Одиссея

25 327

Бредёшь по траве, спелёнатой
Приземистой дымкой хмари,
С подъёма ты — как со склона ты:
Летишь в ледяном угаре. 

Стираются лица дочиста
Одною и той рогожей.
Остался один, пророчисто,
Лишь ты с неутёртой рожей. 

Спустился к пруду знобливому,
Приник к амальгаме глади
С тоской по тому, счастливому —
Там где-то, вверху и сзади. 

Вода и зовёт, и колется,
Морозные искры сея.
...А кто-то неслышно молится
За мир в твоей одиссее. 

В пучок убираешь локоны,
Скользишь водомеркой взгляда:
Повсюду на глади коконы —
За тихую жизнь награда. 

Едины для награждаемых
Лекала бессменной пряхи.
Размеры лишь обсуждаемы
Под росты и плеч размахи... 

«А ну его, к псам и лешему!» —
Тесьму обрываешь с чресел.
И вот ты, по-гильгамешьему,
Гол, дерзок, силён и весел. 

Ныряешь в тугую трещину
Сквозь гул ледяной пучины:
Тела! — непрощённые женщины,
Изолганные мужчины... 

Свои — в наготе и холоде,
Приученные к безмолвью,
Утратив и мысль о голоде,
Других согревают кровью. 

«Нет-нет, погоди, соколица,
Я только ещё прохожий...»
...А кто-то незримо молится
За кровь под дубовой кожей. 

Стремишься ко дну желанному —
Глазам уже нет занятья.
Сквозь мрак, по проходу странному:
Сквозь кряжистых рук объятья. 

Сквозь стоны надежды вспученной,
Сквозь скрежет и скрип ужасный.
Сквозь пламень, ко льду приученный
Усилием воли страстной... 

Ты твёрд. Ты вцепился верою
Вернуть эту волю свету,
Пусть — хоть сатанинской мерою —
Химеру призвать к ответу. 

Где дно, твою мать? околица?
Где вы коренитесь, твари!?
...А кто-то бессонно молится
У самых истоков хмари. 

Дна нет. — Изумлённо-бешено:
«Да что ж вы, смеётесь, что ли?
На что ж это всё повешено?
На луч? На шерстинку воли!?.» 

Назад. Без ответа нужного,
Как шёл Одиссей от смерти:
По водам, пути натужному,
Но с памятью о Лаэрте... 

Цепляйтесь, шальные, дерзкие.
Всех, сколько смогу, поднимем
На гору одну турецкую —
Под небом, бездонно-синим.

И вы — разорвите коконы,
Пройдите по этой глади.
Там крылья из света сотканы
У вас — вы не знали? — сзади. 

Хватайся и ты, соколица,
Вернёшься ты к детям ныне.
Ведь... Кто-то предвечно молится
За свет — на любой чужбине. 

11 декабря 2020


Кому кнут, а кому пряник или приходит конец однополярного мира

Гегемония уже не та, что прежде. Начинают сыпаться скелеты американской зомби-экономики из обветшавшего большого шкафа. Вот уже и один из крупнейших банков США  Bank of America под...

Монополии глобалистов пришел конец. Блок Мишустина-Белоусова отказывается от услуг системных либералов

Государственники продолжают укреплять свои позиции. Порой мы удивляемся, почему правительство принимает то или иное решение, которое, как кажется, противоречит объективности и здравому ...

Заднеприводная Чехия под куполом евроцирка.

Принципиальный враг, стоящий насмерть за свои убеждения, вызывает уважение хотя бы своей стойкостью. Нелепо суетящаяся особь, пытающаяся потрафить желаниям клиента и в угоду ему выплескивающая содержи...

Обсудить