Конфликт Армении и Азербайджана

«Книга стала нашим Галеотом»

24 440

Почему мы не можем пройти мимо нищего бродяги без того, чтобы сжалось сердце, без острой боли и, казалось бы, совершенно необязательного стыда? При этом совершенно ведь не важно, подали мы ему что-то или отвели глаза и прибавили шаг. Или, возможно, бросили мелкую монетку – изящно использовав момент для пароксизма «милосердия». Или подвергли несчастного лакмусу: «Давай я куплю тебе хлеба, возьмёшь?» – даже не заметив в вопросе откровенной издёвки? Почему этот человек всё равно для нас милее лощёного торгаша или ароматного бизнесмена с древесными нотками? Торгаша-то или бизнесмена мы жалеем где-то в сусеках души: видимо, понимаем, что сами ему уже ничем не поможем – но тут! тут если и жалость, то уже совершенно другого рода... 

Почему нам несчастный узник в тюрьме симпатичнее разномастных проповедников и ханжей? Почему мы хватаемся за телефон и набираем «скорую» при виде лежащего алкаша, но не подумаем этого сделать, встретив холёного франта с разбитой мордой? — Почему мы так отчаянно стремимся не признаваться себе в этом? 

Жалость? Разумеется, жалость. Но другая. Это, скорее, жалость Данте к... себе – когда он выслушал историю Паоло и Франчески во втором круге Ада.

127 «...В досужий час читали мы однажды
О Ланчелоте сладостный рассказ;
Одни мы были, был беспечен каждый.

130 Над книгой взоры встретились не раз,
И мы бледнели с тайным содроганьем;
Но дальше повесть победила нас.

133 Чуть мы прочли о том, как он лобзаньем
Прильнул к улыбке дорогого рта,
Тот, с кем навек я скована терзаньем,

136 Поцеловал, дрожа, мои уста.
И книга стала нашим Галеотом!
Никто из нас не дочитал листа».

139 Дух говорил, томимый страшным гнётом,
Другой рыдал, и мука их сердец
Моё чело покрыла смертным потом;

142 И я упал, как падает мертвец.

Данте упал, как падает мертвец. Почему? Почему его жалость к незадачливым любовникам вылилась в обморок? Думаю, ответ нужно искать на первых страницах Книги Бытия, в истории о первом грехопадении человека. Так же точно, как Ева держала ответ за себя и за бессловесного Адама, – так же и Франческа говорит за себя и за Паоло. А «плодом познания лукавого и доброго» в случае с итальянцами послужила книга. «Книга стала нашим Галеотом!». Но ведь и Данте пишет книгу! Безобидная сказка о Ланселоте привела двух любящих людей не только к смерти, но и к вечным мукам. А автор сказки полноценно выступил в роли... искусителя-змея. Что же должен испытывать писатель, вдруг осознав глубину ответственности за слова? Данте ясно увидел, что даже самыми благими намерениями можно легко «выполнить работу диавола». И тогда его обморок становится нам очень понятным.

Нам повезло в этой жизни. Повезло гораздо больше, чем нищим бродягам, узникам тюрем или бедолагам, ищущим панацею от жизни на дне бутылки (по крайней мере, так кажется на первый взгляд). Но можем ли мы гарантировать, что завтра избежим их участи? Можем ли знать, что не преступим закон, что не лишимся тех малых крох, что держат нас от этих несчастных на расстоянии? И расстоянии, если честно, совсем не большом.

В каком-то смысле вся наша жизнь – это книга, которую мы пишем своими мыслями. Пишем – совсем не задумываясь о тех, кому захочется её почитать. А там, под обложкой... – вот честно, готовы ли мы честно открыть другому, что именно скрыто за титульным листом? Хотим ли мы впустить читателя? Не боимся ли сделаться тем самым Галеотом – рыцарем, который из самых лучших побуждений уговаривал влюблённых на поцелуй?..

Как ни крути, а в глубине души мы знаем точно: как раз те, кто оказался на обочине жизни, кто не подстроился под нормы социума, – и есть самые проницательные читатели. Это от них можно ждать, что они прочитают наш текст, даже не раскрывая тайного «талмуда», – потому что сами обложек не имеют и выглядят словно «книги, покрытые текстом со всех сторон». И что, если наша тайнопись окажется постыднее их безыскусных исповедей? Если мы, действительно, стоим в жизненной хляби выше этих несчастных, то – способны ли мы протянуть руку и есть ли у нас, чему их научить? И, в конце концов, кто так самонадеянно утвердил моё «превосходство»? Тоже ведь вопрос...

Это только пишем мы мыслями. Читать-то всё равно будут сердцем.

;-)

Мира вам, друзья, тепла и любви!

Авианосцезакидательство

Статья будет короткая. Я человек не мнительный, но я в ахуе. Не знаю, может мне просто так везёт в предлагаемых статьях, может быть. Кто вы, блеать, авторы статей, решивших, что циркон ...

Обсудить
  • В большинстве случаев мы действительно не можем разглядеть , что в душе у другого человека. Каждый человек индивидуален, а мы часто судим в общем. Во всех слоях общества есть добрые и злые люди. Спасибо, Денис.
  • Кто не умирал тот и не воскресал,сказывают что пост и про это так же).
    • rst
    • 7 февраля 21:26
    Почему же не можем, очень даже можем судя по статье о Данте.
  • Спасибо за интересные мысли, Денис! :collision: "Но можем ли мы гарантировать, что завтра избежим их участи?" Как говорится в пословице, от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Смотря на этих несчастных, мы ни в коем случае не должны уподобляться фарисею, говорившему: "Благодарю тебя, Господи, что я не такой, как они."
  • Серца, серца... хуерца