей страны такой путь.

Но в этом-то и состояла историческая особенность российского пути, что быть частью Западного сообщества она могла только в качестве бесправной сырьевой или трудовой колонии.

Или остаться рабом, или освободиться от "хозяев" из Парижа, Берлина и Брюсселя и впасть в автаркию. Третьего нам никогда не было дано.

Понимание целей этой блокады Запада у Ленина было полным и всеобъемлющим. Поэтому он начал немедленную и предельно жёсткую экономическую политику, не теряя ни секунды, не останавливаясь ни перед чем, включая НЭП, с единственной целью: немедленно восстановить и продолжить развитие Советской экономики, прекрасно осознавая то самое, что спустя всего 7 лет после смерти Ленина предельно точно и лаконично выразил И.В. Сталин: «Мы отстали от передовых стран на 50 - 100 лет; мы должны пробежать это расстояние за 10-15 лет, иначе нас сомнут».

(О задачах хозяйственников: Речь на Первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности 4 февраля 1931 г.)

Сомнут - это вернут утерянные рынки! Восстановят дореволюционное положение вещей. И ничего другого.

Обладая блестящим экономическим умом, политической интуицией и глубоко понимая внутреннюю логику Маркса, Ленин прекрасно понимал необходимость сохранения страны в её традиционных, исторических границах, в первую очередь во имя интересов экономики будущего государства, поэтому он шёл на любые компромиссы с целью удержания территорий (рынков!), взбунтовавшихся сразу же после Революции. И Кавказ, и Средняя Азия, и Украина были жизненно необходимы России. Удержать их можно было только на основе признания за ними права на те самые ценности, которые провозгласила в Октябре 17-го сама Россия: свободы, равноправия, уважения национальных особенностей и традиций.

Любой другой подход гарантировал стране вторую Гражданскую войну, на сей раз - межнациональную.

Этот подход, как и его экономическая составляющая, себя оправдали полностью, резко усилив как общесоюзную, так и местные республиканские экономики.

И он же, спустя ровно 20 лет после окончания Гражданской, был применён Сталиным по отношению к территориям, утерянным в ходе Брестского мира: Прибалтике, Молдавии, Западной Белоруссии и Западной Украине.

Поэтому только законченный идиот или подлец может противопоставлять политику Ленина политике Сталина, который железной рукой вёл состав по рельсам, проложенным Ильичём, не упуская возможности официально подчеркнуть это при каждом удобном случае.

Подведём итог.

Бурная, беспрецедентно быстро, хотя и сурово, проведённая индустриализация, революция в народном образовании и культуре, с нуля воссозданная система подготовки кадров и многое другое - всё это было неизбежным следствием навязанной нам изоляции. Другого пути выжить у СССР не было. Альтернативой был возврат к колониальным условиям жизни.

Советский социализм оказался единственным средством покончить с нищетой и колониальным бесправием России, при этом, будучи выстроенным на мощной и универсальной экономической основе марксистского учения, он позволил СССР и прежде всего России не только на равных конкурировать с ведущими странами Запада, но и сообщил огромный потенциал своим республикам, а позже и союзникам по соцлагерю.

Так было до 1941 года.

А затем пришла война, целью которой был обратный процесс, тот самый, о котором уже говорилось: превращение России в рынок. В сырьевой придаток, как и было прежде.

Этого, как известно, не случилось, и сегодня даже наиболее тупой человек не рискнёт отрицать, что победа в войне была прямым следствием этой индустриализации.

Но нас здесь интересует другое.

Если спросить у рядового обывателя о причинах возникновения социалистического лагеря по итогам этой войны, то дежурным ответом будет такой:

Мы их освободили, чтобы создать пояс безопасности вокруг западных рубежей. Мы за Победу заплатили миллионами жизней и имеем право.

И этот ответ будет таким же, как и предыдущий: верный, но далеко не полный. Никакой ответ на этот вопрос не может быть верным и полным, если он не марксистский.

Вновь образованные государства соцлагеря действительно создавались изначально, в том числе, и как буфер, как зона безопасности между нами и Западом. Но спустя несколько лет они перестали выполнять эту функцию. СССР получил ЯО и с этой минуты стал неуязвим. Зона безопасности в военном смысле потеряла всякое значение в условиях атомного оружия и ракетных средств его доставки.

И то, и другое разрабатывалось в СССР ещё во время войны. И Сталин, будучи умным человеком и отличным стратегом, полностью отдавал себе в этом отчёт уже в Ялте.

И, тем не менее, спокойно, с неумолимой силой, опираясь на своё право победителя, проводил линию на вхождение Польши, Чехословакии, Венгрии, Болгарии, Румынии, Восточной Германии и Югославии в зону интересов Москвы.

Что он имел в виду? Какие интересы СССР защищал марксист Сталин?

Да всё те же! Экономические! Рыночные! Марксистский Советский Союз говорил с Западом на языке Запада. Он РАСШИРЯЛ СВОИ РЫНКИ! Мы выходили из автаркии 20-х и 30-х.

Но этот процесс означал не только приобретение Союзом новых рынков. Он одновременно означал утерю Западом новых рынков, которые он чуть не посчитал своими! Это было очередное кровопускание.

И одновремено - расширение экономической независимости СССР от колебаний внешней конъюнктуры. Это был наш собственный ЕС, за который мы заплатили неимоверно высокую цену в годы войны и Победы.

И тот невиданный никогда прежде экономический расцвет, который переживал СССР в период с середины 50-х и до начала 80-х был связан в огромной степени с успешным развитием связей по линии СЭВ.

И холодная война, навязанная нам Западом, ставила задачу не допустить этого расцвета любой ценой, кроме войны горячей.

(окончание следует)

США ещё фазу надлома нужно прожить

Я уже давал комментарии по дебатам Байдена и Трампа, но короткие. А это эпическое зрелище заслуживает развёрнутого освещения. Сразу скажу, что это зрелище мне напомнило больше всего. В «Мап...

Западу бесполезно доказывать...

Западу бесполезно доказывать, что Иван Грозный за 30 лет царствования загубил людей в 10 раз меньше, чем Екатерина Медичи за одну Варфоломеевскую ночь. Все равно мы варвары, а Запад хороший! Для меня,...

Обсудить
  • А сейчас мы вошли в их, западный рынок, на правах сырьевого придатка. И больше ничего этот рынок западный, России не предложит. Так что качайте, голуби, качайте. Газпром национальное достояние? Не смешите.
  • Очень интересно. Буду ждать продолжения. :fist:
  • Вот ведь ирония судьбы – папа видел Ленина гением, а сынок, ублюдок, видит большевиков оборванными голодранцами, карабкающимися на железный забор… И ведь в это верят!, толпа идиотов, брыкающаяся у блондинкиного подола ликует!: «Я-я, натюрлих, пиндосам – капут, комуняки – отцтой!» Таланты темнейшего, не важно уже какие хпппенисовые, а просто таланты, они возвели в норму права!, вдумайтесь – В НОРМУ ПРАВА! Не в обязанность, не во благо, а именно в норму права, и единственный момент, который вся их кодла избегает обсуждать – это героизация фашистских мразей и их прихвостней, тут такой пас, что ни одного не догонишь, затыкаются все без исключения и помалкивают, либо как полудурок(сынок), пытаются назвать коричневое дерьмо исключительнейшим русофильством.
  • :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup: :thumbsup:
  • Рынок. Из цикла Ретроспектива Мы дверь пинком открыли в рынок, Едва её не оторвав, И вот, теперь, с молочных кринок, Мы лижем сбой…гражданских прав. Мы все равны, как две сосиски, Рабочий, служащий, джентльмен, Один потягивает виски, Другой сосет духи «Кармен» Теперь ура, теперь за дело, За руки взялись и вперёд! Да вот беда, на рынок белый, Опять остался чёрный ход. декабрь,1991г.