Про третий фактор.

65 2258

Давно не получал такого искреннего удовольствия, как от прочтения этого замечательного и в вышей степени информативного диалога.

Не могу удержаться, чтобы не познакомить вас, уважаемые с этим чудом риторики:


А пока вы тут соображаете, что такое третий фактор, я расскажу вам одни историю из далёкого прошлого. История на самом деле имела место где-то в середине 80-х, на Урале, где до сих пор можно, наверное, встретить похожих персонажей.

Забавных, но своих же!

Куды от них денисси, как говорил дед Егор, к коему в гости я угодил, по забавному стечению житейских обстоятельств.

Дело было в том, что дед Егор был старинным соседом родителей моей супружницы, а его супруга - тётя Лида - многолетней доброй прятельницей моей тёщи, к которoй мы решили нагрянуть с неожиданным визитом из Питера, как говорится, с сюрпризом.

Их дом стоял по соседству с нашим. Оба участка отделялись друг от друга невысоким, потемневшим от времени забором, вдоль которого клонились друг к другу несколько рябин, к этому времени уже пожелтевших и изрядно поредевших, с крупными, спелыми, красными гроздьями.

Мы приехали утром, часов в 10. Но не угадали.

Pодителей не оказалось дома.

Ключей у нас не было. Жена предложила зайти к соседям. Мол, не торчать же до вечера на улице с чемоданами. Соседи, как уже говорилось, были старыми, добрыми друзьями наших "предков". И нас знали, хотя и не близко.

Идея беспокоить чужих людей мне не очень нравилась, но выхода не было. Топтаться у забора было ещё глупее. В общем, решили зайти.

- Только ты это, не удивляйся, если что, - предупредила жена, когда мы уже стучались в покосившуюся дверь соседского дома, - дядя Егор любит почудить. Так что не особенно реагируй, ладно?

- Ладно, не буду, - ответил я, заинтригованный такой просьбой.

Становилось интересно.

На наше счастье соседи были дома.

Тётя Лида - жена Егора - увидев нас на пороге, всплеснула руками, без разговоров затащила нас внутрь, ахая, охая и приговаривая:

- Ох, ну ведь надо же! Ой, ну как же это? В такую даль приехали и не позвонили, не предупредили! Вот же непутёвые!? Давайте скорее, раздевайтесь! Щас будем чай пить и шанежки кушать! Тёплые ещё! Только утром напекла. Прямо, как вас ждала! А они скоро придут! Они на собрании в райсовете, мы тоже должны были идти, да я отпросилась, вон в огороде дел невпроворот, некогда мне по собраниям-то рассиживать! Вот чаю попьёте, поедите, а там и они подойдут.

Пока моя половинка весело щебетала о чём-то с тётей Лидой, я, потоптавшись, осторожно вошёл в комнату.

У стола, в толстых деревенских носках и стёганой безрукавке сидел дядя Егор. Он внимательно глядел в телевизор, каждые пять-десять секунд досадливо сплёвывая с ворчанием и приговаривая:

- Да холера бы тебя взяла, чёртово отродье!

Чёрно-белая картинка на экране ритмично прыгала, то пропадая, то появляясь снова. А в те редкие секунды, что она виднелась на экране между двумя широченными чёрными полями снизу и сверху, - показывала смешные сплющенные фигурки людей, разобрать которые было невозможно.

Егор встал, подошёл к телевизору, сильно шлёпнул по корпусу старенького "Темпа", изображение выправилось. Дед сел, картинка снова пропала. Он опять плюнул, потом обернулся, увидел меня, сказал:

- О, городские! Вон оно что, вишь, как? А ты как здесь?

Мы поздоровались. Обменялись привычными вопросами про жизнь и здоровье.

Егор кряхтел, ворчал, было видно, что испортившийся телевизор действовал ему на нервы. Наконец, он сказал:

- Вы ж городские, учёные, вот и глянули бы, что там с ним случилось, с чёртом. Столько лет работал, и на тебе!

- И давно это? - спросил я

- Да уж давненько.

- А отвёртка у вас есть, дядя Егор?

- Да была, вроде, дай-ка, посмотрю.

Он поспешно засеменил в сени, принёс оттуда деревянный ящик с инструментами и после недолгих поисков выудил из него начавшую ржаветь длинную старую отвёртку.

Вообще-то, причина поломки мне казалась очевидной. Что-то случилось со строчной развёрткой.

Но, прежде, чем умничать, хотелось убедиться.

Я отвинтил задную панель, потом, со всеми мерами предосторожности, как можно более аккуратно, снял железную дырчатую решётку, закрывавшую высоковольтный блок выходного каскада.

Егор торчал за спиной и напряжённо пыхтел, опасливо наблюдая мои манипуляции.

- Дядя Егор, а карандаш у вас есть?

Через минуту у меня в руках был огрызок карандаша.

Я приложил его к защитному белому полиэтиленовому колпаку, прикрывавшему анодный выход одной из ламп. Грифель слабо заискрил голубоватыми искрами. Через секунду искры пропали. Лампа казалась мёртвой.

- А ну-ка, гляньте на экран! Есть там что-то?

- Егор подошёл к телевизору, посмотрел, опять сплюнул и сказал:

- Нет ни черта! Чёрный, как кобель безродный!

Предположения обратились в уверенность.

- Дядя Егор, у вас вот эта лампочка издыхает. Называется она кенотрон, марка 3ц18п. Если хотите - запишу на бумажке. Надо бы её поменять, и телевизор ещё сто лет прослужит, если кинескоп в норме. Эта лампа стоит где-то в районе 3-х или 4-х рублей. Если купите - позовите, я вам её за минуту поставлю, и будете смотреть телевизор с удовольствием!

С этими словами я поставил на место решётку и заднюю панель.

И здесь начались мои весёлые приключения.

- А, ну да, угу - проворчал Егор, с недоверием глядя попеременно то на лампу, то на меня, - а точно она?

- Точно, дядя Егор! Может, конечно, там и ещё какая мелочь есть, не знаю, за один раз не проверишь, но от этой лампы главное зло.

- А, ну вот! - торжествующе сказал Егор, - вот я и говорю - чёрт его разберёт, что у него там внутри. Там вон сколько всего наворочено! А ты говоришь - лампа за 4 рубля. А ну как купишь, а дело не в ей? А четыре целковых на помойку!

- Нет, не на помойку, лампа эта нужная. Она вам картинку даёт.

- Что, самая главная? А что тогда остальные делают? - не унимался Егор, - их там вон сколько натыкано! Почём ты знаешь, что вот в этой дело, а не в другой какой?

- Да знаю, дядя Егор! Вижу!

- А ты что ж, телемеханик?

- Нет, я просто инженер. Но это дело нехитрое. Тут всё видно сразу.

- Вот и я тоже не телемеханик, - сокрушённо сказал Егор. Так что, ничего мы с тобой в этом деле не понимаем.

Логика деда Егора меня потрясла! Найти против её какие-то контраргументы было непросто.

Я пожалел, что признался ему, что я не телемеханик. Но было поздно. И я попытался вяло поспорить:

- Да я же проверил её, дядя Егор! На ней даже налёт есть нехороший изнутри, сгорает лампа. Менять её надо.

- А что ж ты остальные не проверил? А если и другие там плохие? Тогда как? Опять четыре целковых платить? Или ещё больше?

Я замолчал и пожал плечами.

- Вот то-то и оно! - сказал Егор. Чувствовать свою правоту ему было приятно.

К этому моменту в комнате уже был накрыт стол, на большом блюде горкой красовались румяные шаньги с картошкой и кувшин молока.

Тётя Лида, слышавшая окончание нашегo разговорa, решила вмешаться.

- Ну что ты опять споришь, что ерунду несёшь? - сердито сказала она, - люди из города приехали, грамотные, не тебе ровня, в институте учились, знают, что говорят. Слушай, да на ус мотай! И делай, что говорят!

И, обращаясь к нам с женой, продолжила:

- Вот ведь козёл упрямый! И так всю жизнь с ним мучаюсь! Ты ему одно, он тебе другое! И хоть тресни - не убедишь ни в чём! Ни туда - ни сюда!

Жена смеялась.

Тётя Лида возмущённо поглядела на Егора, потом позвала нас к столу.

- Упрямый, упрямый, - ворчал дед, - а ты вот умная! Четыре целковых вынь да положь! А ну как не та это лампа? Обратно ведь не сдашь! На помойку деньги-то!

- Ну, тогда вам надо взять этот телевизор, да отнести его в мастерскую. Пусть там механики поглядят! - выдал я последний аргумент, - есть тут у вас механики?

- Да есть мастерская, в Доме Культуры, на первом этаже. Так ведь не близко, пешком не дойдёшь! Машину надо. Опять деньги платить! Даром-то никто не повезёт! А ну как зря? А вдруг этот телевизор уже и починить нельзя? Сгнил весь.

- Нет, вы слыхали такое? - смеясь, сказала тётя Лида? Ну вот как его назвать?

- Как-как, сядь да покак! - с раздражением отозвался дед, - вот трещишь, а не соображаешь! Его в ремонт везти - рупь отдай! Назад - ещё рупь. За лампу эту - четыре рубля отдай, уже шесть!

Он обстоятельно загибал пальцы.

- А ну как лампа эта не та? Или ещё чего там менять? Да где ж такие деньги взять? Мы ж их не воруем! Или у тебя в подполе припрятано, ась?

- Так что ж делать-то, дядя Егор? Какой выход-то?

- Выход, выход, - ворчал дед, - да откуда я знаю, какой тут выход? Думать надо! Вот, думал - ты знаешь, а ты тоже, вроде как, не особо.

- Тьфу, чёрт упрямый! - не выдержала тётя Лида, да тебе же русским языком сказали - лампа негодная! А тебе хоть кол на голове теши!

И, уже обращаясь к нам, сказала:

- Ешьте, ребята! Ешьте! И молочком запивайте! Свеженькое! А ты мне дай ту бумажку-то, где лампа эта написана, да я схожу и куплю её. А то ведь ещё будем век вековать с этим телевизором несчастным. С него-то, с деда, сами видите, какой толк! Слова не добьёшься от него!

- Я те пойду! Я те пойду! - сердито забухтел дед Егор, услысшав эти слова, - ишь, умная какая нашлась! Всё лучше всех знает!

Тётя Лида махнула рукой, приглашая нас не обращать нa него никакого внимания.

А потом, опять обращаясь к Егору, сказала:

- Ну что сидишь, пузыри пускаешь? Взял бы, да и угостил ребят своей бражкой! Осталось там у тебя ещё? Или всё вылакал?

- Дык, есть бражка-то, есть, - почесал Егор за ухом, - да не старая, старую-то давно уж допили, а новую поставил, дык она, вроде, не забродила ещё, пару деньков надо обождать.

- А может, забродила? - ехидно спрoсила тётя Лида, - пошёл бы да глянул!

- Может, и забродила, - согласился Егор, - кто же её знает?

- Так иди да проверь! Что сидишь, штаны протираешь?

- Иди, иди, - опять заворчал дед, - а чего ходить-то? Сказал же - пару дней надо обождать.

- Нет, ну ты посмотри на него! - заголосила тётя Лида, - ну откуда он такой взялся? Ведь всю жизнь с ним так мучаюсь, чтоб ему пусто было!

Моя жена уже не смеялась. Она хохотала во весь голос.

И тут меня осенило.

Я извинился, сказал, что отойду на минуту, и вышел из дома.

А через десять минут вернулся, держа в руках бутылку "Русской".

- Ну что, за встречу? - сказал я, усевшись за столом и раскупорив бутылку, - надо бы сразу, да не сообразили мы, вы уж извините!

Дед Егор отнёсся к предложению с полным пониманием, его глаза ласково заблестели, и он, метнувшись в кухню, уже бодро возвращался назад с гранёными рюмками в руках.

Следом поспешала тётя Лида с тарелкой, полной свеженарезанных огурчиков и помидорчиков, щедро посыпанных зелёным лучком.

Я распечатал бутылку и разлил водку в маленькие деревенские стопки, на самое донышко.

Тётя Лида и жена не обратили на это никакого внимания, они не были пьющими и водку не воспринимали всерьёз.

Дед Егор, наоборот, недовольно поморщился. Несколько капель водки на самом дне рюмки казались ему издевательством. Но перечить он не стал.

Мы выпили за встречу, закусили, и через несколько минут я опять наполнил рюмки. Количество было тем же.

Дед не выдержал.

- А что, это у вас в городе все так пьют? Как кот наплакал, понимаешь! Уж налил бы, как полагается! Или рука дрожит? - спросил он с насмешкой.

- Да по-разному пьют, дядя Егор. Кто больше, кто меньше. Мы вот не особо пьющие. А хотите - за телевизор выпьем?

- Как это за телевизор? Что за него пить-то? Выкинуть его, и все дела. Да жалко.

- А вот так! Сейчас покажу!

Я позвал на помощь тётю Лиду и ушёл с ней на кухню, прихватив с собой початую бутылку, там взял два гранёных стакана и на три четверти наполнил их чистой колодезной водой из ведра.

Потом отлил такое же количество водки из бутылки в небольшой графин, чтобы Егор не заподозрил подвоха, и мы вернулись в комнату.

Тётя Лида была серьёзна, как прокурор.

- Значит, так, дядя Егор, - сказал я, вот два стакана. Один вам, дрyгой мне. В одном водка, в другом вода. Угадаете водку - будьте здоровы! Не угадаете - пойдёт тётя Лида лампу покупать. Согласны?

- Ишь ты какой проныра, - сказал Егор, - не с той, так с этой стороны норовишь! Да не нужна нам эта лампа твоя! Чёрт с ним, с телевизором этим! Нехай барахлит! Починим как-нибудь.

- Нет вопросов! - сказал я, отодвинул стаканы на край стола, подальше от Егора, и опять разлил водку по рюмкам на самое донышко.

Выпили. Закусили. Обменялись парой ничего не значащих фраз.

Дед задумчиво поглядел на два стакана на противоположном конце стола.

Я снова взялся за бутылку, но Егор меня остановил.

- Так говоришь, угадаю - моя водка и отстанешь от меня?

- Точно так, дядя Егор!

Он крякнул, задумался, потом протянул узловатый палец и указал на один стакан.

- А ну, вон тот дай-ка мне!

Я с готовностью протянул ему указанный стакан и немедленно взялся за второй.

- Будьте здоровы!

Егор поднёс стакан к носу, втянул воздух и разочарованно выругался:

- Тьфу, зараза!

Тётя Лида и жена весело рассмеялись.

К этому моменту я выпил свою воду и уже "закусывал" помидором, поглядывая на деда с видом победителя.

Боясь, что он попытается обнюхать мой стакан, я тут же налил туда немного водки, а потом наполнил его рюмку со словами:

- Не угадали вы, дядя Егор! Бывает! Вот вам взамен! Будьте здоровы!

Мы чокнулись, выпили и разговор пошёл веселее.

Егор смотрел на меня с уважением. В его понимании я только что выпил целый стакан водки и даже не захмелел.

А ещё через несколко минут тётя Лида выглянула в окно и сказала:

- А вон, ваши-то пришли уже! На кухне свет горит! Бегите! Порадуйте родителей! Вот радости-то будет!

Мы попрощались с гостеприимными хозяевами и ушли.

Спустя несколько дней, забрехавший во дворе пёс возвестил, что к нам пришли гости.

Я открыл калитку. На пороге стояла тётя Лида.

- Ты уж извини за беспокойство, - сказала она, - я чего пришла. Лампу-то мы эту купили, из Перми заказывать пришлось, вот только получили. Так ты обещал поставить её.

- Здравствуйте, тётя Лида! Конечно, поставлю! Только вы сейчас вернитесь, телевизор выключите и вилку из розетки выдерните. И пусть ящик остынет маленько. Хорошо?

Моя тёща, увидев нас в окне, замахала руками и закричала:

- Лида! А ну-ка - бери своего Егора и к нам! Давайте, давайте! Мы как раз обедать собрались.

- Да мы сейчас придём, вот только закончим тут, зять твой обещал подсобить.

И придём.

Процедура замены лампы заняла не больше десяти минут.

Затем мы торжественно включили телевизор.

Картинка на экране была чёткой и контрастной. Немного поманипулировав рычагами вертикальной и горизонтальной настройки, я вывел изображение на вполне приемлемый уровень.

Тётя Лида всплеснула руками:

- Батюшки! Как новый!

И, обращаясь к сконфуженному Егору, прибавила

- А ты говорил - на помойку! У, чёрт рогатый! И за что я с тобой всю жизнь мучаюсь только?

Потом она повернулась в мою сторону:

- Ой спасибо тебе! Ой, спасибо! Теперь хоть, как люди, телевизор посмотрим! Ой, спасибо! Ты иди, скажи своим, что мы сейчас придём, вот только переоденемся и придём.

А ещё через полчаса мы все уже сидели за столом.

Дед Егор сиял от удовольствия.

Он притащил с собой огромную стеклянную "четверть", больше, чем наполовину заполненную мутноватой жидкостью.

- Бражка! - с гордостью сообщил он, поглядывая на бутыль, как кот на сметану, - такой ни у кого нет! Не баран чихнул, это, брат, наука! Это тебе не телевизор чинить, тут уметь надо! - сказал он, и мы оба весело рассмеялись.


Рабство в США - раньше, сегодня и всегда

В предыдущей статье я обещал большой рассказ о рабстве в США. И я привык исполнять свои обещания. Рабство в США вообще никогда не прекращалось. Оно просто меняло свои формы. Формально рабство от...

Секрет Евродружбы

Президент РФ Владимир Путин привел пример Франции и Германии, как стран, которые воевали-воевали, а теперь вот дружат взасос до полного изнеможения. Считаю, что необходимо разъяснить, что это за дружб...

Картинки 26 ноября 2020 года
  • Rediska
  • Сегодня 10:11
  • В топе

1 2 3 4 5 6 7 Реклама 8 9 10 https://chern-molnija.livejournal.com/4864513.html

Обсудить
    • ginn
    • 28 сентября 06:37
    Вот поэтому в русских сказках часто встречается выражение "пойди туда-не знаю куда,принеси то-не знаю что"... Загадочная русская душа :smile:
  • История про реальных людей гораздо интереснее и познавательнее нежели псевдофилософские псевдоразмышления псевдоученого о влиянии "третьего фактора". Слов собрал много, все вроде по отдельности знакомые, а вместе составить так, чтобы со смыслом, не выходит. :confused:
  • Взять бы этих факторологов, да напоить бражкой, вот бы они и рассказали по чём фунт лиха.
  • Ха! Я понял! Чтобы одназначно определить является ли "второй" "первому" "своим" необходим "третий". И чтобы "у него было". И не одна. Чтоб лишний раз в лавку не бегать. И тогда, на определенной стадии процесса, опознаватель "свой-чужой" приводится в действие контрольным вопросом "Ты меня уважаешь?". И "третий" в этом случае выступает как в роли катализатора, так и в роли стороннего независимого наблюдателя, способного вынести непердвзятую оценку. Если, конечно, не будет валяться в этот момент со счастливым выражением лица под лавкой.
  • Озвучили результат теста :thumbsup: Спасибо :blush: