• РЕГИСТРАЦИЯ
Ехидный Douglas
15 февраля 18:53 2475 36 94.89

29 лет назад.

Вместо предисловия.

Сегодня - особая дата.

Некоторое время тому назад я опубликовал тут два коротких рассказа об Узбекистане в советский период нашей истории.

Этот рассказ - третий и последний, хотя он был написан раньше других, очень давно.

Грустная ирония нашей жизни состоит в том, что, в свете последних событий, сегодня он как нельзя кстати.

Вот как это было тогда.


                                                       15 февраля 1989 года.    


В этот день мы с моим директором вылетали из Ташкента в Минск, чтобы потом вернуться в Ленинград. В Ташкенте мы проторчали в командировке на авиазаводе около месяца и за событиями в мире особо не следили. Не до того было. Вся поездка из Ленинграда в Ташкент, а потом в Минск и обратно домой у нас была забронирована и оплачена ещё дома, в Питере, поэтому мы не подозревали ничего "худого" до последнего дня, пока уже в Ташкенте, буквально накануне вылета в Белоруссию, не услышали на заводе:

-Товарищи ленинградцы! Вы бы свои билетики-то проверили, на всякий случай. А то останетесь тут у нас надолго.

Ташкентский аэропорт находился очень близко от центра города. Я, как младший "товарищ ленинградец", поймал такси и через 20 минут уже был там. Ничего особенного не увидел: аэропорт, как аэропорт! Подошёл к девушке-диспетчеру по билетам и спросил, всё ли в порядке с вылетом на завтра, 15 февраля.

Девушка-узбечка посмотрела на меня недоумённо и спросила:

-А вы что, ничего не знаете?

-Нет, не знаю, — так же недоумённо ответил я.

Она улыбнулась и как-то странно сказала:

— Ну, не знаю, чем вам помочь. Ваши места аннулированы. Боюсь, завтра вы не вылетите в Минск.

— Да что случилось такое?, — спросил я, начиная злиться, — Все говорят, намекают что-то, а толком никакой информации нет.

 Девушка снова подняла на меня свои раскосые глаза и тихо сказала:

— Да войска наши завтра здесь будут! Афганские! Вы что, не слышали? У нас весь город знает, все только об этом и говорят, а вы как с Луны свалились. Поэтому все рейсы, все места отданы МО СССР. Никаких гражданских пассажиров завтра не будет. Хотите домой — езжайте в Самарканд, Наманган, Бухару, куда угодно, но у нас завтра будет сумасшедший дом. Не улетите!

Потом, видимо сжалившись надо мной, сказала ещё тише: у ЦК есть своя бронь. Попробуйте с ними договориться как-то, они у нас люди хорошие, с пониманием. Иначе — никак!

Пришлось мне срочно вернуться на завод, там вместе с моим ничего не подозревающим директором пойти к местному руководству и уже оттуда, по вертушке "решать вопрос" с вылетом.

Девушка оказалась права. Узбекские партийные начальники оказались на редкость доброжелательны. Нам выделили два билета на Минск, но на другой, более поздний рейс. И категорически посоветовали придти как можно раньше, поскольку с местами — проблема, и если мы там вовремя не отметимся — улетят другие люди.

Так мы и сделали. В аэропорту на следующий день мы были примерно в два часа, хотя наш рейс вылетал в 6 часов вечера.

Картина того дня стоит у меня перед глазами до сих пор.

Накануне, 14-гo февраля, это был обычный, довольно типичный по виду, заполненный пассажирами аэровокзал, где сновали, как муравьи, встречающие и вылетающие, местные и приезжие, молодые и старые пассажиры, где работали буфеты и билетные кассы, раздавались громкие объявления об отправлении и прибытии самолётов.

Сегодня, 15-гo, здание было не узнать. Ни пассажиров, ни работающих буфетов, ни звонких объявлений, ни привычнoй суеты не было совсем. По крайней мере именно так мне показалось, едва мы переступили порог и удивлённо огляделись.

Повсюду — на ступеньках лестниц, на тележках, на подоконниках, просто на полу сидели и лежали буквально сотни  солдат и офицеров.

В воздухе стоял ни с чем не сравнимый запах пота, металла, пороха, табака и неуловимый, незнакомый и пугающий запах пустыни, запах чужой земли..

Все военные были очень похожи друг на друга. Загорелые до черноты, в распахнутых шинелях, кителях, расстёгнутых на все пуговицы гимнастёрках, под которыми виднелись полосатые тельняшки. Почти у всех на груди позванивали медали или ордена.

Некоторые были с оружием, но основная масса имела при себе лишь вещевые мешки и иногда просторные, крепкие клетчатые сумки, похожие на те, с которыми очень скоро устремились в Турцию и Египет наши предприимчивые челноки.

Но самым поразительным был даже не вид этой гигантской воинской массы, казалось, только вчера покинувшей поле боя, а полная, неестественая, абсолютная тишина. Никто не произносил ни звука. Не отдавал приказы. Не кашлял. Иногда кто-то из военных, слегка наклонив голову, почти шёпотом говорил что-то на ухо другому. И это было всё. Не было радиотрансляций, никто не пробегал по залу, никто не улыбался.

Обнаружив, что спичек у меня нет, я решил выйти на улицу, чтобы стрельнуть у кого-нибудь огоньку.

Но не успел я перешагнуть порог, как ко входу в здание аэропорта один за другим подъехали примерно 10 автобусов, откуда так же тихо, но споро начали выбираться наружу вновь прибывшие военнослужащие, точно такие же загорелые, суровые и молчаливые.

Несколько человек остановилось рядом со мной, чтобы выкурить по сигарете. В ответ на мою просьбу кто-то молча протянул мне красивую пластмассовую зажигалку. Я курил и украдкой разглядывал ребят рядом со мной. У них были пустые, бесконечно уставшие глаза людей, преждевременно повзрослевших и состарившихся за очень короткое время. Людей, которые ещё сами не до конца понимали, что с ними случилось.

Будучи в большинстве своём моложе меня по возрасту, эти ребята внутренне были гораздо старше. И не только меня, но и многих других. Они yзнали войну, и это было видно во всём их облике.

В назначенное время наш рейс вылетел. На борту было только два гражданскиx пассажира: мы двое. Когда самолёт набрал высоту и прошла команда отстегнуть ремни, мы оглянулись. Все спали крепким сном. Hе храпели и не сопели. А именно спали, закрыв глаза, но готовые проснуться немедленно.

Проводница с подносиком газированной воды появилась из своего закутка, растерянно посмотрела в салон и тихонько вернулась к себе. угощать было некого. Я встал и прошёл к ней в отсек, чтобы взять стаканчик с лимонадом. Она сидела на своём куцем сиденьи и плакала, тихонько, по-бабьи вытирая слёзы тыльной стороной руки.

Лимонад я налил себе сам с её молчаливого согласия.

Рядом со мной сидел, вернее спал, закинув голову, майор каких-то совершенно невероятных размеров, его каменные, загорелые руки казались неестественно большими, крупными, как-будто специально сделанными для войны. И весь он был таким огромным, что мог бы легко посрамить любого чемпиона-спортсмена. За весь рейс в самолёте не раздалось ни звука. Проводницы больше не появлялись. И даже пилоты, казалось, старались вести самолёт по-аккуратнее. Так, чтобы ненароком не разбудить спящих бойцов.

"Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат", почему-то вспомнилось мне тогда.

А потом мы сели в Минске. Огромный майор быстро проснувшись, мгновенно огляделся вокруг, посмотрел на нас, смущённо улыбнулся и быстро развязав свой вещмешок, протянул нам две ярких конфеты в пёстрой упаковке.

"Держите, ребята, на память! Спасибо, что не разбудили!"

Он негромко скомандовал: "Рота, подъём!", Солдаты мгновенно зашевелились в своих креслах, привычно приводя себя в порядок. И ещё через минуту все спокойно, без суеты и шума вышли из самолёта. И только тот самый запах поля боя ещё оставался с нами в пустом салоне.

Так близко к войне мне больше прикасаться не приходилось.


Ваш комментарий сохранен и будет опубликован сразу после вашей авторизации.

0 новых комментариев

    Еще статьи от автора Ехидный Douglas
    Ехидный Douglas Сегодня 00:45 781 38.19

    Виталию Чумакову1. Дружеское.

    Виталий, как я понял, вы хотите, чтобы я обратил на вас внимание. Извините, я как-то выпустил это из виду, но мне подсказали, что вы опять меня вспоминаете.Мне это очень лестно, поверьте!Не всякий раз люди вашего ума и кругозора снисходят до моей скромной персоны.С удовольствием откликаюсь на ваш призыв этим дружеским посвящением. Выполняю вашу прось...
    Ехидный Douglas Вчера 09:28 2171 68.31

    Сердитая реплика возмущённого патриота.

    Вы деймтвительно считаете чтл МО РФ обманывает? Патетически , с благородной патриотической ненавистью вопрошает придурок, путая буквы от возмущения?На вопрос патриота, идущий прямо из его кровоточащего сердца, надо ответить с предельной искренностью.- Конечно, МО РФ не обманывает, придурок! Как можно? Ведь МО РФ сегодня - одно из многих других министер...
    Ехидный Douglas 23 сентября 22:48 1726 28.57

    О "писателе" Благине. Диалог с читателем.

    Среди моих читателей есть один, весьма мне симпатичный человек по имени stroykoff. Как многие сегодня, он, как мне представляется, немного запутался в проблеме национализма и межнациональных отношений, что неудивительно, поскольку в нашем обществе имеют место два параллельных процесса: полное молчание власти (намеренное!) и многочисленные спекуляции и манипулятивны...
    ПРОМО
    Олег Колесник
    11 августа 14:48 12300 56.70

    Критичность момента: фазовый скачок, новая реальность, как нам научиться действовать сообща

    Многие утверждают, что мы находимся в матрице и не понимаем, что происходит. Действительно, до поры до времени было именно так. Большинству и сейчас трудно расстаться со своими иллюзиями. Одни агрессивно и фанатично отстаивают свою точку зрения, потом взрываются или перегорают, другие привычно и спокойно плывут по течению спокойно, не желая видеть, что спокойное течен...
    Служба поддержи

    Яндекс.Метрика